home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава десятая

Хартманы и Коннорсы отправились в Саутгемптон рано утром за день до отплытия «Титаника». Об этом событии кричали все газеты, и Лори приходилось то и дело одергивать себя, чтобы никто не видел, как она нервничает. Она села за руль «уолсли», стараясь выглядеть спокойной и собранной.

Дяде было уже гораздо лучше, так что по дороге он пару раз садился за руль и сам, но вскоре перебирался на пассажирское сиденье. Судя по всему, ему нравилось, как Лори ведет машину. Кроме того, это подтверждало ее слова о том, что она остается именно из-за дяди, а не по причине болезни тети.

Приехав к месту, где была назначена встреча с Коннорсами, они обнаружили там только Стивена и Фриду. Как оказалось, Роберт поехал куда-то по своим делам и встретит их в Саутгемптоне утром 10 апреля.

Лори обрадовалась, что Роберта не будет в маленькой придорожной гостинице, где Вернон заказал комнаты на ночь для всей компании. Роберт раздражал ее, ей было трудно сохранять равновесие при общении с ним. О таких людях, как он, ее отец говорил, что они, поставив себе какую-то цель, идут к ней напролом, невзирая ни на что и ни на кого.

Она сразу же забыла обо всем, увидев автомобиль Стивена. Тот с улыбкой помахал ей рукой. Все весело поздоровались друг с другом и, выстроившись цепочкой, отправились в путь. Впереди ехал Стивен. По дороге они остановились и перекусили, а примерно на полпути их ждала гостиница, где они с облегчением вылезли из машин, усталые и уже успевшие снова проголодаться.

Комнаты оказались очень уютными, а горячий ужин, который им накрыли в столовой, — очень вкусным. После ужина обе пожилые женщины сразу же ушли в свои номера спать. Вернон еще немного посидел, а затем, сославшись на то, что у него побаливает нога, тоже решил пойти прилечь.

— Ты не возражаешь, Лори? Если хочешь еще посидеть, то, я думаю, Стивен составит тебе компанию.

— Я немножко посижу, не беспокойтесь обо мне, — с улыбкой сказала Лори.

Дядя поцеловал ее в щечку, и она проводила его взглядом, когда он тяжело поднимался по лестнице, опираясь на трость, без которой пока не мог обойтись.

— По правде говоря, я бы с удовольствием лег в постель, — сказал Стивен.

С этими словами он взял ее руку и поднес к губам. У Лори замерло сердце. В его глазах горела страсть, да и смысл его слов тоже был совершенно ясен, и ее вдруг охватило такое лихорадочное желание, какого она никогда прежде не испытывала.

— Стивен, вспомни, где мы находимся, — тихо сказала она. Голос ее подрагивал.

— Я помню. В маленькой придорожной гостинице. Самое подходящее место для двух людей, которые страстно хотят друг друга.

Лори смотрела на него молча, почти не дыша. Никогда еще он не был так откровенен, и она испугалась этой откровенности, хотя он говорил то, что чувствовала и она сама.

— Стивен, мы не имеем права давать волю своим чувствам. Я же все равно отсюда уеду.

— Ты все еще так думаешь?

— Да, так думаю. После вашего дня рождения я собираюсь вернуться домой…

Лори умолкла, чувствуя, что говорит совсем не то, перспектива отъезда ее вовсе не радует, но только Стивен не должен это понять.

— Не тревожься, любовь моя, — сказал он, и лицо его приняло отчужденное выражение. — Я не каменный, но тебя ни за что не обижу. Можешь мне верить.

— Тогда пошли спать, — предложила Лори. — Я имею в виду, в свои номера, — тут же добавила она, испугавшись, что он может понять это как приглашение.

Его кривая усмешка показала, что она была права, однако никаких иронических замечаний не последовало. Они вместе вышли из гостиной, и каждый направился к своей двери. Лори шла и думала, как это несправедливо — лишать двух любящих друг друга людей права на физическую близость до свадьбы.

Наутро им предстояло отправиться дальше. До Саутгемптона было еще довольно далеко. Пароход отплывал в полдень, а пока там шел сплошной праздник. Выйдя из порта, «Титаник» должен был захватить пассажиров в Шербуре, а уже оттуда плыть к Нью-Йорку.

