home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 19

«Теперь арлекин мог видеть, но по-прежнему стоял безмолвный и недвижимый перед своей Истинной Любовью. Посему она еще раз привстала на цыпочки, поцеловала его в щеку и прошептала: „Помнишь, как хорошо нам было вместе, любимый? Помнишь, как мы любили друг друга и мечтали о будущем? Так вот это будущее живо, и оно здесь“. И, взяв его руку, она положила ее на свой чуть округлившийся живот, где росла новая жизнь. Так она дала ему возможность прикоснуться к Надежде…»

Из легенды об арлекине, Призраке Сент-Джайлса

Она отталкивала его снова и снова, но никогда не думала, что он уйдет далеко. Он всегда должен быть в ее жизни, всегда должен быть в этом мире, жить своей жизнью, быть может, жениться, руководить приютом. Быть счастливым, черт побери.

Уинтер Мейкпис не должен умереть. Изабель просто не могла этого допустить. Он слишком силен, слишком молод, слишком полон жизни. Он не такой, как другие мужчины. Он бросил ей вызов. Он видит все ее недостатки — а их великое множество — и все равно говорит, что любит. Проживи она хоть тысячу жизней, ей никогда не найти другого такого, как он, да она и не хочет.

Она любит Уинтера Мейкписа, и никого другого.

Эта мысль кружила голову. Изабель и в самом деле споткнулась в сыром, полутемном переулке Сент-Джайлса.

— Все в порядке, миледи? — спросил Гарольд, придержав ее за руку.

— Да-да, — отозвалась запыхавшаяся Изабель. — Нам надо поторопиться.

Дорога до того места, адрес которого дал ей виконт д’Арк, была слишком узка для кареты. Кроме того, по Сент-Джайлсу пешком передвигаться быстрее — улочки и переулки слишком извилистые для экипажей и лошадей. Поэтому она всю дорогу бежала. Д’Арка они оставили, ибо тот оказался гораздо пьянее, чем выглядел вначале. Гарольд трусил с ней рядом, хотя Изабель приказала ему бежать вперед. Он наотрез отказался, заявив, что Сент-Джайлс слишком опасен, чтобы леди находилась там одна.

Так-то оно так, но это не спасет Уинтера, если Чарлз Сеймур решит вонзить ему нож в спину.

Впереди замаячил высокий дом.

— Вот он, — выдохнула Изабель. — Скорее!

Гарольд рывком распахнул дверь, и они помчались вверх по кошмарной лестнице. Выше и выше взбирались они, и этому, казалось, не будет конца, и все время Изабель прислушивалась, не прозвучит ли выстрел. Или крик раненого. Или повышенные в гневе голоса.

Но все было тихо.

Наконец они добрались до последнего поворота и вышли на чердачный этаж. Прямо впереди была плохонькая дверь, и Изабель так стремительно кинулась к ней, что Гарольд не успел ее опередить.

Дверь распахнулась, и Изабель по инерции влетела в комнату — и врезалась в спину мужчины.

Сильные руки обхватили ее, и на мгновение все затихло. Затем голос над ней произнес:

— Вот, Мейкпис, и ваша возлюбленная пожаловала.


Уинтер почувствовал, как по спине струится пот. В ту самую минуту как Сеймур вызвался сопровождать его в мастерскую, он заподозрил, что это и есть тот самый «господин». Сеймур единственный, кто заинтересовался, откуда Уинтеру известно местонахождение мастерской: знать об этом мог только Призрак Сент-Джайлса. Когда Мейкпис увидел в руках спутника шпагу, его охватило торжество, что догадка подтвердилась, но в следующую секунду в комнату влетела Изабель.

Теперь Сеймур крепко прижимал ее к себе, обхватив рукой за горло.

Прежде Уинтер всегда ощущал возбуждение от драки, трепетный восторг от опасности, боль удара. Но он никогда не чувствовал страха.

Сеймур метнул взгляд на лакея Гарольда, который неуверенно застыл в дверях.

— Брось пистолет, или я убью твою госпожу.

Гарольд бросил пистолет на пол.

Сеймур улыбнулся Уинтеру.

— Что ж. Призрак Сент-Джайлса известен тем, что всегда носит при себе две шпаги. Правда, сейчас вы одеты не как Призрак, но, ради Бога, сделайте одолжение, распахните свой плащ, Призрак.

Уинтер распахнул плащ, держа за полы, глядя в широко раскрытые голубые глаза Изабель. Она была смертельно напугана. Уже одно это решило участь Сеймура.

— Вы очень добры, что снова пришли спасти меня, миледи, хотя, мне казалось, Гарольду следовало бы быть умнее.

Слуга, стоявший позади хозяйки, пожал плечами.

Она облизнула губы.

