home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Эпилог

«Когда небо на востоке посветлело, арлекин, Призрак Сент-Джайлса, вздрогнул. Когда первые лучи рассвета коснулись его лица, он передернулся. А когда, наконец, небо поголубело, а солнце ярко заблестело, он заплакал. „Прости меня, моя Истинная Любовь, — выдохнул он, опускаясь на колени. — Прости меня, я пребывал во мраке, не на этом свете и не на том, и позабыл, кто я есть и что ты значишь для меня“.

„Я прощаю тебя, — ответила Истинная Любовь и поцеловала его в губы. — Ибо ты свет моей жизни, ты сама моя жизнь“.

„И я тоже люблю тебя, — сказал арлекин. Он положил ладонь на живот своей возлюбленной и взглянул на нее. — Давай уйдем из этого места и поженимся, чтобы вместе принести в мир нашу Надежду“.

Так они и сделали. Арлекин и его Истинная Любовь покинули Сент-Джайлс, поженились и жили долго и счастливо…

Но остерегайтесь, мои дорогие! Ибо говорят, что даже в новой счастливой жизни лунными ночами арлекина порой охватывает беспокойство. Поговаривают даже, что он возвращается на улицы Сент-Джайлса, одетый в свой старенький шутовской костюм и вооруженный двумя шпагами. И тогда убийцы и воры, те, кто обижает невинных и творит зло под покровом ночи, дрожат при упоминании о Призраке Сент-Джайлса!»

Из легенды об арлекине, Призраке Сент-Джайлса

Годрик Сент-Джон тихо спрыгнул в сад своего городского дома и присел, не шевелясь, выжидая. Предосторожность была скорее всего излишней. После смерти Клары — и задолго до того, как ее не стало, — никого не волновало, когда он приходит и уходит.

И все равно лучше придерживаться установившегося порядка.

Не заметив ничего и никого подозрительного, Годрик медленно поднялся на ноги. Он заскользил от тени к тени, направляясь к задней двери дома, которая вела в библиотеку. Сегодняшний вечер по большей части прошел зря. Он преследовал вора, но потерял в лабиринте узких улочек, отпугнул возможного разбойника от пирожника, поздно возвращавшегося домой, — при этом пирожник даже и не понял, что ему грозила опасность, — и видел, как Уинтер Мейкпис целует леди Бекинхолл посреди Мейден-лейн. Это почти наверняка означало женитьбу — какой бы странной парой они ни были — и уход Уинтера… со сцены.

Годрик хмыкнул, открывая дверь библиотеки. На одного Призрака станет меньше…

— Добрый вечер, мистер Сент-Джон, — послышался голос из темноты, скрывавшей старое кожаное кресло возле камина.

Годрик развернулся в ту сторону, низко присел, выхватывая обе шпаги.

Смутно видневшаяся фигура в углу неодобрительно пощелкала языком.

— Ну-ну, мистер Сент-Джон, в насилии нет нужды, заверяю вас.

— Кто вы? — прошептал Годрик.

Мужчина наклонился к слабому свету, отбрасываемому тлеющими в камине углями.

— Меня зовут Гриффин Рединг. — Теперь Годрик разглядел, что о подлокотник кресла опирается локоть незваного гостя и что-то свисает с пальца.

Годрик шагнул вперед, и смутные очертания обратились в маску, длинноносую, из черной кожи. В сущности, точно такую же как та, что была на нем. Точно такую же как запасная, которая должна быть спрятана у него в спальне.

Но очевидно, уже нет. Годрик посмотрел на лорда Гриффина.

Тот мрачно улыбнулся.

— У меня к вам предложение.


Глава 20 | Таинственный спаситель | Примечания