— Надеюсь, тебе будет не слишком тяжело сегодня, — сказала Фрида, когда компания собиралась покинуть гостеприимную гостиницу.

— Ничего, мэм, — сдержанно ответила Лори.

У нее действительно было тяжело на душе, только вовсе не из-за парохода. Бывают женщины, которые ничего не боятся, поступают, как им хочется, думала Лори. Жаль, что она не такая, а то постучалась бы в дверь к Стивену и провела ночь с ним… Заметив, что Стивен пристально смотрит на нее, Лори густо покраснела. Он улыбался уголками губ, и ей показалось, будто он догадывается, какие мысли бродят у нее в голове. Да что там говорить — наверняка догадался, потому что и сам думает об этом…

Настроение Лори улучшилось. Ну и пусть она не поплывет на знаменитом корабле, зато побудет рядом с человеком, которого любит, пусть даже не останется с ним навсегда.

А корабль, даже самый большой и непотопляемый, — всего лишь корабль, и больше ничего…

Лори то и дело повторяла это про себя, когда они приехали в Саутгемптон. Город кипел, повсюду были развешаны флаги и лозунги, гремели оркестры, улицы кишели людьми, стремившимися занять удобные места.

Было просто невозможно не поддаться всеобщему возбуждению и не застыть в изумлении при виде огромного парохода, самого большого и роскошного в мире, истинной гордости нации.

Лори достаточно много читала о пароходе, но старалась не думать об этом, а теперь все это всплыло в ее памяти. На нем есть бассейн, достаточно большой, чтобы им могли пользоваться все желающие, есть площадка для желающих покататься на роликовых коньках и гимнастический зал, где можно даже оседлать механического верблюда; есть рояли, оркестры и библиотеки; большой госпиталь для неудачников, которых угораздит заболеть; на палубе есть даже розарий, за которым ухаживает специальный садовник, — в общем, есть все, чтобы пассажиры из Великобритании чувствовали себя как дома.

В газетах часто печатались фотографии интерьеров, и Лори ахала от восторга, рассматривая их и представляя себе, как она расхаживает среди этой немыслимой роскоши… а сколько там великолепных салонов и уютных кафе и ресторанов! Газеты перечисляли блюда, которые будут там подаваться во время плавания. Это была просто сказка. Даже сейчас при мысли о них у Лори текли слюнки.

Она была так погружена в свои мысли, что даже вздрогнула, когда Стивен, притиснутый к ней толпой, сжал ее руку.

— Ты ни о чем не пожалеешь, поверь мне, — сказал он.

— Я знаю, — пробормотала Лори, еще раз удивившись, как хорошо он ее понимает. Она и в самом деле уверена, что так оно и будет: здесь она найдет намного больше, чем даст ей плавание через океан, даже самое захватывающее. Лори сжала в ответ руку Стивена, но тут кто-то протиснулся между ними и разъединил их.

— Ну, ну, какая трогательная сцена, — раздался у нее над ухом насмешливый голос. — И как долго это продолжается?

Лори мгновенно узнала этот голос и резко повернула голову. С чего это она вдруг решила, что у них одинаковые голоса?.. Она уже хотела, было сказать Роберту что-то резкое, но вдруг увидела рядом с ним молодую женщину, опиравшуюся на его руку.

То, что этот донжуан появился под ручку с дамой, удивления не вызывало, хотя Лори сомневалась, можно ли назвать его спутницу дамой. Во всяком случае, она решила особо не стесняться в выражениях.

— То же самое я бы хотела спросить у вас. Может, вы представите меня своей спутнице? Я уверена, ваша тетя будет рада знакомству с ней.

По лицам Роберта и девицы было понятно, что такая перспектива их не устраивает. Она потянула его за рукав, а он нахмурился.

— Мы с Рози погуляем отдельно, хотим познакомиться друг с другом получше. А к вам просьба — скажите тете, что я не приду. Думаю, она не очень расстроится.

