home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава четырнадцатая

Сэр Эдмунд отлично знал свое дело. На следующий день все, кто имел хоть какой-то вес в обществе Кэлланби, был в курсе того, каким грязным способом бывший партнер Маркуса Беллингема пытался опорочить честное имя этого джентльмена и его невесты. Все согласились с тем, что давно запланированная свадьба должна состояться в самом ближайшем времени. Поскольку новость исходила из уст сэра Эдмунда, никому и в голову не пришло усомниться в правильности такого решения.

Когда Маркус и Эми покидали дом священника, многие встречные уже поздравляли их и желали счастья.

— Благослови, Боже, сэра Эдмунда, — весьма непочтительно буркнул Маркус. — Вообще-то он строптивый малый, но на сей раз нас выручил.

Навстречу им шла Элен Дюбуа, и Эми невольно сжалась. По какой-то причине француженка всегда ее смущала. Эми решительно взяла Маркуса под руку.

— Значит, нас обеих можно поздравить, мисс Финч, не так ли? Выходит даже, что вы поженитесь раньше, чем мы с мистером Варли.

— А когда вы планируете свадьбу? — из вежливости спросила Эми.

— Возможно, в конце года. Точно мы еще не решили, но после свадьбы мы намереваемся отправиться в долгий вояж, а это требует солидной подготовки.

— Знаете, что она имеет в виду? — спросил Маркус, когда они попрощались с Элен. — Она пытается раскошелить Варли на невероятно дорогое кругосветное путешествие.

— Оказывается, Маркус, вы видите ее насквозь, хотя и мне мысль насчет раскошеливания приходила в голову, — рассмеялась Эми.

— Наконец-то!

— Что?

— Наконец-то я слышу ваш смех. Я было подумал, что утратил способность вызвать у вас хотя бы улыбку, не то что рассмешить.

— Не очень-то много поводов для смеха было в эти дни, разве не так? Во всяком случае, с вашего лица хмурое выражение не сходит с тех пор, как вы получили бумагу из пробирной палаты, а потом встретились с этим ужасным О'Доннеллом.

При мысли о репортере Эми передернуло. Их репутация висела на волоске. Очень легко попасть в изгои общества.

— Я сделаю для вас все, Эми, — с воодушевлением сказал Маркус. — Но с сегодняшнего дня никто не должен усомниться в том, что мы любящая пара. Так что извольте всех одаривать своей изумительной улыбкой, которая доставляет мне такое наслаждение.

Он прижал к себе ее локоть. Каждый раз, когда по дороге к дому они кого-нибудь встречали, Эми натянуто улыбалась, хотя ее душа пребывала в смятении. Она то возносилась до небес от счастья, почти забывая об обстоятельствах будущего замужества и с нетерпением ожидая дня свадьбы, то низвергалась в пучину отчаяния оттого, что скоро сказка закончится.

— Я пришлю портниху, чтобы она сняла мерку для вашего подвенечного платья.

— Ах, Маркус, я уверена, что у меня найдется что-нибудь подходящее, — запротестовала Эми, считая новое платье лишней тратой.

— Я не хочу, чтобы моя невеста была одета кое-как. А уж тетя Мод наверняка разгневалась бы, узнав, что мы экономим.

Эми замолчала. Тетя Мод… Леди Беллингем. Вряд ли она представляла себе, к чему приведет ее вмешательство в жизнь двух близких ей людей.

— Вы сделаете, как я прошу, Эми?

— Я сделаю все так, как вы хотите, — сдалась Эми, внезапно почувствовав себя листком на ветру, словно у нее не осталось ни капли воли. Племянник просто завершает то, что начала тетушка…

Эми шла опустив голову, не замечая, что Маркус то и дело на нее поглядывает.

— Мне хотелось бы кое-что обсудить с вами, но, возможно, сейчас не время, — наконец произнес он после затянувшейся паузы.

— Что бы это ни было, вы в конце концов все решите по-своему.

— Неужели я кажусь вам таким деспотом?

Искренность его вопроса непроизвольно рассмешила ее. Разве он не понимает, что вся ее жизнь теперь подчинена его желаниям?

— Только иногда, — приглушенным голосом ответила она, не желая начинать ссору так близко от дома, где их могли услышать.

— Постараюсь сдерживаться, — сухо заявил Маркус.

— Уж постарайтесь. А когда мы одни, давайте не будем притворяться, что влюблены друг в друга, — запинаясь, попросила Эми. — Мы оба знаем, что нами движет лишь выгода, так что будем честны, хотя бы перед самими собой.

