home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава тринадцатая

Пламя свечи колебалось, отбрасывая таинственные тени на серые каменные стены. Свеча скоро погаснет, думала Сара, глядя сквозь прутья решетки на бледный полумесяц в безоблачном вечернем небе. Она дрожала, но связанные руки не позволяли поплотнее завернуться в пальто.

Как только солнце совсем зайдет, станет еще холоднее. Сейчас не стоит думать ни об уютном тепле гостиной, ни о фазаньем пироге, который должны были подать к ужину… А о Маркусе? Сара заморгала, пытаясь подавить подступившие к глазам слезы. Бедный Равенхерст наверняка сходит с ума от тревоги! С их самого первого ужина он так внимательно, так заботливо относился к ней!

Боже милостивый! Какую же глупость она совершила, выскочив в сад одна! Но сделанного не воротишь, и это всецело ее вина. Она страдает сейчас от последствий собственного безрассудства.

А что, если попробовать освободиться от оков? Но от этой идеи пришлось быстро отказаться. Запястья еще саднили от ее последней, и совершенно тщетной, попытки. Ей, правда, удалось встать на ноги, но, как ни пыталась, она не смогла выдернуть кольцо из стены и даже закричала от разочарования.

Сара усмехнулась. Она бы кричала до посинения, если бы верила, что кто-то услышит ее, но вряд ли поиски начнутся раньше утра. А к тому времени она, вероятно, уже будет далеко от Стайна…

Снаружи послышался какой-то звук, и она устремила взгляд на дверь. Да… вот опять! Точно кто-то приближается. Наверняка Изабелла возвращается с едой. Ну, хоть что-то! Сара уже умирала с голоду.

Она услышала, как вынимают из металлических скоб тяжелый дубовый засов, затем скрипнули ржавые пружины, и дверь распахнулась. Сначала показалось дуло пистолета. Ну чего еще ждать? Изабелла явно осторожничает. Сара уставилась на грязный потолок. И вдруг она поняла, что темная фигура, заполнившая дверной проем, слишком велика для женщины. Не может быть…

Ее сердце чуть не выпрыгнуло из груди. Да, да, может!

Странный звук — нечто среднее между рыданием и криком радости — вырвался из ее горла, затем послышался любимый низкий голос:

— А! Так ведьма все-таки существует! Смею добавить: вылитая старая карга со спутанными космами!

— О, сэр! — Сара была так счастлива видеть его, что не обратила ни малейшего внимания на грубоватую шутку, крупные слезы покатились по ее щекам. — Как вы узнали, что я здесь?

— Я понятия не имел, где искать вас, дорогая! — Положив пистолет на ближайший ящик, Маркус опустился на колени и начал развязывать веревку. — Однако пока я ждал Стаббза в гостинице, наш приятель-браконьер рассказал, что видел и слышал кого-то или что-то в лодочном сарае. Он был абсолютно уверен, что видел ведьму. И должен сказать, — добавил Маркус, взглянув на испачканное грязью личико и растрепанные волосы, — вы действительно напоминаете ее.

— Вы бы выглядели не лучше, если бы вам пришлось сражаться с кустарником вашей бабушки! — возразила Сара, воспрянув духом, и улыбнулась в ответ на тихое ругательство, вызванное особенно тугим узлом. — Сэр, вы похожи на рыцаря, примчавшегося на белом коне для спасения дамы.

— К сожалению, должен разочаровать вас, дитя: рыцарь оставил своего горячего скакуна в гостинице и приплелся сюда пешком. Поскольку мне запретили искать мою чрезвычайно глупенькую даму, я подумал, что так буду менее заметен.

— Значит, вы получили известие от Изабеллы?

— Так ее зовут Изабелла? — Маркус развязал последний узел и молча осмотрел стертые запястья. — Я получил ее записку перед ужином. Что напоминает мне: я не ел и чертовски голоден.

— Не вы один, сэр! О, давайте поспешим! Изабелла сказала, что вернется.

— Уже вернулась, — раздался самодовольный голос.

Все произошло так быстро, что Сара не успела шевельнуться. Равенхерст потянулся к пистолету, у дверей вспыхнул свет, а затем прогремел выстрел, отраженный многоголосым эхом. Маркус упал на колени, сжимая левую руку чуть выше локтя, а Изабелла молниеносно схватила его пистолет и направила ему в голову.

— Нет! — вскрикнула Сара и бросилась между пистолетом и опекуном. — Вы больше не выстрелите в него, Изабелла! Клянусь!