Лори проследила взглядом, как они растворились в толпе. Странно, подумала она, Роберт как будто сердит на весь мир, готов в любую минуту взорваться. Почему? Может, потому, что отец относился к нему пренебрежительно и отдавал предпочтение Стивену? Но ведь все это когда было, Роберт уже не ребенок. Тут ей вспомнилась злосчастная приписка к завещанию, которую должны были объявить в день рождения братьев. Лори передернула плечами. Хорошо, что у нее самой такого в жизни никогда не было. Да, у богатых свои проблемы…

— Вот ты где, — услышала она голос дяди. — А мы уже подумывали о том, чтобы отправить на поиски розыскные группы. Ты пойдешь с нами к машинам? Отдохнем немножко.

Лори бросилось в глаза, что дядя стоит, тяжело опираясь на трость. Утомился. Судя по всему, с ногой у него стало лучше, иначе разве он смог бы продраться сквозь толпу? Впрочем, трость хорошо послужила им обоим — толпа расступалась перед внушительной фигурой Вернона, да еще с палкой в руке.

— Я бы с удовольствием чего-нибудь выпила, — сказала Лори, идя рядом с дядей.

Тут к ним присоединился Стивен с пожилыми леди, и они все вместе направились к машинам, где у них были заготовлены корзины с провизией и шампанским. Такой день полагалось отпраздновать, что и было сделано. Лори с наслаждением выпила шампанского, и у нее закружилась голова. Только сейчас она поняла, в каком напряжении находилась все последние часы.

Однако время шло, приближался полдень, надо было занять хорошее место, чтобы все увидеть. Хотя любое место подходило — уж больно велик был корабль, и все было видно отовсюду. Они решили остаться у машин и, как только «Титаник» покинет порт и поплывет к Ла-Маншу, отправиться обратно домой.

— Кто-нибудь видел Роберта? — внезапно спросила Фрида. — Вот нехороший мальчик, никогда не выполняет обещаний.

— Я случайно с ним столкнулась, — сказала Лори, пряча улыбку. Уж очень забавно назвала Роберта его тетя — «нехороший мальчик». Мальчик-то он, конечно, уже не мальчик, а вот что нехороший, сказано верно. Но это не делало его более интересным в ее глазах. Наоборот, только подчеркивало его безответственность.

Фрида не успела больше ничего спросить, потому что в этот момент их окликнул сэр Джералд Хокес, который был здесь со всем семейством. Он пожал руку Стивену, затем поприветствовал остальных.

— Мы были уверены, что вы все сюда явитесь, чтобы проводить эту юную леди. К тому же мне удалось выкроить пару дней, чтобы заодно съездить на верфь и посмотреть, как там дела с моей яхтой.

Он повернулся к Лори:

— Я очень рад, что застал вас на берегу, дорогая, но почему вы до сих пор не на борту?

Лори, которая только сейчас сообразила, что сэр Хокес, естественно, не мог знать о ее решении остаться, растерялась.

— Я… я… — Она беспомощно посмотрела на дядю.

— Лори решила не покидать нас, — быстро заговорил Вернон. — Эта милая девочка помогает нам, возит нас с женой на машине. Дело в том, что я вывихнул ногу и, пока я не поправлюсь, она решила пожить с нами. Она для нас как родная дочь.

— Как благородно с вашей стороны, Лори! — воскликнула супруга сэра Хокеса. — Это, наверное, было очень нелегко — отказаться от такого путешествия.

— Да, нелегко, — призналась Лори, беря дядю под руку. — Но все решено, так что теперь я собираюсь стать настоящей девонширской девушкой и получше познакомиться с графством. Я уверена, что папа был бы доволен моим решением.

— Ну, главное, чтобы вам было хорошо. — Леди Хокес легонько покачала головой, словно недоумевая, как это можно отказать себе в таком удовольствии.

— Да, все хорошо, — сказала Лори, надеясь, что никто не придаст значения ласковой улыбке, с какой она посмотрела в тот миг на Стивена. Разве может быть на свете что-то прекраснее, чем стоять на пороге любви…

Но когда заревел пароходный гудок и из тысяч глоток вырвался радостный крик, у Лори екнуло сердце. Такое потрясающее приключение, а она сама, по своей воле, от него отказалась…

На ее плечо легла рука Стивена, остановившегося позади нее, и по тому, как легонько сжались его пальцы, она почувствовала, что он понимает ее состояние. Золотая полоса вдоль корпуса корабля, медленно удалявшегося от причала, сияла и переливалась в лучах солнца, словно намекая на блеск и роскошь, скрывавшиеся внутри. Как же это было бы чудесно…

— Подобного, конечно, я обещать не могу, но сделаю все, чтобы тебе запомнился каждый день, прожитый со мной, если только ты мне позволишь, — тихо сказал Стивен.

