home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава девятая

Дни, остававшиеся до субботы, выдались такими хлопотными и беспокойными, что Хартманы были бы рады любому развлечению.

Лори позвонила в Коннорс-Корт, сообщила о происшествии, но добавила, что это ни в коем случае не означает отмену обеда. На другом конце провода был Стивен.

— Я очень огорчен тем, что случилось, но, наверное, могло быть и хуже? А как там больной, надеюсь, вам с ним не очень трудно? — по голосу чувствовалось, что он улыбается.

Лори засмеялась.

— Спрашиваете, а сами, небось, заранее знаете ответ. Дядя Вернон не самый легкий пациент, и вообще все дело в том, что он не может долго оставаться на одном месте. Вообще-то, ему не положено целыми днями ковылять по дому, но разве его остановишь?

— Ну и не пытайтесь, если не хотите получить отпор, — сказал Стивен. — Кстати, у вас такой приятный смех. По телефону это как-то заметнее.

Странно, а она как раз подумала то же самое о его голосе…

— Благодарю, вы очень любезны, сэр, — сказала Лори с некоторым чувством неловкости. — Итак, мы вас ждем сегодня вечером. Тетя и дядя поручили мне сказать, что обед должен состояться, несмотря ни на что.

— А вы сами как считаете?

— Ну, я всегда рада встретиться с друзьями, — пропищала Лори и рассмеялась. — Вы все время напрашиваетесь на комплимент, Стивен!

— А почему бы и нет? Я всегда удивлялся, почему это считается, что комплименты положено говорить только женщинам.

— Да, в самом деле… Ну ладно, в общем, буду рада вас увидеть, — сказала Лори. — И Роберта. И вашу тетю, — добавила она для равновесия.

— Хорошо, удовольствуюсь этим, хотя мне было бы приятнее, если бы ваши слова относились не ко всем.

Они и не относятся, подумала Лори, но тут ей вспомнился план, который составили они вдвоем с дядей, и она рассмеялась.

— Может, и не относятся, но уж позвольте девушке иметь свои секреты, хорошо? И до свидания!

Лори повесила трубку, продолжая улыбаться, и вдруг наткнулась взглядом на стоявшую рядом Элен.

— Господи, как вы меня испугали, тетя. Я не слышала, как вы подошли.

— Всем известно, что, когда девушка разговаривает с молодым человеком, в которого влюблена, она не замечает ничего вокруг. Мне только интересно, с кем ты разговаривала — со Стивеном или с Робертом?

— Ах, тетя Элен, из вас при случае вышла бы отличная сваха!

— Это одно из удовольствий пожилого возраста, дорогая, а поскольку у меня нет дочери, я, естественно, беспокоюсь за тебя, хочу, чтобы ты, когда решишь выйти замуж, сделала правильный выбор.

— А если я решу вообще не выходить замуж? — со смехом спросила Лори. — Если я, допустим, решу посвятить свою жизнь благим делам?

Элен поджала губы.

— Ну, знаешь, это, конечно, звучит красиво, только я искренне надеюсь, что ты этого не сделаешь! Родиться женщиной — и так бездарно потратить свой дар…

Ее тираду прервал громкий смех Лори.

— Ой, умоляю тетя, вы так говорите, словно я только и жду, когда же явится мой суженый, в которого я влюблюсь по уши с первого взгляда.

— Бывает и хуже, — сказала Элен, ничуть не смутившись. — Так который же из братьев Коннорс привлек твое внимание?

Лори наморщила лоб.

— Думаете, так легко выбрать? Они оба такие замечательные парни! Вот если бы не надо было уезжать, тогда другое дело.

Она умолкла. Ей было стыдно: ведь своими словами она толкала тетю на то, чтобы повторить еще раз, что она может жить тут, как в собственном доме, сколько ей захочется. Элен неотрывно смотрела на нее, ожидая, наверное, что она все-таки скажет, кто ей нравится. Вот уж обрадовалась бы! Но Лори только что изображала тут такую независимую особу, чуждую всяких романтических штучек…

Да и вообще, Лори Хартман не отрицала, что бывает любовь с первого взгляда, но сама не намерена была спешить. А из того, что она способна трезво рассуждать о своих чувствах, выходило, что она пока никого не любит.

