home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава пятнадцатая

— Может, перед тем как ехать домой, зайдешь ко мне пропустить стаканчик бургундского? — предложил сэр Джошуа так громко, что его услышал даже слуга, выбежавший из дома помочь хозяину выйти из кареты.

Дэниел колебался. Поездка на рынок в соседний городок оказалась на редкость удачной. Он был поражен не только отменным качеством предлагаемого на продажу скота, но и встречами с соседями, с которыми давно не виделся. Каждый считал своим долгом поприветствовать его и, разумеется, пригласить на обед. Вообще-то Дэниел намеревался поскорее вернуться домой и рассказать Катрин об этой поездке, но, подумав, решил, что это подождет. Сэр Джошуа вел замкнутый образ жизни, так как его глухота с каждым днем усиливалась, и у Дэниела сложилось впечатление, что дяде недостает мужского общества.

— А что, неплохая мысль, — ответил Дэниел, входя вслед за дядей в его дом. — Но я ненадолго — у меня дома масса неотложных дел. К тому же вечером у Крэнфордов соберутся гости. Или ты забыл?

— Говорят, там затевается большое дело, — сказал сэр Джошуа.

В этот момент к нему направился дворецкий, чтобы сообщить, что в гостиной его ждет посетитель.

Войдя в гостиную, сэр Джошуа увидел молодого, модно одетого человека, которого развлекала его невестка.

— Никак это Джордж Джиффорд! — громко воскликнул сэр Джошуа, когда неожиданный гость поднялся, чтобы пожать хозяину руку. — Если мне память не изменяет, вы родственник лорда Уэйверли?

— Д-да, вы правы, сэр, — ответил гость, бросив пристальный взгляд на Дэниела.

— Вы знакомы с моим племянником, майором Россом?

— Н-нет, не имел чести быть представленным, сэр Джошуа.

— Мы с вами не знакомы, но мне кажется, что я вас уже где-то видел, — сказал Дэниел щеголеватому молодому человеку, пожав ему руку.

— Весьма возможно, сэр. Несколько последних недель я провел в Лондоне у лорда Уэйверли, так что, возможно, вы там меня и видели.

— Нет, — возразил Дэниел, взяв бокал вина у Джулии. — Я давно не был в столице.

— Ну да! Ты же был по ту сторону Ла-Манша, — вмешался в разговор сэр Джошуа, усевшись в свое любимое кресло у камина. — Мне Джулия говорила, что ты привез с собой какую-то молодую женщину, свою дальнюю родственницу?

При этих словах модный молодой человек начал внимательно осматривать свое кресло, словно засомневался в его надежности.

— Да, — подтвердил Дэниел, — моя дорогая Луиза теперь со мной. Мы приглашены с ней вечером к Крэнфордам.

— Что-то я не слышал, чтобы ты когда-нибудь говорил о ней, — сказал сэр Джошуа, отпив бургундского из своего бокала.

Дэниел пожал плечами.

— Я уже объяснял Джулии, что мы с Луизой дальние родственники. У моей бабушки было несколько родственниц, которым, как и ей самой, удалось спастись от ужасов французской революции.

— Какой замечательной женщиной была твоя бабушка, Дэниел! — воскликнул сэр Джошуа. — Я ее очень любил.

— Уверен, что вы полюбите и Луизу Дюран, когда с ней познакомитесь. Она очень похожа на мою бабушку.

Сэр Джошуа выразил готовность познакомиться с молодой девушкой. Затем он обратился к нежданному гостю, изучавшему с задумчивым видом содержимое своего бокала, и спросил, где тот остановился.

— У К-крэнфордов, сэр, — ответил, словно очнувшись от сна, молодой человек. — Прибыл вчера вечером, поскольку хотел посмотреть, как живут люди в сельской глубинке, но завтра уже уеду. Мой кузен должен приехать сюда с минуты на минуту.

— И Уэйверли приедет? — удивился сэр Джошуа. — Я думал, что у него дела в столице. Скажите, он как-то связан с военным ведомством? Или я ошибаюсь?

— Он когда-то служил там, сэр. Как и виконт Девенхэм. Он тоже будет на вечере у Крэнфордов, как и сэр Джайлс Осборн.

