home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 6

Аманда открыла глаза. Несмотря на острую боль, словно в тисках сжавшую все ее тело, она очень удивилась, увидев рядом бородатого незнакомца. Он держал ее за руки, и они погружались все глубже и глубже под воду. Незнакомец широко улыбался ей. Потом он сложил большой и указательный пальцы колечком, показывая ей, что все хорошо и она может расслабиться и ни о чем больше не волноваться.

Боль постепенно проходила, и Аманда чувствовала себя уже не так плохо. Бородатый незнакомец крепко держал ее за плечи, его колени касались ее ног. Он то и дело улыбался ей и кивал. Она только не понимала, почему ее, как пленницу, держат в тихой глубине океана. Часто незнакомец зажигал фонарь, чтобы хоть как-то ободрить ее, дать понять, что он рядом. Аманда подумала о Митче. Действительно ли тогда, на берегу, она видела слезы в его глазах? Или, быть может, ей померещилось от боли?

Незнакомец сжал ее руку, как будто просил не волноваться, убеждал, что все будет хорошо.

Аманда ощутила какое-то движение. Появилась еще одна фигура. Сначала она казалась совершенно бесформенной, безразмерной, но вот ее осветил луч подводного фонаря, и Аманда отчетливо различила человека в костюме аквалангиста. Он и держащий ее за руки бородач обменялись какими-то знаками. Как давно она в воде и зачем ее держит этот незнакомец? Кажется, он собирается оставить ее одну, а сам хочет уйти! Но сначала он берет обе ее руки в свои, крепко их сжимает и улыбается. Потом, указывая наверх, дает ей понять, что там они еще увидятся, и начинает всплывать.

Теперь уже ее держит за руки другой незнакомец. Ей кажется, что она засыпает, и хотя изо всех сил борется со сном, все же погружается в темное забытье. Когда она открыла глаза, паника и страх исчезли, и Аманда ощущала только какую-то странную скуку.

Потом два аквалангиста, похожих на тени, медленно и осторожно стали поднимать ее на поверхность. Тихо, неторопливо она всплывала. Когда-то раньше она слышала, что перед глазами тонущего человека за несколько мгновений проносится вся его жизнь. Там, на пороге смерти, Аманда подумала о Дэвиде, о матери и отце, но почему-то не о Митче. Теперь она точно знала, что слезы на его глазах ей не привиделись. Они были настоящими — такими же настоящими и реальными, как его трусость и малодушие. Что же влекло ее к нему все эти месяцы? Его сила? Обаяние? И первое, и второе теперь оказалось ложным, ненастоящим, а потому совершенно ничего не значащим. Но и мысли о Дэвиде всплыли тогда в ее сознании только потому, что она захотела о нем вспомнить. Аманда опять подумала о том, как хорошо выбирать самой, пусть даже находясь на волосок от смерти.

И вот она наконец на берегу. Это было неописуемое, радостно-пьянящее ощущение — снова увидеть небо, ощутить свежесть и сладость живого воздуха.

— Ну и напугали вы нас, мисс Линдлей! — сказал ей какой-то человек, когда ее переносили в лодку. — Сейчас мы отвезем вас в больницу, чтобы доктора убедились, что с вами все в порядке.

Нет, это был не сон. Они рассказали ей, что она провела под водой, на глубине приблизительно в сто шестьдесят пять футов, около восемнадцати часов.

— Вы быстро всплыли тогда, потому что вас напугал скат, — объяснил ей доктор в больнице. — Это мы знаем со слов человека, с которым вы вместе ныряли. И столь быстрое всплытие стало причиной воздушной эмболии. Под огромной силой давления воздух проник в кровеносные сосуды, окружающие легкие. Вы меня понимаете?

Аманда кивнула, чувствуя себя одновременно безумно уставшей, но и безмерно благодарной людям, спасшим ей жизнь.

Доктор продолжал:

— Вы, несомненно, родились под счастливой звездой. — С этими словами он вложил ей в ладонь две пилюли и поднес бумажный стаканчик, наполовину наполненный водой. — Видите ли, когда воздух попадает в кровеносные сосуды, очень скоро он достигает сердца. А уже оттуда главные артерии разносят его по всему телу. Так вот, если бы воздушные пузыри достигли мозга, смерть наступила бы мгновенно.

Аманда вздрогнула. Жизнь. Любовь. Смерть. Три великие силы. Она осталась в живых, а ведь могла бы так никогда и не встретить свою настоящую любовь. Смерть могла забрать ее раньше, чем она испытала бы сполна две великие радости, дарованные человеку Богом. Она спасена. Но для чего и для кого? Для Митча? Не так давно она восхищалась его силой, его редким вкусом к жизни. Он ввел ее в новый мир — в свой мир. Но там, на берегу, отчаявшись, он скорее готов был дать ей умереть, чем попытаться спасти, бороться за ее жизнь. А если он не пытался ее спасти, значит, ему не было никакого дела до ее жизни, ее любви.