Или просто обманывает себя?

— Тебя дядя звал, — сказала Элен. — Он в библиотеке, сидит там над своими дурацкими автомобильными справочниками. Ты уж побудь с ним, очень тебя прошу, а я пойду вздремну перед обедом.

Лори поморщилась, глядя вслед Элен, которая с легкой душой отправилась в свою комнату, зная, что на пару часов избавилась от мужа.

Дядя Вернон, добрый и милый дядя Вернон, с тех пор как лишился возможности нормально ходить, стал просто невыносим. Хорошо хоть падение не лишило подвижности его острый ум. Во всяком случае, увидев, как он сидит у окна, положив больную ногу на скамеечку, Лори решила, что выглядит он веселее, чем обычно. Увидев ее, дядя отодвинул книги на край стола и улыбнулся.

— Скажи, чтобы принесли лимонаду, а потом иди сюда и садись рядом, поговорим, — сказал Вернон, и Лори тут же заключила, что у него созрел еще один дьявольский план.

Этот человек — сущий ребенок и никогда не повзрослеет, подумала Лори, чувствуя, как в душе поднимается волна любви к дяде. Любой, кто с ним соприкасается, невольно подпадает под его обаяние и готов участвовать во всякой его затее. И вывих он, бедненький, переживает совсем по-детски. Лори стало жалко дядю.

Служанка принесла лимонад, Лори наполнила два стакана и вопросительно уставилась на Вернона.

— О чем же мы будем говорить? Вообще о жизни или о чем-то в частности?

Вернон хохотнул.

— Ты меня, оказывается, хорошо изучила, девочка. Конечно, в частности. У меня тут идейка одна родилась, получше будет, пожалуй, чем прежняя.

Лори сделала испуганную мину.

— Что, мне больше не надо изображать внезапную любовь к Стивену или Роберту, из-за которой я остаюсь?

Она сказала это со смехом, хотя на сердце почему-то стало тяжело. Это смешно — но ей не хочется бросать то, что они начали. Действительно смешно, ведь она играет с огнем. И кто-то может проиграть и останется с разбитым сердцем…

Лори моргнула, отгоняя неприятные мысли. Ладно, она, пожалуй, даже обрадуется, если дядя предложит что-то другое… смотря, что он задумал, конечно.

— Будем считать, что эта моя проклятая нога — дар небес, — объявил он. — Я еще бог знает, как долго не смогу водить машину, значит, мне нужен шофер, и я тебя назначаю на эту должность. Что ты на это скажешь, а, Лори?

Она решила, что он шутит.

— Вы и вправду решили доверить мне свой роскошный «уолсли»? Поверить не могу. А мой «форд» слишком маленький, вы не сможете ногу вытянуть…

— Я говорю об «уолсли», девочка! Тетя увидит, что ты просто незаменима, а я без тебя такой жалкий и беспомощный, и еще сильнее захочет, чтобы ты осталась. Ну, как, тебя долго придется уговаривать?

— Но только не перегибайте с беспомощностью, дядя, а то ведь никто не поверит, — сказала Лори. Голос ее подрагивал от сдерживаемого смеха. Но она не могла не признать, что у нее просто дух захватывает при одной только мысли о том, что она будет возить повсюду своих родственников. И на чем? На роскошном, мощном, чудесном «уолсли»!

— Ну, так что, договорились? — спросил Вернон, от которого не ускользнуло мечтательное выражение глаз племянницы.

Лори наклонилась и чмокнула его в щеку.

— Если вы серьезно, то я согласна!

— А как ты посмотришь на то, чтобы поехать в Саутгемптон в день отплытия «Титаника»? — спросил Вернон, пристально глядя на Лори. — Или будешь слишком расстроена тем, что не поплывешь на нем? Мы с тетей вообще-то собирались туда.

