home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 8

Арлекин

Я не видели Джосса до обеда, но Лилиан пришла днем ко мне и спросила, не может ли она помочь мне разложить вещи.

Я поблагодарила ее и сказала, что управлюсь сама, но она села и наблюдала за мной, восхищаясь одеждой, которую я вынимала.

Она сказала мне, что платья очень элегантны и вызовут зависть у Изы Бэннок.

— Она считает себя роковой женщиной, — добавила Лилиан.

— На самом деле?

— Ее считают такой. Ни в Фэнситауне, ни в округе не встретишь подобной женщины.

— Будет интересно познакомиться с ней.

— Надеюсь, что так будет. Мама показала вам дом?

— Да, он восхитителен.

— Похож на тот дом в Англии?

— Не совсем.

— Его старались сделать таким.

Я улыбнулась.

— Мистер Хенникер сначала все это придумал, но потом понял, что не всегда получается так, как хочется.

— Мы очень просим вас сразу же сообщить нам обо всем, что вам не понравится. Надеюсь, это не очень навязчиво с нашей стороны.

— Конечно нет.

— Видите ли, когда мама пришла сюда, мистер Хенникер был так добр к нам. Мне было только два года… даже меньше, поэтому это всегда был мой дом.

— Он должен по-прежнему быть вашим домом… пока вы не выйдете замуж.

Она снова опустила глаза. Эту привычку она переняла у своей матери.

— Мы были немного удивлены. Мы не имели представления, что мистер Мэдден женился… там.

— Я знаю, что для вас всех это оказалось неожиданностью. Нужно было предупредить вас.

— Не нам говорить, что нужно делать и что не делать.

— Мне очень жаль, что вам не сообщили об этом заранее. Я уверена, что мы поладим.

— Мой брат Джимсон много работает, особенно теперь, когда выполняет работу Тома Полинга. Мы уверены, что мистер Мэдден будет доволен.

— Как удачно, что он смог заменить мистера Полинга после несчастного случая.

— О да, без Джимсона у них были бы трудности. Мы гордимся им. Вам может показаться странным его имя… Джимсон. Нашего отца звали Джим, поэтому его назвали Джимсон.

— Очень трогательно, — заметила я.

— О, мы очень дружная семья. Джимсон и я никогда не забудем, чем мы обязаны нашей матери. Но я утомляю вас, миссис Мэдден. Я только хочу, чтобы вы знали, что я всегда готова вам помочь. У вас хватает места для вещей? Вещи мистера Мэддена, кажется, находятся в другой комнате.

Она снова опустила глаза. Может быть, ока скрывала свое торжество?

— У меня достаточно места, — холодно ответила я.

— Обед в половине восьмого. К этому времени Бэнноки будут здесь. Вы спуститесь вниз, когда будете готовы?

Затем она оставила меня. Я подозревала, что ей доставляет удовольствие то, что Джосс и я находимся в разных комнатах. Ее замечания об Изе Бэннок тоже были многозначительны.

Я становлюсь чересчур впечатлительной. Почему мне всюду чудятся тайны? Очевидно, слишком многое произошло со мной за такое короткое время, а то, что мы узнали прошлой ночью, вообще поразило меня и заставило заинтересоваться тем, что происходит в этом доме. Мне все еще казалось, что кто-то смотрел на нас в окно, а если я права, то это, вероятно, кто-то из домашних.

Я тщательно оделась, выбрав платье из синего шелка.

Бабушка сказала: «Оно пригодится тебе в особенно важных случаях». Итак, я пошла вниз знакомиться с Бэнноками.

Когда я вошла в маленькую гостиную, они пили аперитивы. Джосс подошел и взял меня за руку.

— Джессика, познакомься, это Иза и Эзра, — сказал он.

Я не сразу увидела ее, потому что Эзра, могучий человек, взял мою руку и чуть не раздавил ее своим слишком искренним пожатием.

