home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава третья

— Я хочу кое-что добавить к тому, что ты мне вчера рассказала.

Эти неожиданные слова кузины насторожили Катрин, и она отошла от окна, за которым с самого утра шел затяжной дождь, и подошла к Каролине, старательно трудившейся над довольно сложной вышивкой.

— Ты это о чем? — недоуменно спросила Катрин.

— О майоре Россе. В разговоре Ричард как бы, между прочим, заметил, что сам Веллингтон очень высокого мнения о майоре и поручает ему самые ответственные дела.

— Я не сомневаюсь в его храбрости, — возразила Катрин, стараясь сдержать раздражение. — Я только сказала, что он бессердечный негодяй, которому безразличны страдания других людей.

— Мне кажется, ты чересчур строга, — упрекнула ее Каролина. Сговорчивая и мягкая по натуре, она, однако, умела отстаивать свое мнение. — Когда вчера вечером я говорила с ним, он мне понравился. Ричард рассказал мне об одном случае с майором, о котором узнал от одного знакомого офицера. Наши войска, с боем взявшие какой-то французский город, бесчеловечно обращались с его жителями. Так вот, майор Росс заступился за жену французского офицера. Я не знаю всех подробностей, так как Ричард не стал о них распространяться, но этот случай убедил меня, что джентльмен, рискующий жизнью ради спасения чести леди, должен быть благородным человеком. Этот рассказ заставил меня задуматься, не напрасно ли обвинили майора в неверности несколько лет назад?

— Мы тоже не знаем, насколько был правдив рассказ о его героизме во французском городе, который сдался на милость победителя, — настаивала на своем Катрин.

— Мама вчера вечером очень долго говорила с ним, так что мы в любой момент можем спросить у нее, что она знает о его подвигах, — предложила Каролина.

В это время в гостиную вошла миссис Уэнтворт. Как только мать удобно устроилась в кресле, Каролина без обиняков спросила:

— Мама, ты хорошо знала того галантного майора, с которым говорила вчера вечером?

— Ну, я бы этого не сказала, дорогая, — ответила миссис Уэнтворт, взяв в руки пяльцы с незаконченной вышивкой. — Когда я уехала из Дорсетшира, выйдя замуж за твоего отца, Дэниел был мальчиком лет шести-семи, но я хорошо помню его отца, Эдвина Росса, красивого серьезного джентльмена. Дэниел, как мне показалось, унаследовал от отца и его внешность, и его характер.

И она сообщила нечто такое, от чего двоюродные сестры обменялись удивленными взглядами.

— Я и не знала, что майор Росс крестник нашего дедушки! — воскликнула Катрин.

— О да, дорогая, — подтвердила тетя. — Дедушка дружил с Эдвином Россом с детства, и когда Дэниел появился на свет, мой дорогой папа полюбил его как родного. Папа не раз писал мне, что очень скучает по Дэниелу, когда тот уехал в Индию.

Эти слова так заинтересовали Каролину, что она отложила любимое занятие.

— Майор Росс был в Индии? Представляю, какая там интересная, насыщенная удивительными событиями жизнь.

— Не знаю, понравилась ли Дэниелу жизнь в Индии, но, пока он был в отъезде, в его семье произошли печальные события.

Хотя Катрин старалась не выдать своего любопытства, ее кузина настояла на том, чтобы леди Лавиния подробно им все рассказала.

— Его отец умер через год после отъезда сына. Хотя дядя Дэниела, сэр Джошуа Росс, сразу же написал ему письмо, сообщая о смерти отца, прошло немало времени, пока оно достигло адресата. Когда Дэниел вернулся домой, его ждала еще одна печальная новость. Джулия Мелроуз, девушка, в которую он был влюблен с детства, незадолго до его возвращения вышла замуж за его кузена Саймона Росса, сына Джошуа Росса.

— Бедный майор Росс! — воскликнула Каролина.