Эми быстро прошла вперед, чтобы Маркус не увидел муки в ее глазах. Она никогда не показывала ему своих чувств и сейчас не станет. С каждым произнесенным словом она теряет его… но он никогда и не принадлежал ей, и именно это ей надо хорошенько усвоить.


На следующее утро служанка объявила, что пришла портниха. Маркус не теряет времени зря, подумала Эми.

— Пригласите ее, — вздохнула она. Придется смириться с тем, что с тебя снимают мерку, вертят в разные стороны, заставляют обсуждать фасон. Почему-то принято считать, что каждая невеста должна быть в восторге от этой милой суеты. Внезапно Эми заметила, что служанка топчется на пороге и не уходит.

— В чем дело, Морин?

— Мисс, я не думала, что он такое сморозит, — выпалила девушка. — Клянусь Богом, не думала. Так просто сказала, ну разве что чуть-чуть приврала…

— О чем ты говоришь? — оборвала ее Эми.

Служанка дрожащими руками комкала передник.

— Это все Ронан, мисс. Я уверена. А уж когда он пьян, то может наговорить Бог знает чего! Но я не думала, что он пойдет в газету. Я больше не желаю иметь с ним никаких дел.

— Ты хочешь сказать, что это ты наплела Ронану о нас с мистером Беллингемом?

— Не этими словами, мисс! Клянусь всем, что есть святого, я не хотела, чтобы он передал все газетчикам. Мы все любим вас и мистера Беллингема, но вы, наверно, меня выгоните, и поделом мне!

Ну и артистка! — подумала Эми. Но какой смысл ее увольнять? Дело сделано, сплетня только ускорила свадьбу.

— Я не стану тебя увольнять, — устало сказала Эми. — Ты честно во всем призналась, и пусть это останется между нами.

— Вы ничего не скажете мистеру Беллингему? — не веря в свое счастье, спросила Морин.

— Не скажу. — Эми вообразила, какова будет реакция Маркуса.

Морин схватила руку Эми.

— Вы просто святая, мисс, как есть святая. Я буду предана вам по гроб жизни!

Морин выбежала из комнаты звать портниху, а Эми вытерла руку о платье. Ей было все равно, хорошо она поступила или плохо, но она не смогла бы пережить еще одну размолвку с Маркусом. В жизни бывают случаи, когда лучше промолчать.


Эми не была бы женщиной, если бы у нее не закружилась голова от комплиментов портнихи и от вороха великолепных тканей для подвенечных платьев. Миссис Броуди без устали драпировала в них фигуру Эми до тех пор, пока они не выбрали парчу белого цвета.

Платье решено было сшить с высокой талией и большим декольте. Миссис Броуди не сомневалась, что сошьет платье в самый короткий срок.

Она готова работать и день и ночь, чтобы угодить такому важному джентльмену, как мистер Беллингем, которому к тому же покровительствует сам сэр Эдмунд Чэпмен, не умолкая трещала миссис Броуди. Расчетливая портниха смекнула, что в доме Чэпменов намечаются еще три клиентки.

— У вас должен быть букет из красных роз, которые символизируют любовь, мисс Финч. Если хотите, я их для вас закажу. Обещаю, вы будете самой красивой невестой, какую только помнят в округе.

— Спасибо, — ответила девушка, не в силах противостоять напору миссис Броуди.

Эми сама себя не узнавала. Куда девался ее характер? Ее независимость?

— Я вернусь через три дня для первой примерки.

— Спасибо, — повторила Эми.

Когда портниха наконец ушла, Эми вздохнула свободнее. Обмеры — утомительное занятие, особенно для дыхания. Теперь ей нужен воздух. Воздух и солнечный свет.


Ходьба всегда помогала ей восстановить силы. Быстрым шагом Эми пошла прочь от дома, все дальше и дальше за пределы поместья, пока не очутилась на берегу реки. Кристально чистая вода перекатывалась через камешки, отражая яркие лучи солнца. На дне что-то поблескивало. Как в незапамятные времена, когда люди искали золото, подумала Эми. Некоторым везло, и они его находили и богатели, а другим оставалось лишь «дурацкое золото».

Полюбовавшись водой, Эми повернулась, чтобы уйти, и тут заметила Маркуса, стоявшего неподалеку и наблюдавшего за ней.

— Вы меня напугали. Я думала, здесь никого нет.

— А я думал, вдруг вы броситесь в воду, чтобы таким образом разделаться со всей этой историей.

Эми понимала, что Маркус шутит, но его слова ранили ее.

— Ошибаетесь. Даже не надейтесь решить свои проблемы за мой счет.