— Вот это сюрприз, — громогласно сказал он. — Мои поздравления, Джосс. Вы отхватили себе красотку.

Я не совсем была уверена в том, как я должна реагировать на такое простодушное приветствие, поэтому улыбнулась и ответила, что рада познакомиться с ним, так как много слышала о нем.

— Надеюсь, ничего плохого? — воскликнул он.

— Напротив, — ответила я.

— А это Иза, — сказал Джосс.

Очень заметно, что она на несколько лет моложе мужа, подумала я, когда она с явным интересом осмотрела меня своими красивыми, цвета топаза, глазами. Она напомнила мне тигрицу: небольшой нос, чуть длинноватая верхняя губа и рыжевато-коричневые волосы, очень гармонирующие с ее глазами.

В ней что-то напоминало о джунглях, и ее движения были грациозны, как у кошки.

— Итак, вы жена Джосса, — сказала она. — Мы никогда не думали, что он женится. Как это коварно… внезапно оглушить нас этим известием. Надеюсь, вам здесь понравится. Хорошо, когда рядом есть женщины. Здесь их мало, вы скоро в этом убедитесь. Это делает нас гораздо более привлекательными, чем мы есть на самом деле. Вы согласны со мной, Дейвид?

Она улыбнулась Дейвиду Кроиссанту, который, казалось, был совершенно покорен ее чарами.

— Я думаю, это зависит от женщины, — сказал он с улыбкой.

— Это чепуха, — безапелляционно возразила Иза. — При недостаточном количестве ценность автоматически возрастает. Вам следует это знать.

Дейвид усмехнулся. Казалось, что в присутствии этой сирены здравый смысл покинул его.

— Позвольте предложить вам что-нибудь из напитков, миссис Мэдден, — предупредительно сказала миссис Лод.

Затем Иза спросила:

— Что вы привезли на этот раз, Дейвид? Не могу дождаться, когда вы покажете их.

Джосс сказал:

— Смею заверить вас, что после обеда он нам все покажет.

— На рынке хорошо идут черные опалы, — сказал Эзра, — я надеюсь, что они не слишком переполнят его.

— Я знаю, что за это время у вас были интересные находки, — вмешался Дейвид.

— Несомненно, — сказал Эзра.

Иза улыбнулась мне.

— А вы хотели бы увидеть их?

— Да. Я видела некоторые камни в Кейптауне, когда мистер Кроиссант был там. Мы встретились у ван дер Стелов.

Глаза Изы затуманились.

— Это, должно быть, удивительное событие для вас! Медовый месяц на море. Приезд в новый дом. Как романтично! А теперь Дейвид приезжает и показывает вам драгоценные опалы.

— Да. Среди них мне особенно запомнился один. Арлекин. Не думаю, что я когда-нибудь видела опал прекраснее.

— Арлекин! — воскликнула Иза. — Какое удивительное название. Я должна увидеть его. Он у вас с собой, Дейвид?

— Вы увидите его после обеда.

— И это действительно красавец?

— Он дорого стоит, — сказал Дейвид.

— Для Дейвида опалы только бизнес. Он видит только их рыночную стоимость, а не красоту. Я не такая. Я люблю красивые камни, особенно опалы. Их огненный блеск волнует меня. Вы, эксперты, какой опал вы считаете самым красивым? Я знаю ответ: Зеленый луч солнечного заката!

Миссис Лод сказала:

— Думаю, можно идти обедать.

Джосс сидел на одном конце стола, я на другом. Иза — справа от него, Эзра — справа от меня. Мне скоро стало ясно, что все внимание мужчин сосредоточено на Изе и что она принимает это как должное. Меня раздражали ее манеры, особенно, когда я догадалась, что она понимает это и наслаждается своим положением, вероятно, больше обычного.

