home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 18

Из маленького окна своего офиса, Элли видела, как подъехал и остановился дилижанс кампании «Райс Лайн», пришедший точно по расписанию. Еще один рейс закончился благополучно. Элли, вообще-то, не особенно надеялась, что последнее ограбление было последним, и нападения на ее дилижансы прекратятся. И все-таки, теперь хоть дух можно перевести. Она не знала, кто приказал бандитам прекратить грабеж, но все равно была ему благодарна.

Недавно ей принесли телеграмму от Дейва Торнтона, в которой «Стейт Карго» выражала удовлетворение тем, что ее люди смогли захватить одного бандита. Телеграмму принесли на следующий день после того, как Джо Лазер сбежал из тюрьмы.

Вообще-то, Элли подозревала, что за рассказом Лена Блэлока, скрывается что-то другое. Однако и не верить шерифу было нельзя. Под глазом у шерифа красовался огромный синяк, а сам он потерял оружие и ключи, унесенные Лазером. Правда, через несколько часов Блэлок получил обратно и то, и другое. Во время погони, в которой приняли участие почти все мужчины Мидлчерча, беглеца все-таки настигли, и Смит пристрелил его за попытку к сопротивлению властям. Теперь горожане вовсю судачили о событиях последнего дня и называли Смита героем, который очищает улицы от бандитов и дает возможность жить спокойно честным людям.

Элли могла поспорить с любым, что Джо Лазер многое рассказал бы, предстань он перед судом. Очень многое.

Когда прибывший экипаж остановился прямо перед офисом, Элли встала и вышла на улицу. Этот рейс снова сопровождал выздоровевший Здоровяк Билл, и она подождала, пока мужчина спрыгнул с места кучера и подошел к ней.

— Были проблемы? — спросила девушка.

— Нет, у нас был легкий рейс, — он отряхнул пыль со своего длинного дорожного плаща. — И у остальных экипажей, тоже все прошло отлично.

Однако Элли не радовалась, она понимала, что проблемы не исчезли, они только отступили на время. Смит пытается перехватить ее контракт, бандиты стараются ограбить ее дилижансы, а этот чертов француз желает вытянуть из нее деньги — нет, действительно, есть от чего сойти с ума! У Элли было тяжелое предчувствие, что ее враги просто взяли временную передышку, чтобы перегруппировать силы и скоро вновь перейти в наступление, и у нее не было уверенности в том, что она выстоит перед этим новым штурмом.

Здоровяк Билл все еще продолжал нести охрану. Со своим винчестером в руках он внимательно следил за каждым человеком или движением на улице до тех пор, пока груз не был перенесен из дилижанса в склад «Стейт Карго», а потом повернулся к Элли и улыбнулся:

— Кстати, интересно, куда подевался этот Такер? Надеюсь, с ним ничего не стряслось?

Глядя, как в дилижанс запрягают новых лошадей, он заметил:

— Мы не знаем, что успел натворить Лазер прежде, чем появился в «Алмазе», а он там появлялся. У него вполне могло быть желание свести счеты с Такером.

— Сомневаюсь, чтобы нам повезло еще и в этом, — фыркнула Элли.

Билл поставил ногу на подножку, собираясь сесть рядом с кучером, который уже взял вожжи, и сказал:

— Если француз умрет, у тебя могут быть большие неприятности. Не забывай об этом.

Элли тихо выругалась.

— Ладно, я выясню, где его носит.

— Вот и хорошо.

Однако слишком далеко идти разыскивать француза Элли не пришлось, потому что как только дилижанс укатил, Стив Такер сам показался на улице, направляясь к офису «Райс Лайн».

Его широкополая черная шляпа была надвинута на самый лоб, и весь его вид, это сразу бросалось в глаза, был какой-то мрачно-угрожающий.

— Легок на помине! — чуть не плюнула девушка.

Взгляд у него был, что и говорить, свирепый и страшный. На его лице красовался темный расплывшийся синяк, нижняя губа была разбита. Девушка сразу вспомнила, о чем ее предупреждал Здоровяк Билл. Наверное, Джо Лазер все-таки где-то подстерег Такера, прежде, чем сам был застрелен. На одно мгновение у нее мелькнуло чувство раскаяния и вины: ведь то, что случилось с Такером, отчасти произошло из-за его поездки на дилижансе «Райс Лайн».

Но тут же на смену раскаянию и жалости пришло совсем другое чувство. Его самоуверенная походочка, безупречная одежда и откровенно смелый взгляд — все это вызвало у нее раздражение.

