home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава двенадцатая

После полудня путники подъехали к поместью Росса. Усадебный дом из серого камня стоял среди невысоких холмов Дорсетшира.

Когда Дэниел направил усталого коня в конюшню, на цокот копыт из огромного амбара выбежал коренастый парень. Присмотревшись к всаднику, он расплылся в радостной улыбке, и через минуту Катрин услышала его звонкий голос:

— Представляете, я сегодня утром сказал Дженет, что она напрасно волнуется, так как вы скоро вернетесь целым и невредимым. И я оказался прав… — Он осекся, когда увидел чье-то лицо, видневшееся из-за широкого плеча всадника. — Еще один парень в помощники по хозяйству? — Он подошел поближе, глядя, как Дэниел спешивается и помогает своему невысокому худенькому спутнику спуститься на землю. — Да это вовсе не парень!

— Ты не ошибся, Шон Макгэнн, — сказал Дэниел и представил Катрин своему слуге, который был его ординарцем во время военных действий в Испании.

— О'Мэлли? — повторил бывший сержант. — Вам очень подходит эта красивая ирландская фамилия!

— И горячий ирландский характер тоже. Позаботься о лошади, Макгэнн, — добавил Дэниел, входя в дом через черный ход.

Пожилая домоправительница, сидевшая за столом и чинившая белье, радостно вскрикнула и бросилась к Дэниелу с распростертыми объятиями.

Эта встреча напомнила Катрин ее отношения с Брайди. Между тем Дэниел приподнял свою домоправительницу над полом и поцеловал в щеку.

Увидев Катрин, женщина вопросительно посмотрела на своего хозяина.

Дэниел опустил ее на пол и снял шляпу со своего спутника, дав возможность длинным волосам рассыпаться по спине и плечам. Лицо домоправительницы стало неприветливым.

— Дженет Браунинг, почему вы хмуритесь? Это вам не к лицу, — упрекнул ее Дэниел. — Это мисс О'Мэлли, и все вы должны хорошо к ней относиться. Потом я вам все объясню. А сейчас прошу вас найти ей что-нибудь из одежды.

— Ну, я вовсе не отказываюсь заботиться о ней, — возразила Дженет. — Но почему леди решила вырядиться в мужской костюм, этого я понять не могу!

— Потому, старая вы перечница, что этот маскарад я устроил ради ее безопасности! Последние два дня я выдавал ее за своего племянника.

— Сдается мне, мастер Дэниел, что вы снова взялись за свои детские проказы, из-за которых вам часто доставалось от родителей.

Катрин едва удержалась от смеха, видя, что Дэниел вот-вот взорвется. Было ясно, что домоправительница все еще считает своего хозяина шаловливым ребенком, которого надо учить уму-разуму.

— Успокойтесь, миссис Браунинг. Я выдавала себя и за его жену, и за сестру и, в конце концов, забыла, кто я на самом деле, — сказала Катрин.

— Я, положим, не забывал, — вмешался в разговор Дэниел, и была такая нежность в его глазах, когда он смотрел на Катрин, что Дженет не узнала своего хозяина. — Завтра вы должны вжиться в другую роль… роль моей кузины, Луизы Дюран, которую я привез из Франции.

— В таком случае, сэр, — заявила домоправительница, — я сейчас же займусь приведением в порядок комнаты вашей бабушки, где мы поселим молодую леди. Ей там будет удобно.

Дженет повела Катрин на верхний этаж. Домоправительница смотрела на нее с одобрением, и по выражению ее лица было видно, что она рада тому, что в доме появилась еще одна женщина.

Катрин обнаружила в шкафу красивые платья, которые, видимо, принадлежали бабушке Дэниела. Катрин примерила некоторые из них, и они ей понравились. Элегантная мебель была сделана во Франции. Хотя бледно-желтые занавески на кровати и на окнах немного выцвели, как и обои на стенах, комната производила приятное впечатление. Изящное убранство говорило о взыскательном вкусе бывшей владелицы комнаты.

Девушка принялась укладывать свои волосы, пользуясь гребенками, гребнями и шпильками, тоже принадлежавшими бабушке майора. Дэниел настоял — тоном, не терпящим возражений, — чтобы она осталась в Росслэйре, пока сэру Джайлсу не сообщат об их возвращении из Франции.

Довольная своей прической, Катрин спустилась в кухню, где Дженет и Макгэнн сидели за столом. Она бы с удовольствием осмотрела весь дом, но решила, что это может подождать и что важнее сейчас заручиться поддержкой этих слуг.

— Нет, нет, не вставайте! — остановила их она, когда Дженет и Макгэнн, увидев гостью своего хозяина, хотели подняться. — Вы не возражаете, если я составлю вам компанию?