— Сара, прочь с дороги! — грозно прорычал Равенхерст, но девушка, не обращая внимания на его приказ, шагнула вперед, прочь от его вытянутой руки.

— Я не шучу, Изабелла. Вам сначала придется застрелить меня.

Холодные голубые глаза вгляделись в глаза Сары.

— Я верю вам! — Изабелла явно веселилась от души. — Вы — счастливый человек, Равенхерст, хотя довольно глупый. Я же предупреждала, чтобы вы не искали ее.

Медленно поднимаясь на ноги, Равенхерст бросил страшный взгляд на Изабеллу. Он пытался зажать рану на руке, и липкая кровь сочилась между пальцами.

— Я вам понадоблюсь, чтобы принести бриллианты, — сказал Равенхерст, пытаясь обойти Сару.

— Стоять на месте! — приказала Изабелла, угрожающе подняв пистолет. — Мне не хотелось бы причинять вред вашей подопечной, но я, не задумываясь, положу конец вашему существованию! И не считайте меня дурой, я ни на секунду не доверюсь вам! Итак, слушайте меня! Вы принесете колье, когда я надежно спрячу Сару в другом месте. Получив бриллианты, я верну ее вам целой и невредимой. А теперь, — Изабелла медленно попятилась, — не шевелитесь… оба!

Саре не надо было повторять дважды, она молилась лишь о том, чтобы мужчина, стоявший рядом с ней, не сделал неожиданного движения, так как пистолет, сжатый изящными пальцами, был все еще направлен на него. Едва дыша, Сара смотрела, как Изабелла подобрала мешок, лежавший у стены. Потом женщина бросила мешок ей, и она ловко поймала его.

Затем Изабелла исчезла в ночи, дверь захлопнулась, и Сара с облегчением услышала скрип засова, встающего на место.

— Девочка моя, мне следовало бы отшлепать вас как следует! — проскрежетал Маркус, когда звук шагов Изабеллы замер вдали. — Вы совершили идиотский поступок, отправившись в одиночестве на прогулку, а теперь — будто этого мало! — встали перед маньячкой, размахивающей заряженным пистолетом!

Не обращая на его ругань никакого внимания, Сара положила брошенный Изабеллой мешок на ящик и стала помогать Маркусу снимать плащ, чтобы взглянуть на его раненую руку.

Сбросив плащ, Маркус сел на ящик. Он морщился от боли, пока Сара осторожно снимала его сюртук и закатывала рукав рубашки.

— Я была абсолютно уверена в том, что она не станет стрелять в меня, — заметила Сара, осмотрев рану, к счастью оказавшуюся не более чем глубокой царапиной, — но в вас она бы выстрелила снова, не раздумывая! Видите ли, Изабелла не уважает мужчин.

— Нет, не вижу! — отрезал далеко не умиротворенный Маркус.

Сара оторвала полосу от своей нижней юбки и покопалась в мешке, надеясь найти что-нибудь, чтобы обработать рану.

— Интересно, что здесь? — Она вытащила маленькую фляжку.

Маркус ловко открыл крышку и поднес горлышко к носу.

— Бренди!

Не успел он поднести фляжку к губам, как Сара решительно выхватила ее.

— В таком случае, сэр, она понадобится мне. Джеймс Феншоу рассказывал, что в Испании солдаты промывали раны бренди, конечно, если оно у них было. — И Сара щедро плеснула жидкость на рану.

— Эй, не тратьте все, леди! — Маркус выхватил фляжку и сделал большой глоток, прежде чем Сара снова отобрала бренди. — Вот так-то лучше! Бренди гораздо полезнее принимать внутрь.

Сара сделала тампон из чистого носового платка и обмотала рану оторванным от нижней юбки куском ткани.

— Так легче? — спросила она, опуская рукав рубашки и помогая Маркусу надеть сюртук.

— Гораздо легче. Вы отличная целительница, дорогая!

Сара покраснела от удовольствия, радуясь, что полумрак скрывает ее румянец, и стала разбирать содержимое мешка. Предусмотрительная Изабелла принесла еще свечей, бутылку вина, целую буханку хлеба и большой ломоть сыра.

Сара зажгла новую свечу от еще не погасшего огарка старой и, подняв ее, обошла их временную тюрьму. У двери лежало что-то еще.

— Как заботлива Изабелла! — воскликнула Сара, наклоняясь. — Она принесла нам одеяло.

Челюсть Маркуса отвисла.

— Заботлива?.. Заботлива! Я покажу ей заботливость, когда доберусь до нее!

