home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



111

Николя пробежал вдоль набережной Орфевр и оказался у поста охраны. В глубине двора появился Жак, он быстро шел к служебной машине с ключами в руке. Он подобрал Николя на ходу и поставил на крышу мигалку. Взревел мотор, и машина помчалась по набережной Конти с зажженными фарами.

– Живей, живей!

Николя одной рукой сжимал ручку дверцы, другой свой телефон. Движение на набережных было еще оживленное, ехалось трудно из-за дождя. Машина с мигалкой петляла, отчаянно сигналя.

– Шевелитесь же, черт побери!

– После набережной Вольтера сверни на улицу Пирамид. Четыре минуты – и мы на месте. Если хочешь побить рекорд скорости, самое время.

Под шорох дворников они пересекли Сену по мосту Руаяль. Длинная прямая линия через сад Тюильри. Какой-то грузовичок чуть не врезался в их машину на пересечении улицы Пирамид и авеню Опера. Зазвонил телефон. Это был Ламордье. Николя включил громкую связь.

– Экран веб-камеры погас! Мюрье уложил свой костюм в маленькую спортивную сумку и выключил веб-камеру секунд двадцать назад. Мы его упускаем! Вы где?

– Еще минута или две. Едем по улице Терезы.

– Я связался с подкреплением, они будут готовы действовать через четверть часа.

– Это слишком долго!

– Справимся. ГМР поднята по тревоге и тоже выезжает. Действуйте, и будьте осторожны. Этот мерзавец нарочно оставил спящих блох в постели в своем номере.

Николя сунул телефон в карман и убрал мигалку.

– Он начал сеять за собой смерть.

Леваллуа стискивал зубы, сосредоточившись на дороге. Большие османовские здания проносились мимо с впечатляющей скоростью. Машина замедлила ход у фонтана Мольера и въехала наконец на улицу Ришелье.

– Еще сто метров – и приехали.

Николя вытер каплю пота, затекшую в правый глаз, и посмотрел на прохожих на тротуарах. Справа и слева черные тени, капюшоны, зонты. От слепящих фар встречных машин и капель на ветровом стекле он ничего не видел. Они проехали мимо старого «форда» 1990 года, аккуратно припаркованного. Номер совпадал.

– Вот его машина!

Внутри никого не было. Отель находился подальше, метрах в пятидесяти, на другой стороне улицы. Жак выключил фары и припарковался во втором ряду, двое полицейских перебежали улицу под отчаянный скрип тормозов.

Леваллуа толкнул дверь отеля, сжимая под плащом оружие. Звякнул колокольчик, они быстро огляделись. Никого ни в холле, ни за стойкой портье. Жак встал у лестницы – лифта не было, – а Николя тем временем ожесточенно тряс колокольчик на стойке. Из задней комнаты вышел человек:

– Иду, иду.

Николя показал ему свою карточку. Жак подошел к коллеге и протянул фотографию Мюрье, которую снял с белой доски в офисе:

– Он здесь?

Тот кивнул:

– Со вчерашнего дня, кажется.

– Выходил?

Портье посмотрел в компьютер:

– Он в тридцать пятом, третий этаж. Оплатил до завтра… – Он указал подбородком на ключ, лежавший в корзинке на стойке. – Его ключ здесь. Я слышал колокольчик за минуту или две до вашего прихода. Вероятно, он ушел из номера. А что он натворил?

Николя вырвал из рук напарника ключи от машины:

– Поднимись с ним. Убедись, что никого нет. Но только не входи. Блохи.

– Куда ты? Ты без оружия!

Капитан полиции не ответил и бросился к выходу. Они чуть-чуть отстали от Мюрье. Пикап был на месте, значит Мюрье ушел пешком. На сколько он их опередил? Двести метров? Триста? С улицей пересекались другие, справа, слева. Дождь застил поле зрения. Николя всмотрелся, насколько мог, пошел наобум, вернулся, все бегом. Вскочил в машину, потонул в потоке движения, по пробкам, по светофорам закружил по прилегающим улицам. Он резко затормозил, увидев человека, одетого в длинное черное платье, – верхнюю часть тела скрывал зонт. Он выскочил из машины, готовый броситься на него, но в последний момент остановился: это был парень лет двадцати, не больше, с густо набеленным лицом и толстой цепью на шее. Два острых клыка торчали из его открытого рта. Ясно, одет вампиром.

Без единого слова Николя развернулся и погнал к отелю. Слишком много народу, слишком мало света, а время шло. Мюрье приближался к своей цели.

Он кое-как припарковался и бросился в холл отеля. Леваллуа был внизу с портье. Их взгляды встретились.

– Ничего! – рявкнул Леваллуа.

– У меня тоже. Живо к Опере.

– Ты думаешь, что…

– Других вариантов пока нет.

Они вышли, теперь уже оба, и побежали в направлении авеню Опера. Дождь лил, слепил их, но они не сдавались. Николя вдруг остановился, и Жак врезался в его спину.

– Костюм… – выдохнул капитан полиции, обернувшись.

– Что – костюм?

Николя перевел дыхание:

– Ламордье ведь сказал, что… что Мюрье взял с собой свой костюм в… в спортивной сумке?

– Да. И?

– Если бы он шел в Оперу, зачем бы ему брать с собой костюм?

Он посмотрел в противоположную сторону, упершись руками в колени и жадно глотая воздух.

– Я встретил минут пять назад типа, одетого вампиром… На улице Мольера… Где-то там, может быть, костюмированная вечеринка, что-то в этом роде… Позвони Ламордье, пусть наведет справки… Потом иди… загляни в машину Мюрье, как знать… Там, может быть, бумаги, что-нибудь… Я туда.

Он посмотрел на часы: одиннадцатый час. Он снова побежал, насквозь мокрый от дождя и пота. Добежал до улицы Мольера, промчался быстро, как мог, по левому тротуару. Его пульс зашкалило, когда он нашел спортивную сумку, лежавшую в подворотне в нише. Она была пуста.

Николя огляделся: ничего, только дома.

– Где же ты, черт тебя подери?

Он стал останавливать редких прохожих, не убоявшихся стихии, спрашивал, не видели ли они людей в маскарадных костюмах, и тут заметил пару, переходившую улицу метрах в двадцати, на углу. Он был одет пещерным человеком, с палицей на плече. Она – феей. Оба пытались как могли защититься от дождя под двумя большими зонтами. Николя кинулся к ним, размахивая полицейской карточкой:

– Мне надо знать, куда вы идете.

– На улицу Риволи. В «Спираль». Там костюмированный бал.

– В котором часу?

– По идее, начался час назад, мы опаздываем, и…

Николя не дослушал, пересек улицу, не глядя, и помчался, на бегу набирая номер Леваллуа. Он был в двух минутах от «Спирали». Места, где людей – как сельдей в бочке.

Это был один из крупнейших ночных клубов Парижа.


предыдущая глава | Пандемия | cледующая глава