home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 8

Стив этого явно не ожидал. По приглашению Рупера Хореса, он приехал на ранчо Райсов. Это было двухэтажное здание с башенкой и крытой верандой. Перед домом росли несколько больших розовых кустов и низенькая зеленая изгородь. Изнутри стены дома были обиты ореховым деревом, и изумительно красивая лестница вела в холл.

Руп провел Стива в небольшую гостиную, со вкусом убранную. Вдоль стен в специальных вазочках росли незабудки. Длинный диван и стулья были обиты нежно-голубым бархатом.

Но ни сам дом, ни гостиная не были главным сюрпризом, поджидавшим Стива на ранчо Райсов. Главным сюрпризом оказалась женщина, стоявшая на верхней ступеньке лестницы. Аккуратно причесанные волосы, великолепная осанка, ясный безмятежный взгляд, спокойное лицо поразили Стива до глубины души. Он восхищенно следил за ее грациозными движениями. Она сделала шаг вперед, спустилась на одну ступеньку и благородным жестом положила руку на перила. На женщине было простое черное шелковое платье, прекрасно сшитое и великолепно сидящее на женщине.

Эта женщина была воплощением элегантности и благородной красоты. Она так сильно отличалась от Элли Райс, что Стив удивился, как эти две совершенно непохожие женщины могут быть бабушкой и внучкой.

— Мадам Райс! — Стив поднялся к ней навстречу и представился, прежде чем Руп это успел сделать за него. Женщина подала ему руку, и он галантно поцеловал ее.

Это была Фелиция Райс — мать Зака Раиса, бабушка Элли.

В настоящее время, она была в трауре по своим сыновьям, одного из которых не видела уже много лет.

— Сожалею, что я приехал с плохими вестями! — откровенно сказал Стив. — Примите мои соболезнования и уважение. Надеюсь, что вы простите меня за то, что я приехал сюда и…

Она со слабой улыбкой остановила его:

— Я знала своего сына Закери, мистер Такер, — тихо сказала она. — Он всегда, невольно впутывал посторонних людей в свою и нашу жизнь. Едва ли я могу винить вас за его ошибки.

За спиной Фелиции появилась Элли в своем мужском наряде.

— Ха! — хмыкнула она. — Мог бы, и отказаться играть в карты с больным человеком!

— Элли!

— Да ладно, бабуля!

Быстро, примиряющее, Элли поцеловала старую женщину в щеку:

— Знаю, знаю. Дома только хорошие манеры.

— Надеюсь, что ты хоть немного помнишь об этом! — бросила на внучку строгий взгляд Фелиция. — Мистер Такер — наш гость!

Затем она повернулась к Стиву:

— Мы будем рады, если вы согласитесь позавтракать с нами, мистер Такер.

Стив слегка поклонился.

— Я с радостью принимаю ваше приглашение, — ответил он, непроизвольно улыбаясь и чувствуя, что у него, наконец-то, появился хоть один союзник.

Некоторое время, за столом, все были заняты едой: намазывали масло на бисквиты, размешивали сливки, пили кофе из больших чашек. И поэтому Стив, даже не потрудился отвести свой взгляд от Элли, хотя вид у нее был явно недружелюбный. Сегодня девушка выглядела не так, как вчера. Она зачесала волосы назад и закрепила их гребнями, а у шеи перевязала тонким мягким ремешком из оленьей кожи. В доме бабушки, Элли казалась не такой неприступной.

Такер считал себя специалистом по женской психологии, поэтому что-то в поведении девушки настораживало его. Казалось, она с трудом сдерживает себя. Если он только не ошибается, за всем этим, что-то кроется. Это предложение погостить на ранчо исходит не от чистого сердца. Внезапно ему в голову пришла одна мысль. Упорство Элли, ее отказ принять на себя выплату дядиного долга были чистой воды блефом. Она играет, но зачем ей нужна эта игра? С тяжелым сердцем Стив предположил, что его доля в компании «Райс Лайн» стоит вовсе не так много, как говорил Зак Райс. Впрочем, может быть и наоборот: его доля так велика, что Элли не хочет терять так много. Она совсем не собирается платить ему, а выжидает подходящий момент, чтобы избавиться от него.