— Боже мой! — воскликнул сэр Джошуа, удивленно подняв седые брови. — Видно, затевается что-то очень серьезное?

— Этого я не могу вам сказать, — ответил мистер Джиффорд, потом быстро допил вино и поднялся. — Разрешите откланяться, сэр. Я заехал, чтобы выразить вам мое почтение. Буду рад увидеть вас на вечере.

— Дядя, вы хорошо его знаете? — спросил Дэниел.

Сэр Джошуа покачал головой.

— Видел его всего раз, когда мы с Крэнфордом ездили в Лондон и обедали в клубе. Там нас Уэйверли и познакомил.

Дэниел не мог отделаться от мысли, что где-то уже видел этого щеголя. Его бегающие глаза и заикание казались майору знакомыми.

— Сэра Джайлса случайно там не было? — спросил Дэниел, которого вдруг словно осенило.

— Как же, он был там! И лорд Девенхэм тоже! Мы сидели за одним столом и играли в карты. Ты знаком с ним?

Дэниел задумался. Похоже, его дядя поехал в Лондон с Крэнфордом как раз в то время, когда сам он отправился во Францию. Мог ли сэр Джайлс рассказать в тот вечер в клубе придуманную им историю о том, что Жюстина якобы оставила какие-то секретные документы у своего адвоката? Разумеется, мог. Значит, он подозревал в предательстве кого-то из сидящих за тем карточным столом!

Разумеется, Крэнфорд и сэр Джошуа вне подозрений, так как они никогда не служили в военном ведомстве, рассуждал Дэниел. Джиффорд не может быть предателем по молодости лет, так как ему не больше двадцати трех — двадцати четырех лет. Остаются Девенхэм и Уэйверли, которые так или иначе были связаны с военным ведомством и в тот вечер оба были в Уайт-холле, а сегодня вечером будут гостями у Крэнфордов.

— Я не знаком ни с Уэйверли, ни с Девенхэмом, но зато хорошо знаю сэра Джайлса! — сказал Дэниел с хитрой улыбкой.

— Дэниел, а тебе не показалось странным, что Джиффорд не поленился навестить меня, хотя мы с ним практически незнакомы? Это тем более странно, что он завтра уедет в Лондон.

— Наверное, он хотел выразить вам свое почтение, — ответил Дэниел, рассеянно глядя на язычки пламени в камине. Или что-то выведать, подумал про себя Дэниел.


Вечером, собираясь в гости к Крэнфордам, Катрин оценила незаурядные способности Дженет, которая, ведя неспешную беседу, изящно уложила ее волосы в соответствующую торжественному случаю замысловатую прическу. Катрин сохраняла беззаботный вид, но ее обуревали противоречивые чувства. Она понимала, что ее пребывание в Росслэйре подходит к концу, и одна мысль об отъезде приводила ее в отчаяние. Но с другой стороны, так будет лучше, поскольку она не каменная и рано или поздно ее тщательно скрываемые чувства к хозяину дома вырвутся наружу.

Катрин прекрасно понимала, что сегодняшний вечер станет для нее тяжким испытанием, так как она должна сыграть не только роль любящей сестры Дэниела, но и ту роль, которую ей отвел сэр Джайлс. Это угнетало ее, но она понимала, что не имеет права выйти из игры.

В холле ее уже ждал Дэниел. Хотя у него была дорогая, сшитая на заказ одежда, с тех пор, как они вернулись в Англию, Дэниел отдавал предпочтение зеленому мундиру королевского стрелка, в котором появился на торжестве в честь помолвки Каролины. Как это ни покажется странным, но Катрин решила надеть в гости к Крэнфордам то же платье, которое было на ней в тот февральский вечер.

Услышав звук ее шагов, Дэниел обернулся и обвел девушку оценивающим взглядом, лукаво при этом улыбаясь.

— Я вижу, последние дни вы стали носить какие-то необыкновенно красивые платья, Кейт, но мне кажется, что именно это платье навсегда сохранится в моей памяти, даже если вы перестанете его носить и бросите в ящик для старья.

— Да, не правда ли странно, что мы оделись точно так же, как были одеты в тот памятный вечер? — Катрин стояла перед ним, вглядываясь в его резковатые, но такие милые ее сердцу черты. — Не будем считать это каким-то дурным предзнаменованием. Надеюсь, что после вечеринки мы благополучно вернемся в Росслэйр.