На ее вежливые манеры домоправительница ответила приветливым взглядом, а Макгэнн попытался скрыть блеск своих глаз, опустив голову на грудь. Катрин решила выяснить их отношение к хозяину, который находился наверху, в своей спальне.

Ей сразу стало ясно, что у обоих он пользуется глубоким уважением. Дженет взяли в дом вскоре после того, как отец Дэниела, Эдвин Росс, купил это поместье почти сорок лет назад. Она присутствовала при рождении Дэниела и хорошо помнила этот счастливый для всех день. Помнила она и то печальное утро, когда его красавица мать умерла, произведя на свет второго мертвого ребенка. Бабушка Дэниела, женщина с сильным характером и добрым сердцем, аристократка, бежавшая с дочерью из Франции от террора французской революции, взвалила на свои хрупкие плечи дом и воспитание Дэниела.

— После смерти бабушки десять лет назад дом словно осиротел. Здесь поселилась печаль и тоска, и ничего не напоминало о том счастье, которое когда-то переполняло его, — рассказывала Дженет.

— Неужели вы остались здесь совсем одна, когда началась война, и майор Росс уехал в Испанию? — с удивлением спросила Катрин. Хотя по сельским меркам этот дом считался небольшим, соблюдать в нем порядок одной служанке было явно не под силу. — Наверняка здесь были еще слуги, которые могли бы помочь вам.

— Теперь здесь есть Макгэнн и молодой конюх, которого я зову, когда надо поднять что-нибудь тяжелое. А тогда был только мистер Прентисс, управляющий имением, он всегда присылал в дом людей спросить, не надо ли чего починить и есть ли в сарае дрова.

— Но разве нельзя нанять женщину, чтобы помочь вам справиться с домашними делами? Одному человеку просто не под силу содержать этот дом в полном порядке.

— Наконец-то нашлась отзывчивая душа! — воскликнула Дженет, бросив на Катрин благодарный взгляд. — Женщина всегда поймет другую женщину. Теперь, когда вернулся хозяин, я, пожалуй, приглашу девушку из соседней деревни, чтобы она помогала мне делать уборку в доме. Но когда Дэниел ушел воевать в Испанию, почти все комнаты заперли, и нужда в постоянной помощи отпала сама собой.

— Не переживайте, Дженет. Я обязательно поговорю с Дэниелом, — обещала Катрин. — Это просто уму непостижимо, как вы одна справляетесь с уборкой всего дома! Удивляюсь, как ваш хозяин до сих пор не понял этого.

— Его голова забита другими делами, — вмешался в разговор Макгэнн, придя на выручку майору. — Я не думаю, что, когда он воевал в Испании, у него оставалось время размышлять о домашних делах в Англии.

— А вы давно знаете майора?

— Около шести лет. Я был у него ординарцем и дослужился до сержанта.

— Вы были вместе во многих битвах? — спросила Катрин.

— Да, мисс Катрин, и все битвы были не из легких. «Кузнечики» всегда одерживали победу в схватке с французами.

— Кузнечики?! — недоуменно переспросила Катрин.

— Так нас называли «лягушатники» за наши зеленые мундиры! Мы заставили их уважать нас! А наш майор был лучшим стрелком во всей английской армии.

Катрин обернулась и увидела Дэниела, стоявшего у открытой двери в кухню.

— О, вы здесь? А знаете, как называют тех, кто подслушивает? — заметила Катрин, ничуть не смутившись от его неожиданного появления.

— Вот я вам сейчас задам, негодная девчонка! — пригрозил Дэниел, но все поняли по его глазам, что он только притворяется рассерженным.

Дженет встала из-за стола.

— У меня нет времени сидеть здесь и молоть языком. Мне пора готовить ужин.

— Я помогу вам, — сказала Катрин и увидела по лицу Дэниела, что тому это не понравилось. — Не понимаю, почему вы посмотрели на меня с неодобрением, — обратилась она к Дэниелу. — Дженет не в состоянии управиться со всеми делами, особенно если в доме гость. Я могу принести пользу на кухне и не вижу причин, почему мне нельзя помочь ей. Так что позвольте нам с Дженет начать готовить ужин, а вы с Макгэнном чем-нибудь займитесь, чтобы не мешать нам.

Дэниел что-то недовольно буркнул, но все же направился в большую гостиную. Макгэнн пошел за ним.

— Ей бы только посмеяться, — раздраженно сказал Дэниел, закрыв за Макгэнном дверь. — Легче набрать роту необстрелянных новобранцев, чем спорить с этой своевольной дамочкой.

— Она норовистая кобылка, это точно. Вам еще долго придется ее объезжать.

Дэниел ничего не ответил и, пригласив своего собеседника сесть, объяснил ему, почему Катрин оказалась у него в гостях.

