home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



31

Шарко пешком пересек Аустерлицкий мост и пошел по бульвару Жорж-Помпиду. Над поверхностью воды можно было разглядеть великолепные здания острова Сен-Луи, довольных туристов на прогулочных теплоходах и знаменитые парижские памятники.

Но там, внизу, были грязь, нищета, алкоголь, кокаин и героин. Париж на двух скоростях. Слева выстроились в ряд у обоих берегов прогулочные теплоходы. А за полосой воды раскинулся квартал Бастилии. Несмотря на оживленность пролегавших поблизости больших проспектов, это место казалось отрезанным от мира.

Справа темнел шлюз, и на заднем плане длинный туннель уходил под мост Морлан.

Полицейский двинулся в этом направлении и обошел шлюз по узкому берегу. Таблички гласили, что проход запрещен. По обеим сторонам канала – бетонные ниши, фонари, разрушенные ограды, винтовые лестницы, которые вели в зоны технического обслуживания. Хаотичная, бесполезная, запущенная архитектура. Поодаль Шарко увидел сваленные коробки, мешки с тряпьем и человеческую фигуру у облупленной стены. Два безмолвных глаза на опустошенном улицей лице смотрели на него не мигая.

– Я ищу Жаспера.

Человек пожал плечами, возможно, не понял с пьяных глаз. Шарко продолжил поиски, провожаемый враждебными взглядами бродяг под кайфом. У каждого из них был свой угол, своя территория, на которую лучше было не заходить. Полицейский задумался, бывают ли хоть иногда социальные службы в этом мрачном месте.

На его вопрос «Где Жаспер?» так никто и не ответил.

Очень скоро силуэт его скрылся во мраке, воздух пропитался запахом мочи. Вверху погас огонек сигнализации. Еще таблички предупреждали, что берега опасны, что вода может быстро подняться. Гавкнула собака; ее лай гулко отдавался от бетонных сводов туннеля. Шарко пошел на звуки. Толстые трубы тянулись над его головой. У воды температура понизилась, зыбкая поверхность была черна, словно отравлена печалью.

Земля под ногами завибрировала, полицейский втянул голову в плечи, словно на него могло обрушиться небо. Это просто проехал поезд метро, неподалеку находилась станция «Набережная Рапе». Институт судебно-медицинской экспертизы был прямо над ним. Телам несчастных бродяг путь предстоял недолгий.

– Впечатляет, ага… А привыкнешь – и вовсе перестаешь его слышать.

Франк повернулся на голос. Человек с серым лицом лежал в нише, сливаясь со стеной. У его собаки, дворняги с жесткой грязной шерстью, едва хватило сил гавкнуть раз-другой. Доходяга, как и ее хозяин, но верный пес. Шарко спросил себя, кого, человека или собаку, первым ждет гибель.

– Жаспер?

Клошар достал бутылку из старой картонной коробки и надолго присосался к горлышку. Окутывавший его запах был невыносим, наверно, даже хуже запаха смерти.

– Я отсюда не двинусь. Ты и все, проваливайте на хрен.

– Я пришел поговорить о двух твоих соседях, которые исчезли.

Густая борода, опухшие глаза, впалые щеки – у этого человека не было возраста. Пожалуй, лет пятьдесят. Но могло быть и на десять меньше.

– Был я у этих придурков-полицейских, там, напротив. Никто мне не поверил, всем плевать.

– Я придурок-полицейский, и мне не плевать.

Нагнувшись, Шарко протянул ему снимок четырех скелетов. Он был сделан на берегу пруда. Кости лежали на синем брезенте, и были хорошо видны черепа с остатками волос.

– Два твоих дружка, надо думать, на этом снимке, и не в лучшей форме. Их нашли на дне пруда в Медонском лесу. Тела были сожжены кислотой. Так что буду рад, если ты расскажешь мне, что произошло.

У Жаспера, наверно, были когда-то красивые голубые глаза, но цвет радужек давно поблек. Как будто вылинял.

– Что с ними случилось? За что с ними это сделали? А два других кто?

– Неизвестно. Я пришел, чтобы попытаться понять.

Еще несколько долгих секунд Жаспер смотрел на снимок, потом выпрямился. Вонь ударила в ноздри. Пустая бутылка откатилась и чуть не упала в воду. Клошар взял старый фонарь, висевший над его скарбом, зажег, постучал по нему. Крошечная лампочка загорелась слабым светом.

– Темноты не боишься?

– Ничего, переживу.

– Тогда пошли.


предыдущая глава | Пандемия | cледующая глава