Она решила обратить все в шутку, но Дэниел был на редкость серьезен.

— Кейт, еще есть время все обдумать и отказаться от этого опасного предприятия.

Не надо быть особо проницательным человеком, чтобы понять, с какой тревогой он произнес эти слова.

Когда Дэниел вернулся с ярмарки, куда ездил вместе со своим дядей, она сразу заметила, что майор ведет себя как-то странно. Хотя он говорил, что доволен поездкой, его явно что-то беспокоило.

— Я не могу сказать, будто ничего не боюсь, но вы же слышали от мистера Эшкрофта, что меня будут охранять весь вечер, — возразила она Дэниелу. — Я уверена, сэр Джайлс приложит все силы, чтобы я была в полной безопасности. Он знает, что если вы рядом, то со мной ничего не случится, — добавила она с улыбкой.

— Тогда я хочу попросить вас об одной вещи. Рискуя получить отказ, моя бесценная спорщица, могу я надеяться, что вы будете танцевать со мной на вечеринке у Крэнфордов?

Она положила руки ему на плечи и сказала проникновенным голосом:

— Я сочту за честь быть рядом с вами весь этот вечер, мой… кузнечик!

В какое-то мгновение ей показалось, что он хочет ее поцеловать, и она испугалась, что не сможет перед ним устоять. К счастью, в холл вошел Макгэнн и сообщил, что карета подана и стоит у парадного крыльца.

— Возьмите меня с собой, — попросил верный Макгэнн, глядя на своего бывшего командира.

— Нет, Макгэнн. Эти два телохранителя, присланные сэром Джайлсом, вполне надежные парни. Они защитят нас и в дороге, и на балу. Оставайся здесь и следи, чтобы сюда не пробрались подозрительные люди. — Затем Дэниел обратился к Катрин: — Кейт, я купил удобную карету и упряжку лошадей. Оцените мою покупку.

— Какой же вы, однако, лгун, — ласково сказала Катрин. — Теперь я поняла: вы решили купить этот выезд с той самой минуты, как увидели его! И даже не посоветовались со мной!


Они благополучно доехали до бывшего дома ее дедушки, и Катрин, наконец, могла сосредоточиться на той роли, которую ей предстояло сыграть.

Не успели хозяин и хозяйка дома приветствовать их с Дэниелом, как тут же появился сэр Джайлс Осборн.

— Ну, дети мои, надеюсь, все пройдет удачно, — промурлыкал он.

— Хорошо бы, — пробормотал Дэниел мрачным тоном, на что баронет только таинственно улыбнулся.

— Не проживи я на земле долгую, полную опасностей жизнь, я бы не взялся за это дело, — произнес сэр Джайлс, после чего велел Дэниелу оставить их с Катрин одних и смешаться с толпой своих друзей и соседей. — Ну что, мадемуазель Дюран, вы готовы? — спросил сэр Джайлс, когда Дэниел, к удивлению Катрин, послушно выполнил приказ баронета. — Надеюсь, путешествие из Франции в Англию не было… э… утомительным?

— Что вы! Я его никогда не забуду, — ответила Катрин, умолчав, что это были самые счастливые дни в ее жизни.

— Ваши приключения на этом не закончились. У меня есть предчувствие, что именно на этом вечере вас и похитят. Но вы не бойтесь, дитя. Мои люди будут следить за каждым вашим шагом. У нас мало времени, так как сейчас подойдет молодой джентльмен и пригласит вас танцевать. Соглашайтесь. Вы даже можете пройти с ним в сад, поскольку там тоже находятся мои люди. Когда вы почувствуете, что вас похищают, особенно не сопротивляйтесь: мои люди вас быстро освободят.

Хотя сэр Джайлс и говорил, что ей нечего бояться, Катрин охватило минутное беспокойство, когда ее пригласили танцевать. Она не сомневалась, что изменник был здесь, в зале, среди приглашенных, вглядываясь в ее лицо и стараясь найти сходство с той молодой француженкой, которую он убил четыре года назад.