С горящими от злобы глазами Маркус прошел к двери. Она была надежно заперта на деревянный засов и даже не скрипнула, когда он навалился на нее всем телом. Затем он проверил окно — безнадежно даже пытаться расшатать хоть один из железных прутьев. Похоже, единственной надеждой на спасение был Стаббз.

Маркус бросился на кучу мешков и сморщился от отвращения.

— Черт! Что за мерзкая вонь!

— А, эти мешки! Вы привыкнете со временем.

— Привыкну? Ну, придется поверить вам на слово. Что еще наше милое созданье оставило нам?

Прихватив вино и еду, Сара присела рядом на кучу мешков. Пока она деловито разламывала буханку и делила сыр, Маркус взял бутылку, вытащил зубами пробку и сплюнул ее на грязный пол, затем предложил вино Саре. Сара, давно уже испытывавшая жажду, с удовольствием сделала большой глоток.

— Эй, спокойно, дитя! — Маркус выхватил у нее бутылку. — Я не хочу, чтобы вы опьянели.

Сара лишь пожала плечами и набросилась на еду. Наконец она наелась и, прислонившись к стене, сказала:

— Изабелла не стала бы стрелять в меня. Она ненавидит только мужчин.

— Вы об этом уже упоминали.

— И это совершенно неудивительно.

И Сара начала рассказывать Маркусу довольно печальную историю жизни своей похитительницы.

— Сара, многие люди страдали не меньше, но не докатились до убийства, — заметил, выслушав ее, Маркус.

— Я знаю, — тихо согласилась она, стряхивая с юбки крошки, — но не могу не сожалеть о том, что отдала колье вам. Я бы с удовольствием вернула его Изабелле.

— И я бы так поступил! Если бы только не отдал колье Стаббзу!..

— Сэр, она не успокоится, пока не получит его. Она считает его своим по праву. Изабелла — внебрачная дочь лорда Фелчета.

В глазах Равенхерста зажегся интерес.

— Неужели? Черт побери! Если честно, не могу сказать, что заметил сходство, правда, я и не искал его. — Маркус взял плащ и одеяло и прикрыл их ноги. — Будем надеяться, что Стаббз без излишней задержки принесет его сюда.

— Так колье еще у него, сэр? — спросила Сара, порадовавшись про себя дальновидности Изабеллы. — А я думала, что он сразу же вернул такую ценность в полицейский суд.

Маркус как-то странно взглянул на девушку.

— Стаббз подозревал, что злодейка попытается снова заполучить колье, и оставил его у себя, чтобы… чтобы заставить ее раскрыть карты. А теперь попробуем заснуть! Если повезет, Стаббз скоро придет нам на помощь.

Сара попыталась чуть отодвинуться, но тут же была прижата к крепкому мужскому телу, а ее голова оказалась на широкой груди.

Маркус почувствовал, как оцепенела хрупкая девичья фигурка, ясно представляя стыдливый румянец, заливающий прелестное личико. Несомненно, Сара впервые лежит рядом с мужчиной. Эта мысль щекотала чувства Маркуса и одновременно наполняла его неизведанной доселе гордостью.

— Так мы сможем согревать друг друга, — заметил он, как бы предупреждая, что у него и в мыслях нет обидеть девушку. — Нам почти нечем укрыться, а уже становится чертовски холодно. К утру ударит мороз.

Сара не смела шевельнуться, едва дышала. Скрытая в этом мускулистом теле сила и пугала и возбуждала, заставляя пульс биться быстрее и пробуждая странное незнакомое желание. Вновь, в который уже раз, перед глазами возникло то видение сплетенных обнаженных тел. И Сара задрожала от наслаждения, пронзившего ее.

Совершенно неправильно истолковав причину ее дрожи, Маркус убрал руку с ее головы и подтянул одеяло повыше, пытаясь накрыть плечи девушки. Это заботливое движение вернуло Сару с небес на землю. Неважно, что она себе там навоображала, ее практичный опекун обнимает ее лишь по одной причине: чтобы сохранить тепло…

Сара заерзала, устраиваясь поудобнее, и тут же получила строгий приказ перестать вертеться. Она не сдержала улыбки: в конце концов, брюзжание — часть натуры Равенхерста.

Некоторое время она лежала, прислушиваясь к ровному биению его сердца, но вскоре, измученная событиями и убаюканная его ласковым поглаживанием по волосам, закрыла глаза.

