home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава вторая

Эми была приятно удивлена комфортабельностью отеля. Впрочем, она предполагала, что Маркус постарается устроить тетушку получше, хотя бы для того, чтобы пустить пыль в глаза. Номер состоял из двух спален и общей гостиной. Маркус не отменил своего прежнего распоряжения, и Эми заняла весь номер. Она разделась и с наслаждением опустилась в сидячую ванну, чтобы смыть дорожную грязь. Если бы так же легко было смыть из памяти мистера Беллингема!..

Но вряд ли ей это удастся. Однако и ссориться с ним тоже ни к чему. Наоборот, она должна быть с ним вежлива, если хочет, чтобы он помог ей выбраться отсюда.

Эта мысль невольно подтолкнула ее к действию. Облачившись в махровый халат, она принялась распаковывать свои вещи. В Ирландии было гораздо теплее, чем на ее родном острове, и она была рада, что догадалась захватить с собой летнюю одежду. Надо только решить, что надеть к обеду, чтобы не ударить в грязь лицом перед Маркусом.

Эми остановила свой выбор на шелковом платье золотистого цвета, которое многие посчитали бы слишком нарядным для компаньонки. Это платье ей подарила к Рождеству леди Беллингем, не преминув добавить, что именно такие подобают барышням. Эми была тронута подарком. Она надевала это платье несколько раз на пароходе и решила надеть его сейчас, усматривая в этом некий вызов Маркусу Беллингему. Более приличным был бы траур, но у нее не было черного платья, да и у него вряд ли есть что-либо соответствующее случаю.

Задолго до семи часов Эми достала из сундуков туалетные принадлежности и украшения покойной и разложила их на кровати. Это было грустное занятие, но Эми выполняла просьбу Маркуса. Потом она решила хоть немного привести себя в порядок. Зеркало отразило ее расстроенное лицо — тени под глазами, опущенные уголки губ.

«Так не годится!» — говаривала леди Беллингему, когда ей что-либо было не по нутру. У нее был твердый характер, и ей не понравилось бы, что Эми проявляет слабость.

Эми побила себя по щекам, а потом припудрила тени под глазами, чтобы скрыть усталость и печаль. Но должен же хоть кто-то скорбеть о кончине достойной леди, раз уж ее родной племянник решительно не желает горевать.

Немного нервничая, она спустилась в вестибюль отеля, выискивая взглядом Маркуса. Было бы неприлично для леди стучаться в номер к джентльмену, к тому же ей не хотелось, чтобы он заподозрил ее в излишней фамильярности. К счастью, Маркус уже ждал ее внизу.

На мгновение Эми показалось, что ее сердце остановилось. Маркус, по всей видимости уже давно вернувшийся от адвоката, успел переодеться и привести себя в порядок. Элегантный сюртук выглядел великолепно на его статной фигуре…

— Ну-ну, — сказал он, завидев Эми. Он окинул ее оценивающим взглядом — от блестящих темных волос, зачесанных наверх и скрепленных черепаховыми гребнями, до шелкового платья, облегавшего фигуру, и длинных, до локтя, митенок. — Похоже, мы оба решили поднапрячься и сыграть сегодня вечером роль хороших знакомых.

— Думаю, ваша тетушка желала бы, чтобы мы вели себя именно подобным образом, — быстро отреагировала Эми, дабы он не подумал, будто она напрягается в его честь.

Маркус кивнул и предложил ей руку.

— Уверен, что это так, — без всякого выражения ответил он.

Им отвели столик в уединенном углу зала, где почти не было посетителей. Официант обращался с ними как с влюбленной парочкой, и Эми занервничала. Маркусу это тоже вряд ли нравилось. Девушка, не привыкшая к ресторанам, сидела неподвижно, позволив Маркусу заказать аперитив.

— Я просмотрела вещи вашей тетушки, — наконец произнесла Эми, чтобы хоть как-то начать беседу. — Вы, верно, захотите оставить себе кое-какие украшения…

— На что мне украшения?

— Ну… Вы можете сохранить их для своей жены или близкой подруги, — сказала она, надеясь, что он не сочтет это вмешательством в его личные дела. Но ведь она не виновата, что попала в столь необычные обстоятельства, ее даже начало раздражать, что он так бесцеремонно втягивает ее в свои заботы.