Лори ответила не сразу. Надо было успокоиться.

— Я уверена, что справлюсь с собой, дядя. По крайней мере, постараюсь, — сказала она твердо.

Он ласково улыбнулся ей.

— Ты характером пошла в отца, Лори.

Это был самый лучший комплимент, который она слышала от Вернона.

Они сообщили Элен о своем соглашении, хотя и на этот раз о том, что Лори остается, речи не было. Очень важно было, чтобы Элен не подумала, будто племянница остается из-за нее… а сама Лори в глубине души признавалась, что есть еще одно, глубоко личное, из-за чего она не хочет уезжать.

К тому времени, когда подъехали Коннорсы, семейство Хартман было в полной готовности рассказать им в подробностях о своей поездке в Лондон. Элен первым делом объявила Фриде, что немедленная смерть ей не грозит, но теперь она не будет принимать все близко к сердцу. Мудрая Фрида бросила взгляд на Лори, сидевшую рядом с Робертом. Сама Фрида расположилась вместе со Стивеном по другую сторону стола, украшенного свечами.

— Как, Лори, все эти происшествия последних дней еще не заставили вас отказаться от намерения уехать? Насколько я поняла, вы согласились стать, так сказать, шофером и возить Элен и дядю на его прекрасном «уолсли», куда им понадобится. Вот уж они, наверное, рады, что вы оказались здесь так кстати. Это большая удача для человека, у которого нет собственных детей, иметь рядом кого-то, на кого можно опереться.

В устах старой девы это, может быть, показалось бы кому-то странным, но полный любви взгляд, который она бросила при этом сначала на одного, потом на другого племянника, свидетельствовал о том, что у нее есть свои резоны. Что бы она делала без своих мальчиков, как она их называла?

— Я сделал все, чтобы уговорить ее остаться, но у нее каменное сердце, — нарочито серьезным голосом сказал Стивен.

Глядя в его красивые глаза и чувствуя, как гулко бьется ее сердце, Лори шутливым тоном произнесла:

— Ну, не такая уж я непреклонная. Тем более сейчас, когда дядя Вернон не может ходить из-за вывиха. А в его возрасте все проходит не очень-то быстро…

Лори была уверена, что дядя поймет ее как надо, и его негромкий смех подтвердил, что он понял, к чему она ведет.

— Ну, любовь моя, я готов всю жизнь проваляться в постели, если это нужно, чтобы созерцать тебя изо дня в день.

— Нет уж, лучше не надо, — торопливо проговорила Элен, но в ее глазах, обращенных на Лори, загорелась надежда. — Ты это серьезно, Лори? Я же знаю, как ты ждешь этого путешествия.

— Но в таком случае она пропустит наш бал-маскарад, а я ей обещал нечто необыкновенное, — вступил в разговор Роберт. Он наклонился к Лори, обдав ее запахом мужского одеколона, не противным, но слишком сильным. Она слегка отодвинулась и встретилась с пристальным взглядом Стивена.

— Другое дело, если бы тебя там ждал молодой человек, — невинным тоном произнес Вернон. — Да и что такое есть в Америке, чего нет у нас?

Лори с трудом отвела глаза от Стивена, чувствуя, как лицо ее заливается краской. Только этого еще не хватало — можно подумать, она приехала из какого-то захолустья, а не из Америки. Тут Роберт положил руку на стол, почти касаясь руки Лори, и она отодвинулась еще немножко.

— Как раз это я и пытался ей доказать, — со смехом сказал Роберт.

Фрида на другом конце стола насмешливо фыркнула.

— Всей душой надеюсь, что Лори достаточно разумная девушка, чтобы не относиться к тебе всерьез, мой мальчик. Тебе же вдруг стукнет в голову — и исчезнешь неизвестно куда.

Роберт ухмыльнулся.

— Может, и так. Но все-таки должен же наступить такой день, когда я остепенюсь, стану вести оседлую жизнь, хотя это и звучит очень скучно.