Странно, но как только Стив подумал об этом, он почувствовал сразу, что энергия возвращается к нему. Хотя, конечно, плавание из Европы в Америку, а затем поездка через весь континент совершенно вымотали его.

И вдруг его осенило. Он понял, что его так нервирует. Элли Райс бросала ему вызов. В любом случае, она допустила ошибку: Стив Такер никогда не допускал, чтобы с ним блефовали. И он никогда не бежал от борьбы. Единственный раз в своей жизни ему пришлось спасаться бегством от опасности. Единственный, но последний!

— Кажется, вам не понравилась наша еда, мистер Такер? — прервала поток его мыслей Фелиция.

Сообразив, что он еще даже не прикоснулся к ножу с вилкой, Стив улыбнулся, извиняясь, и отрезал добрую порцию ароматной колбасы. Внезапно он ощутил зверский голод.

— Как вкусно, — пробормотал он, прежде чем отправил в рот второй кусок. — Вам посчастливилось, что у вас есть такая помощница, как Моди.

Покраснев от удовольствия, служанка Фелиции Райс бросилась на кухню и спустя пару минут вернулась назад с полным кувшином густого грушевого желе и потребовала, чтобы Стив покушал его с бисквитами. Тот попробовал и с восторгом заявил, что ничего подобного он еще никогда не ел.

Элли подумала вдруг, что Стив очень похож на лису, забравшуюся в курятник. Закрыв глаза, она мысленно спросила высшие силы, за какие грехи ей послано такое испытание. Однако высшие силы промолчали, и Элли поняла, что помощи ей ждать не от кого.

Что до Такера, то он беспокоил Элли значительно больше именно здесь, в доме бабушки. Он вел себя как рыба в воде. Казалось, что вся эта обстановка была для него привычной и естественной. Она бы, пожалуй, предпочла, чтобы этот француз был смущен и растерян. Тогда с ним легче было бы столковаться. А этот сидит, словно петух. Улыбается бабушке, любезничает с Моди, и та совсем растаяла от его дурацких похвал.

Девушка вздохнула и отодвинула тарелку. Обычно любившая поесть, сегодня она едва притронулась к еде. Они с Рупом уже составили план, как принудить мистера Такера подождать с расчетом. А может быть, и вовсе без денег отправить его обратно.

— Мистер Такер! — решительно обратилась она к нему.

— Лучше — Стив, — обворожительно улыбнувшись, сказал тот. — В этой стране, насколько я понял, не любят официальных обращений. Вы — просто Элли, я — Стив.

Лишь вчера ей показалось забавным то, как он представился ей. А сегодня он, явно насмехаясь над нею, напомнил ее собственные слова. Элли почувствовала, как кровь прилила к щекам. Но показывать свой гнев не входило в ее намерения.

— Ладно, Стив! — с неожиданной для себя легкостью произнесла она его имя. Ей пришлось старательно скрыть, что она заметила насмешку. — Мы с Рупом обсудили, чем вас занять, пока не придет подтверждение о законности ваших претензий.

— Что-нибудь другое? Не работа в конюшне?

Его слова насторожили ее. Тон Стива вызвал в ее сердце какую-то неясную тревогу. Опасаясь, что все сорвется, и, зная, что Руп ей сейчас не помощник, так как на его лице застыло выражение типа «А я что тебе говорил?», она сильно сжала ручку кофейной чашки и сделала большой глоток уже остывшего кофе. Интересно, что это произошло за последние двенадцать часов, отчего француз стал таким храбрым?!

Она внимательно рассматривала своего недруга. Заметила с неудовольствием его ироническую улыбку, какой-то особенный блеск глаз. Неожиданно и непроизвольно девушка вздрогнула. Этот блеск в глазах и его взгляд на нее, порождали в Элли какое-то странное, тревожное чувство волнения.

