home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 1

Аманда стояла перед большим зеркалом в универмаге и примеряла свадебное платье. Любуясь своим отражением, она вдруг подумала, что похожа сейчас на сказочную принцессу из детского фильма, да, на принцессу, спавшую долгим сном — до тех пор, пока ее не разбудил поцелуем прекрасный принц. Аманда отвернулась. Ей подумалось, что, может быть, и она тоже сказочная принцесса, все еще ждущая незнакомого принца, который разбудит ее и увезет с собой, в неведомые, далекие края. И будут они жить долго и счастливо…

«Господи, что за вздор!» — Аманда тряхнула головой, и ее длинные золотисто-рыжие волосы рассыпались по плечам. Дэвид — вот ее принц, ее жених. Казалось, он всегда был рядом. Она помнила его еще некрасивым, веснушчатым мальчиком. И вечно он таскал в карманах лягушек… Как же она ненавидела его, когда была маленькой! Но со временем все меняется, и ее чувства к Дэвиду не были исключением.

Аманда отошла от зеркала. Помогая расстегнуть молнию на платье, продавщица не переставала расточать комплименты; платье и вправду шло Аманде, сшито будто специально для нее.

— Да, от любви все хорошеют, — говорила продавщица, мечтательно вздыхая. — Любовь прекрасна! Глядя на вас, я снова ощущаю себя молодой. — И она засмеялась, словно шаловливая проказница девчонка.

«Любовь прекрасна, — повторяла про себя Аманда, снимая роскошное платье и надевая бело-голубой трикотажный костюм. — Любовь прекрасна…» Но что же такое любовь? Дэвид был всегда добр, бесконечно добр к ней. И он такой воспитанный… Ее родители будут счастливы видеть его своим зятем. «Лучшего мужа тебе не найти», — говорили они Аманде. Дэвид был сыном их лучших друзей, и ни у кого никогда не возникало сомнений в том, что он и Аманда однажды поженятся.

Будучи на два года старше Аманды, Дэвид в этом году оканчивал технологический институт в Атланте и должен был получить диплом инженера-электронщика. Аманда же окончила двухлетний государственный колледж в Джексонвилле. Когда Аманда объявила родителям о желании получить высшее образование, ее отец рассмеялся:

— Никак, хочешь получше подготовиться к роли жены образованного мужа?

«К роли жены…» Жена. Любовь. «Любовь прекрасна…» Любовь для нее — это ее Дэвид. Но действительно ли он для нее единственный мужчина на свете? Конечно, Аманде нравились и другие молодые люди, хотя отношения с ними у нее не складывались. Ведь все в колледже знали о ее романе с Дэвидом. В Джексонвилле она жила в одной комнате с Нэнси Бойманн, которая и разболтала всем о Дэвиде. Кроме того, уик-энды Аманда неизменно проводила с ним.

Аманда вышла из универмага и, перейдя улицу, направилась к почте, чтобы купить марки для свадебных открыток-приглашений. Они были уже написаны и готовы к отправке. Войдя в здание, Аманда наткнулась на доску объявлений, висящую прямо напротив входа. Она задержалась на минуту, чтобы прочитать об экзаменах, необходимых для получения специальности гражданских служащих. Нахлынули воспоминания о выпускных экзаменах в колледже. У нее были очень высокие баллы, и экзаменатор сказал, что она без труда сможет получить работу стенографистки в каком-нибудь правительственном учреждении. В общем, где бы она ни жила, с работой у нее проблем быть не должно.

Где бы она ни жила… За всю свою жизнь Аманда почти не выезжала из Алабамы. Где бы она ни жила… Уехать из дома — значит уехать от родителей, которые ее так любят и сделали ей столько добра! Значит уехать и от Дэвида, предлагающего ей руку и сердце. А брак с ним дал бы Аманде все, о чем только может мечтать любая женщина, — любовь, нежность, преданность, поддержку…

Взгляд Аманды задержался на объявлении о вакансиях для стенографисток в программе, связанной с космическими исследованиями. Мыс Канаверал… Флорида. Пальмы, солнечные пляжи, запах соленой морской воды. Сколько раз она читала о красотах побережья Флориды! И каждый раз мысленно переносилась туда и слышала крики парящих над морем чаек. Теплые ночи, тропические бризы… Когда-нибудь она обязательно поедет туда. Когда-нибудь…

— Что будешь покупать, Аманда? — Ее размышления прервал вопрос мисс Полли. — Готова поспорить, что ты собралась отправлять свадебные приглашения. Какое сегодня число? Гляди-ка, уже двадцать пятое июня! Июль — замечательный месяц для свадьбы! Замечательный! — Она замолчала, переводя дыхание и поправляя на носу очки.