После толстых сочных бифштексов со свежими овощами последовало фруктовое желе, но я едва заметила, что ела. Мое внимание, как и внимание мужчин, привлекала Иза, точнее Иза и Джосс. Я заметила, как раз или два она положила свою руку на его и как он улыбался ей. Кроме того, мне казалось, что миссис Лод и Лилиан наблюдали за моей реакцией. Эзра был доволен эффектом, который производит его жена. Было очевидно, что он обожает ее. Я пыталась убедить себя, что она пустоголовая и легкомысленная женщина, но знала, что это не так. Она была таинственна, тонка и хитра. Когда она укоряла Джосса за такую скоропалительную женитьбу, она притворялась, что шутит, но я была уверена, что ее самолюбие чрезвычайно задето.

Она вернулась к вопросу о Зеленом луче и повторила историю о смерти Десмонда Дерхэма в Америке и о его исповеди.

— Возможно, этот опал все это время был у Бена, — сказала она. — Что же в таком случае случилось с ним?

Наступило молчание, а затем Джосс, посмотрев на меня, сказал:

— Перед смертью Бен рассказал мне и Джессике, где он спрятал Зеленый луч. Он оставил его нам обоим.

Иза всплеснула руками.

— Я хочу видеть его. Я не могу ждать.

— Боюсь, я не смогу показать его вам, — сказал Джосс, — потому что когда мы осмотрели тайник, который указал нам Бен, его там уже не было.

Миссис Лод страшно побледнела.

— Вы хотите сказать, мистер Мэдден, что этот опал находился в этом доме?

— Когда Бен положил его туда, но, похоже, кто-то украл его.

— Значит, его нет в этом доме. Слава Богу, — сказала тихо миссис Лод.

— Вы наслушались всяких сказок, миссис Лод, — сказал Эзра. — Вокруг таких камней всегда много сплетен. Это подогревает человеческое тщеславие. Они не хотят, чтобы кто-то наслаждался тем, чего у них нет, и тогда придумывают, что камень несчастливый. Да, вот так случай! Что вы будете делать, Джосс?

— Я собираюсь отыскать его. Но с чего начать?

— Кто мог знать, куда Бен спрятал его? Он кому-нибудь еще рассказывал об этом? — спросил Эзра.

— Я уверен, что не рассказывал. Он сказал нам обоим… мне и Джессике перед самой смертью.

— Где он находился?

— Он сделал отверстие в раме одной из картин.

— Как это удивительно и таинственно! — воскликнула Иза. — Кто же мог похитить его?

— Я не завидую им, — прошептала миссис Лод.

— О мама, ты слишком серьезно воспринимаешь эти слухи, — сказал Джимсон.

— Я хочу повторить то, что я уже говорил, и не сомневаюсь, что мне придется еще не раз убеждать вас в этом. Я не хочу никаких россказней о несчастливых камнях, иначе люди перестанут покупать опалы, — сердито сказал Джосс.

— Джосс, — прошептала Иза, — как вы собираетесь начать поиски Зеленого луча?

— Думаю, бесполезно вывешивать объявление: «Не желает ли вор вернуть бесценный опал, который он похитил в Павлинах».

— Но с чего вы начнете?

— Я должен все обдумать. Но я намерен найти опал.

— А то, что Джосс намечает, он всегда выполняет, не так ли, миссис Мэдден?

Золотистые глаза смеялись надо мной.

— Вы знаете это так же хорошо, как и все мы, — добавила она.

— Я не хочу, чтобы в городе об этом говорили, — сказал Джосс.

— Уже все говорят о том, что Десмонд Дерхэм не украл его и камень все это время был у Бена, — вмешался Эзра.

— Я знаю, но пусть все разговоры затихнут, — обратился Джосс к Эзре, и я заметила, что он хочет изменить тему. — В вашей конюшне появились новые лошади?

— Одна или две. Вы будете заинтересованы, Джосс. Я купил маленькую красотку… серую кобылку. Ее зовут Воти. Я еще никогда не встречал таких лошадей. Она на самом деле любит меня.

— Все лошади любят вас, — вставил Джим-сон. — Вы знаете, как себя вести с ними.