Элли почувствовала, как все тело охватывает жар. Только это было не раздражение. Чувство, охватившее ее, было первобытное и совершенно не знакомо ей. И вдруг, словно по волшебству, Элли ощутила возле себя мужчину. Она увидела то, что раньше отказывалась видеть: необыкновенное мерцание его черных густых волос, которые мягкими волнами ложатся на накрахмаленный воротник рубашки. О, а как этот француз умеет улыбаться! От этой его полуулыбки, Элли чувствовала себя, как на костре.

Она поставила чашку на стол и непроизвольно потянулась рукой к ожерелью на шее, которое буквально жгло ее. И когда их глаза встретились, Элли ясно поняла, что Стив знает, какое впечатление он на нее производит.

Негодуя на себя, девушка отвела взгляд в сторону и судорожно вздохнула.

— Забудьте о том, что я наговорила вам вчера о работе, — сказала Элли, впрочем, вовсе не собираясь извиняться перед ним. Просто она хотела быть уверена в том, что ей удастся помешать встрече француза и Харриса Смита. — Мы с Рупом решили, что в связи со всеми обстоятельствами вам следует пожить у нас на ранчо. Пока мы не получим ответ из Лондона. Вы и ваш слуга можете занять любую комнату в нашем доме. Вам совсем нет нужды ютиться в конюшне или платить бешеные деньги за жилье в городе.

«Интересная смена настроения!» — прокомментировал про себя Стив.

Теперь он почти наверняка был уверен, что она чего-то не договаривает. Понятно ведь, что Элли хочет зачем-то держать его постоянно на глазах. А может быть, наоборот: она его от кого-то или от чего-то прячет? Например, от дел компании?

— Я подумаю, — вслух сказал он Элли.

— Подумаете? Но послушайте, здесь… — начала было Элли.

— Да-да, подумайте и скажите нам! — перебил ее Руп, заметив, что Элли вот-вот сорвется. — Очевидно, Элли вам еще не сказала, но я — тоже ваш партнер. И не против поладить с вами.

— Поладить? — с недоумением спросил Стив.

— Ну, договориться, — пояснил Руп. — Любому же понятно, что когда появляется незнакомец и претендует на его собственность, то каждый захочет узнать, не водят ли его за нос.

— Одним словом, — не выдержала Элли, — я уже отправила запрос в Лондон и надеюсь, что свидетели подтвердят нам ваши слова!

— Ну, конечно, — ответил Стив и снова слегка улыбнулся.

Вообще-то, радости он не испытывал, услышав, что запрос уже в пути. Но и показывать ей свои чувства он не собирался. Она нанесла опасный удар — догадывается ли она об этом?

А Элли снова вся загорелась, когда он улыбнулся и долгим взглядом посмотрел на нее. Девушка нахмурилась, но голос ее дрогнул.

— Тем не менее, розыски свидетеля займут несколько месяцев. И если вы к тому времени не передумаете, то мы, вне всякого сомнения, заплатим вам стоимость вашей доли.

Стив безразлично, с равнодушным видом пожал плечами. Однако в глазах засветилась насмешка. Пусть-ка она поволнуется: это ей пойдет на пользу.

— Да о чем разговор! — воскликнул он самым беззаботным голосом, словно ему на все наплевать. — К тому времени, может быть, мне так понравится ваша страна и ваша компания, что я и сам не захочу уезжать отсюда и оставлю за собой свою долю.

— Оставите?! — от его слов, его наглости, Элли чуть не свалилась со стула. — Да как же вам только в голову могло прийти чем-нибудь тут владеть?!

— Остынь-ка, Элли! — невозмутимым голосом Руп мгновенно остудил ее пыл. — Нам всем, скоро нечем будет владеть, если мы с тобой немедленно не отправимся в город.

Элли порывисто поднялась, досадуя на себя и на свой характер, отметив краем глаза, как нахмурилась Фелиция Райс.

— Не волнуйтесь за меня, — уже откровенно смеясь, сказал ей вслед Стив. — Уверен, что мне будет уютно в компании таких очаровательных дам, как Моди и ваша бабушка.


ГЛАВА 7 | Любовный пасьянс | ГЛАВА 9