Катрин не удержалась и спросила, не был ли майор официально помолвлен с Джулией. Лавиния Уэнтворт покачала головой.

— Нет, не был, хотя родители Джулии были бы не против их союза. Дэниел был сыном богатого землевладельца и считался завидным женихом. По всей видимости, родители Джулии решили, что помолвку можно отложить на год-два, тем более что Дэниелу едва исполнилось двадцать, когда он отплыл в Индию. Я думаю, — продолжала леди Лавиния, — что он уехал, чтобы чем-то занять себя до совершеннолетия, когда он сможет просить руки Джулии у ее отца.

— Но если Джулия и Дэниел действительно любили друг друга, почему она вышла замуж за Саймона? — спросила Каролина.

— Этого я не могу сказать, дорогая. Я только знаю, что Джулия, Дэниел и Саймон росли вместе с раннего детства. Насколько мне известно, Джулия всегда отдавала предпочтение Дэниелу. Все думали, что в один прекрасный день они станут мужем и женой. — Леди Лавиния пожала плечами. — Можно только предполагать, какое давление было оказано на Джулию, чтобы заставить ее выйти замуж за Саймона. Надо учесть, что после смерти сэра Эдвина Росса титул унаследовал не Дэниел, а Саймон. — Миссис Уэнтворт вздохнула и покачала головой. — Был ли этот брак счастливым или нет, я не знаю, но у Джулии шесть лет спустя родился сын. Судьбе было угодно, чтобы этот союз был прерван трагическим событием — Саймон Росс погиб от шальной пули на охоте.

— И тем открыл дорогу майору, — с едва заметным ехидством заметила Катрин, что заставило ее тетю улыбнуться.

— Вполне возможно, что их любовь разгорится снова, — сказала леди Лавиния. — Он никогда не говорил о женитьбе, хотя в последние годы ходили упорные слухи о его связях с несколькими женщинами.

— Я хорошо помню, что, когда я жила у дедушки в Дорсетшире, Дэниел Росс, тогда еще капитан, разбил сердце моей подруги, нашей соседки Хелен Раштон, — сказала Катрин.

— Хелен Раштон? — повторила тетя. — Но она была тогда совсем девочкой! Сколько ей было лет?

— Семнадцать.

— Очень жаль, что она умерла такой молодой. Я помню ее мать, миссис Раштон. Милая женщина, но какая-то не от мира сего и, надо сказать, довольно невзрачная. Я помню, как ваш дедушка заметил однажды, что Хелен была очень похожа на свою мать.

Раньше Катрин не замечала, что ее подруга в свои семнадцать лет производила впечатление девочки-подростка. Но, оглядываясь назад, она должна была признать, что Хелен в самом деле была не в меру впечатлительной и мнительной и ей действительно могло показаться, будто Дэниел Росс был влюблен в нее, а потом охладел к ней.

Отогнав эту предательскую мысль, Катрин проговорила уверенным тоном:

— Я также слышала, тетя, что капитан Росс увлекся одной местной молодой вдовой.

— Очень может быть, дорогая. Ему тогда было года двадцать три — двадцать четыре. Но не думаю, что у него были серьезные намерения. Джентльмены редко женятся в таком возрасте. Вспомни, он все еще переживал измену Джулии Мелроуз. Когда я говорила с ним вчера вечером, у меня создалось впечатление, что теперь он мечтает остепениться и заняться своими имениями. Он богат, и ему не составит большого труда найти себе жену.

— Хотя маловероятно, что майор Росс когда-нибудь унаследует титул, нет ничего невозможного в том, что он и его первая любовь снова встретятся и будут счастливы, — сказала Каролина.

— Хорошо бы завтра была хорошая погода. Так не хочется возвращаться в Бат под проливным дождем! — перевела разговор на другую тему Катрин.

— Куда ты торопишься, Катрин? Мы с мамой надеялись, что ты погостишь у нас подольше!