— Этого я желаю меньше всего. К тому же здесь река слишком мелка, чтобы утопиться.

Эми отошла от края.

— Предпочитаю не говорить на эту тему, если вы не возражаете. У меня с ней связаны тяжелые воспоминания.

— Боже мой, Эми, как я мог забыть! Простите, что навел вас на грустные мысли.

— Ничего. Мы же не можем все время пребывать в трауре. Жизнь продолжается.

Это было избитое выражение, но тем не менее верное. Они были так близко друг от друга — физически — и вместе с тем так далеко. Постороннему наблюдателю могло показаться, что это молодые влюбленные, которым трудно расстаться даже на мгновение, но…

— Именно об этом я хотел с вами поговорить. Я кое-что задумал, Эми…

— Сомневаюсь, что ваши планы могут повлиять на мое будущее.

— Тем не менее мне хотелось бы обсудить их с вами, как мы это делали последние несколько лет с помощью писем тетушки. Ваши суждения всегда так разумны и так нужны мне.

Как пара стоптанных башмаков, с горечью подумала Эми. Однако он хотя бы не унизил ее притворством: в его планах она явно не фигурировала, и он этого не скрывал. Она молча ждала, что же он скажет дальше.

— Я хочу вам кое-что показать.

Маркус повел ее вдоль берега реки до того места, где начинался огромный луг. На его дальнем краю была видна освещенная солнцем крыша дома, за которым шли городские строения. Кэлланби на самом деле был всего лишь большой деревней, расположенной в низине между горами, и выглядел вполне идиллически. При других обстоятельствах Эми и не думала бы покидать эти райские места.

— Что вы на это скажете? — Широким жестом Маркус обвел расстилавшееся перед ним море зеленой травы.

— Не знаю. А что я должна сказать?

— Я уже договорился с Чэпменом, и как только Варли переведет на мое имя наследство тети Мод, я куплю дом и землю. Она идеально подходит для того, что я задумал.

Эми вдруг почудилось, что у нее за спиной стоит леди Беллингем, сокрушаясь о том, что ее беспутный племянничек опять одержим фантастическим проектом, как всегда обреченным на провал. Но того юного сорванца, которого так любила бранить покойница, Эми не знала, она знала взрослого мужчину, тщательно взвешивающего свои решения.

— Продолжайте, — тихо сказала она, а он наклонился и слегка поцеловал ее в губы.

— Благодарю вас, а то мне неожиданно показалось, что у вас за спиной маячит тень моей тетушки. Вы все же более терпимы и выслушаете меня до конца. Это может выглядеть странно, — продолжал Маркус, — но на эту идею меня натолкнул Ронан Келли, а точнее, его пристрастие к игре на скачках.

— Ах, Маркус…

— Нет, моя дорогая, я не собираюсь стать профессиональным игроком, чтобы оправдать опасения тетушки. Я решил заняться разведением чистопородных скаковых лошадей, а здешняя земля идеально для этого подходит.

Даже если бы Маркус сообщил ей, что собирается лететь на Луну, Эми удивилась бы меньше. Но план Маркуса показался ей настолько реалистичным, что она поверила: на этот раз его ждет успех.

Только ее уже здесь не будет. Ей придется уехать, как только Маркус получит наследство. Ее не будет рядом, чтобы разделить его успех. «Неудачное» замужество станет предметом всеобщего обсуждения и жалости, а она не перенесет такого унижения.

— Вы поражены? Вы решили, что я сошел с ума?

— Нет, напротив, это, возможно, самый разумный план в вашей жизни, и я желаю вам удачи. И если это будет не слишком большой дерзостью с моей стороны, позвольте мне сказать, что ваша тетушка была бы довольна тем, как вы собираетесь распорядиться ее деньгами.

— Мне необходимо было ваше одобрение, Эми.

— Почему? Хотите быть уверенным, что я не передумаю даже сейчас, когда мы зашли так далеко?

Это были глупые, бессмысленные слова, и Эми тут же о них пожалела. Их свадьба планировалась как радостное событие, хотя на деле она окажется днем обмана всех тех, кто на нее придет. А она будет соучастницей обмана. Впрочем, ее чувства были в таком растрепанном состоянии, что она и сама не знала, где правда, а где ложь.

— Я ни минуты не сомневался в вас. И если вы до сих пор не поняли, насколько я вас ценю, значит, вы были слепы и глухи все это время.

— Я полностью одобряю ваш новый план, — твердо ответила Эми, не желая втягиваться в обсуждение личных проблем. — И предлагаю вернуться в дом, где меня, да и вас наверняка тоже, ждут дела.

