home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава шестая

Ронан Келли показался Эми страшным нахалом, и было непонятно, как они с Маркусом вообще могли сойтись. Слишком уж Ронан был наглым для джентльмена. Хотя если вспомнить о богемной жизни самого Маркуса или о тех злачных местах, где он побывал за эти годы, то удивляться, видимо, было нечему.

Эми узнала, что у Ронана Келли был нюх на золото и что именно он предложил Маркусу войти с ним в долю. И Маркус не был бы Маркусом, если бы смог устоять перед новой авантюрой, которая обещала принести несметные богатства.

За ленчем Маркус коротко, не желая, по-видимому, вдаваться в подробности, рассказал Ронану, что случилось с леди Беллингем. Ронан снова высказал Маркусу свои соболезнования и посочувствовал Эми, но его совершенно очевидно больше интересовали возможности, которые открывались перед партнерами в связи с получением наследства.

— Бог свидетель, я не хочу быть неделикатным, но скажи, не означает ли все это, что в самом ближайшем времени у нас появятся деньги?

Эми видела, как передернуло Маркуса. Все, что говорил о своем партнере Маркус, оказалось правдой. Пороки Ронана отражались на его лице: жадность, расчетливость, интриганство. Лицо игрока и дебошира.

— Это касается только меня и моего адвоката, — резко бросил Маркус. — Но уверяю тебя, что мы скоро сможем расплатиться по некоторым нашим долгам.

— Я полагал, что между партнерами не может быть секретов, Маркус — лениво протянул Келли.

— Их бы и не было, если бы у одного из партнеров деньги не текли между пальцами как песок, да так быстро, что другой партнер не успевает их пересчитать.

Келли и не подозревает, сколько у Маркуса от него секретов, подумала Эми. Ее все больше смущала явная взаимная враждебность партнеров. Маркусу было не по себе, а у Келли от жадности блестели глаза. Но потом он шлепнул Маркуса по спине — это, очевидно, было знаком особого расположения — и расхохотался.

— Надо же, не успели мы встретиться, как опять ссоримся. Прелестная мисс Финч подумает, что твой партнер какой-нибудь бандит. Давай лучше выпьем еще по паре кружечек, что скажешь?

— Нет, у меня сегодня еще дела, и мне нужна ясная голова.

В душе Эми приветствовала такое решение. У Ронана немного дрожали руки, видимо, он уже изрядно поднабрался, хотя был только полдень. Если Келли ей сначала просто не понравился, то сейчас она его крепко невзлюбила.

Но Келли пожал плечами и ушел, буркнув, что и у него полно дел.


К счастью, Эми больше не видела Келли до следующего утра, когда укладывали вещи в экипаж Маркуса, прибывший из Кэлланби.

В то утро она не переставала думать о том, какую важную роль она играет в успехе нового проекта Маркуса. Только от нее зависело, получит ли он наследство. На нее ложится тяжелая ответственность за его будущее.

Она все еще не могла понять, почему леди Беллингем выбрала в жены своему племяннику именно ее. Но своими конспиративными действиями они как бы позорили имя старой леди, и это было стыдно.

Маркус накрыл колени Эми клетчатым шотландским пледом и сел рядом. Ронан устроился возле кучера.

— Прошу вас, Эми, не волнуйтесь. Если мы будем придерживаться нашего плана, все будет хорошо, — тихо сказал Маркус, будто читая ее мысли.

— Думаете? Я не привыкла обманывать и все еще опасаюсь ненароком выдать себя…

— Помните, что я всегда рядом. Если вам станет невмоготу лгать, предоставьте это мне, поскольку я это умею делать. Вам будет трудно притворяться, будто вы влюблены в меня?

Эми опустила взгляд и сжала руки на коленях. Как она может ответить на этот вопрос, если уже чувствует, что ее невольно тянет к нему?

— Уверяю вас, что не подведу. Ведь для вас это так важно.

— Я не об этом вас спросил. Почему вы на меня не смотрите?

Она подняла глаза и встретилась с ним взглядом.

— Боже, как вы прекрасны! — простонал он. — Меня мучит совесть, что я втянул вас в свои дела и что вы пошли на такую жертву.

