home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 18

По мере того, как все громче и громче звучали голоса загонщиков, напряжение среди охотников нарастало. Пульс Роксаны участился. Затрещали кусты, из них стали выскакивать мелкие животные. Они проносились мимо слонов и скрывались в густых зарослях. На небольшой прогалине перед Роксаной появилась испуганная лань, она пробежала так близко, что можно было увидеть наполненные страхом глаза животного. Затем донеслось глухое покашливание.

— Это тигр! — предупредил Роксану Амби, сжимая дротик побелевшими от напряжения пальцами. — Не бойся, принцесса, я сумею тебя защитить.

Роксана посмотрела вдоль шеренги слонов туда, где на своем слоне застыл в ожидании Александр. Внешне он был спокоен, улыбался и всем своим видом давал понять, что собирается уничтожить зверя любой ценой.

— Пусть хранит его Ормузд, — еле слышно прошептали ее губы. Храбрость ее супруга превышала всякие границы благоразумия, и она боялась за него.

Хотя Роксана и сама способна была метнуть дротик, она понимала, что у нее не хватит сил, чтобы нанести смертельный удар могучему тигру. Она приготовила лук и острые стрелы с железными наконечниками. Оружие ей нужно было скорее для того, чтобы при необходимости защитить себя и молодого принца.

Легендарная удачливость Александра не покинула его и на этот раз. Как Роксана и предполагала, огромный оранжево-черный тигр вылетел из кустов прямо перед ним. Роксана увидела, что рычащая кошка взлетела на слона Александра. Царь с молниеносной быстротой метнул дротик, но этим не смог остановить мощного зверя. Обезумевший от боли слон яростно размахивал хоботом. Раненый махоут полетел на землю, когда тигр смахнул его ударом лапы, пытаясь добраться до Александра.

Остальные охотники окружили место схватки, в воздухе мелькнули несколько дротиков, но они только ранили слона Александра. Рычание тигра почти утонуло в воплях людей и трубных криках слонов. На солнце сверкнул меч Александра, и тигр заревел от боли.

Совершенно неожиданно среди деревьев показался второй тигр, вернее, тигрица.

Амби выругался и метнул дротик, который, описав дугу, воткнулся в землю на расстоянии двух футов от тигрицы. Поскольку всеобщее внимание было приковано к Александру, прошло несколько мгновений, прежде чем охотники заметили вторую кошку, а когда это произошло, стало ясно, что они слишком далеко, чтобы вмешаться в ход событий.

Роксана прижала тетиву к подбородку. Если бы тигрица захотела просто уйти, она готова была позволить ей это сделать. В течение двух ударов сердца Роксана смотрела в янтарные глаза великолепного творения природы. Внезапно тигрица вскочила на поваленное дерево, а оттуда запрыгнула на спину слона Роксаны. Время остановилось. Лица Роксаны коснулось горячее дыхание тигрицы, а царь Амби свалился вниз, сбитый скользящим ударом могучей лапы. Роксана услышала вопль погонщика, тоже упавшего на землю. Хищница перепрыгнула через кабинку и бросилась в лес, а разъяренный слон побежал за ней. Почти оглохнув от его трубных криков, Роксана упала на дно раскачивающейся кабинки, по которой хлестали ветви деревьев.

Густые джунгли сомкнулись вокруг них. Роксана пыталась остановить слона уже бесполезными командами.

— Стой! Стой! — выкрикивала она.

Слон на ходу вырывал небольшие деревца и бил ими по земле. Роксана чуть не потеряла сознание, когда он веткой задел ее голову.

Оглушенная Роксана услышала позади себя крики множества людей и звуки, похожие на звон мечей. В кабинку вонзилось копье необычного вида, и она заметила вооруженных людей в желтых тюрбанах, мелькавших среди деревьев. Неужели на охотничий отряд Александра напали? Но кто мог на это осмелиться?

Перед слоном появились два лучника. Один из них что-то кричал и размахивал руками, но когда слон бросился на них, они оба отпрыгнули в сторону, а второй лучник успел на ходу выпустить стрелу. Роксана не могла точно сказать, попала та в слона или нет, но животное начало в панике ломиться через кусты, круша на своем пути молодую поросль. Как далеко убежал слон, Роксана не знала, но ничто не могло остановить его безумный бег, пока не начался дождь.

