home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава седьмая

Итак, что же остается? — размышляла Сара перед сном. Придерживаться первоначального плана и искать место гувернантки? Или подчиниться воле мистера Равенхерста, что означает заключение в еще одном доме с еще одной женщиной, исполняющей роль дуэньи? Единственная альтернатива — брак.

Сара нахмурилась, уставившись на бархатный полог над головой. Странно, конечно, но она никогда не думала о браке. Единственным мужчиной, понравившимся ей, был капитан Брин Картер, и все же ее чувства к нему были… ну, родственными, что ли… словно он был ее братом. Другим мужчиной, с которым она общалась более-менее продолжительное время, был…

Сара нахмурилась. Ни одна женщина в здравом уме не стала бы смотреть на Маркуса Равенхерста как на вероятного мужа! Он, конечно, богат, но все богатство на свете не сможет компенсировать подобную надменность и властность! Это, несомненно, самый грубый мужчина из всех, кого она встречала в своей жизни! И все же…

Ее опекун временами бывает добрым и заботливым. Под его суровой внешностью скрываются великодушие и щедрость, в этом она убедилась. Женщина, которая не испугалась бы его острого языка, наверняка со временем смогла бы смягчить Маркуса, раскрыть его истинную натуру.

Вот, например, ей удалось бы это сделать! Его язвительные замечания никогда не расстраивали ее. Иногда раздражали, это верно, но чаще всего его сарказм лишь развлекал. Да, безусловно, она смогла бы смягчить резкий нрав деспотичного Маркуса Равенхерста и…

С едва заметным вздохом Сара прогнала своенравные мысли. Что могло заставить ее даже задуматься о подобном? Выйти замуж за Маркуса Равенхерста?.. Какая нелепость! Просто смешно! Кроме того, он никогда не женится на девушке, находящейся ниже его на общественной лестнице. Ему подошла бы только дочь герцога или маркиза. И он ей даже не нравится как мужчина! Или нравится?..


Надев голубое платье из плотной хлопчатобумажной ткани с узкой оборкой по высокому вороту и длинными рукавами с манжетами на пуговках, Сара вошла в комнату, где ужинала накануне, и обнаружила там лишь своего опекуна, поглощающего обильный завтрак. Равенхерст приветствовал ее кивком и вежливо осведомился о том, хорошо ли она спала.

Ответив утвердительно, что не совсем соответствовало истине — но не признаваться же, что она не могла заснуть до рассвета, думая о нем! — Сара уселась за стол, положила на свою тарелку несколько тончайших ломтиков ветчины и налила себе кофе. Оторвав взгляд от еды, она обнаружила, что опекун пристально ее разглядывает.

— Что же теперь не устраивает вас, сэр? Я знаю, что по утрам вы обычно пребываете в мрачном настроении, но неужели обязательно таращиться на меня, словно… словно у меня сажа на носу?

— Не сажа, но я вижу на вашем носу несколько прелестных веснушек. Нет, нет! Не кидайтесь на меня, строптивая девчонка! — воскликнул он, поскольку ему показалось, что именно это она собирается сделать. — Лучше скажите, есть ли среди вещей моей кузины амазонка?

— Амазонка?

— Вряд ли вы сможете ездить верхом без амазонки.

— Если уж на то пошло, то я не могу ездить верхом без лошади! И поскольку у меня нет верховой лошади, вопрос об амазонке излишен, не так ли?

Откинувшись на спинку стула, Маркус продолжал разглядывать Сару из-под полуопущенных век.

— Придется время от времени шлепать вас. Видите ли, маленькая колдунья Сара Пеннингтон, вы временами ведете себя очень вызывающе. А теперь не можем ли мы продолжить разговор более серьезно? Вы умеете ездить верхом, дитя? Если нет, не хотите ли, чтобы я научил вас?

— Да, я умею ездить верхом, сэр, но, к сожалению, давно не практиковалась.

— Не страшно, — заметил Маркус, вставая из-за стола. — Погляжу в дядюшкиной конюшне, наверняка там найдется что-нибудь подходящее для дамы. Мы быстренько отполируем ваши навыки. А если не найдете амазонку, наденьте то страшное серое платье. Совсем не жалко, если оно порвется. На самом деле это было бы благодеянием!


Быстро позавтракав, Сара поспешно поднялась на второй этаж и постучала в дверь графини.

Ее светлость еще возлежала в постели в пене белоснежных кружев и прихлебывала из чашки сладкий горячий шоколад.

— Доброе утро, дитя. Надеюсь, вы хорошо спали?

— Да, спасибо, мэм. — Сара остановилась у резной кровати. — Ваш внук любезно пригласил меня на верховую прогулку, но я хотела узнать, не нужно ли что-нибудь сделать до отъезда.

