home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 14

— Ну вот, Здоровяка Билла и Рупа вы знаете, а это Булит Ламер. Он следит за инвентарем.

Элли позвала главных сотрудников «Райс Лайн», чтобы познакомить с ними Стива. Ей хотелось рассказать ему о роли каждого сотрудника и дать понять, что означает руководить такой компанией.

По дороге от «Алмаза» к своему офису, девушка рассказывала Стиву о различных маршрутах дилижансов и об обязанностях работников. Она так же рассказала о том, что «Райс Лайн» была создана ее отцом, который мечтал, что она станет лучшей пассажирской и грузовой компанией в Мидлчерче. И еще, Элли призналась в своем огромном желании продолжить дело отца.

— Здравствуйте, Булит, — поздоровался Стив с мужчиной и пожал его огромную лапищу.

Булит был раза в два крупнее и массивнее Стива. И, говоря по правде, этот гигант больше был похож на индейца, чем на белого. У него были прямые длинные черные волосы, завязанные кожаным шнуром. Как и Элли, он носил на руке тяжелый серебряный браслет, украшенный камнями, а по его загорелой груди змеился тонкий ремешок с кобурой. Черные глаза Булита были похожи на ночное небо и никогда не мигали. И сам он казался человеком без возраста.

Булит был неразговорчив и не стал тратить слова на Стива, а только кивнул ему, когда Элли представила их друг другу. Поэтому девушке пришлось самой рассказывать об этом работнике, пока они шли по пыльной улице к конюшне, чтобы посмотреть имущество, частью которого теперь владел Стив.

— Пятнадцать лет назад, мой отец нашел Булита раненым в пустыне. Он привез его на ранчо, смотрел за ним, пока тот не выздоровел, и вот… — Девушка помолчала, а потом с улыбкой добавила:

— С тех пор мы никак не можем от него избавиться.

Она озорно подмигнула гиганту:

— Что, скажешь, не так?

Булит, занятый в этот момент осмотром лошадиной ноги, ответил, не отрываясь от дела, причем, голос у него оказался густым и сильным:

— Давай, давай, болтай! — улыбнулся он.

А Элли, тем временем, обратилась к другому мужчине.

— Здоровяк Билл!

Стройный мускулистый охранник, стоявший возле сеновала, улыбнулся Стиву, как старому знакомому и сказал:

— Я главный курьер.

Увидев удивление на лице Стива, он добавил:

— А еще я охранник и отвечаю за прием на работу и тренировку нашей охраны. Обычно, именно я решаю, требует ли груз дополнительной охраны.

Помолчав немного, Билл склонил голову и оценивающе оглядел Стива:

— А вы умеете обращаться с ружьем?

— Вообще-то, мне больше нравится револьвер, но и из ружья я не промахиваюсь, — ответил Стив.

Здоровяк Билл расхохотался, вспомнив меткий удар камнем, который свалил налетчика.

— Да, прицел у вас точный! — одобрительно произнес он. — Если хотите, я мог бы дать вам несколько уроков стрельбы из винчестера.

— Хочет он или нет, — вмешалась Элли, — а ему придется заняться этим. Все, кто принадлежит к «Райс Лайн», должны быть хорошими стрелками. Если придется увеличивать число охранников на линии, то нам будет дорог каждый человек.

Но в это самое мгновение вмешался Руп и остановил девушку:

— Эй, Элли! Разве у тебя нет других дел?

— А, ну ладно, — с явной неохотой произнесла она. — Я пойду в офис и составлю расписание на будущую неделю.

Здоровяк Билл тоже поторопился поскорее уйти. Булит ничего не сказал, он просто вышел из конюшни и направился к загону на заднем дворе.

Руп подождал, пока все выйдут, а затем медленно произнес:

— «Райс Лайн» очень много значит для Элли, — он помолчал. — Если вы не против, давайте сходим, выпьем чего-нибудь в «Медном колоколе». И я объясню вам, почему Элли так кипятится.

— С удовольствием, — ответил Стив, глядя на Рупа с симпатией. Он с радостью выслушает любого, кто поможет ему разобраться в Элли. Кроме того, ему хотелось посмотреть, как обстоят дела у Люсьена.

Руп полез в карман рубашки, достал кисет с табаком и несколько листков папиросной бумаги. Он протянул табак Стиву, предлагая ему закурить, но француз вежливо отказался.

— Когда я был маленьким, — снова заговорил Руп, — моя мама часто рассказывала мне стишок о девочке, сделанной из сахара, сластей и разных… не помню, как там, в рифму… разных специй.

