home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 10

К вечеру стало окончательно ясно, что идти сама Аманда не сможет — боль в ноге была довольно сильной.

— Я боюсь везти тебя домой на своем стареньком джипе, — сказал ей Норман. — Если тебя растрясет по дороге, нога разболится еще больше. Может, стоит позвонить твоим соседкам, чтобы они приехали и забрали тебя?

Аманда согласилась — это и впрямь было лучшим решением проблемы. Весь вечер она наслаждалась обществом Нормана. Они много говорили и много молчали. Но их молчание не имело ничего общего со скукой. Аманде казалось, что она могла бы часами сидеть и просто смотреть Норману в глаза — преданные, страстные, искренние глаза. Однако она устала, и ей хотелось спать — просто надеть пижаму, лечь и расслабиться. Она дала Норману свой телефонный номер.

Он ушел, но вскоре вернулся. Дина и Ева обещали быть через полчаса.

— Мне так хотелось потанцевать с тобой сегодня вечером, Мэнди, — сокрушенно сказал он ей, — но тебе сейчас нельзя двигаться. А мне, я чувствую, нужно будет поработать над книгой сегодня ночью.

— Ночью? — удивилась Аманда.

Норман кивнул:

— Я, должно быть, сяду за работу, как только уложу отца. Наверное, просижу до рассвета. А едва взойдет солнце, вся исписанная за ночь бумага полетит прямо в корзину для мусора. — Он улыбнулся.

— Тогда зачем вообще работать? — с удивлением спросила его Аманда. — Зачем работать, если ты не уверен в том, что делаешь?

Он покачал головой:

— Видишь ли, я пишу о том, чего и сам толком не понимаю. Я хочу написать большую книгу о своей жизни, о родителях и их отношениях. Мне приходится все время гадать, что же все-таки могло между ними произойти. И все, что приходит мне в голову, кажется недостаточно убедительным и правдоподобным. Если бы я только знал правду…

— А ты никогда не пробовал поговорить с отцом? — спросила Аманда, с сочувствием глядя на Нормана и кладя ему руку на плечо. — Может, он и вспомнил бы прошлое и смог бы все тебе рассказать?

Норман покачал головой:

— Спрашивал, и не раз. Сначала он что-то бормотал и пытался сказать, но потом, по-видимому, вспоминал что-то очень мучительное и тогда начинал плакать и звать по имени мою мать. Нет, лучше не мучить его расспросами.

Аманда вздохнула:

— А ты сам, Норман? Сам-то ты что-нибудь помнишь? Сколько тебе тогда было лет? Семь? Восемь?

— Шесть. Боюсь, что сам я могу вспомнить лишь очень немногое. Не помню, чтобы какая-то ночь показалась мне тогда особенной, отличной от всех остальных. А потом я вдруг понял, что мама от нас ушла и больше не придет. Тогда к нам стало вдруг приходить очень много родственников. И еще полиция… На мои расспросы никто не отвечал. — Норман покачал головой, словно воспоминания причиняли ему боль. — Я был тогда слишком маленьким, чтобы что-то понимать. Тетя Милдред и дядя Бэррет приехали и стали с нами жить, ухаживать за отцом. В то время его рассудок был еще не столь помрачен, как сейчас, и он отказался куда-либо уезжать из этих мест. Тетя умерла, когда мне было двенадцать лет, а дядя — когда только-только исполнилось пятнадцать. Тогда я был уже достаточно взрослым, чтобы самому решить, что мы с отцом никуда отсюда не уедем. Так с тех пор и живем с постоянно сменяющими одна другую экономками и домработницами. Очевидно, какие-то чувства отца передались и мне. Я чувствую внутреннюю потребность, необходимость для себя оставаться здесь, по крайней мере до тех пор, пока не найду ответа на мучающие меня вопросы.

Норман сварил кофе, и когда Дина и Ева приехали, Аманда сидела на софе, положив больную ногу на высокий стул рядом. Она размышляла о только что услышанном от Нормана. Он ей очень нравился. Она чувствовала, что, если увезти его подальше от затхлой атмосферы этого старого дома, он станет совсем другим — страстным, живым и энергичным. Но он был привязан к отцу.

Но только ли сыновний долг держал его здесь? Она посмотрела на портрет Джулии Харкер, печально улыбающейся ей. Может, Норман остается здесь и из-за собственных сомнений и страхов? Может, он до сих пор так ограничивал свои контакты с внешним миром потому, что чувствовал вину за преступление, совершенное отцом? А разве возможно счастье, когда твою жизнь опутывает паутина прошлого?