— Лошади и женщины, — сказала Иза, лукаво глядя на своего мужа.

— Определенно лошади, — ответил Эзра. — У вас есть хорошая лошадь для миссис Мэдден? — спросил он у Джосса.

— Я поищу что-нибудь подходящее.

— Мне хотелось бы подарить ей мою Воти. Она как раз то, что надо — сильная, немного своевольная, но уступчивая. Если я ей шепну на ушко, она сделает все, что нужно.

Я сказала:

— Это слишком щедрый подарок.

Эзра махнул рукой.

— О, это же все в компании. Вы ведь одна из нас.

— Я очень благодарна вам.

— Вы полюбите ее. Она настоящая красотка… и такая хорошая девочка. Обращайтесь с ней хорошо, и она отплатит вам тем же, а если я скажу ей кое-что… все будет хорошо.

— Это верно, — сказал мне Джимсон. — Я не знаю никого, кто умел бы так говорить с лошадьми, как Эзра.

— Вы очень добры. Благодарю вас, — сказала я.

— Итак, решено, — подтвердила Иза. — Дейвид, покажите свои сокровища.

— Может быть, после кофе, — предложила миссис Лод.

Иза, очевидно, сгорала от нетерпения, и поэтому сразу после кофе мы отправились в гостиную. Здесь перед глазами гордого павлина на стене, который мог бы рассказать нам, кто похитил опал, если бы умел говорить, Дейвид сел за стол и открыл свой кейс. Жалюзи были подняты, но день клонился к вечеру и были зажжены свечи, бросавшие тусклый свет на часть комнаты. Мы все сидели за круглым столом: Джосс и Иза с одной стороны от Дейвида, я рядом с Джоссом, а Эзра рядом с женой. Все Лоды сидели вместе. Мне начинало казаться, что им тягостно их положение. Они входили в эту семью и в то же время нет. Что-то в их поведении привлекало внимание. В центре стола стоял канделябр, и когда Дейвид достал драгоценности, они засверкали удивительными красками. Я была восхищена вспышками огня.

— У вас прекрасные образцы, Дейвид, — сказал Эзра.

— В основном они из Южной Австралии, — ответил Дейвид. — Они достались старателям с большим трудом. Здесь вам везет, а в той части страны условия хуже. Страшная сушь, и старатели испытывают много лишений: нет топлива и вода на вес золота.

— Он поднимает цену, — подмигнул Эзра.

Джосс обратился ко мне:

— Южная Австралия — равнина, усыпанная камнями. Ты можешь представить, какова там жизнь.

И непонятно отчего, я очень обрадовалась тому, что он вспомнил обо мне.

— Но, Дейвид, — повелительно сказала Иза, — где же этот Арлекин, о котором мы говорили?

— Все в свое время. Если вы сначала увидите его, то не захотите смотреть на другие.

— Какой вы мучитель!

Он открыл другой кейс, и мужчины рассматривали опалы, отмечая их величину, цвет, обработку и другие детали.

— Ну, Дейвид, — опять сказала Иза, — я хочу видеть Арлекин.

Тогда он достал коробочку, и опал во всем блеске появился перед нами, еще прекраснее, чем показался мне в первый раз.

Дейвид поднял камень, и на него упал свет. Он нежно потрогал его. Хотела бы я знать, он думал о его красоте или о его стоимости? Иза неторопливо протянула руку и положила его на ладонь.

— Он великолепен, — пропела она. — Я влюбилась в него. Посмотрите на эти краски. Арлекин… да. Неудивительно, что Коломбина любила его. Светлые, фантастические краски…

Она подняла свое пылающее лицо.

— Я думаю, это один из самых прекрасных камней, которые я видела.

— Я думаю, он стоит довольно дорого, — сказал Эзра.

— Вы совершенно правы, — ответил Дейвид.

— Я бы многое отдала, чтобы добавить его к своей коллекции, — вздохнула Иза.

— Я посмотрю, что можно сделать, — сказал Эзра.