Руп насыпал табаку в подставленную бумажку и, свернув сигарету, добавил:

— Вот Элли — как раз такая девушка, в которой слишком много специй. Она все-таки не совсем такая, какой кажется на первый взгляд, — как бы пытаясь оправдать Элли, сказал он.

Стараясь не показать, насколько он заинтересован, Стив просто кивнул и посмотрел вдоль улицы, в конце которой располагался «Медный колокол».

Спустя пару минут Рупер толкнул дверь, и они вошли в салун. В помещении пахло свежими опилками, пивом, стоял густой запах дешевого виски. Но в нем находился сейчас свой круг завсегдатаев. В первый раз, когда Стив приходил сюда с Элли, он был слишком занят, чтобы интересоваться внутренним убранством салуна. Но сейчас, он с любопытством огляделся кругом.

Внутри «Медный колокол» был абсолютно не похож на «Алмаз». Дешевые золотистые обои были оборваны и забрызганы в тех местах, где ковбои неосторожно разливали пиво. На поцарапанных, обшарпанных крышках столов были вырезаны имена многих лихих парней. Это служило доказательством того, что эти лихие парни, приходя сюда, оставляли дома свои хорошие манеры. Однако, в целом, здесь было довольно оживленно, и, похоже, ни один посетитель не жалел, что он пришел сюда.

Люсьена что-то не было видно.

— Я пойду, возьму выпить, а вы пока найдите местечко, — сказал Руп и направился к бару. Опасаясь, что первый день самостоятельной жизни мог оказаться для Люсьена слишком тяжелым, Стив, прежде всего, решил отыскать его. Может, Люсьен пошел искать утешения наверх? Стив направился к большому краснолицему бармену, так как знал, что бармены следят за выбором девушек. Впрочем, сразу и оказалось, что спрашивать нет никакой необходимости.

Из сидящей в дальнем углу группы людей донесся отчетливо различимый акцент Люсьена и громкий женский смех. Эта группа распалась, прежде чем Стив подошел туда. Оказывается, там только закончилась партия «фараона». У стола, без пальто, стоял Люсьен Бурже. Из его нагрудного кармана виднелся толстый кошелек. Совершенно очевидно, что ему повезло сегодня.

— Месье, — Люсьен обрадовано замахал Стиву.

— Люсьен, — Стив, остановившись, покачал головой, — ты меня поражаешь. Дня не прошло, как ты научился играть в «фараона», и что же… Ты уже обзавелся друзьями, подругами.

Рядом с Люсьеном, по-хозяйски положив руку ему на плечо, стояла женщина в ярком, черно-желтом платье. Ее иссиня-черные волосы были собраны на затылке в узел. Несмотря на то, что кое-где в ее волосах светились серебряные пряди, она, наверняка, была в молодости роковой женщиной. Даже сейчас, в своем «бальзаковском» возрасте, она была привлекательна.

— Месье! — взволнованно заговорил Люсьен. — Это Кармен! Кармен Белл. «Медный колокол» принадлежит ей.

— А это мой новый специалист по «фараону», — женщина наклонилась к Люсьену и поцеловала его в щеку. Затем она подмигнула Стиву. — Я еще не видела в жизни таких ловких рук.

— Кармен любезно предоставила мне комнату в своем заведении, — на мгновение глаза Люсьена погрустнели. — Я ей, конечно, сказал, что у нас с вами были планы…

— Нет, — быстро сказал Стив, — мы же договорились, ты можешь делать все, что считаешь нужным.

— Но, месье… То есть, Стив, ты уверен, мне кажется…

— Нет! Оставайся с Кармен и работай у нее.

Люсьен неуклюже подал руку своему бывшему хозяину и с чувством сказал:

— Огромное спасибо за все, что ты… вы сделали для меня.

Дрожь в его голосе выражала его волнение и чувство благодарности сильнее, чем слова.

— Месье, если я вам когда-нибудь понадоблюсь вновь, знайте, что я в любой момент все брошу и последую за вами.

— Будь счастлив, Люсьен, — сказал Стив тоже взволнованно, догадываясь инстинктивно, что у Кармен очень доброе сердце, и она поможет Люсьену в первых, самых трудных шагах его новой жизни.

Стив взял протянутую ему женскую руку и поцеловал тыльную сторону ладони.

— А вас, мадам, я поздравляю: вряд ли вам встретится человек лучший, нежели Люсьен.

— Голубчик мой, я и сама это уже поняла, — нежно сказала Кармен. — Да он же симпатичнее всех ковбоев нашего штата, вместе взятых.

Женщина обняла Люсьена и добавила:

— И готова биться об заклад, я уже втюрилась в него по уши.


ГЛАВА 13 | Любовный пасьянс | ГЛАВА 15