home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 7

Прошло некоторое время, и Аманде снова пришлось встретиться с Митчелом Холлистером. Ей было очень нелегко выглядеть равнодушной, когда на самом деле ужасно хотелось заплакать и спросить, как же мог он так поступить с ней. Конечно, в тяжелую минуту легко запаниковать, но если ты кого-то любишь, то должен держать себя в руках. А ведь Митчел столько раз говорил ей о своей любви…

— Я пока оставлю подводное плавание, — сказал он ей, наклоняясь над больничной койкой. — И возьму несколько уроков в школе береговой охраны. Прости, тогда я относился к этому как к развлечению и не думал о возможных последствиях.

— Это развлечение могло стоить мне жизни. — Голос Аманды был хриплым и звучал холодно. — Если бы не Норман Харкер. Он сразу понял, что надо делать. Я обязана ему жизнью.

Митч скривил губы:

— Но он ведь просто сумасшедший, не так ли? Я думаю, что и испугался-то в основном из-за него, когда увидел, как этот бородач бежит к нам, словно Робинзон Крузо. — Он засмеялся, но Аманда ему не ответила, и смех его быстро угас.

Похоже, малодушие будет стоить ему слишком многого — ведь раньше он выглядел чуть ли не героем в глазах Аманды, а теперь она не желала с ним и разговаривать. По-видимому, между ними все кончено. И пытаться продолжать отношения дальше было бы просто бессмысленно. Он поднялся и сказал Аманде, чтобы та позвонила ему, если ей что-нибудь понадобится, и ушел, зная, что сам больше никогда не будет ее искать.

Аманда провела в больнице три дня, и в это время к ней приехали родители из Алабамы. Они были ужасно расстроены.

— Господи, объясни мне, ну для чего тебе понадобилось это подводное плавание?! — обратилась к дочери Дора Линдлей. — По-моему, раньше ты никогда не вела себя так опрометчиво, Аманда. Я просто чувствовала, что с тобой может произойти нечто подобное.

Крэг Линдлей наклонился к дочери:

— Дорогая, мама совершенно права. Здесь тебе просто не место, пора уже понять это и остепениться. Доктор говорит, уже завтра ты сможешь выйти отсюда. Почему бы тебе не собрать вещи и не вернуться домой вместе с нами? Мы можем выехать в любой момент.

Аманда отвернулась к стене, не желая, чтобы отец увидел ее слезы и догадался, что она чувствует. Ведь теперь она выбирала сама. Сама приехала сюда, начала встречаться с Митчем и в конце концов сама решила надеть подводный костюм и погрузиться в темные глубины Индиан-Ривер. Да, ей грозила смерть, и никогда ей не забыть тех бесконечных часов под водой, когда люди в резиновых костюмах держали ее за руки, пытаясь приободрить. Это было похоже на вечность, но даже тогда ей в голову не пришла мысль о возвращении домой.

— Нет, отец, — спокойно сказала она чуть погодя. — Я не поеду с вами. Я останусь здесь. — И она рассказала им о своей работе, которая ей действительно нравилась, о запусках спутников. Ей нравилось участвовать в космических программах, ощущать себя маленькой частичкой, необходимой для их осуществления.

— Но, Аманда, ты же все еще любишь Дэвида! — произнесла ее мать. — Да и он чувствует себя таким несчастным с тех пор, как ты уехала. Он поехал работать в Хантсвилл, как и собирался, но Рут говорит, он все еще думает о тебе.

Аманда вздрогнула. Почему ей было приятно это слышать? Разве не обрадовала бы ее новость, что он уже встречается с другой девушкой? Теперь уже трудно было сказать наверняка.

— Но тогда хотя бы переезжай куда-нибудь поближе к дому! — сказал ей Крэг Линдлей таким тоном, что и Аманда, и ее мать поняли, что он не на шутку рассердился. Они тревожно переглянулись. — Думаю, ты уже успела показать всем, на что способна, и сама видишь, что еще недостаточно взрослая для самостоятельной жизни.

Теперь настал черед Аманды рассердиться:

— Отец, неужели ты и впрямь не понимаешь, что сам только что назвал причину, по которой я уехала? Мне нужно было самой научиться принимать решения. Вы всегда выбирали и решали все за меня. Даже меня саму вы выбрали когда-то в приюте для грудных младенцев. Вы решали, что мне надевать, как поступать, что и когда говорить. Вы решили сделать меня такой, какой вам было бы приятно меня видеть. — Аманда замолчала, чтобы перевести дыхание. Несмотря на гневные слова, она смотрела на родителей с нежностью, как бы пытаясь сказать, что по-прежнему любит их. — Мне просто надо найти себя. Я хочу сама все решать, пусть иногда и ошибаясь. Я должна наконец узнать, кто же я такая. Неужели вы этого не понимаете?