Жесткие струи промочили Роксану до костей. Ливень был настолько сильным, что она могла что-то разглядеть лишь на расстоянии нескольких ярдов. Внезапно Роксана ощутила, что земля уходит из-под ног слона. Она выглянула за край раскачивающейся кабинки и обнаружила, что слон скатывается по глинистому берегу в реку. Повсюду были видны плывущие стволы деревьев. Она затаила дыхание, когда поняла: это были не стволы деревьев, а крокодилы. Она легла на пол лицом вниз и крепко вцепилась в стенки кабинки.

Почувствовав, что слон выбрался на другой берег, Роксана села и стала повторять команду остановиться, как можно более низким голосом, подражая погонщику. Животное, игнорируя ее команды, стало обрывать листья с веток и отправлять их в рот.

— На колени! — кричала Роксана. — На колени!

Неожиданно слон остановился и опустился на колени. Роксана соскользнула на землю и отбежала от слона.

— Ты глупая гора на ногах! — кричала она. — Тупая и неуклюжая!

Она стала удаляться от слона, который, уставившись на нее, громко чавкал.

Теперь, когда она очутилась на твердой земле, ее охватил страх за Александра. Ей довелось видеть много сражений, и она безошибочно определяла звуки, характерные для боя. Неужели охотники попали в засаду или стали жертвой предательства? Почему разведчики не доложили о присутствии неподалеку вражеских войск? Удалось ли Александру спастись? И если он спасся, как он догадается, куда понес ее обезумевший слон? На том берегу, где оказалась Роксана, лес был гуще, чем на противоположной стороне. Деревья и ветви образовали здесь сплошной шатер, почти не пропускавший солнечный свет.

Роксана стерла со щеки капельки крови и осмотрела себя в поисках других ранений, но не обнаружила никаких серьезных повреждений. Меч висел у ее пояса, колчан с тремя стрелами — через плечо, но лук она потеряла. Удивительно, но один из дротиков Амби все еще торчал из разбитой кабинки. Она заставила себя приблизиться к слону и забрать дротик. Тот оказался целым.

— Ну, чего же ты ждешь? — спросила она у слона. — Уходи! Иди туда, куда отправляются подобные тебе глупые создания после того, как провинятся. — Шум дождя поглощал слова Роксаны и заставлял ее чувствовать себя еще более глупо. — Неужели ты гордишься своим поведением?

Слон размахивал хоботом и жалобно трубил, что можно было бы принять за извинения, если бы не послышался звук льющейся мочи.

— Вот тупица! — воскликнула Роксана. — Тупица! — повторила она, показав животному кулак. — Если ты надеешься, что я снова на тебя заберусь, то напрасно.

На хоботе и ушах слона виднелась кровь от ран, нанесенных тигриными когтями. Когда Роксана заметила эти повреждения, ее злость угасла.

— Бедняжка! — сказала она и подошла ближе, чтобы исследовать раны. Одна из них была особенно глубокой, и слон задрожал, когда она сначала провела по ней пальцем, а затем крепко сжала.

Животное жалобно застонало. Такую серьезную рану следовало зашить, если только подобную операцию можно было бы выполнить на слоне. Правое ухо было порвано, а сбоку на голове виднелись глубокие царапины. Хорошо, что дождь промывал открытые раны, поскольку когти тигра вполне могли занести инфекцию.

— Хороша же я была, обвиняя тебя в неисполнении своих обязанностей, — произнесла Роксана, — а сама не сумела вовремя выстрелить. — Она отпустила пальцы и увидела, что рана кровоточит, но ее края не расходятся. — Так будет лучше, бедняга. — Она погладила слона по голове. — С тобой все будет в порядке.

Перенапряжение и мысли о судьбе мужа и его сотоварищей неожиданно лишили ее сил. Ощущая невероятную усталость, она огляделась в поисках укрытия от дождя. Самым сухим ей показалось гигантское дерево с торчащими из земли корнями; она забралась под него, стараясь не думать о змеях, и свернулась клубочком. Роксана хотела отдохнуть всего несколько минут, но неожиданно погрузилась в глубокий сон.