— Вы прекрасно знаете, что у меня нет жены. А что касается близкой подруги, то позвольте вам заметить, что мы с моим партнером слишком заняты, чтобы даже помышлять о таких вещах. Я ответил вам, мисс Финч?

Эми покраснела до самых корней волос.

— Уверяю вас, я не имела в виду ничего такого…

— Я это понял. Но поскольку вы так много обо мне знаете, я решил, что надо вас просветить и на этот счет.

Он все больше и больше ее раздражал. Он настолько самонадеян, что будет разумнее не касаться личных тем. Однако Маркус, кажется, был другого мнения.

— А вот я о вас знаю очень немного, и это нечестно, как вы считаете? Меня заинтриговали письма тетушки. Я был совершенно уверен, что они написаны не совсем так, как продиктованы. Так что рассказывайте.

— Рассказывать особенно нечего. Я служила у вашей тетушки два года, и мы, в общем-то, с ней неплохо ладили, хотя вас это может удивить.

— Вовсе нет. Мне кажется, с вами вообще легко ладить.

Он, возможно, просто хотел как-то к ней подольститься, но ей это замечание не понравилось. Она положила вилку и сказала со спокойным достоинством:

— Надеюсь, вы со мной не заигрываете, сэр. Принимая во внимание сложившиеся обстоятельства, это было бы весьма дурным тоном.

— Боже правый, почему вы так сердитесь? — извиняющимся тоном воскликнул он. — Я не собираюсь соблазнять вас. Я просто сделал вам комплимент, а вы, очевидно, превратно его истолковали.

— В таком случае я его принимаю и благодарю, мистер Беллингем.

— Маркус.

— Что?

— Ради всего святого, оставим эти формальности. В письмах вы достаточно часто называли меня Маркусом, так что нет необходимости соблюдать этикет. Вы же прекрасно знаете, что меня зовут Маркус, а я предпочитаю называть вас Эми, а не мисс Финч.

Напряжение вдруг спало. Как это у него легко получается — пренебрегать светскими условностями! И как это пьянит! Словечко выскочило прежде, чем она успела его осмыслить. Да, пьянит… Разве она втайне не завидовала увлекательной кочевой жизни Маркуса Беллингема и не находила удовольствие в том, чтобы хоть в мыслях разделять с ним его увлечения?

— Так-то лучше, — заметил Маркус, увидев, что Эми улыбнулась. — Слава Богу. А то я уж было подумал, что мы проведем скучнейший вечер.

— Извините. Я ожидала, что вы будете более расстроены постигшим вас несчастьем…

Ее прервал официант, принесший цыпленка под соусом. Эми почувствовала, что страшно голодна.

— Простите, если моя реакция оказалась не такой, как вы ожидали. Но я не видел тетушку более десяти лет, и мои воспоминания о ней довольно смутны. Впрочем, она меня тоже подзабыла и все еще считала безрассудным юнцом. Я сожалею о том, что случилось, а для вас это было и вовсе ужасным. Но вы вряд ли можете винить меня в том, что мои чувства отличаются от ваших.

Эми смотрела на него сквозь мерцание свечей, разделявших их. Безрассудным юнцом Маркуса Беллингема не назовешь. Он мужчина — в полном смысле этого слова.

Эми пришлось сосредоточиться на еде, чтобы всякие непрошеные мысли не лезли ей в голову. Она никогда не мечтала заполучить в мужья красавца аристократа, как это свойственно девушкам среднего класса. А здесь она из-за леди Беллингем, которая захотела удостовериться, что ее племянник не впутался снова в какую-то авантюру. Впрочем, кто способен уберечь Маркуса от того, чтобы промотать тетушкино наследство?

— Ну, так расскажите мне о себе. Пока вы поведали только то, что я уже знаю. — Видя смущение девушки, Маркус решил сменить тактику.

— Но мне, право, не о чем рассказывать…

— Чепуха. У каждого есть прошлое, так что расскажите о своем. Или вы, подобно Афродите, появились из пены морской?

Эми взглянула на него с удивлением, и он рассмеялся, обнажив белоснежные зубы. В первый раз она слышала, как он смеется, и это был искренний смех. Он пожал Эми руку.

— Моя дорогая мисс Финч, вижу на вашем прелестном личике недоумение. Вам странно, что я знаю такие вещи? Но мое образование проходило не только на золотых приисках.

