home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава двенадцатая

Все так и произошло, думала Лори. Какое-то время газеты писали только о судьбе «Титаника» и его пассажиров, а потом на первое место вышли другие события. В этом непостоянстве Лори, однако, находила нечто утешительное. Это помогало ей освободиться от чувства вины, которое, как она, в конце концов, призналась себе, не имело под собой никаких оснований.

В графстве был создан фонд помощи спасшимся и родственникам погибших, которые нуждались в этом, и Хартманы внесли в него щедрую лепту. Пассажиры в большинстве своем были состоятельными людьми, хотя и не все, а уж члены экипажа были явно небогаты, и все надеялись, что помощь будет принята. Это было пусть небольшое, но все-таки важное дело.

— Мы тоже сделали пожертвование, — сообщил Стивен, приехав к Хартманам в одно прекрасное утро в начале мая. — Только я считаю, надо иногда и отвлекаться, поэтому я приглашаю Лори съездить к заливу. Море сегодня спокойное…

Он оборвал себя, поняв, что говорит не то. В ту апрельскую ночь Атлантика была тоже спокойна и прекрасна…

— Вы сами знаете, я не могу, — сказала Лори.

— Можете, я уверен, что вы не трусиха. Мне казалось, человека, который уже один раз пересек Атлантический океан, трусом не назовешь.

В его глазах стоял вызов. Лори ответила ему гневным взглядом. Как он смеет ей такое говорить?! Да и дядя тоже не лучше, только и твердит об этом.

— Поезжай, дорогая, что в этом плохого? — проговорил Вернон. — Не можем же мы вечно ходить с постными лицами, а погода сегодня такая хорошая, проветришься, подышишь воздухом.

Хорошо хоть не упомянул про бодрящий морской ветерок, подумала Лори.

— Ну, как? — упорствовал Стивен. — Мы ненадолго. Если хотите, сначала где-нибудь перекусим там на берегу. Грешно в такой чудесный день сидеть дома.

Не дав Лори сказать ни слова, он рывком поднял ее на ноги.

— Ты же знаешь, Лори, пока я рядом, с тобой никогда ничего не случится.

Все сделали вид, что ничего не слышали.

Десять минут спустя они ехали к побережью, и чем ближе было море, чем ощутимее становилось его соленое дыхание, тем упрямее Лори твердила про себя, что зря она сюда поехала, надо собраться с духом и сказать Стивену, чтобы остановил машину. Стивен накрыл ладонью ее руку и на мгновенье крепко сжал.

— Ты знаешь, что говорят в таких случаях? Дракона надо встречать лицом к лицу.

— Ну, знаешь, ничего глупее я не слышала, — фыркнула Лори. — Какой нормальный человек захочет встретиться лицом к лицу с драконом?

В глазах Стивена блеснула улыбка. Лори решилась, наконец, спросить о том, что тревожило ее всю дорогу:

— Ты ведь не собираешься катать меня на яхте сэра Джералда?

— Нет, — ответил Стивен. — Право совершить первое плавание на яхте принадлежит ее владельцу.

Лори поежилась. Первое плавание… «Титаник» тоже совершал первое плавание. Впрочем, это просто слова, и ничего больше, глупо расстраиваться из-за них.

Они поели в гостинице у реки и поехали дальше, на судоверфь. Там Стивен провел ее к паруснику, который казался крохотным по сравнению с великолепной яхтой. Украшенная флажками, она ждала своего хозяина. У Лори на секунду остановилось сердце, когда она шагнула на борт, но она чувствовала твердую руку Стивена, и как-то не хотелось разочаровывать его… да и себя тоже.

— Я в порядке, — солгала она и вдруг поняла, что непременно должна этого добиться. Люди правильно говорят: выйти против дракона — это единственный способ побороть свой страх перед ним. Если, конечно, он тебя при этом не прикончит.

Но плавание по заливу оказалось не таким уж и страшным, и Лори почувствовала, как ее постепенно отпускает нервное напряжение. Ветер слабо дул в паруса, и в полной тишине слышались лишь скрип руля да плеск воды за кормой. Это был какой-то совсем иной мир… мир, где не было страданий и боли. По крайней мере, ей хотелось в это верить.

— Ну и как, изгнание духов идет успешно? — спросил с безразличным видом Стивен, когда они медленно плыли обратно к верфи на волне прилива.

— Кажется, да, — серьезно ответила Лори.