Прикосновение к лицу морщинистой руки заставило ее вскрикнуть во сне. Сердце Роксаны пропустило удар. Обезьяна с визгом бросилась куда-то в полумрак. Обезьяна! Неужели она могла так испугаться этого безобидного существа? Роксана покраснела от стыда. Сколько она проспала?

— Слон! Ты еще здесь?

Огромная тень, маячившая неподалеку, была молчаливым ответом на ее вопрос. Ливень перешел в моросящий дождик, приглушая ночные звуки джунглей.

Она подумала о тигре. Джунгли были не тем местом, где можно часами оставаться в темноте без огня. У хищников наступило время охоты. Она подошла к слону, произнося успокаивающие слова.

— Бедняжка, — говорила она, — ты молодец! — Затем она велела ему опуститься на колени и, когда животное повиновалось, залезла в сломанную кабинку. — Вставай! — Слон покорно встал.

Что же делать дальше? Как сможет она, не видя луны и знакомых звезд, определить направление и расстояние? Оставалось положиться на инстинкты слона. Роксана пробралась вперед и ухватилась за остатки упряжи. Древко дротика вполне могло заменить палку махоута. Роксана произнесла вслух все известные ей слова, которые на санскрите означали «вперед», и слон действительно двинулся вперед.

Откуда-то из темноты донесся рык леопарда, и по спине Роксаны пробежал озноб. Повсюду с деревьев на нее смотрели глаза, мерцавшие красным и желтым цветом. Под ногами слона захрустели ветки. Роксана засунула ногу в ремни и ухватилась за них одной рукой. Чтобы двигаться в направлении лагеря Александра, необходимо было пересечь реку, но та безнадежно потерялась во мраке джунглей.

— Доставь меня хоть куда-нибудь, — молила она слона. — Хоть куда-нибудь!

В течение нескольких часов они двигались по бесконечному лесу, сворачивая на звериные тропы и пересекая очень похожие одна на другую реки. Рассвет выдался туманным, а о восходе солнца можно было судить только по медленно светлеющей душной зелени, заполнившей все вокруг. Однажды они встретились со стадом диких слонов. Вожак предупреждающе затрубил, а несколько слоних быстро собрали малышей и ушли в сторону. Слон Роксаны продолжал идти вперед, совершенно не обращая внимания на своих вольных родственников и их призывы.

Они пересекли небольшую поляну, а затем еще одну со свежими следами рубки. Тропа стала немного шире, и Роксане показалось, что она заметила следы босых человеческих ног. Они явно к чему-то приближались, вот только к чему?

Вдруг слон поднял хобот и издал призывный звук. На его сигнал ответил другой слон. Впереди на тропе появился человек, который вел на веревке буйвола. Увидев женщину на слоне, он бросил веревку и побежал в обратную сторону. Несколько минут спустя оттуда появились с полдюжины конных лучников, галопом мчавшихся к Роксане.

— Стой! — приказала она своему огромному животному, и, к ее удивлению, слон остановился и опустился на колени.

Солдаты, натянув луки, с угрожающим видом окружили слона. Их командир крикнул Роксане что-то невразумительное.

— Приветствую вас! — произнесла она на санскрите. — Я прибыла к вам с посланием от господина Александра, великого царя Македонии, Греции и Персии.

Командир сказал что-то человеку, стоявшему рядом с ним, и сурово посмотрел на Роксану. Затем он снова выкрикнул слова, среди которых прозвучали имена раджи и царя Пора.

— Александр, — повторила Роксана. — Александр и царь Пор.

В глазах командира промелькнула искра понимания. Минуту спустя двое солдат схватили ее и швырнули на землю. Она открыла рот, чтобы закричать, но к ее горлу приставили острие дротика. У нее забрали оружие, связали ей руки и забросили на лошадь командира.

Они понеслись галопом вдоль тропы, оставив слона под присмотром двоих лучников.

— Ты совершаешь ошибку, — протестовала Роксана, хотя и понимала, что сама допустила оплошность, упомянув имя Пора.

Через некоторое время она подняла голову, чтобы увидеть, куда же они едут, но получила удар в лицо от своего конвоира. Они миновали толстые каменные стены, окружавшие город. Вдоль мощеных улиц, по которым промчались всадники, выстроились двухэтажные дома. Наконец вся кавалькада остановилась у широкой каменной лестницы.