— Дорогая, вы здесь не для того, чтобы обслуживать меня, — ласково, но твердо ответила графиня. — Вы — гостья в моем доме и, следовательно, можете делать все, что пожелаете. Кроме того, — графиня весело взглянула в сторону своей грозной горничной, — Баддл станет ревновать, если ее привилегированные обязанности будут доверены кому-то другому.

— Ха! Тоже мне привилегии! — фыркнула Баддл и взглянула на Сару гораздо дружелюбнее, чем на свою хозяйку. — Вам понадобится амазонка, мисс. Кажется, я видела одну в гардеробе свободной гостевой спальни. Сейчас принесу ее в вашу комнату.

— Да, и постараемся не забыть об этом, когда поедем за покупками, — заметила графиня, как только Баддл вышла. — Закажем амазонку и несколько платьев, но я уверена, что вы предпочтете сшить большую часть новой одежды по последней моде, когда мы приедем в Лондон.

— Мы? — Сара улыбнулась. Графиня явно не теряла времени с прошлого вечера. — Вы собираетесь сопровождать меня во время сезона, мэм?

— Да, дорогая, я бы этого очень хотела! — Она похлопала ладонью по кровати, и Сара присела на краешек. — Я несколько лет не была в Лондоне… С удовольствием встречусь со старыми друзьями. Я подумывала попросить Генриетту сопровождать вас. Все равно она вывозит в этом году Софию, но, пожалуй, вам будет веселее со мной.

Сара слегка нахмурилась.

— Простите, мэм, но я не совсем понимаю. Кто такая Генриетта?

— Графиня Стайн, дорогая, жена моего сына Генри. А София — старшая из их дочерей. Их старший сын Бертрам учится в Оксфорде, нахальный юноша, но достаточно безобидный. И я не стану утомлять вас деталями об остальных четырех детях, которые еще сидят в детской и все одинаково глупы.

— С нетерпением ожидаю встречи с ними, — вежливо, хотя и несколько неуверенно заметила Сара.

— Они вернутся домой в конце недели, так что, не успеем оглянуться, явятся сюда с визитом, — без особого энтузиазма сообщила графиня. — Генриетта — глупышка, но добрая душа. Думаю, она вам понравится… А жить мы будем в городском доме Равенхерста на Беркли-сквер.

Графиня поставила чашку на прикроватный столик и взглянула на часы.

— Вам пора бежать, дорогая! Вы же не хотите заставлять моего внука ждать? И не катайтесь слишком долго! Я хочу отправиться за покупками сразу после ленча.

Баддл уже ждала в спальне, и Сара быстренько переоделась в элегантную золотистую амазонку, а горничная собрала ее волосы сеткой и закрепила на них щегольскую шапочку из бобра, точно под цвет амазонки. Баддл даже раздобыла где-то перчатки и стек, и Сара выбежала из дома, впервые в жизни чувствуя себя модной светской девицей.

Маркусу понадобилось всего несколько минут, чтобы с удовлетворением отметить: его подопечная — очень ловкая наездница. Она сидела в седле изящно и легко держала поводья.

— Жаль, что я не подобрал вам более энергичное животное! — Он бросил хмурый взгляд на апатичную лошадь. — Однако у меня создалось впечатление, будто вы редко выезжаете верхом. А ведь кузина сообщала мне, что верховые прогулки — одно из ваших любимых времяпрепровождений. И я почти год платил за содержание лошади.

— Как только я узнала вас получше, сэр, то поняла, что вы не стали бы экономить на лошади, — ответила она.

— На что же уходили ваши деньги, Сара? На карточную игру?

— Наверное… — Услышав грозное бормотание, она бросилась на защиту миссис Фэйрчайлд: — Вы не должны думать, что со мной плохо обращались, сэр. Ваша кузина всегда была очень добра ко мне.

— Добра! — прорычал он. — Она мне за все ответит! Проматывать ваши деньги на собственные удовольствия! Заставлять вас носить платья, пригодные только для служанок! Неудивительно, что при моем неожиданном появлении чертовка чуть не хлопнулась в обморок. Она поняла, что ее игра проиграна!


Маркус показал Саре обширные владения дяди. В поле зрения появился огромный замок, и она не раз закатывалась от смеха, слушая критические замечания своего опекуна. Величественный дом своих предков Маркус считал нелепым, продуваемым насквозь сараем.

Два новых крыла, построенные в предыдущем столетии, по его глубокому убеждению, разрушили ту архитектурную красоту дома, какой он обладал. Но, словно и этого было недостаточно, его прадед, явно боявшийся пожаров, велел соорудить новую кухню, до которой можно было добраться только по длиннющим коридорам. В результате к тому времени, когда еда прибывала в столовую, она уже успевала изрядно остыть.

Втайне Сара тоже сочла здание непривлекательным, однако земли ей очень понравились. За исключением небольшого участка у восточной границы, пейзаж был прекрасным: холмистые лужайки, журчащие ручьи и прекрасные рощи.

— Сэр, почему эта часть парка находится в таком запустении?