— Я бы с удовольствием осталась на недельку-другую, но боюсь, меня будут мучить угрызения совести: бедная Кларисса Маунтджой сидит дома одна, — возразила Катрин с улыбкой.

— Мне кажется, что тетя Августа поступила неправильно, навязав тебе в компаньонки такую глупую женщину, как эта Кларисса! — воскликнула тетя Лавиния с раздражением. — Компаньонку держат с одной целью — сопровождать свою хозяйку, тем более что ты еще не замужем. А мисс Кларисса осмелилась пренебречь своими обязанностями, сославшись на то, что в дороге ее укачает!

— Поверьте, тетя Лавиния, мне не жаль, что мисс Кларисса не поехала со мной. — Катрин вздохнула. — Дело в том, что в ее компании мне невыносимо скучно, так как она действительно очень глупая женщина, хотя изо всех сил старается сделать мне приятное. Но я не нарушу обещания, которое дала двоюродной бабушке, что никогда не уволю Клариссу. Бедная женщина терпела мигрени и тяжелый характер леди Августы более двадцати лет!

— Тебе не понадобилась бы никакая компаньонка, если бы ты осталась жить у нас, — напомнила ей тетя Лавиния.

Тетя не упускала случая, чтобы не начать уговаривать ее переехать к ним в Гэмпшир, и Катрин каждый раз давала уклончивый ответ. Не то чтобы она опасалась, что будет несчастлива в доме тети и дяди, нет, она любила их и двоюродных брата и сестру. Катрин не боялась, что утратит независимость, так как у тети был покладистый характер и она позволила бы своей любимой племяннице делать все, что той вздумается. Катрин не хотела остаться в этом гостеприимном доме, боясь своим присутствием принести им несчастье, как это уже не раз случалось.

Дверь открылась, и вошел дворецкий с серебряным подносом в руках.

— Что там у тебя, Мелдрю?

— Письмо из Осборн-Хауса для мисс О'Мэлли, мэм, — ответил он, передавая Катрин серебряный поднос. — Слуга сэра Осборна здесь и ждет ответа, мисс.

Катрин взяла письмо, на котором изящным почерком было выведено ее имя, и сломала печать.

— Боже мой! — воскликнула она, пробежав глазами несколько строк. — Сэр Джайлс и его сестра приглашают меня сегодня к трем часам на чай. Тетя Лавиния, вы свободны во второй половине дня? — спросила Катрин, передавая ей записку.

— Дело в том, дорогая, что обещала приехать леди Чарлзуэрт. Но в любом случае, — добавила тетя, прочитав записку, — Осборны приглашают только тебя. Я думаю, что не стоит отказывать сэру Джайлсу и его сестре.

Катрин не сомневалась в искренности слов тети. Что касается Каролины, то по ее виду нельзя было сказать, что она ждала свою будущую свекровь с нетерпением, но ей ничего не оставалось, как смириться со своей участью.

— Значит, вы не против, тетя Лавиния, если я приму приглашение Осборнов? Мне понравился сэр Джайлс, умный, благородный джентльмен, к тому же обладающий редким чувством юмора, — сказала Катрин.

— Конечно, я не против, дорогая. Мелдрю, скажите слуге из Осборн-Хауса, что мисс О'Мэлли принимает приглашение с искренней благодарностью.

— Ну, Катрин, ты, должно быть, произвела неизгладимое впечатление на нашего соседа! — насмешливо проговорила Каролина, как только дворецкий ушел. — Когда он приезжает в свое поместье, то довольно редко появляется на людях и никого не приглашает к себе.

— Ты не совсем права, Каролина, — возразила миссис Уэнтворт. — Сэр Джайлс всегда был радушным человеком. Конечно, после смерти жены и маленького сына он стал более замкнутым, но этому есть веская причина. Он бы чаще приезжал в свое поместье, если бы не был занят важными государственными делами.