— Это ж надо, какие мы особенные, — резко проговорил Стивен. — Если миллионы людей находят в такой жизни счастье, значит, в этом что-то есть.

— Ах, оставь, ты действительно лучше приспособлен к ней, чем я, братец. — В голосе Роберта звучали уже знакомые Лори нотки.

Она глубоко вздохнула и посмотрела на дядю. Тот еле заметно кивнул, словно догадываясь, что она собирается сказать.

— Если уж вас так интересует мое будущее, то, мне кажется, самое время сообщить вам, что после долгих сомнений я решила: я готова задержаться подольше в Англии, если тетя и дядя не против.

— Моя дорогая девочка! — воскликнула Элен. — Ты же знаешь, что мы хотели этого больше всего на свете! Но, я надеюсь, это не из-за меня?

— Ну конечно, и из-за вас тоже, а точнее, из-за того, что я вас полюбила всей душой, тетя Элен. Мы с дядей Верноном много обо всем говорили и… ну, в общем, я решила и больше не передумаю.

Лори надеялась, что ее громогласное заявление не будет воспринято как великая жертва с ее стороны. По правде говоря, никакой жертвы сама она в этом не видела. Сейчас уже нет, после того как она тщательно обдумала все «за» и «против» отъезда. Но «за» практически не обнаружилось, были только «против».

— Это самое прекрасное, что я когда-либо слышал, — раздался ясный голос Стивена. — Мы сделаем всё от нас зависящее, чтобы вы не пожалели о том, что не поплывете на «Титанике».

— Но, Лори, ты так об этом мечтала! — воскликнула Элен.

— Мы как-то беседовали об этом с дядей Верноном, — торопливо проговорила Лори, испугавшись, как бы кто не подумал, что это не внезапно пришедшая ей в голову мысль, а принятое давно решение. — Он сдаст мой билет, а я буду готовиться к маскараду, о котором столько разговоров.

Она старалась выглядеть веселой, но сердце ныло. Ведь ей выпал такой счастливый случай — пересечь океан на знаменитом корабле, отправляющемся в свой первый рейс, а она отказалась от него…

— А переживать мне будет некогда, — сказала Лори. — Пока дядя Вернон не поправится, я буду его официальным шофером, буду возить его и тетю Элен на «уолсли».

— Боже правый, нам, пожалуй, стоит тогда держаться подальше от дороги, — отозвался Роберт. — Когда я в первый раз встретился с этой бесшабашной юной леди, она мчалась с дикой скоростью по проселку и чуть не задавила меня и моего коня.

— Не преувеличивай, Роберт, — одернула племянника Фрида. — Я уверена, что Лори водит прекрасно.

— Так и есть, мэм, мы с Робертом действительно чуть не столкнулись, но я, как человек воспитанный, не стану уточнять, кто мчался быстрее — автомобилист или всадник.

При этом она кокетливо посмотрела на Роберта и невольно поежилась, заметив, как глаза его словно бы покрылись масляной пленкой. Лори быстро перевела взгляд на Стивена, к горлу подступила жаркая волна. Настраивать парней друг против друга, чтобы они соперничали из-за нее, — ничего подобного она никогда не делала. А сейчас эти братья, столь похожие внешне и все же такие разные, видят друг в друге чуть ли не врага, и все из-за нее.

А может, ей только кажется, что они разные? Она же сама была свидетельницей их стычек и точно может сказать, что уж темпераментом они отличаются не слишком. И оба хотят добиться ее, пусть по разным мотивам.

Ну, с Робертом все ясно — типичный волокита, который поставил себе целью сломить ее сопротивление и, возможно, насолить брату. Что же до Стивена, то ведь они решили, что будут держаться в определенных рамках. Но теперь, когда она остается, по крайней мере, на какое-то время…

У Лори стало сухо во рту. Ей уже приходилось давать отпор кое-кому из своих самых горячих поклонников, и она знала, как это непросто для девушки — устоять перед напором страсти. И уж она определенно не желает стать причиной раздора между братьями.