— Я люблю тебя. Что бы ни случилось, я люблю тебя, Уинтер. Если…

— Хватит. — Сеймур с силой дернул ее за шею, вынуждая замолчать. — Сдается мне, я вижу рукоятку, выглядывающую из подкладки твоего плаща. Положи обе шпаги на пол — медленно — и подтолкни их ко мне.

Грудь Уинтера распирало от восторга, вызванного признанием Изабель, но сейчас он не мог этим наслаждаться. Он сделал, как приказал Сеймур.

— Теперь встань на колени.

Уинтер покачал головой.

— Нет. Если я встану на колени, ты убьешь меня, а потом и леди Бекинхолл. Не вижу ни малейшей причины повиноваться.

Сеймур на секунду смешался, и Уинтер воспользовался этим, чтобы придвинуться поближе.

— Я… я убью ее, — прошипел Сеймур.

Уинтер покачал головой.

— Если ты убьешь ее, я убью тебя, даже без шпаги. Тогда уже ничто меня не удержит.

— Если так, — сказал Сеймур, источая сарказм, — то что ты предлагаешь мне взамен?

Уинтер склонил голову набок.

— Сразись со мной один на один.

— Нет! — закричала Изабель, напрягаясь под рукой, удерживающей ее за горло. — Ты не вооружен, Уинтер! Не глупи.

Сеймур ухмыльнулся.

— Прекрасно.

Он отпихнул Изабель так резко, что она полетела на пол, и прыгнул на Уинтера, нацелив острие шпаги ему в сердце.


Изабель больно приземлилась на колени. Уинтер! Она всхлипнула и откатилась в сторону, одновременно пытаясь увидеть, не убил ли его Сеймур первым ударом шпаги. Не лежит ли он, смертельно раненный, на полу, истекая кровью.

Но Уинтер с обернутой плащом одной рукой, используя ее для защиты, мало-помалу подбирался к своему оружию.

У нее на глазах Сеймур делал выпад за выпадом, каждый раз попадая острием шпаги в стеганый плащ.

Но следствие такой защиты было очевидно: темно-красное пятно расплывалось по обернутому вокруг руки плащу. Боже милостивый, если Уинтер покалечится, беда случится раньше, чем он доберется до своих шпаг.

Изабель лихорадочно огляделась и увидела пистолет Гарольда. Он валялся у стены позади Сеймура. Она потихоньку поползла к оружию.

В этот момент Уинтер кинулся к своим шпагам, вытянув вперед правую руку. Сеймур ринулся на него, мстительно замахнувшись. Уинтер откатился в сторону, держа в руке длинную шпагу, за долю секунды до того, как клинок Сеймура вонзился в деревянную половицу там, где он только что был. Уинтер грациозно вскочил на ноги и кинулся на противника.

Изабель потянулась к пистолету и, схватив обеими руками, подняла тяжелую штуку и навела на дерущихся. Но и Сеймур, и Уинтер располагались сейчас на одной линии. Если она выстрелит и промахнется, то рискует попасть в Уинтера. Она поймала взгляд Гарольда, и он направился было к госпоже, но она дала знак, чтобы слуга отошел назад. Что бы он ни предпринял, это приблизит его к дерущимся, и он окажется на линии огня.

Она подняла руку с пистолетом и прицелилась в Сеймура, дожидаясь удобного момента.

Сеймур парировал молниеносный выпад Уинтера.

— Ты не имеешь права носить оружие. Это незаконно.

— Ох уж эти аристократы, — прошипел Уинтер, делая выпад. — Придумываете собственные правила, которые на пользу только вам, но следовать им должны все.

Сеймур презрительно ухмыльнулся, отбивая удар шпаги Уинтера.

— Это естественный порядок вещей: сильные должны править слабыми. Если ты недоволен, обратись с жалобой к Всевышнему.

И он сделал выпад, быстрый и злобный, как гадюка, проделав длинную прореху в жилете Уинтера. Изабель тихо, испуганно вскрикнула. Жилет Уинтера сразу же потемнел, кровь капала на пол из левой руки и из бока. Господи, он теряет так много крови! Он ослабеет, если это скоро не закончится. Но мужчины были все еще слишком близко друг к другу, чтобы стрелять.

— А ты хорош, — выдохнул Уинтер, увертываясь от очередного выпада. — Впрочем, ничего удивительного. Чем еще заниматься вам, аристократам, кроме как бесконечно тренироваться в фехтовании?

— А ты, может, и изучил фехтовальное искусство, — осклабился Сеймур, — да только это все одно что говорящий попугай: просто повторяет то, чего на самом деле не понимает.

Он ринулся в атаку, но Уинтер отбил ее, клинки взвизгнули, скользя друг по другу, каждый из дерущихся напирал на другого всем своим весом и всей силой. Кровь Уинтера измазала пол, и он поскользнулся на ней, вынужденный отскочить в сторону, дабы избежать шпаги противника.