— Пару столетий назад жители деревни обвинили в колдовстве одну женщину и притащили ее сюда. Прежде чем утонуть, она успела проклясть это место. — Маркус поднял взор к небу. — Полнейшая чепуха, конечно! Правда, кое-какие подтверждения этих суеверий налицо. Один мой предок встретил свою смерть именно здесь, а мой дядя в молодости сам тут чуть не утонул. За теми зарослями прячется большое озеро. Если хотите, попытаемся пролезть сквозь кусты, и я вам покажу.

Привязав лошадей к дереву, они пробрались сквозь колючий кустарник, показавшийся Саре более грозным, чем упомянутое проклятье. Когда-то явно идиллический, но теперь пришедший в полное запустение уголок разочаровал ее.

Маркус взял спутницу за руку и повел по заросшей тропинке к краю воды.

— Здесь действительно жутковато. Прислушайтесь к пронзительным стенаниям. Ведьма, полагаю, — заметил Маркус — то ли шутливо, то ли всерьез.

— Это ветер!

— Вы так думаете? Ну, может, вы и правы. Но что вы скажете о призрачных фигурах, поднимающихся из озера?

— Туман. И вы это знаете! И перестаньте пугать меня. Вам это все равно не удастся! И не смейтесь! Лучше скажите, что это за строение там впереди?

— Старый лодочный сарай. Конечно, сейчас им никто не пользуется. После несчастного случая с дядей сюда никто не приходит.

— Ну, кто-то все-таки приходит, — возразила Сара, когда они подошли к каменному сараю. Деревянный помост, пристроенный к одной стене, вел к довольно шаткому на вид причалу. — И я бы сказала, что этот кто-то был здесь совсем недавно, — добавила она, указывая на мокрые следы.

Равенхерст прошел по помосту к дальней стене сарая.

— Ну, ну, дорогая! Мы явно спугнули правонарушителя. Он оставил свой улов.

Сара взглянула на четырех крупных рыбин, лежавших в траве.

— Браконьер?

— Более чем вероятно. Должно быть, услышал наше приближение и сбежал. — Маркус обвел взглядом заросли. — Не сомневаюсь, что сейчас он следит за каждым нашим движением.

— Вы собираетесь сообщить об этом вашему дяде? — осторожно спросила Сара, интуитивно чувствуя, каким будет ответ.

— Конечно же, нет! Озеро кишит рыбой. Графу она ни к чему, и, если какой-то бедняга может обеспечить себя приличной едой, я не стану бросать в него камень! — С озорной улыбкой Маркус взглянул на Сару. — Идемте отсюда, пусть этот парень заберет свой обед.


Их возвращение в дом бабушки совпало с прибытием очень элегантной дорожной кареты. Сара с интересом смотрела, как из кареты выходит худой мужчина лет сорока в строгой черной одежде. Семенящей походкой он приблизился к мистеру Равенхерсту и изящно поклонился.

— А, Квилп! Быстро добрался, и очень вовремя. Две пары моих сапог погибают без твоего ухода.

Поприветствовав таким образом своего камердинера, Маркус поздоровался с конюхом, пригнавшим карету из Сомерсета, затем обратился к старшему груму, который ничем, даже малейшим движением седых кустистых бровей, не выдал того факта, что узнал Сару.

— Надеюсь, доехал без происшествий, Саттон? Эта юная леди, с которой ты никогда раньше не встречался, — моя подопечная, мисс Пеннингтон.

Сара дружелюбно улыбнулась Саттону, спросила его, как он поживает, и отправилась в дом переодеваться.

Когда через полчаса она спустилась вниз, Клег сообщил, что ленч еще не подан, так что Сара прошла в библиотеку и занялась письмом к миссис Стэнтон.

Извинившись за свое участие в организации побега ее дочери, Сара начала описывать то, что приключилось с ней за это время. Прошло всего пять дней, но девушке казалось, что все события произошли вечность назад.

Сара добралась уже до появления мистера Равенхерста в «Приюте путешественников», когда услышала стук по стеклу и, повернув голову, обнаружила за окном главного героя своего рассказа, нетерпеливо машущего ей рукой.

Встав из-за стола, Сара подошла и открыла окно. Равенхерст перенес одну ногу через низкий подоконник и вошел в комнату.

— Почему вы не можете пользоваться дверью, как… — Сара резко осеклась. — Сделайте-ка это еще раз!

— Что сделать?..

— Вылезайте и войдите снова! — скомандовала девушка.

Маркус подозрительно взглянул на нее.

— Неужели вы собираетесь закрыть окно и заставить меня войти через парадную дверь? В таком случае мне придется обходить весь дом!

— Конечно же, нет! Сделайте, как я прошу! Маркус покорно повторил всю процедуру.

— Ну что, теперь довольны?

— Вот оно! — Ее глаза засверкали от возбуждения. — Вот что показалось мне таким странным в ночь смерти мистера Натли!


Глава шестая | Колье для Изабеллы | Глава восьмая