— Мне кажется, пора сообщить им еще кое о чем, — услышала она как сквозь вату голос Вернона и качнула головой, пытаясь стряхнуть с себя оцепенение.

— Кое о чем? — повторила она рассеянно.

— Я подарил Лори свой «форд». А если вы подумали, что это уловка, чтобы заставить ее не уезжать, то вы ошибаетесь. Мы с ней много обо всем говорили, и я понял, что она сама склоняется к тому, чтобы остаться у нас.

Вернон высоко поднял свой бокал, наполненный его любимым красным вином, и поднес ко рту. Лори, красная как рак, услышала негромкий голос Роберта:

— Вижу, сэр, вы с ней сговорились, однако поскольку в результате получилось то, чего хотели мы все, то какие могут быть жалобы?

— Между прочим, это вообще не ваше дело, — вырвалось у Лори, и она растерянно осеклась. Кто же так разговаривает с гостями? — Ой, извините, это было так грубо…

— Ничего, вы совершенно правы, Лори, — сказал Стивен. — Это действительно не наше дело, и все-таки мы рады, что все повернулось подобным образом.

Ну вот, он, как всегда, пришел на помощь, подумала Лори. В отличие от Роберта он всегда все старается уладить миром, но это не умаляет его мужественности. С таким братом, как Роберт, не очень-то легко, наверное, сглаживать острые углы. Интересно, часто ли такое случалось раньше?

— Как вы считаете, вам будет не слишком тяжело смотреть, как «Титаник» отходит от причала? — продолжал между тем Стивен. — Мы-то собирались ехать в Саутгемптон на проводы, но, может, вам не захочется теперь ехать туда…

— Почему же? — воскликнула Лори, которая знала, что тетя и дядя будут ужасно расстроены, если им не удастся проводить «Титаник» в его первое плавание. — Мы с дядей подумали, не совершить ли нам увеселительную прогулку…

— Вот это да! — воскликнула Элен. — Да вы, оказывается, обо всем договорились!

— Только не подумайте, тетя, что мы не включили и вас в свои планы. Просто хотели сделать вам сюрприз — надеюсь, приятный?

Элен с трудом подавила подступивший к горлу кашель.

— Об этом ты могла бы и не спрашивать.

— Неплохая мысль, — заметил Роберт. — Может, и нам присоединиться к вам? Как вы, тетя Фрида, готовы к маленькому путешествию?

К тому времени, когда все расселись в гостиной, Лори уже свыклась с мыслью о том, что она не поплывет на «Титанике», и живо включилась в общий разговор о грядущей поездке, в которой решили принять участие и Коннорсы.

Было решено переночевать на постоялом дворе по дороге в Саутгемптон и потом еще раз — на обратном пути. Так будет легче для пожилых женщин, хотя, вспоминая поездку в Лондон и то, как терпеливо Элен переносила все испытания, Лори была уверена, что она ни разу не пожалуется, даже если они почему-то вздумают ехать по ухабистым проселочным дорогам.

Лори была рада, что Коннорсы поедут вместе с ними, и когда выяснилось, что до 10 апреля осталось чуть больше недели, она, к своему удивлению, обнаружила, что не жалеет о том, что сделала. Да и правда — зачем ей возвращаться в Бостон?


— Вы наверняка понимаете, почему я так рад, что вы остаетесь, — сказал Стивен.

До поездки в Саутгемптон была еще неделя. Был вечер, Лори и Стивен гуляли у моря. Стивен остановил машину на высоком скалистом мысу, и внизу, под их ногами, слабо плескалась вода, подсвеченная последними лучами заходящего солнца.

— Нет, не понимаю. И почему же? — спросила Лори, внезапно осипнув.

Он обнял ее за плечи, и она не сделала попытки высвободиться.