Сеймур ухмыльнулся.

— Жидковата кровь вашего брата простолюдина. Я разрисую ею стены, когда покончу с тобой.

Уинтер вскинул бровь на эту показную угрозу.

— Ты наживался на эксплуатации маленьких девочек. Не думай, что я позволю тебе одержать верх.

— Может, у тебя просто не будет этой возможности, — прорычал Сеймур и кинулся на Уинтера с другой стороны.

Наконец-то! Изабель нажала на спусковой крючок. Пистолет выстрелил с оглушительным «ба-бах!». Отдача отбросила ее на спину. Она попыталась подняться и на несколько секунд просто замерла от ужаса.

Противники сцепились друг с другом, да так, будто обнимались. О Боже, она застрелила обоих?

Затем Сеймур безвольно выскользнул из объятия, и Уинтер поднял глаза.

— Ох, Уинтер! — Изабель не помнила, как поднялась, но внезапно оказалась в руках своего возлюбленного. Она неуклюже целовала его, и слезы ручьями струились по щекам. Она чуть не потеряла его. Если б не выстрелила, он бы…

Изабель взглянула на Сеймура и нахмурилась.

— Но где же пистолетная рана?

Гарольд прокашлялся.

— Вы промахнулись, миледи. — Он указал на большую дырку в штукатурке на стене.

— Промахнулась? — Она взглянула на Уинтера и заметила, как он сердито зыркнул на лакея.

И тут же улыбнулся ей.

— Но совсем чуть-чуть. Уверен: если б у тебя было время как следует прицелиться, ты попала бы ему прямо в сердце.

— Пф. — Он возмутительно льстит, но при данных обстоятельствах едва ли она могла возражать. — Тогда как он умер?

Уинтер, лицо его было белым, поднял свою шпагу. Она оказалась вся в крови.

— Я выпустил зверя.

— О! — Она потянулась, чтобы коснуться его. Он был слишком спокоен, слишком сдержан. Изабель почти видела, как он уходит в себя.

— Иисусе! — вскричал д’Арк, показавшись в дверях. — Что здесь произошло?

Он в ужасе обводил взглядом комнату. Изабель оцепенела. Если он решит привлечь Уинтера к суду по обвинению в убийстве, то ей будет ох как нелегко его защитить. Уинтер же простолюдин, который только что убил аристократа.

— Ваш друг Сеймур напал на леди Бекинхолл, — твердо проговорил Уинтер, прежде чем она успела что-то сообразить.

Виконт д’Арк побелел.

— Напал? Боже милостивый, миледи, надеюсь, с вами все в порядке?

— Да. — Изабель осторожно дотронулась до своей шеи и поморщилась от боли, испытывая облегчение, что д’Арк до глубины души потрясен действиями Сеймура. — Благодаря мистеру Мейкпису и моему лакею. Они оба рисковали жизнью, чтобы спасти меня.

Д’Арк ошеломленно таращился на тело Сеймура.

— Когда вы сказали, что Сеймур опасен для Мейкписа, я подумал, что у вас чересчур разыгралось воображение.

— Но все равно отправились за мной? — мягко спросила Изабель.

— Сеймур вел себя очень странно, после того как здесь нашли девочек, — медленно проговорил д’Арк. — Как только я заикался о том, чтобы расспросить бедняжек, он любым способом старался отвлечь мое внимание. А потом сделался одержим Мейкписом. Твердил, что он и есть Призрак Сент-Джайлса и что он убил Роджера.

— У меня создалось впечатление, что вы и сами так думали, — пробормотал Уинтер.

Лорд д’Арк взглянул на него.

— Может, немного, но это просто слишком диковинно — чтобы простой школьный учитель оказался безумцем в маске. Да и зачем бы вам убивать Роджера?

— Незачем, — серьезно ответил Уинтер. — Я не знаю, кто убил вашего друга, милорд. К сожалению.

Лорд д’Арк кивнул, на секунду отвел глаза.

— Полагаю, Сеймур стоял за тем ужасным делом с порабощенными девочками? Это и был его прибыльный проект?

— Да, — ответила Изабель. — Он намеревался убить нас, чтобы его тайна не вышла наружу.

— Ужасно. — Виконт приложил руку ко лбу. — Делать деньги таким способом, эксплуатировать маленьких девочек, и в таком отвратительном месте. — Он оглядел убогую комнатушку. — Не могу найти в сердце жалости к Сеймуру. Он вполне заслужил свою участь, но его жена довольно славная женщина. Если это раскроется, скандал убьет ее.

— Так не раскрывайте его, — сказал Уинтер и мрачно улыбнулся. — Мы можем сказать, что Призрак потребовал еще одной жертвы.

Лорд д’Арк кивнул.

— Предоставьте это мне.


Глава 18 | Таинственный спаситель | Глава 20