Роксана отчетливо услышала имя Пора, когда лучник стал совещаться со стражниками, охранявшими лестницу. Затем ее грубо стащили с лошади, так что она едва удержалась на ногах. Командир спешился, схватил ее за волосы и, сопровождаемый несколькими стражами, стал толкать Роксану, заставляя ее подниматься по крутым ступеням. Вверху находилось несколько охраняемых стражниками дверей. Командир, привезший Роксану, снова что-то сказал, и вся группа прошла в огромный внутренний двор.

К ним медленно приблизился седовласый человек в длинной тунике, который, по всей видимости, был здесь важным лицом. Воин, захвативший Роксану, поклонился и снова повторил свой рассказ.

— Я не являюсь подданной царя Пора, — прервала его Роксана. — Я жена великого царя Александра. Александра!

Старик в изумлении уставился на нее. Он вряд ли удивился бы больше, если бы с ним заговорил слон. Командир лучников грубо схватил ее за волосы, заставляя опуститься на колени, и она ответила ему площадной бранью по бактрийски. Прицелившись и стараясь удержаться на ногах, Роксана ударила его головой в пах. Мужчина отшатнулся, затем согнулся пополам и стал лихорадочно глотать воздух. Охранник выхватил меч и приставил его к шее Роксаны.

— Нет! — Вельможа махнул рукой своим людям, и два силача схватили ее за руки.

Старик повернулся и направился к центральному зданию, а они следовали за ним, таща Роксану между собой. С огромным удовлетворением Роксана услышала, что лучника стошнило, а наблюдавшие за этой сценой мужчины разразились громким смехом.

Внутри здания они поднялись по лестнице и по запутанным коридорам добрались до зала внушительных размеров. Стражники держали Роксану, а старик вышел вперед, чтобы поговорить с синебородым мужчиной, восседавшем в резном кресле.

Спустя некоторое время они вошли в зал меньшего размера. Появился невероятно худой мужчина. У него была роскошная одежда и женоподобные манеры. Он обратился к Роксане, шепелявя, но уверенным и властным тоном:

— Я желаю знать, кто ты такая и что здесь делаешь? Кто тебя послал?

— Я уже объяснила все этим людям, — заявила Роксана. — Я жена господина Александра, великого царя и завоевателя.

— Эти люди сообщили, что ты прибыла от царя Пора. Почему же ты теперь врешь мне?

— Царство Пора завоевано моим мужем, господином Александром. Но разве Пор враг твоему радже?

— Самый старинный и заклятый враг.

— Знаешь ли ты Амби, царя Таксилы?

— Он, также как и Пор, презираем нашим великим раджой. Больше не смей задавать мне вопросов, а только отвечай на них. Ты лазутчица?

— Вовсе нет. Я принцесса Роксана, жена великого царя Александра.

— Ты лжешь, женщина. Жена царя не может в одиночку скитаться по джунглям. Взять ее! Мы допросим эту девку более интересным способом. — Он хлопнул в ладоши, и в комнате появились два головореза в красных тюрбанах.

Роксана вздернула подбородок и надменно посмотрела на него.

— Мы с мужем охотились на тигров. Мой погонщик упал, и слон запаниковал и увез меня от охотников. Если ты не будешь обращаться со мной с уважением, достойным моего положения, то очень скоро об этом пожалеешь.


Роксана уставилась на серые каменные блоки. В маленьком помещении не было даже подстилки на полу. Единственным источником света являлась щель, расположенная высоко над ее головой. Голова гудела. Ей оставалось только надеяться, что она не заболела. Они не предложили ей ни пищи, ни воды, и отобрали кинжал, пристегнутый к ноге. «Гостеприимство здесь оставляет желать лучшего», — с сарказмом подумала она.

В камере пахло плесенью, а все углы были затянуты паутиной. Сплошная дверь была сделана из крепкого дерева, и она не могла увидеть, что было за дверью. В помещении стояла полная тишина, не считая звуков ее собственного дыхания. Проходили часы, в конце концов она заснула, чтобы проснуться затем в полном мраке и снова заснуть. На второй день Роксана ослабела от голода и решила заняться собой. Чтобы отогнать навязчивые мысли о том, что о ней забыли, она заставила себя сделать несколько физических упражнений и стала вспоминать слова китайского языка.