— Знаешь, мама, я никогда не могла понять, чем занимается сэр Джайлс в Лондоне. Боюсь, что даже папа не может сказать ничего определенного на этот счет, — произнесла Каролина.

— Да, мы не знаем ничего определенного о нашем уважаемом соседе, это правда, — согласилась леди Уэнтворт. — Он как-то намекнул, что его работа связана с министерством обороны. Я случайно узнала, что он один из близких друзей регента. Возможно, в его обязанность входило сообщать будущему королю о ходе военных действий. Однако почему сэр Джайлс продолжает надолго оставаться в столице, когда Наполеона сослали на Эльбу, и война закончилась, я не понимаю. — Она замолчала, но вдруг оживилась, будто что-то внезапно вспомнила. — Странно, но твой отец, Каролина, сказал, что сэр Джайлс и майор Росс уехали сегодня утром в столицу. — Леди Лавиния пожала плечами. — Очевидно, сэр Джайлс должен вернуться… Хорошо бы он вернулся, а то нашей Катрин придется провести с его скучной сестрой не меньше часа.

Катрин так и подмывало сказать, что если бы ей можно было выбирать между леди Чарлзуэрт и мисс Осборн, то она бы выбрала сестру сэра Джайлса, как наименьшее из двух зол.


Уэнтворты любезно предоставили Катрин карету, и она отправилась в поездку с расчетом прибыть точно в указанное время. Ей было интересно побывать в доме человека, общение с которым на обручении кузины доставило ей истинное удовольствие. Дождь прекратился, выглянуло неяркое февральское солнце, что тоже способствовало хорошему настроению. Омрачало ее радость лишь то, что ей не позволили отправиться в Осборн-Хаус без сопровождения Брайди.

Верная ее служанка забралась в карету вслед за своей хозяйкой.

Чтобы скрыть свое недовольство, Катрин отвернулась и стала смотреть в окно. Вот уже почти год ей приходилось терпеть тягостную опеку служанки и компаньонки. Ее покойная бабушка Августа Фэрчайлд была временами вспыльчивой, как многие старые леди, острой на язык и мало считалась с чувствами других людей, но была свободна от предрассудков. И давала Катрин возможность поступать так, как та считала нужным. После ее смерти Катрин надеялась, что станет сама распоряжаться собой, однако сразу же попала в зависимость от двух женщин, которых сама же и наняла.

Разве это не смешно? Катрин решила, что пора исправить создавшееся положение. За две недели, проведенные в Гэмпшире, она почувствовала себя более свободной, чем в городе. В хорошую погоду они с Каролиной выходили на прогулку или посещали соседний поселок.

Жизнь у тети отличалась от той, что Катрин вела в Бате. С тех пор, как она стала хозяйкой, ей ни разу не удалось походить по модным магазинам одной. С ней обязательно увязывалась мисс Маунтджой, которая болтала без умолку, не отставая ни на шаг. Всегда не в меру угодливая, Маунтджой так надоела ей, что девушка готова была заткнуть себе уши, лишь бы не слышать ее приторный льстивый голос. Если бы не обещание, данное бабушке, она сразу же рассталась бы с компаньонкой.

Печально вздохнув, Катрин посмотрела на Брайди, сидевшую напротив. Как быть с этой женщиной, которая с такой любовью заботилась о ней с самого рождения? Разумеется, Катрин не может обидеть человека, который так к ней привязан. Надо убедить Брайди, что молодая независимая женщина сама в состоянии принимать правильные решения и позаботиться о себе. Пора начинать борьбу за свою независимость — подумала Катрин.

— Не могу понять, почему вы решили сопровождать меня в этой короткой поездке? — спокойно спросила она.

Лицо Брайди приняло упрямое выражение.

— Если бы я не поехала, то кто бы о вас позаботился?

— Кучер моей тети заверил ее, что я вернусь целой и невредимой.