Мысли ее были прерваны стуком в дверь. Норман улыбнулся и пошел открывать. Уже через несколько секунд она услышала голоса своих соседок. Норман пытался объяснить им в нескольких словах, что произошло, уверяя, что переломов у Аманды нет и вообще беспокоиться не о чем.

Зайдя в гостиную, Дина со свойственной ей прямолинейностью и резкостью спросила Аманду:

— О Господи, что ты можешь делать в этом жутком, старом домище? И как это ты ухитрилась подвернуть ногу? От злых духов убегала, что ли?

Ева, вошедшая за Диной, тоже чувствовала себя явно не в своей тарелке. Однако она искренне улыбнулась и сказала:

— А у тебя неплохой дом, Норман. Я хотела бы приехать сюда как-нибудь днем и побродить вокруг. Уверена, здесь поблизости есть чудесные места.

В ответ Норман тепло улыбнулся:

— Что ж, мы можем как-нибудь договориться. Мне бы очень хотелось, чтобы вы втроем приехали сюда на уик-энд. Мы можем покататься на парусной лодке или просто погулять, побродить вокруг.

— Аманда говорила, вы писатель, — вступила в разговор Дина.

— Да, я продал как-то несколько рассказов и триллеров в небольшие журналы. А сейчас работаю над романом. Про тайну, окружающую мой дом и мою семью. Досадно, что мне не хватает достоверных знаний о том, что здесь происходило. Преступление так и не было раскрыто, и мне сложно работать — ведь конца этой истории я не знаю.

Ева и Дина закивали. Речь Нормана, несомненно, произвела на них впечатление. Дина, занервничав, спросила Нормана прямо:

— А что здесь случилось, Норман? Кого-то убили? — Она непроизвольно вздрогнула.

— Точно никто не знает, — задумчиво произнес Норман и подробно рассказал девушкам то, что уже слышала Аманда: об исчезновении своей матери, о том, что тела так и не были найдены и поэтому ни о чем пока нельзя говорить с уверенностью.

— Может, мы все же поедем домой? — сказала Аманда, надеясь, что ее не сочтут грубой. Она ужасно устала, да и в этом старом доме ей было довольно неуютно. Кроме того, потребуется какое-то время, чтобы подумать и разобраться во всем услышанном от Нормана, она ведь любила его… Он был так не похож на всех, кого она знала раньше! От него исходили тепло и сила, и Аманда чувствовала себя с ним уверенно и в совершенной безопасности. И все же ей нужно было какое-то время, чтобы до конца разобраться в себе.

Она попыталась встать, но боль все еще была очень сильной. Норман легко взял ее на руки и понес к машине. Дина и Ева были уже там. Он посадил ее на переднее сиденье. Ева села за руль, а Дина пристроилась сзади.

— Я позвоню тебе завтра, — сказал он Аманде, — может, тебе станет лучше, и мы сможем пойти куда-нибудь пообедать. А если нет, я могу просто заехать тебя навестить.

И пока Дина и Ева вежливо смотрели в другую сторону, стараясь делать вид, что происходящее между Амандой и Норманом нисколько их не касается, Норман нагнулся к Аманде и нежно обнял ее. На прощание он поцеловал ее в губы, и этот поцелуй был не робким, а страстным и настойчивым.

— А этот парень и впрямь тебя любит, — сказала Ева, когда они ехали домой. — И он неплохой, но только, Мэнди, не кажется ли он тебе несколько странным?

Аманда задумчиво кивнула, соглашаясь с Евой.

— Ты подумай, ведь всю свою жизнь он прожил в этом доме. И потом, он так и не знает, что же произошло с его матерью. В общем, у него есть причина быть немножко странным.

— А по-моему, это отец Нормана убил его мать, — заявила Дина. — Увидел ее с любовником и убил в припадке ревности. А потом утопил тела в каком-нибудь болоте.

Аманда покачала головой.

— Я почему-то думаю, что все было не так, — сказала она, хотя и не слишком уверенно. — Я видела отца Нормана. Это несчастный старик, а в глазах его застыло выражение ужасной тоски и печали. Каждый день он бродит среди апельсиновых деревьев и зовет по имени мать Нормана. Если бы он убил ее и знал, что она мертва, — разве бы стал он ее звать?

— Да какая разница! — отозвалась Ева. — Какая для него разница, если он ненормальный? Может, он просто не помнит, что убил ее?

— Да, здесь просто необходимо тщательное расследование, — решила Дина. — Я думаю, никому уже не суждено узнать, что же там произошло. Но в любом случае, если бы Норман смог как-то прояснить для себя ситуацию, ему бы жилось намного легче.

Аманда уже думала об этом. Тайна прошлого мучила Нормана сильнее, чем он сам, очевидно, мог себе это представить. Сможет ли он найти счастье, пока в душе его не будет покоя?