— Жертву? — надломленным голосом переспросила Эми. В душу ее закралось сомнение. Что он еще задумал?

— Вы согласились стать моей невестой, — бесстрастным голосом начал он, — и пройти церемонию бракосочетания. Ведь так?

— Вы прекрасно это знаете.

— А через какое-то время брак будет расторгнут, а вы получите вполне приличное вознаграждение. Потом вы уедете, и мы больше никогда не встретимся. Так?

Эми не понимала, к чему он клонит, но его слова больно ранили ей сердце. Выходит, он полагает, что она так же расчетлива, как и он.

— Да, — прошептала она.

— А вы не задумывались над тем, — он сжал ее руку, — каковы для вас будут последствия развода? Как он повлияет на возможность выйти замуж за подходящего человека?

Боже, ей и в голову это не приходило. Она думала лишь о том, как бы поубедительнее сыграть свою роль в задуманном Маркусом плане.

— Вы хотите сказать, что не найдется человека, который бы захотел жениться на женщине, отвергнутой мужем? — спросила она прямо и покраснела.

— Что-то вроде этого.

Эми задала вопрос как бы в шутку, но увидела, что Маркус не шутит. Стараясь не уронить своего достоинства, она заявила:

— Вряд ли об этом нужно беспокоиться. Как вы изволили выразиться, я получу весьма приличное вознаграждение. Стало быть, буду жить так, как захочу. Что касается другого мужа, — добавила она со смешком, — то после моего первого так называемого замужества, мне вряд ли захочется снова выйти замуж.

— Не будьте смешной, Эми. Вы молоды и красивы, станете богаты, так что появится много мужчин, которые захотят на вас жениться. Но если они узнают, что у вас за плечами уже было неудачное замужество, это может их насторожить. Общество всегда смотрит на развод с подозрением.

— Что же вы мне предлагаете? Прикинуться вдовой и продолжать лгать?

Этот разговор разбередил ей душу. Она не хотела думать ни о будущем, ни о тех молодых людях, которые выстроятся в ожидании ее выбора. Надо думать о настоящем и продвигаться медленно, по шажку.

— Я была бы вам благодарна, если бы вы переменили тему, Маркус. Оставим будущее и подумаем о настоящем.

Маркус не ответил, и в экипаже воцарилось молчание. Между тем они покинули пределы города, направляясь на юг Ирландии.

Через несколько часов вдали замаячили неясные очертания отрогов гор Уиклоу, и Эми почувствовала наконец прелесть путешествия. Холмы и ручьи, сильно пересеченная местность напоминали ей пейзажи острова Скай, где она провела несколько относительно счастливых лет. Ей нравились шум и суета города, но здесь ощущались простор и свобода, близость к Богу и природе, и это было бесконечно прекраснее, чем то, что создал человек.

— У вас такой умиротворенный вид, что я начинаю надеяться на прощение.

Они так долго молчали, что до Эми не сразу дошел смысл его слов. Она вздохнула.

— Хотелось бы пропустить это замечание мимо ушей. Жизнь слишком коротка, чтобы обижаться по пустякам. А поскольку в ближайшем будущем нам предстоит проводить много времени вместе, постараемся быть терпимее друг к другу.

— Благодарю вас за столь любезную уступку, — сухо ответил Маркус. — У меня нет ни малейшего желания быть вашим врагом, даже напротив. И раз уж между нами ничего другого быть не может, вы окажете мне честь, приняв мою дружбу.

Такая явная искренность показалась Эми подозрительной. У нее создалось впечатление, будто он предпочел бы обману нечто настоящее, хотя ей трудно было в это поверить.

— Скоро мы сделаем остановку в одной деревушке. Там нет ничего примечательного, но есть гостиница, где мы переночуем. Завтра придется встать пораньше, потому что нам предстоит еще долгий путь и лучше большую его часть сделать в дневное время.

— А что, дорога опасна? — спросила Эми, осознав, что будет путешествовать по безлюдной местности одна с тремя мужчинами.

