home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add







* * *

Роксана, в лазурном шелковом одеянии и под плотным покрывалом, выехала из Суз в сопровождении Кайана, Бондура и двадцати бактрийцев. На этот раз принцесса выбрала для себя арабскую кобылу медного цвета. Развевающаяся грива и хвост лошади были заплетены в косички вместе с нитками жемчуга и шелковыми ленточками одного тона с роскошным костюмом Роксаны. Копыта животного были позолочены, а уздечка и чепрак украшены жемчугом и сапфирами.

Кавалькада Роксаны встретилась с охотничьей партией великого царя в семи милях от города. Александр, в расшитых золотой нитью тунике и сандалиях, в своем любимом головном уборе из шкуры льва, ожидал приближения Роксаны и Кайана, сидя на своем вороном скакуне.

— Приветствую тебя, моя госпожа! — произнес он, но его лицо оставалось суровым.

Кайан отсалютовал ему, прежде чем спешиться и помочь принцессе сойти с лошади. Приняв от нее узду, он застыл, готовый ко всему. Роксана подошла к Александру и опустилась перед ним на колени в пыль, прикрыв глаза и демонстрируя полное повиновение.

— Мой господин… — прошептала она и встретилась с ним взглядом.

Александр рассмеялся. Соскочив с Ахиллеса, он поднял ее, обнял и поцеловал на глазах у всех присутствующих.

— Маленькая колдунья! — пробормотал он, а затем заговорил громко, чтобы его могли услышать находившиеся поблизости сотоварищи. — Намерена ли ты поохотиться с нами сегодня, принцесса? Я обещаю, мы сможем приятно провести время. — Он прижал ее к себе, так что выбившаяся из-под тюрбана прядь ее волос щекотала его лицо. — Клянусь всем, что мне дорого, — я скучал без тебя, — шепнул он ей на ухо.

— Я готова сделать все, что пожелает мой супруг, — сказала она. — Я в восторге от малышки-львицы.

Кайан наблюдал за ними, прищурив свои ястребиные глаза. Неужели Александр может поверить в столь легкое взятие крепости? Но царь никак не подходил для роли глупца и превосходно знал характер Роксаны. Это было перемирие между ними, причем в лучшем варианте, на какой только в создавшейся ситуации могли рассчитывать обе стороны.

— Тогда поехали, жена. Я обещал Гефестиону свежее мясо к обеду. Приглашаю и тебя. — Александр вложил в эти слова всю силу своего обаяния. — Ты не против?

— Как пожелаешь, мой господин. — Она позволила ему помочь ей сесть на лошадь и взялась за поводья. — Ты будешь стрелять, а я понаблюдаю, поскольку не прихватила сегодня лук. Так как я безоружна, то успех нашей охоты полностью зависит от тебя.


В том, что принцесса Роксана после ужина отправилась отдыхать в покои великого царя, ничего неестественного не было. Слугам оставалось только обмениваться многозначительными взглядами и перешептываться. Когда царь покинул пиршественный зал, Гефестион бросил Птолемею мешочек с золотыми дариками.

— Я и не сомневался в конечном результате, — сообщил он, — но ошибся относительно необходимого для его достижения промежутка времени.

Птолемей рассмеялся и поднял кубок.

— За принцессу Согдианы! И пусть она родит двойню.

— Но тогда наши проблемы тоже удвоятся.


Обнаженная Роксана на мгновение застыла на краю личного бассейна Александра, а затем нырнула и поплыла к его центру, как водяная нимфа, окутанная волосами, струившимися по ее плечам. Александр догнал Роксану и атаковал снизу, схватив за ноги, а затем поднял ее, шутливо угрожая уронить. Она обвила руками его шею и заглянула в прекрасные глаза царя.

— Я очень рассержена на тебя, — призналась она.

Он позволил ей соскользнуть вниз, пока ее груди не коснулись его мускулистой, покрытой шрамами груди.

— Напрасно. Ты знаешь, что я люблю только тебя. — Их губы встретились и слились в долгом поцелуе. Ощутив на спине его сильные пальцы, которые затем опустились ниже и стали ласкать ягодицы, она почувствовала, как учащается ее пульс. — Ты разжигаешь пожар в моей крови, Роксана.

— А что, если я пришла к тебе из постели другого мужчины? Что тогда? — Ее чувственное тело откликалось на его прикосновения, но сердечная боль не уходила, продолжая давить на нее каменной глыбой.

— Я — мужчина, Роксана. Это совсем другое дело.

Он снова поцеловал ее и опустил голову, так что она оказалась между ее обнаженных грудей, а его руки нежно поглаживали ее округлившийся живот.

— Это совершенно то же самое, — возразила она.

Он подхватил ее под колени, прижал к себе и отнес к покрытому плитами краю бассейна. Выйдя из воды, он положил ее на постель, устроенную из множества мягких подушек.

— Позволь мне любить тебя, дорогая!

— Александр… — прошептала она. — Ты — великий царь. Разве у меня есть выбор?

Он вытянулся рядом с ней, прекрасный и величественный в своей наготе. Взяв ее руку в свою, он заставил ее пальцы ощутить его напрягшееся копье. — Скажи только слово, — хрипло прошептал он, — прикажи мне уйти, и я сниму осаду и удалюсь, сердце моего сердца.

Слезы затуманили ее взгляд, и она погладила его превратившуюся в бархатистое железо пульсирующую плоть.

— Ты знаешь, что я не в силах так поступить, — промурлыкала она в ответ.

Он застонал, лаская губами ее груди.

— А ты знай, что для меня не существует иной женщины, кроме тебя.

Она окаменела.

— Как можешь ты говорить мне такие слова? Барсина…

Он уткнулся носом в ее шею, а затем приподнялся на локте и посмотрел ей в глаза.

— Я провел в постели этой госпожи две ночи, — сказал он. — Но тебе не о чем сожалеть. Барсина осталась такой же невинной, как и до замужества.

— Ты хочешь, чтобы я поверила, что ты спал рядом с ней и не…

— Зачем мне это? — Он усмехнулся. — Она тонка и суха, как древко копья. Все, что она может, — это стенать, источать слезы и молиться. Она слишком много молится.

В груди Роксаны затеплилась надежда.

— Поклянись мне, — потребовала она. — Поклянись, что говоришь правду.

— Клянусь жизнью Гефестиона.

— Тогда мне больше ничего не нужно, — воскликнула она, покрывая его лицо страстными поцелуями. — Бери хоть сотню жен, если ты пренебрег этой ради меня.


Глава 25 | Мой нежный завоеватель | Глава 26