Подруги помогли Аманде подняться в квартиру и добраться до кровати. Когда Аманда легла, Ева села рядом. Уже по выражению ее лица Аманда поняла, что она хочет ей что-то сказать. Впрочем, скоро стало ясно, в чем дело.

— Ты помнишь, как вчера представила нам своего бывшего жениха, Аманда? — спросила ее Ева.

Аманда спокойно кивнула головой.

— Знаешь, по-моему, он очень красивый, Аманда. И вообще просто замечательный! Я уже раньше видела его здесь, но не знала, кто он, пока ты его не представила. Он работает в нашем отделе, выполняет какое-то задание Редстоунского арсенала. Он пробудет здесь еще шесть месяцев.

Аманда знала, что Ева работает в отделении НАСА по контролю за качеством продукции. Но она еще не вполне свыклась с мыслью, что и Дэвид теперь работает где-то поблизости.

Ева замолчала и опустила глаза, как будто что-то хотела сказать, но не могла подобрать нужных слов. Аманда это почувствовала, потянулась к ней и положила руку на плечо. Когда Аманда только приехала во Флориду, Ева очень помогла ей справиться с тоской по дому и ощущением неуверенности в себе. А теперь помощь нужна была ей.

— Если Дэвид назначит тебе свидание, я не буду возражать, — спокойно сказала она.

— Ой, да вряд ли! — ответила Ева улыбаясь, но было видно, что эта улыбка дается ей нелегко. Аманда поняла, что не ошиблась. — Но он такой хороший…

— Да, ты права, Дэвид действительно очень хороший, — согласилась Аманда. — Он симпатичный, хорошо образован, из приличной семьи. Как говорится, джентльмен во всех отношениях. Поэтому если он назначит тебе свидание, не отказывайся только из-за меня. Между нами давно все кончено.

— Ты просто прелесть! — Ева крепко обняла Аманду. — Почему ты ушла от такого замечательного парня, как Дэвид, навсегда останется для меня загадкой, но, в конце концов, это твое личное дело. И так как ты не собираешься возобновлять с ним отношения и не будешь возражать, я соглашусь, если он назначит мне свидание. Я просто не хочу потом никаких угрызений совести, понимаешь, Аманда?

— Понимаю. — Аманда кивнула. — Ты можешь быть совершенно спокойна, совесть твоя чиста. Когда-то Дэвида выбрали для меня и за меня. За меня заранее решили, что он будет моим мужем. — Аманда тяжело вздохнула и покачала головой. — А я хотела сама принимать решения. — Она надеялась, что Ева ее поймет. — Сейчас я люблю Нормана Харкера, очень люблю! И думаю, если он когда-нибудь освободится от мучающих его призраков прошлого, мы будем счастливы вдвоем. Как бы я хотела освободить его от этого тягостного груза! Господи, как я этого хочу, если это вообще возможно!

— Уверена, у тебя все получится. — Ева улыбнулась и встала. — Я и Дина заметили, с какой нежностью он на тебя сегодня смотрел. Он любит тебя, Аманда. А со временем, когда он освободится от свои мучительных воспоминаний, вы обязательно найдете счастье. Он замечательный, страстный человек, но таков же и твой Дэвид, и мне бы очень хотелось познакомиться с ним поближе.

— Да он вовсе не «мой Дэвид»! — ответила Аманда, пытаясь при этом улыбнуться. — Но ты права, он действительно замечательный и страстный. Уверена, он тебя не разочарует. И потом, ты тоже должна ему понравиться. Так что ни о чем не беспокойся.

Когда Ева ушла, Аманда осталась одна. Лежа в темноте, она — в который раз! — пыталась разобраться в своих мыслях и чувствах. Она не могла отрицать, что встреча с Дэвидом произвела на нее сильное впечатление. Несмотря на свою твердую убежденность в том, что нельзя выходить замуж, если выбираешь не ты, а кто-то другой, она еще не забыла счастливые времена, когда они с Дэвидом были вместе. Воспоминания о тех днях были очень приятными. Они вместе выросли, и у них было много общих радостей, но ведь теперь все изменилось. Аманда тряхнула головой, пытаясь навести порядок в собственных мыслях.

Она подумала о Нормане. С ним она чувствовала себя уверенно и надежно. Ей казалось, что, если он и впрямь ее любит, она никогда уже не будет одинокой. Но как ему помочь? Да и хватит ли у нее на это сил? Как бы то ни было, стоит попытаться. И сейчас это было единственное, в чем Аманда была совершенно уверена.


Глава 9 | Будь со мной | Глава 11