Она закрыла глаза. Стоявший рядом врач решил, что началось действие успокоительного, которое она только что приняла. Он не знал, что она молча благодарила Провидение за подаренную ей возможность встретить завтрашний день, найти настоящую любовь и самый смысл жизни, который до сих пор от нее ускользал. Врач подумал, что она заснула, и на цыпочках вышел из комнаты.

Так, в полудреме прошло несколько минут. Вдруг Аманда ощутила чье-то чужое, но в то же время удивительно знакомое присутствие. Это был тот самый молодой бородач, который спас ей жизнь! Она непроизвольно улыбнулась ему, и он ответил ей улыбкой, одновременно складывая колечком большой и указательный пальцы, чтобы показать, что все по-прежнему хорошо.

— Приветствую своего знакомого по царству Нептуна! — Она протянула ему руку. — Как мне нас благодарить?

Он хитро улыбнулся:

— Позволить мне научить-таки вас плавать под водой по всем правилам.

У него были карие глаза с красно-рыжими искорками. Или это был отблеск его каштановых волос? Был ли он красив? Нет, пожалуй, она бы этого не сказала, и прежде всего из-за бороды. Хотя внешность у него была более интересная, чем у кого бы то ни было из ее знакомых. У него был хрипловатый, очень уверенный голос, и Аманде почему-то показалось, что она слышала его еще под водой, хотя он, разумеется, не мог там говорить.

— Нет уж, к воде я теперь и не приближусь, даже вброд не пойду. — Аманда засмеялась, но тут же сморщилась от боли.

Он успокоил ее, сказав, что уже через несколько дней боль полностью исчезнет, а ее дыхательная система придет в норму.

Тут Аманда вспомнила:

— Я ведь даже не знаю вашего имени. Поверьте, ужасно неловко благодарить за спасение собственной жизни человека, не зная, как его зовут.

— Меня зовут Норман. — Он придвинул поближе к кровати стул и сел. — Норман Харкер.

Он засмеялся, так как на лице Аманды отразился испуг. Она была удивительно красивой девушкой. Красивой, но не очень счастливой — это читалось в глубине ее глаз. Она все время смотрела так, будто старалась о чем-то забыть. Или, быть может, о ком-то. Ей так нужны были смех и счастье, ей явно не хватало улыбок, жарких поцелуев…

Аманда боролась с желанием спросить Нормана сразу о многом — о том многом, что ее совершенно не касалось. Если его имя Харкер, значит, он живет в том старом доме. А Харкер-старик — это, наверное, его отец. Как бы там ни было, Норман Харкер спас ей жизнь. И все его семейные тайны сейчас не имели никакого значения. Тем не менее Аманда содрогнулась, представив, что тела матери Нормана и ее любовника могут до сих пор лежать где-то посреди апельсиновой рощи.

Догадавшись, что Аманда думает об историях, связанных с его домом и родителями, Норман засмеялся, и Аманда рассмеялась в ответ. Всегда теперь быть веселой и счастливой — вот чего ей хотелось. Она ведь была так близко от смерти, но ей было даровано спасение.

— Я хочу быть твоим другом, Аманда. — Норман потянулся вперед и легонько дотронулся рукой до ее щеки. — Мне нужен друг, а тебе нужно счастье. Мы хорошо поладим…

— Я обязана тебе жизнью, Норман, и почту за большую честь, если ты станешь моим другом. Теперь я понимаю, что Митч, мой приятель, оказался совсем другим человеком, чем я себе представляла. Конечно, с моей стороны было весьма глупо нырять с аквалангом — я ведь не очень хорошо плаваю. Но еще большей глупостью было не понять раньше, что в нужную минуту я не смогу положиться на Митча. К сожалению, часто люди оказываются совсем не такими, как мы их себе представляем.

— Что-то вроде покупки яиц, — согласился с ней Норман. — Яйцо может выглядеть свежим, но пока ты не разобьешь его, ты так и не узнаешь, какое же оно на самом деле. Так вот и твой друг раскололся вчера, и теперь мы оба знаем, какой же он внутри, без скорлупы.

«Я-то считала, что люблю его, — с сожалением подумала Аманда. — А он оказался всего лишь имитацией настоящего мужчины, а его любовь — пустой, ничего не стоящей скорлупкой». И все же думать так ей было больно. Обидно и больно.


Глава 5 | Будь со мной | Глава 7