Джосс снова обратился ко мне.

— У Изы одна из лучших коллекций опалов. Они не нужны ей для украшения. Она просто любуется ими.

Иза засмеялась. Ее лицо тигрицы осветилось выражением, которое я не могла понять. На нем отразились триумф и жадность.

— Это мое состояние, — сказала она мне. — Если Эзра когда-нибудь бросит меня, я смогу их реализовать.

— Вы считаете его способным так поступить? — холодно спросила я, не сумев сдержаться. Я устала от ее усилий продемонстрировать мне свое превосходство.

— Как будто я когда-нибудь это смогу, — нежно сказал Эзра. — Иза — это павлин среди ворон, — продолжал он, обращаясь ко мне, как будто если уж я приехала сюда и хочу познакомиться с этой страной, то я должна также узнать, как прелестна Иза. — Когда она узнает о хорошем камне, она мечтает, чтобы он попал в ее коллекцию.

— О, как мне хочется иметь этот прекрасный опал! — простонала Иза. — Если бы он был у меня, я помешала бы этим мужчинам относиться к этому красавцу так, как будто он ничего не представляет собой, кроме определенного количества денег, которые можно за него получить. Вы понимаете это, миссис Мэдден, не так ли?

— Конечно, — ответила я.

— Я думаю, что такой камень, в конце концов, окажется в частной коллекции, — сказал Джосс.

— И, я полагаю, вы хотите добавить его к своей? — дерзко спросила Иза.

Взгляд, которым они обменялись, был мне непонятен. Джосс спокойно ответил:

— Я подумаю.

Иза обратилась ко мне.

— Правда, что за эти годы у меня появилось несколько действительно прекрасных камней. Я очень хотела бы как-нибудь показать их вам.

— Мне также хотелось бы увидеть их.

— Пожалуйста, приезжайте к нам. Мы живем всего в пяти милях отсюда. Воти привезет вас. Она будет счастлива навестить Эзру, а вы навестите меня и посмотрите мою коллекцию.

— Благодарю вас.

Иза неохотно положила Арлекин, и Дейвид убрал кейс.

После этого все как-то расслабились. Вскоре Бэнноки попрощались, и Джосс пошел проводить их. Я поднялась в свою комнату и стала размышлять о прошедшем вечере. Я вспомнила, как Иза склонилась над лежавшим в ее руках опалом. Я ощущала что-то значительное в этой сцене: все эти люди, сидящие вокруг стола, их внимание, сконцентрированное на камне, их напряженные взгляды, движения, которыми они берут опалы, и тон, каким они говорят о них. Казалось, они верят в какую-то сверхъестественную силу, которая заключена в камнях. Все это напоминало греческую трагедию с Лодами в роли хора, и я не могла отделаться от убеждения, что не все так, как хотят изобразить. Что-то жуткое ощущалось в атмосфере моего нового дома.

Кроме того, я все время думала о том, как Иза и Джосс вели себя по отношению друг к другу. Вероятно, она была кокетлива по натуре, но здесь я видела более глубокое чувство. Среди собравшихся не было ни одного мужчины, который не тянулся бы к ней… даже Джимсон.

— Роковая женщина, — сказала Лилиан.

Я почувствовала гнев. Как смела она так обращаться с моим мужем в моем присутствии! Впервые я подумала о нем, как о муже. Я пожала плечами: просто такие женщины, как Иза, всегда меня раздражали, а ее отношения с Джоссом меня не касаются. Я собиралась лечь спать, когда услышала в коридоре звук, который насторожил меня. Я подошла к двери: это были медленные и еле слышные шаги. У моей двери они затихли. Я дрожала от страха. Кто-то стоял у моей двери, прислушиваясь. Я осторожно нащупала ключ и быстро повернула его. Этот звук был слышен и снаружи. Несколько секунд стояла тишина, а затем шаги удалились.

Этот инцидент очень обеспокоил меня.


* * * | Гордость Павлина | * * *