Ее дыхание стало ровным, и Маркус понял, что она заснула. Конечно, было ошибкой прижимать девушку к себе. Сквозь ткань одежды он отчетливо чувствовал нежные выпуклости ее грудей, ощущал тепло ее тела.

Он — зрелый мужчина и не привык обуздывать свои естественные желания. Вереница опытных любовниц годами удовлетворяла его физические нужды, но никогда, ни к одной человеческой душе не питал он тех нежных чувств, какие испытывал к этой девушке.

Маркус провел рукой по нежному изгибу подбородка, и Сара слегка зашевелилась, что-то зашептала во сне. Как легко разбудить ее нежными поцелуями! Он был достаточно ловким любовником, чтобы не испугать пылкой страстью, а возбуждать нежными ласками, пока девушка сама охотно не отдастся ему.

Ему хотелось насладиться ее восхитительным, пьянящим телом, но он знал, что не должен этого делать. Ведь тогда они будут вынуждены пожениться, о чем Сара впоследствии может пожалеть. Если Стаббз не поторопится, признался он себе, такой финал может оказаться вполне реальным исходом ночной эскапады.


На следующее утро Сара проснулась первой. Несколько мгновений она не могла понять, почему ее голова покоится не на мягкой удобной подушке, а на чем-то, очень похожем на каменную стену. Затем память вернулась, и она осторожно приподнялась, стараясь не потревожить своего опекуна, все еще погруженного в объятия Морфея.

Она улыбнулась. Во сне Маркус выглядел совсем иначе, хотя все было на месте: и упрямый подбородок, и аристократический нос. Но вот глубокие морщины по обе стороны рта и крошечные морщинки в уголках глаз почти разгладились.

Его глаза раскрылись и уставились на нее.

— Вы наконец проснулись! Сара, вы спали как убитая. Еще немного, и у меня начались бы судороги!..

Не похоже на любовное признание мужчины, всю ночь продержавшего ее в своих объятиях, разочарованно подумала Сара. Впрочем, очень типично для Равенхерста! Она чуть отодвинулась, переведя взгляд на грязное окно, через которое еле проникал серый рассвет, и рассеянно спросила:

— Значит, мистер Стаббз так и не появился?

— О, он заглядывал примерно полчаса назад, но ваш храп прогнал его прочь.

Взгляд вскочившей на ноги Сары метал молнии, но Маркус лишь расхохотался, и эхо разнесло его раскатистый смех по всему сараю.

— Я не раз уже, сэр, испытывала непреодолимое желание надавать вам хороших затрещин! И никогда еще это желание не было таким сильным, как сейчас!

Маркус закинул здоровую руку за голову и весело смотрел на нее.

— В таком случае позвольте сообщить вам, девушка, что вы — очень непочтительная подопечная.

— Тогда позвольте сообщить вам, сэр, что с самого начала нашего знакомства я никогда не думала о себе как о вашей подопечной. И, по правде говоря, не смотрела на вас как на опекуна.

— Нет? Интересно! Как же вы на меня смотрели, Сара?

Как на мою любовь, мою жизнь, отвечало ее сердце. Она отвернулась и сказала тоном высушенной старой девы:

— Я смотрю на вас как на самого невыносимого мужчину, какого имела несчастье знать.

Маркус тихо засмеялся.

— Не тревожьтесь, дорогая. Со временем вы привыкнете к моим маленьким недостаткам.

Он хотел встать, но замер, услышав снаружи шум. Сара оглянулась, но промолчала, увидев его предостерегающий взгляд. Неужели наконец явился мистер Стаббз? Ее надежды рухнули, когда дверь открылась и сначала показался до тошноты знакомый пистолет, сжатый в тонких пальцах, затем сама Изабелла.

— Полагаю, вы провели не слишком неприятную ночь? Сара, будьте любезны, подойдите ко мне. Мы отправляемся.

— Я сыт по горло вашим фиглярством! — проскрежетал Маркус, когда Сара шагнула к двери. — Заберите меня, и пусть Сара принесет бриллианты.

— Благодарю за предложение, — ответила Изабелла, ни на секунду не сводя глаз с его лица, и жестом приказала Саре приблизиться. — Только я не стану отклоняться от первоначального плана. Я уверена, что Сара не причинит мне зла, тогда как вы, дай вам хоть полшанса, непременно им воспользуетесь. К тому же ее общество мне больше по вкусу.

Сара, заметив бешенство во взгляде Равенхерста, поспешила вперед, прежде чем он попытался наброситься на преступницу. Изабелла тут же схватила ее за руку и приставила к виску пистолет.