Катрин так и подмывало оглянуться и посмотреть на молодых людей, стоявших вдоль стен зала, но она подавила это желание и разговаривала с молодым человеком, пригласившим ее танцевать, на ломаном английском с французским акцентом. Согласно инструкции сэра Джайлса не отказывать молодым людям, если они пригласят ее танцевать, Катрин, когда вечер подходил к концу, даже решилась выйти в сад с молодым кавалерийским офицером в алом мундире, чтобы полюбоваться на разноцветные китайские фонарики, освещавшие аллеи сада вблизи дома.

Слава богу, даже здесь ничего страшного не произошло. Но чувство облегчения быстро покинуло Катрин, так как первым человеком, встретившим ее в зале, был Дэниел, который тут же пригласил ее на последний танец.

Когда они присоединились к танцующим парам, Катрин показалось, что все гости смотрели только на них, находя забавным то обстоятельство, что они оба были одеты в темно-зеленое: он — в мундир королевского стрелка, она — в свое любимое бархатное платье. Ей стало грустно от мысли, что она, должно быть, танцует с Дэниелом, навсегда покорившим ее сердце, первый и последний раз.

— Где вы научились так хорошо танцевать, мой дорогой кузен? — поинтересовалась она, выговаривая английские слова с французским акцентом. — Не на поле же сражений в Испании и Португалии?

— Разумеется, на поле битвы! Там приходилось выделывать еще не такие коленца, чтобы увильнуть от вражеской пули!

Хотя Дэниел ответил ей в довольно шутливом тоне, Катрин заметила, что он сильно встревожен.

— Сэр Джайлс дал вам указания для дальнейших действий? — спросила она.

— Да, черт бы его побрал! Он приказал мне держаться от вас как можно дальше.

— Но тогда нам надо сейчас же перестать танцевать!

— Как бы не так! — возразил Дэниел. — Мы не только продолжим танец, но я скажу этому старому мошеннику, что буду сопровождать вас, когда пригласят на ужин.

— Сэр Джайлс знает, что делает. Ему нельзя отказать в уме и проницательности. Я чувствую, что изменник находится здесь, среди гостей.

— О да, мой ангел, он действительно здесь, — подтвердил Дэниел. — Я не ошибусь, если скажу, что сейчас Осборн уже точно знает, кто изменник. Сэр Джайлс не терял времени даром.

— Прекратите, Дэниел! — возмутилась Катрин. — Вы несправедливы по отношению к этому человеку.

— Ха! Я скорее доверюсь змее, чем ему! — воскликнул майор, но вдруг заметил, что бирюзовые глаза Катрин смотрят на него с явным осуждением. — Впрочем, он действительно знает свое дело, — сказал Дэниел примирительным тоном. — Этого у него не отнимешь. И я уверен, что он сделал все, чтобы обеспечить вашу безопасность. Если бы я не был в этом уверен, то вас бы здесь не было. — Дэниел быстро посмотрел в тот угол зала, где хозяин дома беседовал со своими гостями. — Крэнфорд, как мы с вами знаем, доверенное лицо старого плута. Я не удивлюсь, если он займет место сэра Джайлса, когда тот уйдет в отставку.

Танцы закончились, и Дэниел повел Катрин по коридору в столовую, где уже собралось много гостей, с нетерпением ждавших ужина.

Как только ужин подошел к концу, гости снова потянулись в большой зал. К Катрин приблизился джентльмен, пригласивший ее на первый танец, и напомнил, что она обещала ему танцевать с ним во второй раз. Хотя она, как ни старалась, не могла вспомнить его имя, однако пошла с ним в зал, где пары уже приготовились к контрдансу.

— Мсье, не могли бы вы снова представиться мне? Я за этот вечер познакомилась со столькими людьми, что не в силах всех запомнить, — призналась Катрин.

— Д-джиффорд, мэм… Джордж Джиффорд. Едва заиграла музыка, в зал вошел Дэниел — с Джулией, которая буквально вцепилась ему в руку. Он пристально посмотрел на Катрин, и она заметила, что он сильно взволнован. Девушка решила не придавать значения странному выражению его лица и сосредоточилась на своем партнере, обмениваясь с ним ничего не значащими фразами. Мистер Джиффорд оказался прекрасным танцором, и Катрин очень удивилась, когда он наступил ей на подол платья.