— Ха! Этот дурак понятия не имеет, что нужно делать, чтобы вам было тепло и уютно, — возразила Брайди, заботливо укрывая ноги хозяйки меховым пологом, который она предусмотрительно захватила с собой. — Я обещала вашей матушке, что всегда буду заботиться о ее девочке. И я сдержу свое слово, которое дала своей хозяйке на ее смертном одре. Брайди будет с вами, мисс Кейт, до последнего вздоха!

О боже! Как же убедить преданную служанку, что девочка превратилась во взрослую женщину, которой тягостна излишняя забота?

Тем временем кучер остановил карету у парадных дверей усадебного дома, который произвел на Катрин сильное впечатление.

— Уж раз вы решили опекать меня, как маленькую девочку, то проводите меня в дом. Не сомневаюсь, что вас пригласит на чай кто-нибудь из старших слуг. — Помолчав, Катрин украдкой взглянула на Брайди. — И, пожалуйста, попридержите свой не в меру бойкий язычок.

Брайди, удивленная и вместе с тем рассерженная из-за неуместного, по ее мнению, замечания, не успела возразить своей молодой хозяйке, так как появился дворецкий и провел их в дом.

— Сэр Джайлс ожидает вас, мисс О'Мэлли. — Дворецкий пристально посмотрел на Брайди, заметив, что та готова следовать за своей хозяйкой. — Я распоряжусь, чтобы вашей служанке принесли какое-нибудь угощение, — сказал он.

Увидев любящий взгляд темных глаз Брайди, Катрин стало жалко ее. Но дворецкий уже распахнул перед ней дверь. Сэр Джайлс поднялся из-за письменного стола и, подойдя к Катрин, взял ее за руку.

— Моя дорогая мисс О'Мэлли! Мы с сестрой чрезвычайно рады, что вы приняли наше приглашение, — отослав слугу кивком головы, проговорил сэр Джайлс. — Проходите и садитесь поближе к камину.

Катрин колебалась. В серых глазах баронета промелькнули веселые искорки, когда он увидел ее смущение.

— Дитя мое, я настолько стар, что гожусь вам даже не в отцы, а в дедушки. Уверяю вас, моя сестра тотчас присоединится к нам, как только вернется из города.

Сердясь на себя за невольное замешательство, Катрин в то же время была удивлена странным поведением мисс Осборн, которая пригласила ее на чай, а сама уехала в соседний городок. Но делать было нечего. Катрин села в удобное кресло у горевшего камина.

Хозяин подошел к столику с графинами, а Катрин оглядела комнату, которая напомнила ей дедушкину библиотеку в доме в Дорсетшире. Отличалась эта комната тем, что у нее была вторая, чуть приоткрытая, дверь.

— Могу я предложить вам бокал мадеры, моя дорогая? — Увидев, что гостья снова в замешательстве, сэр Джайлс едва заметно улыбнулся и налил второй бокал. — Вы приехали на чашку чая, а хозяин предлагает вам довольно крепкий напиток. Какой зловещий смысл заложен во всем этом? — спросили вы себя. Очень похвально с вашей стороны, что вы ведете себя столь осмотрительно, дитя мое. Для беспечных в нашем мире уготовано много подводных камней. И у меня есть веская причина переговорить с вами наедине.

Заинтригованная таким удивительным вступлением, Катрин спокойно взяла бокал с мадерой из рук сэра Джайлса.

— У вас необыкновенного цвета волосы, мисс О'Мэлли, — заметил он, все больше удивляя ее. Сэр Джайлс сел в кресло напротив и не спускал с нее глаз. — Я полагаю, вы унаследовали этот цвет от отца-ирландца.

— Да, сэр, — ответила она, спрашивая себя, что еще вздумается спросить у нее этому странному джентльмену.