— Даже не вздумайте пошевелиться! — предупредила Изабелла, выталкивая Сару за дверь.

Оказавшись снаружи, Изабелла отпустила руку девушки, бросила на пол сарая сложенный листок бумаги, затем захлопнула дверь и почти торжествующим жестом приказала пленнице поднять деревянный засов.

Сара повиновалась без колебаний. Меньше всего на свете она хотела, чтобы Равенхерст вырвался из сарая и получил еще одну пулю. Во второй раз он может оказаться не так удачлив. Сара наклонилась за тяжелым дубовым засовом, когда краем глаза заметила неожиданное движение.

Мистер Стаббз словно материализовался из пустоты. В следующее мгновение он, громко ругаясь, уже боролся с Изабеллой за пистолет. Одного роста с женщиной, сыщик, несомненно, был сильнее, но Изабелла сражалась с энергией, рожденной отчаянием.

Если бы эту борьбу не видели ее собственные глаза, Сара ни за что не поверила бы, что женщина может так драться.

Две пары рук взметнулись ввысь, затем опустились широкой дугой. Раздался звук выстрела, и мистер Стаббз с искаженным болью лицом повалился на землю, схватившись за ногу. В тот же момент дверь распахнулась, и, чуть не свалив Сару с ног, из сарая вылетел Равенхерст.

С быстротой молнии Изабелла взбежала на причал, выдернула из кармана жакета второй пистолет и навела оружие на Равенхерста, остановив его неумолимое приближение. Казалось, она совсем позабыла о Саре, бросившейся на помощь сыщику.

Оторвав еще один лоскут от уже пострадавшей нижней юбки, Сара попыталась остановить кровь, хлеставшую из раненого колена Стаббза. Она лишь смутно сознавала, что Равенхерст и Изабелла о чем-то говорят. Единственное, что волновало ее сейчас, — колено сыщика. Ткань скоро промокла насквозь, кровотечение, несмотря на повязку, усилилось. Сара с тревогой взглянула в лицо мистера Стаббза и увидела, что он показывает глазами на карман.

Чуть изменив положение тела, чтобы скрыть свои действия от бдительной Изабеллы, Сара сунула руку в карман сыщика. Ее пальцы нащупали холодный металл и еще какой-то предмет. Очень медленно девушка вытащила пистолет и колье. Пистолет она протянула Стаббзу и, не обращая внимания на его выразительный жест, приказывающий ей отойти с линии огня, медленно поднялась и направилась к причалу.

Остановившись рядом с Маркусом, Сара протянула окровавленную руку с колье. Глаза Изабеллы вспыхнули таким торжеством, что Сару замутило.

— Изабелла, вот то, что вам нужно. Возьмите! Слишком много крови уже пролилось из-за этой злосчастной безделушки, — сказала она и отшвырнула колье с таким отвращением, словно боялась заразиться проказой.

Камни, сверкающие всеми цветами радуги, казалось, на бесконечное мгновение повисли в морозном утреннем воздухе. Изабелла перегнулась через деревянные перила, вытянув руки в отчаянной попытке схватить бесценный трофей.

Раздался треск раскалывающегося дерева, и с пронзительным криком женщина рухнула с причала вниз. Последнее, что видела бросившаяся вперед Сара, были быстро исчезающие в мутной воде пальцы Изабеллы, все еще сжимающие колье.

— О Боже! — Сара умоляюще взглянула на Равенхерста. — Она не умеет плавать, сэр… она не умеет плавать!

Маркус явно заколебался, но лишь на мгновение. Плащ и сюртук полетели на причал, за ними последовали сапоги, и Равенхерст нырнул в озеро. Сердце Сары отчаянно билось, взгляд метался по поверхности воды. Сколько прошло времени, она не знала, но ей казалось — вечность. Затем вода забурлила и появилась голова Равенхерста. Он с трудом ухватился за край пристани посиневшими от холода пальцами и проскрежетал, отчаянно пытаясь отдышаться:

— Господи, ну и мороз там, внизу, и тьма кромешная. Я ничего не увидел!

Маркус сделал глубокий вдох, явно собираясь снова нырнуть, но Сара, опустившись на колени, схватила его за плечо так крепко, словно от этого зависела ее жизнь.

— Нет, сэр! Пожалуйста, не надо! Это безнадежно, и, может, так даже лучше… Может, это единственный выход.

И она разрыдалась.


Глава двенадцатая | Колье для Изабеллы | Глава четырнадцатая