— Ты теперь понимаешь, что нужно, не теряя времени, связаться с сэром Джайлсом Осборном, — сказал Дэниел. — Сначала попробуй найти сэра Джайлса в его усадьбе в Гэмпшире, но, так как в связи с возобновлением военных действий между нами и Францией он может уехать в Лондон, тебе придется из Гэмпшира поехать в столицу. Я написал ему письмо, которое ты передашь ему лично и обязательно дождешься ответа. Ни при каких обстоятельствах не отдавай письмо ни слугам, ни его секретарю.

— Слушаюсь, сэр.


В то время, как Макгэнн готовился к отъезду, Катрин решила, что должна объяснить Дженет, почему благовоспитанная девушка впуталась в такое опасное приключение.

— Неужели вам не нравилось жить в Бате?! — с удивлением спросила Дженет, когда Катрин откровенно призналась, что недовольна той жизнью, которую вела последние месяцы. — Хотя сама я там не была, мне говорили, что это прекрасное место.

— Он сейчас не такой модный, как был когда-то, — ответила Катрин. — Я согласна, что Бат очень приятное место, однако в душе я так и осталась девочкой, выросшей на природе. Мои первые шестнадцать лет прошли в Ирландии. Когда после гибели отца умерла моя мама, я приехала сюда, в Дорсетшир, к своему дедушке, полковнику Фэрчайлду.

— Вы внучка полковника Фэрчайлда?! — воскликнула Дженет. — Ваша мать Шарлотта Фэрчайлд?

Дженет пристально вглядывалась в тонкие черты Катрин.

— Да… да… Вы очень похожи на мисс Шарлотту. Я ее хорошо помню. Она была красива и лицом, и душой.

— Да, — вздохнула Катрин. — Иногда мне хочется больше походить на нее своим характером, отношением к людям… Она всегда была такой спокойной, всегда прекрасно владела собой, в то время как я…

— Отличаетесь непостоянством и бросаетесь в гущу событий, не думая о последствиях, — закончил за нее Дэниел, входя на кухню. — Я рад, что вы подружились, — сказал он, не обращая внимания на убийственный взгляд бирюзовых глаз.

Дженет неодобрительно произнесла:

— И когда только вы перестанете шататься по свету, мастер Дэниел? Пора бы и остепениться! Вы уже не мальчик. Настало время подумать о своем будущем и заняться усадьбой.

— Я всегда хотел поступить именно так, как вы советуете, — поддакнул Дэниел и обернулся к Катрин, которая не знала, говорит он серьезно или шутит. — Хорошо, что вы рассказали Дженет о том, что с нами случилось, и тем избавили меня от лишних хлопот. Теперь все зависит от сэра Джайлса. Я послал ему с Макгэнном письмо, в котором сообщил, что вы вернулись в Англию.

Она кивнула в ответ.

— Дженет, — обратился майор к домоправительнице, — называйте нашу гостью «мисс Катрин». Но только не Кейт! Только я могу называть ее так, и никто другой!

Рассерженный взгляд Катрин вызвал у Дэниела легкую ухмылку.

— Только потому, что я до смерти устала просить вас не называть меня Кейт, мне пришлось смириться и пропускать это ненавистное «Кейт» мимо ушей. Как говорил мой папа, можно притащить мула к воде, но нельзя заставить его пить.

— Не мула, а лошадь, — поправил ее Дэниел.

— В данном случае больше подходит мул, а не лошадь! — возразила Катрин, чем вызвала смех у домоправительницы.

— Ох, мисс Катрин, клянусь, я несказанно рада, что Господь Бог послал мне вас! — объявила Дженет, к немалому удовольствию своего хозяина. Он лучше других знал, что его домоправительнице не легко понравиться.

— Все это хорошо, но я бы хотел на время похитить Катрин, чтобы показать ей дом и сад… разумеется, если она согласится, — проговорил Дэниел.

Катрин не надо было просить дважды, и Дженет увидела в окно, как они идут к саду, где так любила работать бабушка хозяина. Но теперь сад одичал и зарос, с грустью подумала Дженет. Образумился ли ее молодой хозяин и намерен ли он наконец остепениться? Надо сказать, что он очень изменился: стал более раскованным и веселым. Таким она его давно не видела. И взгляд темных глаз Дэниела теплел, когда он смотрел на девушку с копной волнистых рыжих волос…

— Будем надеяться, мастер Дэниел, что новость о вашем возвращении не скоро достигнет ушей наших соседей, — с надеждой сказала себе Дженет, — иначе в ваш дом явится посетитель, которого бы я предпочла не видеть.


Глава одиннадцатая | Укрощение строптивицы | Глава тринадцатая