«Как же она похожа на попугая!» — подумала Аманда. Полли Аткинсон слыла известной болтушкой, и многие предпочитали покупать марки в стоящем в вестибюле автомате, лишь бы не выслушивать длинные монологи мисс Полли.

— Я никогда не забуду своей свадьбы. Как вспомню — так сразу слезы на глазах. — Она часто заморгала, словно желая изобразить душевное волнение. — Я помню все так хорошо, как будто это было только вчера! А ведь двадцать седьмого июля будет ровно тридцать лет… Мы с мистером Аткинсоном были вместе двадцать три года, и я благодарна Господу за каждый прожитый с ним день…

— Пожалуйста, шестьсот почтовых марок. — Аманда вынула из кошелька деньги, желая побыстрее уйти. Она не хотела показаться грубой, но у нее было столько дел, что выслушивать элегические воспоминания мисс Полли о ее покойном муже просто не было времени.

— Шестьсот марок, подумать только! — Мисс Полли широко раскрыла глаза. — Вот это свадьба! Да, у Дэвида ведь такая большая семья, да и у тебя тоже… Аманда, дорогая моя, как же тебе повезло с Дэвидом! Он такой замечательный! Ты просто счастливица, раз он тебя выбрал!

Отсчитывая марки, она не заметила, как задели Аманду ее последние слова. Выходит, это он ее выбрал! Так же, как и ее родители! Снова это отвратительное, пронзающее все ее существо ощущение, что все время выбирает не она, а кто-то другой.

Взять хотя бы колледж. Аманда хотела поступать в университет штата Алабама. Как там было бы замечательно учиться! Студенческие организации, женские клубы, спортивные игры, вечеринки! «Это слишком дорого, девочка моя, — сказал ей тогда вечно считающий деньги отец. — Если уж ты так хочешь быть хорошей женой человеку с высшим образованием, тебе вполне достаточно и колледжа. Зачем тебе университетский диплом? Мы выберем для тебя какой-нибудь женский колледж, недорогой и вполне приличный».

Мисс Полли протянула Аманде марки и взяла деньги. Но сдачу давать явно не спешила. Вместо этого она снова мечтательно вздохнула и задумалась. Аманда чуть не застонала от отчаяния. Да, уйти будет не так-то просто. Марки для свадебных приглашений явно настроили мисс Полли на ностальгический лад, и Аманда подумала, что предпочла бы иметь дело скорее с торговым автоматом, пусть и заглатывающим иногда монеты, будто «однорукий бандит»[1] в Лас-Вегасе.

— Я слышала, вы собираетесь переехать в Хантсвилл, когда Дэвид устроится на работу в Редстоунский арсенал[2]? Дай-то Бог, чтобы ему это удалось. Его мать заходила ко мне на днях. Она говорила, вы проведете медовый месяц в Мобиле. Дэвид ведь знает, как ты хочешь увидеть море…

«Значит, Дэвид снова решил и выбрал за нас двоих!» — с гневом подумала Аманда.

Она вспомнила слова Дэвида: «Ты ведь всегда хотела поехать к морю. Что ж, поедем!»

Нет чтобы спросить ее: «Как насчет того, чтобы провести медовый месяц в Мобиле?» Снова за нее выбирает кто-то другой!

Аманда быстро взяла у мисс Полли сдачу. Та снова глубоко вздохнула, видимо, собираясь продолжить беседу, но Аманда повернулась и быстро пошла к выходу. Пусть ее считают невежливой, но оставаться здесь она больше не в силах.

Проходя мимо доски с объявлениями, она снова задержалась. Мыс Канаверал. Может, она бы предпочла провести медовый месяц там, а не в Мобиле! Аманда вдруг подумала, что никогда ничего не решала сама. И именно теперь, когда до свадьбы оставалось чуть больше месяца, ей показалось необычайно важным принять хотя бы какое-то самостоятельное решение. Свадьба была неотвратима. Неотвратима, как сама смерть! Пораженная этой мыслью, она остановилась прямо на ступеньках здания почты. Замужество — это ведь навсегда. Господи, а она ничего еще не знает о жизни! Все всегда решали и выбирали за нее.