У Лори перехватило дыхание. О женитьбе речь не заходила еще ни разу, по крайней мере, она не уловила ни единого намека на это. Слишком мало времени прошло, а ей хотелось, чтобы за ней по-настоящему ухаживали, долго и терпеливо. Конечно, я американка, думала Лори, а американцы — люди решительные, даже, пожалуй, бесшабашные, но у меня эти черты явно разбавлены британской осмотрительностью, унаследованной от папы.

Она на мгновение прислонилась к Стивену, подавшись назад, и промолчала. В царившем вокруг шуме все равно было бы не слышно. Да и потом, он же не спрашивал, хотя, возможно, ожидал, что она что-то на это скажет. Но она ничего говорить не будет.


Корабль покинул саутгемптонский порт, и люди, уставшие от долгого стояния и шума, стали расходиться, оставаться больше не имело смысла. Впереди была дорога до гостиницы, в которой они собирались провести еще одну ночь, а на следующий день они будут дома. Сэр Джералд сообщил, что приедет в Кингкум через два дня, и с готовностью принял приглашение на обед в Коннорс-Корте.

Лори осторожно вела желтый «уолсли» по запруженным улицам Саутгемптона. В голове ее вихрем кружились мысли о том, что сейчас делают пассажиры на борту корабля, и о том, что ей прошептал Стивен. Но об этом лучше не думать. Слова эти вывели ее из равновесия, взволновали, но в душе ее царило ощущение, что все как-то слишком быстро развивается, и эта спешка ей не нравилась. Она уже имела дело с такими вещами в колледже, там ребята только и думали, как бы поскорее добиться своего, а ей не хочется, чтобы Стивен поступал так же.

А может, она просто холодный человек, не способный любить? Да нет, этого не может быть. Наоборот, ей всегда приходилось себя обуздывать, а если вспомнить, как она хотела Стивена… Если б только она дала себе волю…

Да, вот в этом-то все и дело. Никогда и ни к кому она не испытывала ничего подобного и теперь боится, куда это может ее завести, стоит только отпустить вожжи.

Нет, пусть пока все остается, как есть. Может быть, стоит даже вести себя еще сдержаннее, чтобы было понятно — она пока не собирается ни с кем связываться. Ей всего двадцать лет, и вся жизнь у нее впереди.

— Ты в порядке, Лори? А то что-то притихла, — заметил дядя, когда они проехали в молчании несколько миль. — Нелегкий денек выдался, да?

— Не то слово. Я, по правде говоря, не ожидала, что будет так трудно, — отозвалась Лори, с радостью хватаясь за спасательный круг, который дядя, сам не зная того, бросил ей. Что бы он сказал, ее милый дядя, если б узнал, что на самом деле она размышляла о том, способна ли вообще испытывать страсть?

— Мы сделаем все, чтобы тебе было хорошо, Лори, дорогая, — подала голос с заднего сиденья Элен. — Мы всегда будем помнить, чем ты пожертвовала ради нас, хотя, по правде говоря, я уже начинаю сомневаться, надо ли было тебе это позволять, ведь ему, как я вижу, намного лучше и он вполне в состоянии вести машину сам.

Итак, тетя засомневалась, а это означало, что Лори пора ввести в игру Стивена, хочет она того или нет. Но как же это неудобно — убеждать тетю в том, что у них роман, тогда как на самом деле она решила не давать ходу их отношениям.

— Я решила остаться не только из-за дяди, тетя Элен. Вы, наверное, заметили, что все здесь мне ужасно нравится, а Стивен такой милый и всегда готов меня сопровождать. Мне у вас так хорошо, что я, может быть, и вообще останусь, — весело проговорила Лори.