— Не сомневаюсь. Я знаю, что вы образованный человек.

Наверно, более образованный, чем она, подумала Эми, хотя и ей была известна легенда о прекрасной богине.

— Ну вот, теперь я вас обидел, а вы так мне ничего и не рассказали. Или вы хотите остаться очаровательной загадкой?

— Нет, сэр, не в моих это правилах, а если вы хотите узнать обо мне, извольте… Я ухаживала за своей бабушкой в ее последние годы и обычно читала ей по вечерам. Таким образом я познакомилась с классической литературой, в том числе с мифами и легендами, которые особенно нравились бабушке. Когда она умерла, мне пришлось подыскивать себе работу, и, так как, видимо, моя судьба — быть компаньонкой, одна добрая леди порекомендовала меня вашей тетушке. Я ответила на ваш вопрос?

— Мне кажется, все это было пустой тратой времени.

— Уверяю вас, — обиделась Эми, — я не считаю, что жила зря, и ваша тетушка тоже так не думала.

— Вы меня не поняли, Эми. Зная, какой капризной была моя тетка, я убежден, что вы были для нее утешением. Но прелестная молодая девушка не должна тратить свою жизнь на капризы старушек.

— Это был мой выбор, и мне нравилось то, что я делала, — сухо заявила она.

— И вам никогда не хотелось изменить свою жизнь, заняться чем-нибудь другим? Помнится, тетушка не очень любила бывать в обществе, и вы, по-видимому, чувствовали себя одинокой. Вам наверняка хотелось потанцевать, сходить в театр или попутешествовать. Тем более что для молодой девушки вполне естественно мечтать о замужестве, разумеется по любви.

Что за невозможный человек! У нее не хватало слов, чтобы поставить его на место.

— Не всем девушкам непременно хочется найти мужа, сэр, точно так же как не всякий мужчина обязательно хочет жениться. На все свое время, да вы и сами это прекрасно знаете, поскольку я не припомню, чтобы в письмах вы упоминали хотя бы одно женское имя.

Эми сама поразилась своей смелости. Ей не было никакого дела до любовных приключений Маркуса, но она посчитала бы предательством, если бы он держал свои брачные планы в секрете от нее… то есть от леди Беллингем, быстренько напомнила она себе…

— В настоящее время я не ощущаю надобности в жене, — сухо заметил Маркус — Моя работа — вот моя жена, и она отнимает все свободное время.

— Суровая же вам досталась супруга, — съязвила Эми, но тут же прикрыла рот ладонью. На сей раз она действительно зашла слишком далеко.

Но к ее удивлению, Маркус расхохотался.

— Ах, Эми, слава Богу, вы не такая зануда, как мне показалось сначала. Я подозревал, что вам не чуждо чувство юмора, которое моя тетушка, несомненно, старалась в вас подавить, а теперь вижу, что у вас есть характер. Вы вполне в моем вкусе, так что если я решу жениться, то остановлю свой выбор на вас.

— Как вы добры, — саркастически парировала Эми. — Если я волею судьбы окажусь когда-нибудь на пороге работного дома, то, может, и приму от вас подаяние, хотя сомневаюсь даже в этом.

Она было напомнила себе, что ей следует быть с ним повежливее, но это становилось все более затруднительным. Как же они умудрились переступить через столько условностей за столь короткое время? Они говорили без обиняков, и Эми пришлось себе признаться, что он правильно оценил ее прошлое.

Его тетка подавляла ее, и несмотря на то, что ее жизнь проходила без каких-либо осложнений, особых всплесков тоже не было. А сейчас она чувствует себя такой живой, какой не была уже много лет.

И она стала лучше понимать Маркуса. Он не виделся с теткой более десяти лет, и хотя он честно выполнял свой долг перед ней и писал регулярно, в ответ получал только выговоры и порицания.

Когда обед подходил к концу, Эми вспомнила, что надо бы поговорить о вещах, принадлежавших леди Беллингем. Неприлично приглашать Маркуса в свой номер, но и в общей гостиной отеля украшения не выложишь…

Откровенно говоря, сегодня ей уже не хотелось ничем заниматься — она вдруг почувствовала себя страшно усталой. Вся усталость предшествующих дней растворилась в трагедии, но сейчас наступила реакция — ей хотелось забраться в постель и спать, спать… Эми постаралась подавить зевоту, но от Маркуса это не ускользнуло.