Путь к дому лежал через небольшой парк, и, взволнованная, Аманда почти бежала по его дорожкам. Она спешила домой, туда, откуда больше всего на свете хотела бы теперь убежать. Там ее ждала мать… Сколько времени прошло с тех пор, как она в очередной раз услышала «свою историю»? Три-четыре месяца, не больше. Кажется, это было в тот вечер, когда Дэвид подарил ей обручальное кольцо и назначил день свадьбы. Да, именно тогда. Ее родители пригласили к себе Уолстонов на чашку кофе — отметить это событие. Те, конечно, заранее знали про подаренное кольцо, как и родители Аманды. Еще одно решение без ее ведома!

Аманда бы предпочла прогулку по реке на лодке. Как красиво играли бы лучи лунного света на ее обручальном кольце с бриллиантом! Или можно было бы поехать на автомобиле к живописной вершине горы Чиха — посмотреть на танцующие огни лежащего внизу города… А все оказалось так банально — кофе и ее «официальное представление» родителям Дэвида.

Ну и, наконец, «ее история». После нескольких бокалов шампанского подали кофе с восхитительным печеньем. Миссис Уолстон еще пообещала тогда дать ей рецепт. «Ничего лучше для гостей и не придумаешь», — сказала она Аманде.

Мать Аманды обратилась к ней со слезами в голосе:

— Господь не дал нам детей, но он все же сжалился над нами. Мы сами выбрали себе ребенка в приюте для грудных младенцев. И мы выбрали тебя, Аманда. Бог свидетель, мы никогда об этом не жалели. У каких еще родителей есть такая послушная и любящая дочь?

Отец Аманды улыбнулся:

— Да, ты уже тогда была совершенно особенной, не такой, как остальные, девочка моя. В приюте ты показалась нам самой родной… Это сам Господь Бог послал нам тебя.

— Как это все чудесно, как замечательно! — вмешалась миссис Уолстон. — Как тебе повезло, Аманда, что тебя выбрали такие замечательные люди! — И добавила, обращаясь к родителям Аманды: — И какие вы молодцы, что не ошиблись в своем выборе! Да и мы с Джилом не могли бы выбрать себе лучшую невестку!

Нет, Аманда вовсе не хотела быть неблагодарной. У нее был дом, были любящие родители. Пусть она им и неродная дочь, но своих настоящих родителей Аманда совсем не помнила. Неудивительно, ей ведь было всего четыре месяца, когда ее удочерили. Аманда искренне любила своих родителей, но… Всю свою жизнь ей приходилось выслушивать эту «ее историю». На каждый день рождения, на каждое Рождество ей неизменно рассказывали эту чудесную сказку. А родственники всегда делали комментарии в стиле ведущих ток-шоу, и Аманда неизменно чувствовала себя виноватой, словно ее в чем-то упрекали.

А тут еще и Дэвид вмешался:

— И я не мог бы выбрать себе лучшую невесту. Предлагаю за нее тост!

И хотя Аманда улыбнулась, когда все шестеро чокнулись чашками с кофе, ей было вовсе не до смеха. Ей хотелось громко крикнуть, что она уже по горло сыта тем, что ее постоянно кто-то выбирает. Довольно с нее! Она человек, а не кочан капусты в корзине с овощами! Но нет, конечно, она не устроила никакого скандала. Это было бы просто неблагодарно с ее стороны. В конце концов нужно уметь владеть собой…

Дойдя до середины парка, Аманда остановилась. Вокруг стояла тишина, никого не было, и Аманда почувствовала себя лучше. Здесь-то уж никто не мог напомнить ей о том, что она всю жизнь была просто марионеткой в чужих руках.

Вдруг откуда-то сверху раздался легкий звук. Аманда подняла голову и увидела красногрудую малиновку. Свободно и весело птичка взлетела на вершину усыпанного плодами кизилового дерева. Аманда еле сдержала слезы.

— Тебе хорошо, ты ведь свободна, маленькая птичка, — прошептала она. — И ты можешь лететь, куда захочешь, можешь сама выбирать себе друга и вить гнездо, где пожелаешь. И ты отвечаешь только перед Богом…

Словно в ответ на слова Аманды малиновка запела. Слушая ее беззаботное пение, Аманда расплакалась. Господи, как бы она хотела стать свободной! Выбирать, решать что-то самой! А иначе никогда не знать ей счастья, никогда не петь веселых песен, обращаясь к небу!

Все, довольно с нее! Аманда повернулась и быстро пошла назад, направляясь к небольшому зданию с вывеской «Служба занятости». Малиновка замолчала, будто не понимая, к чему такая спешка.

Все люди такие странные, должно быть, думала малиновка, начиная новую песню. К счастью, она-то была свободной…

Дай-то Бог, чтобы свободной стала и Аманда Линдлей.


Патриция Хэган Будь со мной | Будь со мной | Глава 2