Но ведь она едет со своим женихом, своим отважным рыцарем и защитником… Только ирония в том, что между ней и «женихом» почти такие же отношения, как между ним и его партнером. Впрочем, она такой же деловой партнер Маркуса, как Ронан Келли, не так ли?

— Вам нечего бояться. Дорога хорошо известна, а мой кучер отлично знает свое дело. Единственным трудным местом будет перевал и спуск вниз к городу. Я не сомневаюсь, что Кэлланби вас приятно удивит.

— Вы забыли, что я уже много о нем знаю, ведь вы его так подробно и красочно описали в своих письмах. Правда, иногда у меня возникало подозрение, что вы приукрашиваете действительность ради леди Беллингем.

Маркус рассмеялся, и Эми показалось, что он чувствует себя все более уверенно по мере того, как они приближаются к его владениям. Видимо, он не любит город, решила Эми, и не чает снова оказаться в привычной обстановке.

— Похоже, вы неплохо меня знаете, — пошутил он, а Эми подумала, что не знает его вовсе. — Я нисколько не преувеличивал. Ирландия прекрасна, и я ее очень люблю. Кэлланби расположен в долине, окруженной со всех сторон горами, но, когда идет дождь, такое впечатление, словно вся вода на земле обрушивается именно на эту долину.

— Интересно, — с некоторым сомнением в голосе заметила Эми.

— Но это дает нам известные преимущества. Река, пересекающая мои владения, разливается и превращается в бурный поток, так что в долине оседает плодородный ил. А когда дождь прекращается, трава начинает бурно расти и зеленеть. Недаром Ирландию называют Изумрудным островом.

Маркус всегда умел расписывать красоты стран, где бывал. Она это помнила по его письмам.

— В таком случае мне не терпится увидеть все своими глазами. Как бы мне хотелось, чтобы и ваша тетя была с нами!

— Мне тоже, — откликнулся Маркус. — Я утешаю себя только тем, что если бы она была здесь, то постаралась бы подпортить удовольствие от поездки.

До нее еще не дошел смысл его слов, а он уже целовал ее руку. Кольцо с сапфиром все еще было у нее на пальце, и Эми начала к нему привыкать. Равно как и к довольно опасной мысли, что она невеста Маркуса Беллингема.


Деревня, в которой они остановились, была всего лишь крошечным поселением с придорожной гостиницей.

Эми с удовольствием вышла из экипажа. У нее затекли ноги и все тело болело от неподвижного сидения. Перспектива завтрашнего еще более долгого путешествия не вызывала у нее особого энтузиазма.

Но еще хуже было то, что в гостинице не было элементарных удобств. Вместо ванны Эми должна была довольствоваться какими-то тазами, при этом двум угрюмым служанкам пришлось таскать ведрами горячую воду. Тем не менее она с удовольствием вымылась и переоделась к обеду, хотя это вряд ли было необходимо в такой глухомани.

А что сказала бы об этой гостинице леди Беллингем? Скорее всего потребовала бы, чтобы они немедленно вернулись на Скай. В первый раз за все время Эми была почти рада тому, что старая дама избавлена от лицезрения такого убожества.

Немного отдохнув и оправившись от тягот дороги, Эми почувствовала себя странно свободной, готовой к ожидавшему ее рискованному предприятию. Она вдруг поняла, что движет Маркусом и что придает ему такое обаяние — это любовь к приключениям, жажда новых ощущений.

В треснутом гостиничном зеркале она увидела, как сияют ее глаза, как вздымается и опускается грудь при одной мысли о том, что ждет ее. Разве это не авантюра — приехать в чужую страну и стать невестой человека, с которым у нее общий секрет?

Было бы, конечно, лучше, с болью в душе подумала она, если бы Маркус на самом деле ее любил. Они стали бы вместе искать это неуловимое золото, о котором испокон веку было известно в этих краях, были бы партнерами и в деле и в любви…


К обеду Эми надела голубое платье с длинными рукавами и глухим воротом. Ей хотелось выглядеть скромно, особенно потому, что им предстояло сидеть за одним столом с Ронаном Келли.

Маркус постучал к ней в дверь и, когда она ему открыла, одобрительно улыбнулся.