— Что, снова сражались с той рыжей девкой? — не удержалась она от колкости.

— Думаю, я сам виновен в том, что слишком долго смотрел сквозь пальцы на проделки дикой кошки, слишком трусливой, чтобы драться самой! — рявкнул Стив.

— На что это вы намекаете, Такер? — воскликнула девушка. — Что-то мне непонятно, почему, если вы ввязались в драку, виновата я?

Их стычка стала уже привлекать внимание прохожих, которых было много в этот час на улице.

Некоторые уже с интересом оглядывались на ссорящуюся парочку. Однако ни Элли, ни Стив не замечали этого.

Лицо француза покраснело от гнева.

— То есть, вы изволили сказать, что ничего не знаете о тех трех негодяях, которые пять дней назад напали на меня и пригрозили убить, если я не уеду из города?

— Глянь-ка, а вы все еще здесь! — огрызнулась Элли.

— За это я должен благодарить не вас!

Она со злостью сжала кулаки и, взмахнув ими у него перед носом, сказала:

— Эй, мистер, когда мне приходится стрелять или драться, то я это делаю сама и всегда лицом к лицу. Так что нечего обвинять меня в том, во что вы сами вляпались! Я бы хотела, чтобы вы отсюда уносили ноги, но я еще не настолько низко пала, чтобы нанимать для вашего изгнания бандитов! У нас с вами есть общее дело, и, нравится оно нам или нет, но мы это дело решим честно и по справедливости! Понятно?

— Мне понятно… Но если я узнаю, что вы хоть как-то в этом замешаны…

— Идите, смочите себе голову, чтобы немного остыть, — огрызнулась Элли, а потом спросила: — А, кстати, где это вас носило все это время?

— У мадам Спрейберри, — Стив начал верить, что Элли могла и не знать, о том, что с ним стряслось. Но его до глубины души оскорбляло ее отношение к этому происшествию, как к чему-то не заслуживающему внимания. — Может, вас удивит, когда вы узнаете, что в этом городе есть люди, которые хорошо относятся к приезжим.

— А вы, наверное, удивитесь, когда узнаете, что есть люди, которые такого отношения не заслуживают, — парировала девушка.

— Мадам Спрейберри прекрасная добрая женщина, — заявил он.

— Она старая курица, — Элли презрительно захохотала. — Если за ней не следить, то она своей заботой, кого хочешь в могилу сведет. Впрочем, бьюсь об заклад, такого рода нежности вам как раз и нужны!

Губы Стива сжались так, что его рот превратился в узкую некрасивую полосу. Следовало признать, что язвительное замечание этой взбалмошной девчонки оказалось слишком близко к правде. Мей Спрейберри едва не уморила его своей добротой. А когда она не сидела с ним рядом и не кормила горячим отваром, на ее месте тут же возникала не менее заботливая Джастин.

Ему и сегодня-то удалось удрать только потому, что обе женщины увлеклись чем-то на кухне. Что и говорить — женщины любят увечных. Впрочем, это не относится к Элли. Та, скорее, предпочитает калечить других.

— Я и сам могу о себе позаботиться, — буркнул Такер. — Думаю, я это уже доказал один раз.

— Ха! — хмыкнула Элли, которую словно бес толкал под ребро еще и еще позлить француза. — Да любой мальчишка в коротких штанишках может схватить камень и случайно попасть, в цель. В этой стране, чтобы доказать, что ты чего-то стоишь, нужно стрелять и уметь ездить верхом.

Ее следующая фраза резанула Стива уже поострее, чем бритва.

— И еще один закон — ты не мужчина, если не сумел постоять за себя и не отомстил обидчику!

Он замер, словно его хлестнули плетью, под кожей на щеках заходили желваки. В первый момент Такер с трудом удержался от того, чтобы не ударить девушку, и не сделал этого только потому, что испугался, как бы не сломать ей шею. Случись такое, он бы потом здорово об этом жалел. Чтоб ей провалиться! Она усомнилась в его мужественности и храбрости, то есть в том, что он всегда считал своим главным достоинством.

— А ну, уйди с дороги!

Она презрительно повела плечами:

— Перед тобой, что ли?

И зря она так сказала. Стив сгреб ее за плечи, поднял в воздух и переставил, словно какой-то стул, на другое место, освобождая себе проход. Он еще успел удивиться, какая она легкая. Ему казалось, что она должна весить столько, сколько весит тонна свинца. Злой и решительный, он повернулся и стремительно пошел прочь.