— Как мне рассказывали, вы со своим отцом были очень дружны. Жаль, что он погиб, выполняя свой воинский долг… Трагедия в том, что его гибель была предопределена еще до того, как он отплыл из Ирландии. — Сэр Джайлс заметил, с какой силой Катрин сжала свой бокал, а взгляд ее бирюзовых глаз стал таким же пристальным, как и у него самого. — Причиной гибели вашего отца стал не злой рок, а те, кто предупредил французов, что три корабля, груженные боеприпасами, в назначенный срок отправятся в Португалию. И французы устроили им западню.

— Как… как вы об этом узнали?! — воскликнула Катрин. Нестерпимая боль, пронзившая ее сердце в тот день, когда она узнала о смерти отца, сейчас возникла с новой силой. Значит, ее отец погиб из-за подлого предательства!

— Мое дело — знать все, — ответил сэр Джайлс, тонко улыбаясь. — Можно служить своему отечеству, не надевая военного мундира. Не все враги так же хорошо видны, как на поле боя. — Взгляд его серых глаз стал твердым и решительным. — Наполеон сослан на Эльбу. Но для меня война еще не закончилась. Я буду вести ее до тех пор, пока не разоблачу всех подлых предателей, скрывающихся под маской добропорядочных людей. Это они в течение всей войны сообщали французам секретные сведения. — Сэр Джайлс отпил немного вина, наблюдая за Катрин из-за края бокала. — Человек, которого я должен разоблачить, — предатель без чести и совести, он несет ответственность за разглашение содержания документов, направленных в Адмиралтейство. В них было требование обеспечить корабли, на одном из которых служил ваш отец, эскортом для их охраны. В годы войны появилось много шпионов, работавших на Францию, но меня интересует лишь один из них, потому что я, по неосмотрительности, недооценил его. Он, в частности, виновен в смерти молодой француженки, чьи знания были бы бесценным подспорьем в раскрытии шпионской сети, действовавшей во время войны в нашей стране.

Катрин не сводила глаз с хозяина дома. Она поняла, почему сэр Джайлс, засекреченный контрразведчик, пригласил ее к себе.

— Вы думаете, что я смогу быть полезной в достижении вашей цели?

— Да, дитя мое. Как только я увидел вас, я был потрясен, насколько вы похожи на молодую женщину, которую убили, несмотря на то, что я тщательно оберегал ее, — сказал сэр Джайлс дрогнувшим голосом. — Я невольно подвел ее, и груз этой вины не дает мне покоя. Однако теперь я буду умнее и приложу все силы, чтобы подобная трагедия не повторилась. Но если вы согласитесь помочь мне, вы должны знать с самого начала, что ваша жизнь может оказаться под угрозой. — Откинувшись на спинку кресла, он с минуту молча смотрел на нее. — Теперь, прежде чем продолжить наш разговор, мне необходимо знать, обязуетесь ли вы служить на благо нашего отечества? Если все пройдет успешно, это будет местью за смерть вашего отца.

Как только Катрин ответила, что приложит все силы, чтобы оказать помощь в таком важном деле, вторая дверь кабинета открылась настежь, и в комнату вошли мужчина и женщина, которым на вид было лет по сорок.

— Не бойтесь, дитя мое, — сказал сэр Джайлс. — Я хочу представить вас мистеру Артуру Эшкрофту и его сестре мисс Маргарет Эшкрофт. Это мои самые надежные помощники. Главная роль в разработанном мною плане будет принадлежать вам, а они будут вам помогать. Есть еще один ключевой игрок, с которым я свяжусь позже. А сейчас нам надо подумать, как вы, мисс О'Мэлли, тайно покинете Бат — одна, без сопровождающих, — чтобы не вызвать ничьих подозрений.

Катрин сразу представила полную женщину средних лет и, улыбнувшись, сказала:

— А вот это, сэр Джайлс, сделать гораздо труднее, чем вы думаете!


Глава вторая | Укрощение строптивицы | Глава четвертая