Недовольно хмыкнув, Маркус повернулся и пошел прочь.


Две недели могут показаться и бесконечностью, и одним мгновением. Эми была захвачена приготовлениями к свадьбе и старалась не задумываться. Так легко притвориться счастливой… пусть даже на короткий срок! Надо радоваться настоящему, тем более что оно может никогда не повториться.

Были разосланы приглашения немногочисленным гостям. Ввиду недавней кончины леди Беллингем свадьба предполагалась скромная.

* * *


В день свадьбы Догерти помогла невесте надеть роскошное подвенечное платье. Эми была рада помощи служанки, потому что у нее самой дрожали пальцы и ей не удалось бы застегнуть все крючки. Кружевная фата была прикреплена к волосам с помощью жемчужной диадемы и венка из бутонов красных роз, таких же, как в букете невесты. Миссис Броуди, может, и была суетливой особой, но знала толк в своем деле.

— Вы просто картинка, мисс, — восхищенно лепетала Догерти. — Мистер Беллингем будет гордиться вами, это точно.

Эми глянула в зеркало. На нее смотрела незнакомка. Прекрасная незнакомка, взгляд которой говорил, что она собирается замуж за человека, которого любит. И в горе, и в радости… и в разлуке…

— Пора, мисс. Джентльмен уже ждет вас внизу.

Эми кивнула. Не следует выказывать нетерпения, но и заставлять жениха ждать тоже не годится. А джентльмен, о котором говорила служанка, был прибывший накануне Томас Варли, который, в отсутствие родственников, должен был вести невесту к алтарю.

Это дает ему блестящую возможность воочию убедиться в том, что Маркус выполняет условия завещания. Сразу же после подписания брачного контракта он сможет перевести на счет Маркуса все причитающиеся ему деньги.

Не хотелось бы, чтобы эти мысли приходили в голову именно сейчас, подумала Эми, но, с другой стороны, они помогали не слишком отрываться от земли и не слишком поддаваться волшебству момента.

Она была тронута до глубины души, увидев, что люди выстроились вдоль всего пути до церкви, чтобы пожелать ей счастья. Эми махала им в ответ, не в силах больше противиться всеобщему ликованию. Может же она притвориться? Ну хоть ненадолго.

Ступив под прохладные своды церкви, она уже вообще перестала различать обращенные к ней лица. Она видела только одно лицо — лицо Маркуса. Как во сне она прошла путь до алтаря и остановилась рядом с ним. Церемония, которая должна была соединить их, началась.

Слова священника звучали удивительно торжественно, но Эми казалось, что время тянется слишком медленно. Она искренне обрадовалась, когда обряд бракосочетания завершился и они очутились на улице, где гости принялись поздравлять их и осыпать лепестками роз. Заиграли скрипки, и свадебная процессия двинулась по главной улице к дому сэра Эдмунда Чэпмена. Впереди, пританцовывая, шли музыканты.

— Вы счастливы? — спросил Маркус, прижимая к себе локоть Эми.

— Да, — честно призналась она. — Венчание было чудесным, не правда ли?

— Лучшего не пожелаешь, — подтвердил Маркус. — Тетя Мод своего добилась.

Сэр Эдмунд, в доме которого праздновалась свадьба, произнес длинную речь, а потом предоставил слово новоиспеченному мужу. Что-то он скажет? — подумала Эми, опустив глаза. Поблагодарив сэра Эдмунда за щедрость, а Томаса Варли за то, что он сопроводил к алтарю такую красивую невесту, Маркус сказал:

— Я хочу поблагодарить еще кое-кого, и те, кто был на нашем обручении, знают, кого я имею в виду. Леди Беллингем сегодня нет с нами, хотя моя очаровательная жена возразит, что душа моей тетушки здесь. Многие также знают, что, если бы не моя дорогая родственница, сегодняшняя свадьба никогда бы не состоялась. Поэтому прошу вас помянуть добрым словом и глотком вина покойную леди Беллингем.

В словах Маркуса была некоторая двусмысленность, хотя об этом знали только новобрачные и адвокат. Когда все выпили, Маркус поднял Эми из-за стола и, обняв за талию, заглянул ей в глаза. Затем продолжил:

— Джентльмены не очень охотно демонстрируют свои истинные чувства, даже если они глубоки. Но именно сегодня я считаю нужным высказать то, что у меня на сердце. И поскольку мы находимся среди друзей, я при всех заявляю, что сделаю все, чтобы выполнить клятвы, данные перед алтарем. Обещаю своей Эми любовь до гроба.