— Весьма подходящее платье. Тетушка была бы вами довольна.

— То есть я больше похожу на компаньонку, вы это имеете в виду?

Маркус молча предложил ей руку и повел ее вниз.

— Нет, не это. Любой мужчина гордился бы такой прелестной молодой спутницей, как вы.

Слова Маркуса застали ее врасплох, и глаза ее затуманились от неожиданного комплимента. Но она тут же себя одернула: если уж я притворяюсь, то он тем более. Игра предназначалась для Ронана Келли.

Если Келли догадается, что предстоящая свадьба не более чем заговор, с него станет сообщить об этом дублинским газетам, особенно если ему предложат кругленькую сумму. Даже за весьма короткий срок их знакомства Эми поняла, что Келли доверять нельзя.

— Как вы выносите этого противного мистера Келли? — шепнула она.

— Он не всегда был таким. — Ответ Маркуса удивил ее. — Келли сокрушили беды. Но если бы не его опыт, я бы давным-давно расторг наш союз.

— Что это за беды, Маркус? — полюбопытствовала она.

— Его жена и ребенок погибли при пожаре в собственном доме. До этого Келли почти не пил, но несчастье сломило его, и он стал искать утешения, где только мог. Нельзя отвернуться от человека, потерявшего в жизни все.

— Это ужасно! — прошептала Эми, устыдившись своего предубеждения.

В течение всего обеда Эми чувствовала на себе испытующий взгляд ирландца. Но его, скорее всего, интересовало не внезапное обручение Маркуса, а величина его наследства. Маркус долго терпел приставания Ронана, но наконец взорвался.

— Был бы тебе признателен, если бы ты не совал нос в мои дела.

— Я думал, это и мои дела.

— Значит, ты ошибался. И до тех пор, пока ты транжиришь направо и налево то, что у нас осталось, а я не улажу дела с адвокатом, я буду жестко контролировать все наши расходы.

— Ради всего святого, Маркус, — заплетающимся языком пробормотал Келли. — Ты меняешь окраску не хуже хамелеона. Ведешь себя как капризная бабенка…

— Прошу тебя, говори потише и не забывай, что ты в обществе леди. А твои глупые замечания я предпочитаю оставить без внимания.

От такой отповеди умолк бы самый отчаянный забияка, подумала Эми. Но только не Ронан Келли, его не легко было утихомирить. Оставив в покое Маркуса, Келли обратил свое внимание на Эми. До чего же он наглый и противный, решила она. Взгляд Ронана остановился на кольце с сапфиром.

— Я был просто потрясен, узнав, что, оказывается, вы очень близки с Маркусом, мисс Финч. Видимо, это случилось внезапно, но вы сумели сообразить, какие возможности сулит скоропостижная смерть леди Беллингем. Поздравляю вас. Из скромной компаньонки в одночасье превратиться в жену богатого джентльмена!

Эми еще не успела дать отпор наглецу, а Маркус уже вскочил и, схватив Келли за шиворот, поднял его со стула и стал душить. Никто из присутствующих не обратил на них ни малейшего внимания, из чего Эми заключила, что такие стычки в данном заведении — дело обычное. Она снова порадовалась, что здесь не было леди Беллингем.

— Сейчас же возьми свои слова обратно, негодяй! — рассвирепел Маркус. — Меня можешь оскорблять сколько тебе угодно, но я не позволю так разговаривать с моей будущей женой.

Лицо Келли еще больше побагровело, а глаза полезли из орбит.

— Ладно, ладно, партнер, — прохрипел он. — Я возьму свои слова обратно, только отпусти меня.

Маркус разжал пальцы.

— Примите мои извинения, мисс Финч, — с преувеличенной вежливостью прорычал Келли. — Отказываюсь от всего, что сказал. Вы удовлетворены, ваша светлость? — обратился он к Маркусу.

— Да, — холодно ответил Маркус. — Предлагаю тебе пойти к себе и проспаться. Мы отправляемся в путь рано утром.

Не говоря больше ни слова, Келли добрел, шатаясь, до лестницы, и они увидели, как он, хватаясь за перила и ругаясь, поднялся вверх.