Она высказала вслух то, что давно уже таилось в уголке ее сознания, и ей было приятно, что Элен так обрадовалась.

— Если это так, то ничего лучше просто невозможно себе представить, Стивен — такой хороший мальчик! Я так счастлива за тебя!

Лори хихикнула без особой радости.

— Тетя, прошу вас, не преувеличивайте. Если он меня сопровождает, то это еще ничего не значит!

Что происходит? — в растерянности думала Лори. Когда она встречалась с парнями в Бостоне, которые только и думали, что о поцелуях, она относилась ко всему этому с легкой душой и расставалась с ними без всяких сожалений. Почему же она не может так же относиться к Стивену, почему его поцелуи так растревожили ее душу? Она встретила первую настоящую любовь и испугалась — вот в чем дело. Лори Хартман, умная и уверенная в себе, оказывается, такая же слабая и уязвимая, как влюбленная деревенская простушка. Вот так открытие, подумала Лори.

— Будь счастлива. Это все, чего я хочу, — серьезным тоном продолжала Элен. — Что бы ты ни решила, мы всегда тебя поддержим.

Милая, милая тетя, растрогалась Лори:

— Я знаю это и благодарна вам. Папа тоже был бы вам благодарен, будь он жив.

Будь он жив, ее бы здесь не было, ведь только благодаря тому, что он ей оставил, она смогла сюда приехать. Как странно судьба играет людьми… И что это ее занесло в такие дебри, совсем свихнулась.

Автомобиль между тем, оставив позади Саутгемптон, бежал по тихой, почти пустынной дороге. Лори, решив круто сменить тему разговора, выпалила первое, что ей пришло в голову:

— Вы видели Роберта и его даму в толпе? Вернон фыркнул.

— Дама? Еще одна пустая, ветреная особа, Роберта тянет к таким. Вообще, скажу вам, он совершенно не разбирается в женщинах, если судить по Элис Дэй.

— Господи, я совсем про нее забыла, — сказала Лори. Перед ее мысленным взором встала компаньонка Фриды Коннорс, которая удрала, прихватив ее драгоценности. — Ну, она-то уж точно не выглядела ветреной…

— Но ведь верно говорят — нельзя судить о книге по обложке, — рассудительно произнесла Элен.

— Наверное, вы правы… Я была бы не против, если б сейчас показалась гостиница, — произнесла Лори. — Вы тоже, тетя Элен, наверное, с удовольствием бы отдохнули.

— Я тоже не прочь передохнуть, — вставил Вернон. — До ужина посидишь с мальчиками, я уверен, вы найдете, чем заняться. Мы заказали номер для Роберта, так что он, наверное, появится тоже.

У Лори по спине пробежали мурашки. Стивен слишком благороден, чтобы явиться под ее дверь и стучаться среди ночи. Но вот Роберт… Лори рассердилась на себя. С чего это у нее так разыгралось воображение?

Впереди Лори видела машину Стивена. Вот она свернула к гостинице. Что до Роберта, то пусть он будет где угодно, она ничуть не расстроится, если он не появится.

Он, однако, появился, и один. От него попахивало дешевыми духами Рози, хотя, может, это его одеколон. Да нет, вряд ли.

— Ну что ж, вот мы и снова в нашей тесной уютной компании, братец, — насмешливо проговорил Роберт, когда старшие пошли отдохнуть перед ужином, а Лори и братья Коннорс остались втроем в тихой гостиной.

— Как это ты решился удостоить своим присутствием столь скромное заведение? Я думал, ты занят очередной добычей, — сухо заметил Стивен.

Роберт засмеялся.

— Что ты, разве я мог упустить случай полюбоваться прелестной мисс Хартман? — Он поднял бокал с вином, не отрывая глаз от Лори, и под его взглядом она покраснела.

— Роберт… — угрожающим тоном начал Стивен. Роберт посмотрел на него с наивным видом, округлив глаза.

— Что я такого сказал? Я уверен, Лори совсем не против заслуженных комплиментов. Я прав, дорогая?

— Зависит от того, идут они от души или нет, — ответила Лори. — И еще от того, кто их говорит.

Роберт снова рассмеялся, и Лори подумалось, что его ничем не проймешь. Он так уверен в своей мужской неотразимости, что не допускает и мысли, что какая-то женщина может не поддаться его чарам.