— Уверен, понимаете. Я полюбил вас в тот самый миг, как увидел, и вам достаточно сказать только одно слово…

— Но мы же с вами договорились не решать ничего окончательно, — медленно произнесла Лори. — Я ведь пока не решила, останусь ли я здесь навсегда, а значит, ничего не изменилось…

— Правда? А мне кажется, изменилось, и мы это оба знаем. Конечно, если вы по-прежнему намерены вернуться в Бостон… — произнес он уныло.

— Я еще не решила насчет своего будущего, — с горячностью заговорила Лори. — Не торопите меня, прошу вас. Пока я здесь, почему бы нам просто не попытаться лучше узнать друг друга?

Лори была сердита, прежде всего, на себя. Такая самоуверенная, умная, настоящая американка, в присутствии этого человека она теряется и чувствует себя беспомощной. И что бы она ни говорила, голосок ее звучит жалко и неубедительно.

— Я знаю о вас все что надо, — отрезал Стивен. — Что же до меня… то, что тут узнавать… я не такой уж и сложный…

— Да ладно вам, не скромничайте! Вы мужчина, каких поискать, только последняя дура не… — Лори прикусила язык, чуть не сказав: не влюбится в вас.

— Да? — прошептал он, приблизив лицо к ее лицу.

Она понимала, что он вот-вот поцелует ее, и хотела этого. Она страстно этого хотела. А почему бы и нет? Они оба взрослые, свободные люди, и поблизости никого… С коротким вздохом она обмякла в его руках и почувствовала твердое прикосновение его губ. Он тесно прижал ее к себе, и она услышала частое биение его сердца. Она любит его.

— Хорошо, если вы так хотите, я не стану спешить, но знали бы вы, как это чертовски трудно, когда я вас так хочу…

Он пробормотал это, не отрываясь от нее, и легкое шевеление его губ и то, что он сказал, наполнило Лори сладостной истомой. Она безвольно раскрыла губы, и кровь толчками побежала по ее жилам, наполняя жаром каждую клеточку тела. Одного лишь его прикосновения было достаточно, чтобы она таяла от наслаждения.

Стивен отстранился. По его потемневшим глазам было видно, что это далось ему нелегко.

— Я просто хотел убедиться, что я вам не неприятен, — сказал он.

— Так оно и есть, Стивен, — прошептала в ответ Лори, с трудом переводя дыхание. — Только пока, наверное, не надо, чтобы кто-то заметил, будто между нами что-то есть, как вы считаете? А то они подумают, мы слишком торопимся.

— Какая разница, что они подумают? — Пренебрежительный тон, каким это было сказано, заставлял вспомнить Роберта. Но Лори это почему-то нисколько не испугало.

Она улыбнулась.

— Все так, но и у вас, и у меня есть семья, это тоже надо учитывать. Да и вообще, куда торопиться? Скоро у вас с Робертом день рождения, маскарад, и впереди у нас целое лето.

А может быть, и вся жизнь, подумалось Лори, и у нее перехватило дыхание. Но нет, пусть пока об этом никто не знает. Она и сама-то пока не уверена, что поступит правильно, задержавшись в Англии. Да, родных у нее в Америке нет, но остались друзья, которые подумают, что она сошла с ума, решив круто изменить свою жизнь…

Они сели в машину и медленно поехали в сторону Хартман-Хауса. Лори сидела, чувствуя, что она счастлива и не хочет, чтобы эти мгновения кончались, и не хочет никого видеть. Но, увы, это было нереально.

Они со Стивеном правильно сделали, решив пока держать свои отношения в тайне от всех. Уж насколько тетя желала, чтобы Лори вышла замуж за одного из Коннорсов, но, по ее мнению, все должно происходить достойным образом. Ничего не поделаешь, Элен Хартман была воспитана в духе викторианской морали, и Лори не хотела оскорблять ее чувства. Да и вообще, это так волнующе — хранить такой секрет.


Ей следовало бы догадаться, что ее дядю не так-то легко провести. Когда они вернулись, Стивен, не заходя в дом, развернулся и уехал. Тетя отдыхала у себя в спальне. Вернон, которого Лори нашла в библиотеке, мгновенно заметил ее яркий румянец и слегка вспухшие губы — явное свидетельство того, что она только что целовалась.

