home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



69

Амандина не знала, сможет ли добраться до дому.

Ей казалось, что каждое нервное окончание в голове обнажено.

Она проехала последние километры на машине, полузакрыв глаза, включенный до упора кондиционер обдувал пылающее лицо. Она припарковалась кое-как, с трудом открыла бронированную дверь. Машинально направилась в свою спальню и рухнула на кровать лицом вниз.

Она даже не слышала, как Фонг по другую сторону барабанил в стекло.

И тотчас провалилась в сон.

Она очнулась около пяти часов утра с пересохшим ртом. Где она?

Ее кровать… Ее спальня…

Она привстала, не в состоянии вспомнить, как попала сюда. Сделала над собой усилие. Слежка за медицинским центром… Темная улица… Метро… Мало-помалу память возвращалась к ней. Вспомнила она и разыгравшуюся мигрень.

После ночи крепкого сна боль прошла, прилив отступил.

Фонг бросился на стекло, когда увидел, что она встала. Он колотил кулаками по перегородке с искаженным от гнева лицом. Амандина, имевшая приоритетный контроль над домашней электроникой, включила усилитель звука, который прежде заблокировала. Фонг вскочил на край кровати, чтобы нажать свою кнопку.

– Боже мой, Амандина, ты совсем спятила?

Амандина провела руками по бритой голове и зевнула. Теперь она сможет выдержать день в лаборатории. Она сняла туфли на низком каблуке, помассировала затекшие ноги. Она уснула одетая.

– Ты меня слышишь? Амандина!

– Я тебя слышу, не ори и не пытайся разбить плексиглас. Это ни к чему.

– Какого черта ты меня заперла?

Амандина вздохнула. Ругаться ей не хотелось.

– Заперла тебя? Ты считаешь, что ты заперт, потому что я не выпускаю тебя на улицу на верную гибель? Потому что всего лишь хочу тебя защитить?

– Ты оставила мне доступ только в мою спальню, кухню и ванную. У меня нет больше ни Интернета, ни телефона, никакой связи с внешним миром. Ты заперла все остальное, я не могу выйти из этого окаянного бункера. Как, по-твоему, это называется?

– Тебе нельзя выходить из этого бункера, Фонг.

Она подошла к стеклу. Фонг был невелик ростом, она возвышалась над ним на целую голову.

– Мы с тобой обо всем договорились, когда ты чуть не умер от насморка, разве не так? Когда простые безобидные микробы извне напали на твой организм. Мы с тобой вместе установили правила, ты помнишь? И соответственно оборудовали этот дом. Чтобы защитить ТЕБЯ. А ты плюешь на все барьеры, ходишь в магазины покупать спортивные шмотки, гуляешь, даже не надев для приличия маску. Ты действуешь за моей спиной, рискуешь своей жизнью. Что будет, если ты подвернешь ногу в лесу? Если поранишься о колючки? Ты можешь мне сказать? И это меня ты называешь сумасшедшей?

Амандина обулась и вышла из спальни. Лучше было прекратить этот спор, пока она окончательно не вышла из себя. Фонг побежал по коридору вслед за ней. Они шли бок о бок, разделенные прозрачной центральной стеной.

– Ты не можешь сделать такое.

– Я перенесу твои оригами и рабочие инструменты в кухню. Дам тебе пульт от телевизора, или мы поставим его в спальню. Посмотрим, как тебе будет удобнее. Мне очень жаль, что я не могу пустить тебя в гостиную, но… там есть окна.

– Амандина…

– Я постараюсь вернуть тебе доступ на твой интернет-сайт, посмотрю, смогу ли заблокировать все остальное. Теперь я тебе больше не доверяю, это все усложняет. Я еще не знаю, как мы будем жить дальше.

Молодая женщина свернула в кухню. Она выпила большой стакан воды, приготовила себе легкий завтрак. Йогурт, сок, кусочек сыра. Фонг смотрел на нее издали, упираясь руками в плексигласовую дверь. Он снова застучал:

– Ты не имеешь права!

Она прошла мимо него и направилась в ванную, где встала под душ и принялась тереться. Она не спешила. Потом она взяла свое пальто и сумку.

– Я работаю все утро, а после обеда у меня дела.

Ключи от всех дверей лежали в блюдце на тумбочке рядом с телевизором. Фонг мог коснуться их только глазами. Амандина направилась к бронированной двери, недоступной для Фонга, хоть до нее и было не больше метра. Она постояла несколько секунд на пороге:

– Все будет хорошо.

Она улыбнулась ему, но с выражением, в котором было что-то до ужаса печальное:

– Я люблю тебя, никогда этого не забывай. Люблю больше всего на свете.

Фонг не мог сказать ни слова, он был как в кошмарном сне.

Амандина выключила усилитель звука, нажала на кнопку, опустившую все ставни, и закрыла за собой дверь. Фонг услышал, как щелкнул замок, и тьма окутала его лицо.

Он поднял глаза к неактивированной сигнализации. Значит, у него нет никаких шансов ее включить. Он вспомнил, что она сказала ему до свадьбы про невидимый яд с запахом миндаля. Этот яд, который проникает в тебя так, что и не заметишь, проникает и убивает.

Амандина…

Он закричал.

Снаружи его не было слышно.


предыдущая глава | Пандемия | Суббота, 30 ноября 2013 года