— Если это означает, что вы решили поставить меня на место, лапочка, то это меня только подогревает, — развязным тоном сказал Роберт.

— Ради бога, Роберт, если ты не можешь вести себя приличнее, то сиди и держи язык за зубами, — с почти нескрываемым бешенством проговорил Стивен. Глаза его сверкали, пальцы были сжаты в кулаки.

Не дожидаясь, пока Роберт откроет рот, Лори заговорила сама:

— Не хочу больше слушать эту ерунду. Могли бы подумать о том, что у меня был сегодня непростой день, да и потом, я вела машину и устала. Если вы не возражаете… впрочем, даже если вы и возражаете… я пойду приму ванну и надеюсь, вы утихомиритесь до ужина, иначе всех нас ничего хорошего не ждет.

Но если только ты, Роберт, посмеешь явиться и предложить потереть мне спинку, ты у меня получишь!

Да нет, просто невозможно, чтобы Роберт, даже он, позволил себе такое нахальство. И с чего вдруг подобное пришло ей в голову? С этими мыслями Лори покинула гостиную и направилась к своему номеру. Он располагался в дальнем конце здания, что ее порадовало. И почему она никак не может выкинуть из головы Роберта? Он и даром ей не нужен… Да и вообще, женщине, которая полюбит его, не позавидуешь: ей придется все время быть начеку, как бы он не удрал.

Это только когда они со Стивеном ссорятся, становятся действительно похожи. Совсем другое дело, когда она со Стивеном наедине…

Лори взяла вещи и пошла по длинному коридору в ванную комнату. Она долго сидела, полузакрыв глаза, в теплой воде, размышляя о том, не глупость ли это с ее стороны — скрывать от всех свои отношения со Стивеном. И все-таки решила подождать еще немного.

Вода между тем остыла. Лори, поежившись, вылезла из ванны, быстро вытерлась полотенцем, надела ночную рубашку и теплый халат и побежала по коридору. Но недостаточно быстро, как оказалось.

— Ба, кого я вижу! — раздался позади голос Роберта. — Не часто джентльмену выпадает такая удача.

Лори взялась за дверную ручку, он быстро накрыл ее своей ладонью.

— Джентльмен подождал бы в другом конце коридора, пока дама войдет в комнату, и не стал бы ее преследовать, — сердито заметила Лори.

Роберт хохотнул.

— На дворе двадцатый век, лапочка, а не мрачное средневековье. А я-то думал, вы передовая женщина и такие мелочи вас смутить не могут.

— Вы очень плохого мнения о женщинах, как я вижу.

— Наоборот, малышка, очень даже высокого, особенно о тех, которые любезны со мной…

Роберт наклонился, продолжая удерживать руку Лори, так что она не могла открыть дверь. Вот сейчас он вопьется ей в губы, а она этого не хочет. Другой рукой он крепко держал Лори за талию, и она извивалась, пытаясь вырваться, не издавая при этом ни звука, иначе мог разразиться скандал. И вдруг Роберт отлетел в сторону.

— Да когда же все это кончится? — Глаза Стивена были холодны как лед. — Ты что, не видишь — ты ей противен?

— А ты мил, так, что ли, братец? — прошипел Роберт. Не дождавшись ответа, он, прищурившись, посмотрел на Лори, потом на Стивена. — Может, я что-то пропустил, пока меня не было дома?

Прежде чем Стивен успел что-то сказать, Лори распахнула дверь, заскочила внутрь и со всей силы захлопнула ее за собой.

За дверью слышались возбужденные голоса. Неужели они так и будут стоять тут под дверью, и выяснять свои отношения? Тут Лори различила несколько слов и приникла ухом к двери, не в силах противостоять соблазну.

— …у меня будет, что сказать по этому поводу…

— Только поделать ничего не сможешь. Что бы там ни объявил поверенный, все ясно и без этого, и даже отец, даже сумасшедший, не может лишить сына прав, которые ему полагаются по рождению.

— Ты у него не единственный сын…

— Но я старший, не забывай этого.

— Как я могу забыть, коли ты постоянно мне об этом напоминаешь? — В голосе Стивена звучала горечь.