Только тут Элли стала понимать, что она в очередной раз хватила через край.

— Куда вы идете? — окликнула она Стива.

— Выпить я хочу! — бросил он в ответ, не поворачивая головы. — И как можно больше!

— А, черт! — пробормотала Элли. Теперь она знала, что ничего хорошего ее выходка не принесет. — Кажется, я сейчас, собственными руками продала свою компанию. Он точно направился в «Алмаз».

В своем уютном кабинете Харрис Смит восседал, словно монарх, в кожаном кресле. Он медленно потягивал из высокого стакана виски, но совсем не ту пережженную гадость, которую подавали в баре. У него было прекрасное настроение и очень самоуверенный вид, так как в эту минуту Смит просматривал передовую статью в «Мидлчерч газетт», в которой говорилось о нем. Он, в который уже раз, похвалил себя за предусмотрительность, с которой в свое время пожертвовал деньги на колокол для пустовавшей звонницы единственной Мидлчерчской церкви.

— Посмотри-ка сюда, Норин, — сказал он, едва сдерживая радость в голосе. — Посмотри, как они восхваляют мою щедрость.

Он протянул жене газету, откинулся назад и отхлебнул дорогого виски.

— Деньги — это все, — наставительно произнес он. — За деньги можно купить друзей, врагов, уважение — все!

Она постучала длинными ногтями по газете:

— Я знаю. Мне всегда нравились деньги… и ты!

— Тебе нравились все, у кого были деньги, — хмыкнул он.

Их разговор прервал стук в дверь.

— Смит, — послышался густой баритон Лена Блэлока.

— Иди наверх, — приказал Смит жене. — Посмотри, как девчонки работают, не гоняют ли лодыря.

Норин встала, чмокнула мужа и тихо скрылась за задней дверью.

Дождавшись, пока она ушла, Смит окликнул шерифа. Блэлок вошел, держа шляпу в руках.

— Я хотел сообщить тебе, что Такер сегодня встал.

— Но прошло уже столько времени, — ответил ему Смит. — Что это значит? Почти неделя? — он покачал головой. — Ты меня огорчил, шериф! Я надеялся, что ты-то умнее Бойда и Пита! Поэтому я и послал тебя. Такера нужно было только припугнуть, а не избивать до полусмерти!

— Я тут ни при чем! Это твои парни разошлись!

Вцепившись, обеими руками в крышку стола, Смит тяжело наклонился вперед и угрожающе сказал:

— Прошло слишком много времени, я не могу ждать так долго!

Тяжело дыша, он снова откинулся на спинку кресла, посидел с минуту, потом встал и достал из кармана носовой платок. Не обращая никакого внимания на шерифа, словно того и не было в комнате, хозяин «Алмаза» некоторое время любовно протирал великолепный бриллиант в своей булавке для галстука.

Наконец, он соизволил сказать:

— Ну, так что, мне самому охотиться за Такером, или все-таки ты приведешь его ко мне?!

— Я уже позаботился об этом, — торопливо ответил Блэлок, неловко переминаясь с ноги на ногу. После того, как Джастин рассказала ему о нападении на француза, Блэлок навестил Такера. Это был не самый лучший момент в жизни шерифа, так как ему приходилось изображать гнев и надеяться, что дочь никогда не узнает о том, что это именно он виноват во всем происшедшем. Однако ему удалось скрыть свои чувства, и дочь не заметила всего этого притворства.

— Я сказал французу, что вы слышали о его несчастье, и посылаете свои сожаления. А когда он поправится, пусть заходит в «Алмаз», потому что вы его угощаете.

Блэлок посмотрел на лицо Смита, надеясь, что его слова смягчат хоть немного хозяина:

— Если он такой же, как остальные мужчины, то, думаю, не будет долго тянуть резину, а скоро придет в «Алмаз».

— Ну, если это так, то хорошо. Хоть один разумный поступок тебе удалось совершить. Только я бы советовал тебе пойти на улицу и проследить, чтобы француз ненароком не забыл, где его ждет бесплатная выпивка.

— Да, сэр, — Блэлок едва удержался от того, чтобы не стать по стойке «смирно». Слова эти вырвались у него непроизвольно, но, вырвавшись, они теперь ставили его на одну ступень с братьями Уоллесами и этим несчастным Джо Лазером. Он, шериф Лен Блэлок, стал просто одним из подручных Смита.


ГЛАВА 17 | Любовный пасьянс | ГЛАВА 19