Аманда умоляюще смотрела на них, беспомощно разводя руками, тогда как ее родители пытались понять, следует ли им отнестись к ее словам серьезно или же как к последствию нервного шока из-за ужасного происшествия под водой. В это время дверь медленно открылась, и в комнату заглянул уже знакомый ей бородатый юноша. Увидев родителей Аманды, он хотел было выйти, но Аманда поманила его рукой.

— Мама, отец, познакомьтесь! Вот человек, который спас мне жизнь. Его зовут Норман Харкер. Норман, как здорово, что ты пришел! — В его присутствии Аманда ощущала себя удивительно спокойной, мудрой и взрослой. Он понимал ее гораздо лучше, чем Митч. Кроме того, с ним она чувствовала себя защищенной. Да это и неудивительно — он ведь спас ей жизнь!

— Вы тоже принимаете участие в космических программах? — вежливо спросил мистер Линдлей. На самом деле он хотел, чтобы этот странный тип побыстрее ушел и дал ему возможность продолжить прерванный разговор с дочерью.

Норман ответил, что никогда не работал в Центре космических исследований.

— Я живу в старом доме на острове Мерритт, — сказал он. — Там недалеко и плавали в то утро Аманда со своим спутником. А я как раз гулял по лесу. — Он замолчал, переводя дыхание. — Я писатель и провожу много времени, бродя по острову и размышляя о новых сюжетах.

— Писатель? — воскликнула Дора Линдлей, беспомощно хватаясь за руку мужа. Господи, с кем еще встречается ее дочь? Сначала атлет, оказавшийся трусом, а теперь мужественный бородатый писатель. — И что же вы пишете? — спросила она Нормана. По-видимому, ей было очень важно узнать это.

Норман улыбнулся. Он уже давно привык к тому, что люди любят задавать много вопросов.

— Я пишу триллеры и мистические истории, — ответил он. — Несколько моих рассказов уже опубликовано. А сейчас работаю над романом. Я хочу разгадать тайну, окружающую мой дом и семью.

— Что еще за тайна? — почти в истерике воскликнула Дора Линдлей, и муж сжал ее руку, успокаивая.

Аманда рассмеялась: она-то знала об этой тайне, знала, что многие люди полагают, будто отец Нормана убил свою жену и ее любовника и спрягал их тела где-то в болотах и трясинах острова. Но ей не было страшно. И Норман почувствовал и обрадовался этому. Ведь обычно девушки дрожали от страха, когда он заговаривал о своей семье.

— Никто точно не знает, что тогда произошло, — вежливо начал Норман. — Отец и мать серьезно поссорились, когда стало известно, что она любит другого. Отец ведь был значительно старше ее. И, по-видимому, уже тогда был нездоров. После этой поры мать исчезла. И с тех пор не давала о себе знать. Некоторые считают, что отец просто убил ее из ревности, полагая, что она непременно вернулась бы повидать сына, если бы была жива.

— Какой ужас! — вздохнула Дора Линдлей. — Бедный Норман! Твой отец сейчас в больнице?

— В этом нет необходимости, — ответил Норман. — Я сам ухаживаю за ним. Он просто бродит все время по лесу и зовет мою мать, никому не причиняя вреда. Если увезти его отсюда, боюсь, он просто не выживет. Ему ведь уже за восемьдесят, и я очень стараюсь, чтобы ему было хорошо.

Дора закрыла глаза, тяжело вздохнула и умоляюще посмотрела на мужа:

— Я очень устала. Давай вернемся в гостиницу! Аманда, мы еще придем к тебе сегодня.

Но Крэг Линдлей, казалось, не слышал последних слов жены. Он обратился к Норману:

— Это просто замечательно, мальчик мой, что ты так хорошо относишься к отцу! Поверь мне, тебе обязательно воздастся за твою доброту.

Норман кивнул:

— Если организовать хорошую рекламную кампанию, моя книга может стать бестселлером. И тогда ее можно будет неплохо продать.

Дора Линдлей не дала мужу ответить, буквально вытащив его за собой из комнаты. Оставшись одни, Аманда и Норман не смогли удержаться от смеха.

— Я, несомненно, еще услышу от них о тебе, — сказала Аманда. — Но не обращай внимания. Как же мне все-таки тебя отблагодарить, Норман? — Она с нежностью посмотрела на него.

— Только, ради Бога, не начинай все заново! — Норман присел на краешек койки, хотя это и запрещалось больничными правилами, затем вытащил трубку и стал ее набивать. — Конечно, мне нравится чувствовать себя героем, но в конце концов и это может надоесть. Давай поговорим о чем-нибудь другом. К примеру, о твоих стариках. — Он раскурил трубку и затянулся. — Похоже, у вас тут был непростой разговор до того, как я появился.