— О, п-простите м-меня, мадемуазель! Я испортил вам платье! П-позвольте, я провожу вас в комнату для леди.

Катрин сказала, что ему не стоит так огорчаться и что она может привести себя в порядок в спальне хозяйки дома, куда дойдет сама, без чьей-либо помощи. Но когда она вышла в пустой коридор, мистер Джиффорд увязался за ней. И тут она поняла, что он совсем не тот, за кого себя выдавал. Внезапно он схватил ее за руку повыше локтя и с силой втолкнул в комнату, служившую библиотекой.

В первую минуту Катрин хотела схватить со стола вазу и запустить ею в голову Джиффорда, но, вспомнив наставления сэра Джайлса, перестала сопротивляться. В комнате было темно, однако Катрин заметила, как кто-то дал Джиффорду веревку и кляп, которыми тот не замедлил воспользоваться.

— Вы знаете, что последует дальше, — злобно проговорил мистер Джиффорд без какого-либо намека на заикание.

Катрин лихорадочно вспоминала, где она могла его видеть раньше. Вон оно что! Теперь понятно, почему Дэниел так настаивал сопровождать ее, не отходя от нее ни на шаг. Он узнал Джиффорда! Но где они могли с ним встретиться? Только она обернулась, чтобы лучше разглядеть его лицо, как ей на голову надели мешок.

Взвалив ее на плечо, кто-то открыл стеклянную дверь и вынес Катрин в сад. К сожалению, эта часть сада не была освещена цветными фонариками и не была видна из окон зала, где продолжали веселиться гости. Катрин пронесли несколько ярдов до живой изгороди, за которой находился переулок, достаточно широкий для проезда кареты.

Вдруг до Катрин дошло, в каком положении она оказалась. Весь вечер рядом с ней находился Дэниел, но сейчас его не было. Связанная по рукам и ногам, с кляпом во рту, она была совершенно беспомощна, как новорожденный младенец. Если план сэра Джайлса провалится и похитителям удастся увезти Катрин в неизвестном направлении, тогда ее положение станет и вовсе плачевным.

Она не удивилась, услышав позвякивание уздечек, потом кто-то бережно внес ее в карету и осторожно положил на пол. Она почувствовала, как карета покачнулась, будто кто-то попытался войти в нее. По всей видимости, завязалась драка, потом раздался глухой стук и кто-то застонал. Карета снова слегка накренилась, словно кому-то на этот раз удалось войти.

Ее спутник не говорил и не двигался, пока карета не выехала на широкую дорогу. Тогда чьи-то руки подняли Катрин с пола и посадили на сиденье, затем ее запястья и щиколотки освободили от веревок. По тому, как бережно с ней обращались, она поняла, что теперь находится в полной безопасности под защитой одного из доверенных людей сэра Джайлса. Катрин дрожащими руками сбросила с головы мешок и вынула изо рта кляп. Облегченно вздохнув, она огляделась и увидела… мистера Эшкрофта!

— Моя дорогая, вы не ушиблись? Похоже, похитители обращались с вами довольно сносно.

— Я вела себя с ними так, как велел сэр Джайлс, — не сопротивлялась и не звала на помощь. Вероятно, поэтому я совсем не пострадала.

— Я рад, что все обошлось. Сейчас вы в полной безопасности, — сказал мистер Эшкрофт. — Когда мы увидели, что еще до наступления вечера в переулке появилась карета, то поняли, что вас решили похитить через торцевой вход. Вы ни минуты не подвергались настоящему риску. На козлах сидит наш человек, а настоящий кучер и тот, кто вынес вас из дома, арестованы. С остальными пусть сэр Джайлс разбирается сам.

В голове Катрин теснились сотни вопросов, но она задала только один:

— Куда вы меня везете… в Росслэйр?

— Мы сделаем короткую остановку у трактира, чтобы забрать мою сестру. Пока сэр Джайлс не обезвредит всю шайку шпионов, вас надо надежно спрятать. Вам лучше не возвращаться в усадьбу майора Росса.

— Да, — согласилась Катрин, — для всех будет лучше… если я не вернусь туда.


Глава четырнадцатая | Укрощение строптивицы | Глава шестнадцатая