Голоса стали тише, из чего Лори заключила, что они отошли от двери. Лори чувствовала себя ужасно: она снова подслушивала, как они ссорятся, а главное, могла отойти от двери и не подслушивать, но любопытство оказалось сильнее ее.

Впрочем, быстро одеваясь к ужину, Лори подумала, что, может, это и к лучшему — то, что произошло, отвлекло ее от главного. Она перестала думать о «Титанике», как он сейчас плывет по волнам, чем занимаются его счастливые пассажиры. В ее голове крутилась только одна мысль — она не хочет стать причиной раздора между братьями.


Ужин наверняка прошел бы невесело, если б не шампанское, которое Вернон приказал подать, подозревая, что Лори, хоть и старается держаться, расстроена событиями дня.

Она и в самом деле была тише обычного, под глазами — тени. Ко всему прочему Фрида и Элен, на которых «Титаник» произвел колоссальное впечатление, только и говорили что о нем. Стивен учтиво за всеми ухаживал. Лори вздохнула с облегчением, увидев, что Роберт на ужин не явился.

— Надеюсь, вы простите ему дурные манеры, — сказала Фрида, поворачиваясь к Лори. — Роберт — человек увлекающийся, наверное, снова занят чем-то, так что не обижайтесь, он вовсе не хотел этим показать, что гнушается нашей компании.

— Что вы, мне и в голову такое не приходило, — сказала в ответ Лори, думая про себя, что без Роберта даже лучше и спокойнее.

Все же она обрадовалась, когда пожилые женщины отправились отдыхать, а Вернон завел какой-то разговор с постояльцами гостиницы. Она пожелала ему покойной ночи и поднялась по лестнице. Стивен провожал ее. Лори остановилась у двери своего номера.

— Послушай, мне очень стыдно за то, что произошло, — произнес он отрывисто.

— Почему тебе-то должно быть стыдно? Ты ни в чем не виноват, — ответила Лори, охваченная противоречивыми чувствами. С одной стороны, ей ужасно хотелось завести Стивена в комнату, и пусть будет что будет, они ведь любят друг друга. Но в то же время внутренний голос приказывал ей не делать этого ни в коем случае, потому что стоит этому произойти один раз — и возврата назад больше не будет…

Стивен, запинаясь, заговорил:

— Как ты не понимаешь, нас с Робертом всегда влечет к одному и тому же. Между близнецами существует неразрывная связь. Они могут обожать друг друга или, наоборот, ненавидеть, но связь все равно остается, как бы они ни отрицали ее. Это все равно как если бы одна сторона монеты ненавидела другую, понимаешь…

— Это не так! Вы совершенно разные, и по взглядам, и по характеру…

— Ты так думаешь? — В его голосе сквозила горечь. — Порой я и сам удивляюсь нашему сходству, особенно когда нас тянет к одному и тому же и мы готовы вцепиться друг другу в глотку, чтобы только добиться этого…

У Лори по спине побежали мурашки. Неужели он намекает на нее? Ну, нет, она не хочет, чтобы Роберт приставал к ней… Оказалось, однако, что Стивен имеет в виду совсем другое.

— Если он вознамерится продать верфь и разрушить все то, что построили отец и я, я дойду до самого высшего суда, но не дам ему наложить на нее свои жадные руки.

Лори молчала. Кто бы что сейчас ни говорил, все решит приписка к завещанию, которая и определит судьбу судоверфи. Ни тот, ни другой пока не знают ее содержания. А сейчас не время и не место говорить об этом…

— Стивен, не думай сейчас об этом, оставь до завтра, — проговорила она, кладя руку ему на предплечье. — Днем все кажется не таким мрачным.

Она сказала это просто так, не зная, что говорить и что делать. Стивен, быстро оглянувшись, обнял ее и приник к ее жаждущим губам. Это был нежный, мягкий поцелуй, но Лори охватила жаркая волна.

— Покойной ночи, — шепнула она и скользнула в комнату, ругая себя за то, что у нее недостало смелости сказать ему, чтобы остался. А может, и не надо было?..


Глава девятая | Вмешательство провидения | Глава одиннадцатая