— Выходи, женщина!

Это был голос шепелявого щеголя. Роксана медленно поднялась на ноги. В его тщательно уложенных волосах красовалось перо павлина. Наступит день, когда она выдернет это перо и вставит его этому болвану совсем в другое место.

— Куда ты меня ведешь? — спросила она, но почувствовала, что камера начинает кружиться вокруг нее, и, собрав силы, заставила себя стоять прямо.

— Ты очень скоро об этом узнаешь.

Один из громил в красных тюрбанах взял ее за руку. Это оказалось весьма кстати, поскольку самостоятельно двигаться Роксане было трудно. Ее потащили по лестнице в помещение, залитое светом дымящихся факелов.

Там они прижали ее к стене и заковали в ошейник и ручные кандалы.

— Подождите! — протестовала она. — Давайте вначале поговорим!

Щеголь дал знак, и охранник сорвал с нее тунику. С ее распухших губ сорвалось ругательство, достойное согдианского погонщика верблюдов.

— Сейчас, лазутчица, ты ответишь на все мои вопросы. — Охранник вынес вперед жаровню и стал нагревать на краснеющих углях железный прут. — Жаль будет портить такую красоту, — насмешливо заметил он. — Пожалуй, я начну с лица. — Он слегка прикоснулся раскаленным стержнем к ее подбородку.

— Я все скажу, но только самому радже! — выкрикнула Роксана.

— Ты расскажешь все мне, женщина. Расскажешь все, что знаешь.

Охранник поднял прут с клеймом и поднес его к ее глазам.

Роксана ощущала жар, но заставила себя прогнать страх, сковывающий ее разум.

— Может, начнем со лба? Или, быть может, с глаза? — Палач хрипло захохотал. — Когда я закончу, ни один мужчина больше не посмотрит в твою сторону.

— Александр прибьет твою шкуру к крепостной стене, индиец. Джунгли будут расти на месте вашего города, если только ты коснешься даже волоса на моей голове.

— Поцелуй железа собьет с тебя спесь.

Клеймо коснулось кожи пленницы, и ее тело пронзила мучительная боль. Воздух наполнил запах горелой плоти, и Роксана провалилась в черную пустоту.


В тело Роксаны впились тигриные когти, и она отчаянно пыталась отодвинуть от себя массивную голову зверя. Янтарные глаза становились все больше и больше, и Роксана полетела в раскрытую пасть, падая все глубже и глубже. Упав на дно, она очнулась и… вцепилась рукой в шелковое покрывало.

Боль все еще не отпускала ее. Дрожащей рукой она исследовала лицо. Кожа была гладкой и без следов ожогов. Она стала ощупывать руки и груди. На ней была странная одежда, мягкая на ощупь.

Какая-то женщина отодвинула полог, закрывавший ложе, позволив солнечному свету скользнуть по лицу Роксаны. Первым, что она увидела, был горшочек с целебной мазью. Женщина показала на левое бедро Роксаны.

— Я смажу его, — сказала она и взяла горшок. — Смажу ожог. — Она говорила медленно и громко, будто обращалась к глупому ребенку.

Роксана откинула покрывало. Уродливый ожог в верхней части бедра пульсировал болью. Она взяла мазь у служанки и нанесла ее сама, боль немного утихла. Со временем рана заживет, но она будет носить на теле контур тигра, застывшего в прыжке, до самой смерти. Принцесса про себя прокляла этого щеголя и всех его предков. «Я отомщу, — мысленно поклялась она, — даже если мне придется продать для этого свою бессмертную душу!»

Женщина отошла, и Роксана поднялась с постели. Комната была просторной, с затянутыми малиновой и пурпурной драпировкой стенами и окнами со ставнями. Роксана распахнула одно из них и вышла на широкий каменный балкон. Под ней зеленым морем раскинулись джунгли.

— Что это за место? — спросила Роксана. — И кто здесь царь?

— Это дворец великого раджи, любимца небес, — ответила женщина. — Его старший сын, принц Нандин, милостиво сохранил тебе жизнь.