— Вы, наверно, уже совсем без сил. Думаю, вам надо пораньше лечь. Утром вы составите для меня список украшений, а днем нас ждет в своей конторе мистер Варли.

Эми насторожилась. Это имя было ей знакомо. Еще дома она сопровождала хозяйку к ее адвокату и просидела в приемной, пока старая леди вносила изменения в свое завещание. Эми знала, что копия завещания была отправлена в Дублин мистеру Варли — партнеру адвокатской конторы.

— Нас? — удивилась Эми. — Какое я имею к этому отношение? Я найду, чем себя занять.

Эми не имела никакого желания присутствовать на оглашении завещания.

— Боюсь, ваше присутствие необходимо. Вы должны будете подтвердить подлинность письма капитана и свидетельства о смерти. На этом настаивает Варли. Возможно также, что тетушка завещала вам кое-какие украшения, и, если мы обнаружим их среди вещей леди Беллингем, вы их сможете тут же забрать.

В желании оставить свои украшения и личные вещи близким нет ничего необычного, но ей это почему-то всегда казалось неестественным — будто покойник протягивает руку из могилы (в данном случае — со дна морского!), чтобы вмешаться в судьбы живых.

— Тогда разрешите пожелать вам доброй ночи, — пробормотала девушка.

Маркус встал и протянул Эми руку. Она не задумываясь взяла ее, и их пальцы сплелись. Это первое чисто человеческое прикосновение за все долгие дни, подумала Эми. Эмоции вдруг захлестнули ее: ей захотелось положить ему голову на плечо и заплакать.

— Разрешите проводить вас в вашу комнату, — произнес он. Ей почудилось, что он раскаивается в том, что неуважительно говорил о своей тетке. Может, амбиции не позволяют ему выставлять напоказ свои чувства?

— Благодарю вас, но в этом нет необходимости, — возразила она, выдернув руку. — Я вполне в состоянии сама найти дорогу.

Глядя прямо перед собой, она направилась к лестнице, но не удержалась и оглянулась. Маркус стоял на том же месте и наблюдал за ней, и у нее было странное чувство, что, несмотря на весь свой гонор, Маркус Беллингем, в сущности, так же одинок, как она.


Эми заснула сразу же, едва коснувшись головой подушки, но сон был беспокойным. Ей снилось, что она барахтается в волнах бурного моря. Вся дрожа, она проснулась среди ночи.

Соберись, детка, приказала она себе пронзительным голосом леди Беллингем. Маркус не бросит тебя на съедение волкам, и, даже если он не оплатит тебе обратный проезд, можно что-нибудь придумать. У тебя ведь есть характер, не так ли? Ты уже зарабатывала себе на хлеб, знаешь, как найти работу. Может, даже здесь, в Дублине… Перебирая в уме возможные варианты, она все же не была уверена, что хочет остаться в Дублине. Незнакомая страна, незнакомые люди со своими привычками и речью, которую она не всегда понимала. О чем тут думать? Она не собирается оставаться. Как только Маркус согласится купить ей билет, она сядет на пароход и вернется домой.

А что ее ждет дома? До сих пор она отгоняла от себя такие мысли, но пора подумать и об этом. Ради чего возвращаться? Нет больше леди Беллингем, нет положения компаньонки, нет даже дома, где она могла бы жить. Маркус наверняка продаст и дом и поместье…


Утром Эми оделась поскромней и спустилась к завтраку. Маркус тоже сменил вчерашний вечерний костюм на свою обычную одежду. Впрочем, у него такая стройная фигура, что в любой одежде он выглядит элегантно, подумала Эми. Задумай он жениться, у него не будет проблем в выборе невесты!

— Выспались? — поинтересовался Маркус, когда они сели за стол и сделали заказ.

— Более или менее, но полностью расслабиться мне так и не удалось: слишком много всего навалилось.

— Понимаю.

Его снисходительный ответ разозлил ее. Понимает!

— Предлагаю после завтрака прогуляться. Вы, наверно, захотите осмотреть город до того, как мы отправимся в контору Варли.

— Как пожелаете, — буркнула она.