— Прошу извинить за то, что произошло, Эми. К сожалению, о его любви к азартным играм я узнал только после гибели его жены и ребенка, иначе никогда не взял бы его в партнеры.

По сдержанному тону Маркуса девушка поняла, как трудно ему признать свою ошибку. Видимо, он не любил быть обманутым, и это как-то не вязалось с тем, что сам он решился на обман.

— Эми, надеюсь, вы не слишком расстроились, — донесся до нее озабоченный голос Маркуса. — Заказать вам что-нибудь для успокоения нервов? Может быть, бренди?

— Я не такая уж неженка и не нуждаюсь в бренди только потому, что поссорились двое взрослых мужчин, — возразила она, возмущенная тем, что он считает ее такой тепличной.

— Уж чем-чем, а неженкой я бы вас не назвал, — усмехнулся Маркус. — Характер у вас стойкий, как у мужчины. При такой внешности! Вы — воплощенная женственность, Эми.

Она не знала, что ответить. А может быть, и не надо отвечать? Взгляд Маркуса был таким выразительным, что у нее закружилась голова.

Нескрываемое восхищение, с каким смотрел на нее Маркус, было так не похоже на взгляд ненавистного ей Ронана Келли, ощупывавшего ее тело своими наглыми глазками, но… Эми приказала себе не давать волю своему воображению.

— Маркус, — решительно заявила она, — я настаиваю на том, что, когда мы одни, вы не будете забывать о нашей сделке. Я согласна, что на людях мы должны притворяться, но в остальное время я прошу вас воздерживаться от комплиментов…

Внезапно она замялась. В его глазах мелькнуло раздражение, и она сообразила, что сказала что-то не то. Хотя по сравнению со светскими дамами она и была наивной, но даже она понимала, что мужчины не любят, когда подвергают сомнению искренность их комплиментов.

— Вы, стало быть, предпочитаете называть наши отношения сделкой? — Тон Маркуса стал ледяным.

— А разве это не так?

— Читая ваши письма, я пришел к убеждению, что у нас много общего и мы можем стать друзьями. Видимо, я ошибался.

— Но это были не мои письма, вы же знаете. — Эми была на грани слез оттого, что их разговор превращается в стычку. — Я лишь пересказывала вам мысли тетушки ее же словами.

— Конечно, это были ее слова, — задумчиво произнес Маркус. — Может быть, мне стоит задуматься и над словами Ронана. Хватит с меня и одного ненадежного партнера.

— Я не понимаю вас, сэр, — запинаясь, сказала Эми, не сумевшая разгадать его явно оценивающего взгляда.

— Я задумался над тем, моя дорогая мисс Финч, а нет ли доли правды в том, что сказал мой партнер?

— Он сказал много оскорбительного…

— И между прочим он сказал, что компаньонка старой леди, осведомленная о ее богатстве, может с легкостью вычислить преимущества, которые она получит, став женой наследника. Мое предложение странным образом пришлось очень кстати. Вполне возможно, так и было задумано моей теткой. И вами.

— Как вы смеете! — возмутилась Эми. — Подозревать меня в таком низком поступке и оскорбить память леди Беллингем! Вы зашли слишком далеко, мистер Беллингем, боюсь, мне придется отказаться от участия в вашей игре…

Эми вскочила, сжав кулаки, но Маркус тоже тут же поднялся и положил ей руки на плечи. Она на мгновение оцепенела, хотя ей хотелось вырваться и убежать от него.

— Эми, если я был к вам несправедлив, от всего сердца приношу вам свои извинения. Но намерение связать меня брачными узами могло бы…

— Уверяю вас, сэр, у меня никогда не возникнет такого намерения. Чем скорее будет расторгнут наш еще не заключенный брак, тем лучше для меня.

Эми сбросила его руки и поспешила к себе, подавив желание посильнее хлопнуть дверью. Ее била дрожь. Она только что подтвердила свое согласие продолжать обман.

Никогда еще Эми не чувствовала себя такой подавленной. Она винила во всем Ронана Келли и желала, чтобы он провалился в тартарары.


Глава пятая | Только по любви | Глава седьмая