— Я вижу, вы поладили со Стивеном, — сказал он с многозначительной улыбкой.

Лори округлила глаза.

— Поладили. Но вы же сами хотели, чтобы мы подружились!

Вернон рассмеялся.

— Да ладно тебе! Я вовсе не собираюсь совать нос в чужие дела. Скажу только, что мы с Элен были бы счастливы, если бы…

— Ой, дядя, не надо больше об этом, — зачастила Лори, не желая, чтобы ее торопили, и чтобы дядя думал, что у них со Стивеном что-то большее, чем дружба. — Если нам со Стивеном нравится быть друг с другом, то это еще ничего не значит.

— Ну что ж, если ты так хочешь, ладно, я оставлю свое мнение при себе. Только ты уж постарайся в следующий раз после свидания немножко остыть, прежде чем показываться людям на глаза, а то ведь могут подумать, что моя девочка влюблена!

Лори, чувствуя, что краснеет, подбежала к Вернону и поцеловала его в щеку.

— Ну, перестаньте! Это было вовсе никакое не свидание, мы просто прогулялись по берегу.

А про себя она подумала, что, может быть, во время этой «прогулки» решилась ее судьба.

— Я, пожалуй, лягу сегодня пораньше, — сказала Лори, стараясь говорить спокойно, что далось ей нелегко.

Она пошла к себе в комнату. Хотелось побыть наедине со своими мыслями. Подойдя к зеркалу, она потрогала пальцами губы, которые целовал Стивен, и могучая волна желания накатила на нее с такой силой, что у нее захватило дух.

Они оба — взрослые люди, не лишенные плотских желаний, и если так пойдет и дальше, то неизвестно, удастся ли им долго сохранять видимость дружеских отношений.

Но это необходимо. Тетя Элен приучена к тому, что все должно идти своим чередом, прилично и достойно, и того же будет ждать от племянницы, хотя сама очень хочет, чтобы дело завершилось браком. А ведь еще совсем неизвестно, завершится ли все браком.

Лори еще раз посмотрела на свое отражение и отвернулась. Ей кажется, будто она знала Стивена всегда, но говорят, это ощущение опасно. На самом деле она не знает его так, как знают друг друга люди, выросшие вместе, в одной среде. В этом отношении они совсем разные. Она знает его сердце, его душу… но, может, это ей только кажется?

Лори встряхнулась. Надо написать письма, объяснить, что и как. Вот уж удивятся коллеги отца, провожавшие ее на пароход, когда прочитают, что она остается в Англии. А уж о друзьях и говорить нечего. Те вообще решат, что она рехнулась, отказавшись от шанса пересечь океан на «Титанике».

Лори решила сослаться на болезнь тети как на главную причину своего решения, а еще она якобы во время плавания в Англию очень страдала от морской болезни и пока что не решается повторить подобное предприятие.

И все же, когда она перечитывала свои письма, прежде чем вложить их в конверты, на душе у нее было нехорошо. Во-первых, она обманывала своих добрых друзей, а во-вторых, какое это было бы чудо — гулять по палубе громадного корабля среди всяких знатных дам и господ, любоваться, пусть и с завистью, их драгоценностями и нарядами прямо из Парижа. Там наверняка будет много богатых американцев, возвращающихся домой из Европы.

У Лори и у самой было что надеть при случае, например вечернее бархатное платье кораллового цвета с золотой бахромой, а еще крепдешиновое цвета морской волны с глубоким разрезом впереди, открывающим шелковый кремовый чехол, а еще пара шифоновых с блестками, с удлиненной талией, очень миленьких…

Господи, о каких глупостях она думает! Лори стало весело. Никакое самое увлекательное путешествие не может идти в сравнение с тем, что ей теперь известно: Стивен Коннорс любит ее.


Глава восьмая | Вмешательство провидения | Глава десятая