— Это сделал принц Нандин? — Роксана указала на ожог. — Он поставил мне клеймо?

Женщина захихикала, прикрываясь рукой с ухоженными ногтями.

— Нет, это был Парди. Он — помощник управляющего. Парди даже не мужчина, если ты понимаешь, что я хочу этим сказать. — Она сделала однозначный жест и снова засмеялась. — Однако он заклеймил тебя по указанию принца.

Роксана посмотрела на женщину более внимательно.

— Ты не обычная прислуга. Кто ты здесь?

Женщина помрачнела.

— Когда-то я была любимицей раджи, но сейчас мне уже слишком много лет. У меня есть свой круг обязанностей. Можешь называть меня хозяйкой.

— Ты не слишком на нее похожа. — Роксана подошла к решетчатой двери, закрытой снаружи. — Там есть охрана? — спросила она.

— Разумеется. — Женщина положила руку на плечо Роксаны. — Если ты хочешь остаться в живых, то должна выполнять мои указания. Я научу тебя, как ублажить принца Нандина.

— Я — жена великого царя Александра Македонского! Он пришел со своей армией, чтобы завоевать всю Индию. Я не подчиняюсь никому, кроме своего мужа.

Но где же, о боги, был ее великий господин? Это из-за его недосмотра она оказалась в такой ситуации! Он обязан вызволить ее отсюда, и побыстрее! Роксана стряхнула руку женщины.

— Не прикасайся ко мне, если дорожишь своей жизнью. В своей стране я царица!

— Это меня не волнует! Я получаю приказы от принца. Здесь ты обыкновенная женщина, как и все остальные. Чтобы ублажить его, требуется много прекрасных женщин. Ты подчинишься, или снова попадешь в руки Парди. Управляющему дозволено пользоваться объедками со стола принца. Здесь существует большой спрос даже на подпорченный товар — у тех, кому доставляет удовольствие причинять боль женщине. — Она показала на стол. — Там еда и питье. Принцу доложили, что ты получишь все необходимое для восстановления сил перед тем, как он позовет тебя.

Она подошла к двери, постучала, и ее выпустили.

Роксана стала обходить комнату в поисках другого выхода или какого-нибудь оружия. Так ничего и не найдя, она подошла к столу и внимательно осмотрела еду. Фрукты на блюде были с кожурой, так что она могла спокойно их есть. До остального она не дотронулась, опасаясь дурманящих средств.

В течение недели Роксана не видела говорившую с ней женщину. Приходили служанки, они мыли ей волосы, делали прическу, приносили благовония и сари ярких расцветок. Они не отвечали на вопросы, возможно, лишь делали вид, что не понимают ее.

На девятый день отставная любовница появилась снова.

— О! — воскликнула она. — Ты уже выглядишь вполне пристойно, чтобы услужить принцу. Он потребовал привести тебя к нему сегодня вечером.

Роксана глубоко вздохнула.

— Ты не поняла меня, женщина. Я не шлюха и не намерена ублажать твоего принца Нандина.

Женщина обошла Роксану, критически осматривая ее.

— Твоя кожа чересчур бледна. Она напоминает мне брюшко змеи, а твои глаза неестественного цвета.

— А твоя шея настолько тощая, что я вмиг скручу ее, как голубю.

Женщина испуганно отшатнулась.

— Я предупреждала принца Нандина, что ты можешь вести себя неразумно. Тем не менее, он рассчитывает приятно провести с тобой время. Потребности принца несколько отличаются от потребностей обычных людей, но любое неповиновение с твоей стороны будет немедленно покарано смертью. — Она выбрала сверкающее шелковое одеяние из нескольких, разложенных на диване. — Ты наденешь это, поскольку принц любит золото. Приготовься — в течение часа за тобой придут.

Оставшись одна, Роксана снова отправилась на балкон. Внутренний двор, по которому расхаживали вражеские солдаты, находился далеко внизу. Она чувствовала себя кроликом, попавшим в западню.

Она надела платье с золотым шитьем. Не стоило раньше времени настораживать своих тюремщиков. Роксана еще не использовала всю свою сообразительность. Она взяла с туалетного столика драгоценности и решила применить подходящие, на ее взгляд, краски для лица. Раз ее красота была оружием, то следовало заняться собой перед предстоящей битвой.