Маркус прижал жену к себе и поцеловал. Гости были в восторге. Романтикам явно понравилось, что Маркус не какой-нибудь чванливый сноб, а человек, не скрывающий своих чувств. И как мужчина из плоти и крови, он не захочет и часа лишнего провести в шумной компании, если впереди его ждет первая брачная ночь.

Повеселившись всласть, гости проводили молодых до порога их дома. К этому времени день уже подошел к концу. Когда они наконец остались одни, Эми вздохнула.

— Что означает этот вздох? — поинтересовался Маркус.

— Ничего особенного. Просто это был замечательный день. Ни одна женщина не могла бы и мечтать о большем, — призналась Эми и умолкла. Потому что она мечтала о большем… о его любви, например. И она снова вздохнула. В своей свадебной речи он обещал ей любовь до гроба…

— Неужели вы думаете, что все кончилось?

Ей вдруг стало трудно дышать. Маркус привлек ее к себе. Больше этот обман не может продолжаться, с болью в сердце решила она. Он получил то, что хотел, и может отдохнуть от утомительной игры.

— Пожалуйста, Маркус, не надо, — тихо произнесла она.

— Вам не нравится, что я к вам прикасаюсь?

— Да… нет… — пробормотала она, не в силах солгать.

— Тогда нам следует подняться наверх в нашу комнату.

— Нет, Маркус…

— Вы прекрасно знаете, что это будет выглядеть странно, если мы будем спать в разных спальнях в нашу первую брачную ночь. Ваши вещи уже перенесли, Эми. Но вам нечего бояться.

Эми молча на него взглянула. Больше всего она боялась, что выдаст свои чувства, когда они останутся одни в этой их общей спальне. Как она сможет спать рядом с ним, чувствуя его дыхание, дотрагиваясь до его тела, и не молить о любви?

— Я не боюсь, ведь вы джентльмен, Маркус.

— Тогда вы глупее, чем я думал, — резко сказал он, — потому что не уверен, могу ли сам доверять себе. Вначале все казалось таким несложным.

— Прошу вас, ничего не объясняйте, Маркус, — прошептала Эми. — Я прекрасно знаю, что мужчинам присуще приходить в возбуждение от близости женщины, но если мы отгородимся друг от друга подушками…

— Господи, да неужели вы думаете, что я этого хочу? Ведь вы же для меня не просто женщина!

— О чем вы говорите? — Они все еще стояли в гостиной, уже залитой лунным светом, и он крепко держал ее в своих объятиях. Глаза Маркуса блестели, а голос звучал страстно. — Настало время сказать правду, моя прелестная Эми. Никакого притворства. Мы оба знаем, что к свадьбе нас вынудили обстоятельства, и я убеждал себя, что все кончится дружбой и никто не пострадает. Я ошибся.

— Разве?

— Больше всех пострадаете вы, Эми. Ваша репутация, ваше чувство собственного достоинства. Мужчине легче со всем этим справиться, а женщина всегда будет чувствовать себя оскорбленной и отвергнутой.

Сердце Эми снова упало. Ему важна не она сама, а ее репутация. Признания в любви не будет. Она расправила плечи и посмотрела Маркусу в глаза.

— Не надо обо мне беспокоиться, Маркус. Проживу как-нибудь и без вас.

— Да? Значит, вы сильнее меня, потому что я вовсе не уверен, смогу ли прожить без вас. Я помню, что мы заключили соглашение, однако соглашения сплошь и рядом нарушаются, особенно если на это есть согласие сторон. Эми, — сказал он, нежно взяв ладонями ее лицо и заглядывая ей в глаза, — неужели вы думаете, что я говорил перед гостями неискренне? Разве вы не поняли, что я говорил то, что думаю? Не поняли, что я люблю вас и буду любить всю жизнь?

— Не поняла, вы же никогда об этом не говорили.

— Я боялся вас испугать. Но что бы вы ни думали, я женился на вас по любви. Если вы останетесь при нашем первоначальном соглашении, я вынужден буду согласиться. Но без борьбы я не сдамся, Эми. Предупреждаю, я на все пойду, лишь бы вы остались моей женой.

Эми на минуту потеряла дар речи.

— Вам не придется идти на все, Маркус, — дрожащим голосом ответила она. — Я тоже вышла замуж по любви. Клянусь.

Эти слова звучали подтверждением обетов, которые они давали утром перед алтарем. Если в воздухе и витал образ тетушки, то только для того, чтобы скрепить их союз. Все еще держась за руки, они поднялись вверх по лестнице и закрыли за собой дверь общей спальни.


Глава тринадцатая | Только по любви | Примечания