home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



29

Северина Карайоль не отвечала ни на звонки, ни на сообщения, которые Амандина посылала ей уже битый час.

В метро Амандина переваривала эпизод с рамками Дворца правосудия. Крошечные капельки слюны на ее лице… это длилось десять секунд, но и их, возможно, было много. Больные гриппом из Дворца правосудия тоже наверняка проходили через эти рамки. Они могли говорить с жандармом на посту и заразить его.

А что, если и она теперь носит в себе этот вирус? Что, если он, вот прямо сейчас, размножается в ее организме, цепляется за ее клетки, пытаясь их разрушить? Молодая женщина достала антивирусную таблетку и проглотила ее. Лучше превысить рекомендуемую дозу, чем подцепить эту пакость и принести ее в лофт.

Как будто уловив ее мысли, Фонг позвонил ей узнать, как дела. Амандина объяснила ему, что все сложно, что, судя по всему, затронуто самое сердце французской криминальной полиции. Про эпизод с маской она ему не рассказала. Ей надо было еще подумать над решением, которое придется принять, вернувшись домой.

– У меня тоже нет хороших новостей, – ответил Фонг. – Поступают данные из SHOC Room. Птицы продолжают умирать все дальше отсюда. Теперь уже на Аквитанском побережье и в Ландах. Очагов много. В Интернет поступают депеши агентства Франс Пресс. Вирус распространяется, и слухи тоже. Думаю, на этот раз надо готовиться к худшему. H1N1 и страх, который он несет с собой, я бы сказал, уже в пути.

– Жакоб думает, что еще не поздно. Он надеется, что вирус передается хуже, чем сезонный грипп, и не распространится широко среди населения.

– Чертовски оптимистично, как поглядишь, что происходит с птицами.

– Может быть, с людьми все сложнее?

– Надеюсь. Увидимся вечером, Амандина. Я думаю о тебе, хочу к тебе прижаться. Все это очень страшно.

Амандина ответила, чуть помедлив:

– Я тоже думаю о тебе. До вечера.

Она отключилась и печально задумалась. Фонг с одной стороны, вирус с другой. Две противоположные темы. Два заклятых врага.

Порт-Сен-Клу, Западный Париж. Через сорок минут Амандина уже бежала по авеню Пьер-Гренье. Северина жила в маленькой безликой квартирке близ Исси-ле-Мулино. Лаборантка была женщиной скромной, замкнутой, неразговорчивой, стеснялась своих округлостей и редко выходила. На памяти Амандины у нее не было мужчин, только в последнее время появился Патрик Ламбар, врач, который ее, похоже, жестоко бросил.

Эта сердечная рана, возможно, объясняла отсутствие молодой женщины?

Да, но подвести нас в трудную минуту…

Амандина позвонила в домофон и, не получив ответа, стала нажимать все кнопки подряд. Кто-то открыл, и она поднялась на третий этаж. Постучала в дверь – безуспешно. Снова позвонила по телефону. Звонок внутри квартиры подтвердил то, что думала Амандина: Северина здесь, закрылась у себя.

– Открой, Северина. Это я, Амандина.

Ничего. Ни звука. Амандина постучала настойчивее и повернула дверную ручку.

Дверь была открыта.

Она вошла в прихожую, направилась к гостиной. Северина любила строгость. Все в белых и светло-серых тонах, старая мебель, бетонный пол. Никаких украшений, только несколько статуэток, привезенных ею из поездки в Африку. Амандина заметила шоколадные конфеты на журнальном столике: Северина всегда приносила их с собой в лабораторию, это была ее слабость. И повсюду валялись диски. Классика, которую она иногда слушала в наушниках на рабочем месте. Одна коробка возле музыкального центра была открыта. Гектор Берлиоз, «Осуждение Фауста». Амандина знала эту часть мифа: Фауст в отчаянии, он одержим «недугом века», неспособностью достичь счастья. Появляется Мефистофель и убеждает его последовать за ним в приключение, чтобы вновь обрести удовольствия жизни…

У Амандины сжалось горло. Слишком мрачно, такую музыку не будешь слушать в праздники, скорее с ксанаксом в руке. Вернувшись в прихожую, она нашла мобильный телефон на обувном шкафчике.

– Северина?

Амандине было не по себе. Слишком неподвижно, слишком тихо все вокруг. Если Северины нет дома, почему она оставила дверь открытой и телефон в квартире? С комом в горле Амандина направилась в спальню.

Пульс участился. Затем последовал шок.

Северина лежала неподвижно, скорчившись на постели. Густая пена покрывала ее губы. Рядом – следы рвоты, открытые коробочки с лекарствами, разбросанные капсулы.

Амандина с криком бросилась к ней. Прижала пальцы к ледяной шее молодой женщины.

Пульса не было.

Мертва.

Амандина попятилась, остолбенев.

Справа от тела лежали листок и ручка.

На бумаге большими буквами было написано одно-единственное слово.


предыдущая глава | Пандемия | cледующая глава