Чтобы проводить ее в палаты принца Нандина, прибыли четверо стражников. На них были красные тюрбаны, она предполагала, что их носили все стражники дворца. Все они оказались высокими мужчинами, примерно шести футов ростом, широкоплечие, с густыми черными бровями и черными курчавыми усами. Они не дотрагивались до нее, но шли вплотную, двое впереди, двое сзади.

Стражники вели ее по мраморным лестницам через открытые комнаты и коридоры, пока не дошли до позолоченной двери, охраняемой четырьмя воинами в зеленых тюрбанах, в зеленой форменной одежде и с позолоченными щитами в руках. Из дверей появился, очевидно, распорядитель, и ввел Роксану внутрь. Дверь за ней закрылась, и она очутилась в великолепно убранном помещении.

Стены были выложены розовым мрамором с зелеными прожилками. Повсюду висели гобелены с изображениями сцен охоты, а потолок был затянут чем-то, напоминавшим тканые облака. Под ее ногами лежала шкура тигра, а в восьмигранной железной клетке на золотых перекладинах восседала пара зеленых попугаев. Одна из птиц почти человеческим голосом выкрикнула непристойность, и Роксану, несмотря на жару, охватила дрожь.

— Не трать время попусту, — раздался мужской голос. — Иди сюда, чтобы я смог увидеть тебя, женщина, приехавшая на слоне. — Арочный проход вел во внутреннюю комнату. Роксана прошла мимо столов и скамеек из слоновой кости и вазы голубого стекла высотой почти в человеческий рост. — Неужели твои волосы действительно цвета пламени? — спросил он.

Роксана увидела устремившего на нее взор черных глаз молодого мужчину, высокого и мускулистого, в белой одежде, украшенной жемчугом. Его блестящие черные волосы были собраны в узел, так же, как и у управляющего, и скреплены золотым гребнем. Нижняя часть лица была прикрыта покрывалом, а одна рука сжата в кулак.

— Подойди ближе и дай мне себя разглядеть, — приказал он. Его глубокий голос напоминал урчание какой-то большой кошки. — Я — принц Нандин. У тебя есть имя, маленькая птичка?

— Я принцесса Согдианы и Бактрии Роксана, жена Александра, повелителя Греции и Македонии, повелителя Азии и завоевателя Индии, — с достоинством ответила она. — И тебе следует хорошо это запомнить!

Принц Нандин с изумлением произнес:

— Мне сказали, что ты сумасшедшая, но не важно, безумна ты или нет… Твое тело меня устраивает. У меня еще никогда не было женщины с алебастровой кожей. Иди сюда, я сказал!

Роксана поставила между собой и принцем стул. Что же скрывает это покрывало? Его глаза казались обычными, хотя были слишком близко расположены.

— Разве ты никогда не слышал о великом царе Александре? — спросила она.

— Об Искандере? Да, но он сейчас где-то очень далеко. Дожди заставили его повернуть свою армию назад. В любом случае, джунгли и войска моего отца все равно победили бы его.

— Александр… Искандер, как ты его называешь, никогда не поворачивает назад. Он больше, чем человек. Он — бог, и его месть будет ужасной. Чтобы спасти меня, он сровняет твой город с землей. Он уничтожит ваш народ и посыплет поля солью. Если ты не отпустишь меня, не причинив вреда, даже боги не смогут найти никаких следов вашего существования.

Принц начал приближаться, и Роксана стала отходить.

— Тебе некуда бежать, маленькая птичка. Я уже устал от этой игры. — Он медленно снял покрывало, открывая страшные шрамы, полностью обезобразившие нижнюю часть его лица. — Это метки тигра, я ношу их и в своем сердце. — Его рот приоткрылся в зверином оскале, и стали видны редкие зубы. — У меня тигриное сластолюбие. Если мне придется гоняться за тобой, то ты испытаешь на себе мой гнев. — Его уцелевшая рука сжала хлыст со свинцовым наконечником. — Лучше покорись, и тогда ты почувствуешь лишь легкую боль, а потом я научу тебя таким наслаждениям, о которых ты даже не мечтала.


* * * | Мой нежный завоеватель | Глава 19