— Они хотят, чтобы я уехала домой. — Аманда смущенно теребила покрывало, явно не желая рассказывать Норману об этом, но в то же время чувствуя, что он сумеет ее понять. — Видишь ли, они уже давно спланировали мою жизнь. Я же все их планы разрушила и решила жить собственным умом. А дурацкая история с подводным плаванием окончательно убедила их в том, что я для этого еще маленькая. Ну, и мы немного повздорили.

Норман задумчиво разглядывал Аманду, выпуская клубы дыма. Они оба посмотрели на поднимающиеся к потолку сизые колечки. Тут она услышала его голос — такой глубокий и нежный, что, казалось, он проникал в самую ее душу:

— Так они хотят, чтобы ты вернулась к какому-то парню?

Аманда удивленно подняла брови:

— Откуда ты знаешь, что у меня есть парень?

Он улыбнулся ей почти цинично:

— Я вижу, Аманда, что ты уже любила и что любили тебя. Если у человека в жизни нет никаких отношений с противоположным полом, он производит впечатление личности довольно поверхностной. Ты же, Аманда, кажешься мне глубокой и чувственной. Наверное, ты любила какого-то парня у себя в Алабаме, или по крайней мере тебе так казалось, но до конца ты не была уверена. Так что же это был за человек? Что-то вроде Митча Холлистера?

— Вовсе нет! — довольно резко ответила Аманда. — Дэвид бы никогда не оставил меня в трудную минуту. Нет, дело не в том, что я его не любила, просто я не была уверена, настоящая ли это любовь. Я не знала, что должна чувствовать, потому что всю жизнь за меня все решали другие. Меня как бы заранее пытались программировать, понимаешь?

Норман усмехнулся, и Аманде захотелось вдруг представить его без бороды — ведь с бородой он выглядел значительно старше…

— Ну а что ты вообще к нему чувствовала? Тебе хотелось, чтобы он прикасался к тебе, ласкал, постоянно говорил о своей любви?

Она покачала головой:

— Я просто не помню, что тогда чувствовала.

Он понимающе кивнул:

— А что ты чувствовала, когда он прикасался к тебе? Когда вы целовались?

Аманда призадумалась. Конечно, это было приятно. Дэвид целовал ее нежно, пожалуй, даже чересчур нежно — вообще он умел целоваться. Вдруг она увидела, как Норман встал и, подойдя ближе, наклонился к ней все с той же насмешливой улыбкой на лице… И губы их встретились! Он поцеловал ее сначала тихонько и нежно, потом более требовательно и страстно. Почти не осознавая того, что делает, Аманда обвила его шею руками. По ее телу пробежала дрожь. Она никогда не испытывала ничего подобного, целуясь с Дэвидом! С ним все было известно заранее — что он скажет или будет делать в следующий момент. Все, абсолютно все было известно уже с самого начала. Теперь же оказалось, что бывает и иначе. Норман покрыл поцелуями ее глаза, щеки, шею и снова поцеловал в губы, сильно и страстно.

Потом он выпрямился, взял в свои руки ладони Аманды и, сильно сжав их, по очереди поцеловал.

— Выходи-ка отсюда побыстрее, Аманда Линдлей! — сказал он ей. — Мне еще многому нужно тебя научить — и в жизни, и в любви… Прежде всего в любви.

— Я очень способная ученица, — услышала Аманда собственный голос.

На прощание Норман еще раз быстро и нежно поцеловал ее. Он не обещал, что позвонит, — это и так было понятно. И он не просил ее звонить, если что-то понадобится, — она бы сделала это сама.

Что же она чувствовала, когда ее целовал Норман, размышляла Аманда после его ухода. Какой-то взрыв, бурю эмоций и ощущений. Неужели никогда до этого она действительно не знала, что такое настоящая любовь? И не испугается ли она теперь, столкнувшись лицом к лицу с будущим? Нет, быстро успокоила она себя, она ни капли не боится Нормана. Он был очень искренен с ней. И потом, он ведь спас ей жизнь! Это ему она была обязана тем, что может сейчас жить и любить. И что бы там ни уготовило ей будущее, Аманда твердо решила встретить его с высоко поднятой головой.

Похоже, когда она увидится с родителями, то твердо скажет им, что ни за что не вернется домой. До этого ей не хотелось возвращаться в общем-то без всяких серьезных на то причин. Теперь же у нее был повод остаться. И это был ее секрет. Теперь она сможет вынести их гнев и угрозы. Воспоминание о поцелуе Нормана — нежном, столь многообещающем поцелуе — придаст ей сил.


Глава 6 | Будь со мной | Глава 8