Бабушка учила ее, что никогда не следует зарывать голову в песок, полагая, что проблема разрешится сама собой. Гораздо полезнее определить ее и рассмотреть со всех сторон, а потом принять решение. Девушка глянула на Маркуса своими огромными карими глазами и решилась отдаться на его милость.

— Меня смущает, что я навязываюсь вам…

— Нисколько.

— Я знаю, что окажусь в неоплатном долгу, если обращусь к вам с просьбой. Поверьте, я ненавижу просить…

— О чем это вы, черт возьми? Спрашивайте, если хотите спросить. Я ведь не людоед!

Эми внимательно на него посмотрела. Конечно, он не людоед. При других обстоятельствах она посчитала бы его самым привлекательным из всех мужчин, каких встречала. Вспомнив, что не так уж много мужчин она встречала, Эми одернула себя и решила, что лучше не увлекаться парой красивых карих глаз и этим изящным ртом, который так хочется поцеловать… От грешных мыслей кровь прихлынула к ее лицу.

— Ну? Какова ваша просьба? — более мягко спросил Маркус, решив, что Эми покраснела от страха.

— Мой… мой обратный билет, — выдавила она. — Я полностью зависела от леди Беллингем, и у меня нет своих денег. Ваша тетушка не стала покупать обратные билеты, потому что не знала, как долго задержится в Ирландии.

— То есть не знала, стоит ли поддерживать мой проект, верно? — невесело спросил он.

— Я не это имела в виду.

— Именно это, моя дорогая мисс Финч. Вас выдает ваше лицо. Вам никогда об этом не говорили?

— Даже слишком часто, — сердито отозвалась Эми.

— Не стоит стыдиться такой привлекательной черты. Слишком многие девушки прячут свои чувства за маской холодности или безразличия. Простите меня за еще один невольный комплимент.

Он явно ее поддразнивал, но она подумала, как это забавно, что именно он осуждает тех, кто скрывает свои истинные чувства.

— Мне нравятся комплименты, если они искренни.

— Тогда вы должны мне поверить, так как я всегда говорю только то, что чувствую. А вы подготовили список, о котором я вас просил? — деловито спросил он, неожиданно переменив тему.

— Да, он у меня с собой.

— Хорошо. Давайте сядем в вестибюле и просмотрим его. Вам, конечно, виднее, какие из украшений представляют ценность.

Интересно, что он намерен делать с этими украшениями? Она знала, что многие из них были дорогими, а некоторые имели ценность лишь как память. Он, наверно, все продаст и присовокупит деньги к наследству. Ей вдруг стало грустно оттого, что прелестные вещицы леди Беллингем окажутся в ювелирных магазинах и будут распроданы за бесценок.


Но Маркус, прочитав список, нахмурился и признался, что по списку не может составить себе никакого представления об украшениях.

— Может быть, мне их принести и вы сами посмотрите? — предложила Эми.

— Мне бы не хотелось делать это на людях. Если они представляют ценность, лучше не выставлять их на всеобщее обозрение. Давайте пойдем в ваш номер.

Эми кивнула. Гостиная в ее номере имела вполне респектабельный вид и вряд ли годилась для интимных свиданий. К тому же она всего-навсего наемная служащая и репутацию себе не испортит.

— У меня нет возражений.

Задача оказалась не из легких. Некоторые драгоценности Эми ни разу не видела, а Маркус и вовсе не видел ни одного. Неужели эти серебряные украшения для волос принадлежали старой даме? Слишком уж они вычурные. Но ведь леди Беллингем была когда-то молодой… Маркус наконец сложил все в шкатулку и сказал:

— На сегодня хватит. Мне нужен воздух. Я думаю, не мешает нам прокатиться по городу, пока прохладно.

Эми с радостью согласилась, и они отправились в коляске осматривать Дублин, от которого девушка пришла в восхищение.

— Я не ожидала, что город такой… такой цивилизованный. — Она с трудом подыскала слово.

— Да, — подтвердил Маркус. — В горах жизнь совсем другая.

Эми пропустила мимо ушей это замечание. Горы ее не интересовали. Теперь ей незачем туда ехать. Эми вдруг пришло в голову, что, если леди Беллингем оставила ей хоть чуть-чуть денег, она не будет зависеть от щедрости Маркуса. От этой мысли девушка повеселела — хорошо бы оказаться независимой!


Глава первая | Только по любви | Глава третья