— Я хочу тебе что-то сказать, Лори, — произнес Стивен. В его голосе чувствовалось напряжение. — Мне кажется, сейчас самый подходящий момент.

— И что же?

Он глубоко вздохнул.

— Я вообще не хотел тебе этого говорить, но Роберт, когда узнал об этом, тут же рассказал тете Фриде — все равно она все узнала бы от полиции. А Фрида наверняка передала бы твоей тете…

— Помилуй, Стивен, говори, не заставляй меня нервничать!

По его лицу было видно, что он старается оттянуть неприятный момент, а Лори смотрела на него и терялась в догадках, что еще такое ужасное могло случиться. После смерти родителей самым страшным в ее жизни было кораблекрушение. А что может быть еще?

— Ну ладно. Оказывается, на «Титанике» была Элис Дэй. Дело в том, что она перед отплытием написала Роберту прощальное письмо, не указав, правда, под какой фамилией она купила билет. Письмо это, судя по всему, она поручила кому-то отправить по почте. Вот почему Роберт его так поздно получил.

Лори несколько секунд на могла вспомнить, кто такая Элис Дэй. И вдруг вспомнила. Да это же бывшая компаньонка Фриды Коннорс, которая ее обворовала и скрылась!

— Но она же была всего лишь компаньонкой! Откуда у нее деньги на такое плавание? Может, она хотела просто похвалиться? Или письмо написала не она?

— Роберт отнес письмо в полицию, там сказали, что это ее почерк. Что же касается того, где она нашла деньги на билет, то полиция провела кое-какие расследования в последние недели. Выяснилось, что эта женщина не раз меняла имена и это была не первая ее кража, так что деньги у нее были.

— Господи боже мой! — расстроено прошептала Лори. — Стивен, а ты не думаешь, что…

— Не думаю, и тебе тоже не следует об этом думать. Прежде всего, билет был заказан задолго до того, как ты отказалась от своего. Она даже имела наглость написать в своем письме, что наверняка увидит на корабле нашу новую американскую знакомую, но постарается не попадаться ей на глаза.

Лори вздохнула. На какой-то миг ее охватило вдруг чувство радости оттого, что справедливость восторжествовала. Но ведь это грех — так думать, хорошо хоть Стивен ничего не заметил по ее лицу, мелькнуло у нее в голове.

— А еще что-нибудь известно? — осторожно спросила Лори.

Она хотела спросить, утонула Элис или нет? Или осталась в живых и рассказывает сейчас о своем чудесном спасении легковерным американцам, выдавая себя бог знает за кого?

— Ничего, — ответил Стивен. — Мне вообще не хотелось тебе ничего говорить. Лучше забудь это, а то начнешь размышлять, что бы было, если бы ты была на месте Элис, и так далее. Она не заслуживает, чтобы из-за нее расстраивались…

— Как ты можешь так говорить! — возмутилась Лори. — Какая-никакая, она все-таки человек. Никто не заслуживает такой смерти.

— Понимаю, прости. Я неудачно выразился.

— В самом деле, неудачно. Ты говорил точно как Роберт. Кстати, как он к этому отнесся?

Стивен пожал плечами.

— Он надолго ни к кому не привязывается, хотя, надо сказать, это письмо, полученное уже после того, как Элис бросила его и исчезла, ошеломило его. Но он скоро успокоился и смотрит на все философски. А что ему еще остается? Горевать из-за нее он не собирается, так же как и преследовать ее, хотя, по данным полиции, ее разыскивают по делу о воровстве в нескольких графствах.

— Лучше бы они не напали на ее след. Мне не хочется ничего знать…

— И мне тоже. Насколько я знал Элис, она, если осталась жива, уже давно живет где-то под другим именем.

Лори задумалась. Вряд ли она скоро забудет Элис Дэй, но, как бы там ни было, она исчезла из их жизни навсегда.

— Вы с тетей уже придумали, кем оденетесь на маскарад? — спросил Стивен после долгого молчания.

Может, это выглядело не очень хорошо — говорить о таких пустяках после того, как они только что рассуждали о возможной гибели Элис Дэй, но Лори обрадовалась, что можно вернуться к простому, нормальному разговору.

— Придумали, конечно, уже и с портнихой все обговорили, но не надейся, что я тебе скажу, в каких мы будем костюмах. Иначе будет неинтересно.

Стивен засмеялся.

— Сдаюсь! Только я уверен — я узнаю тебя в любом костюме и под любой маской. Мне достаточно взять тебя за руку и сплести наши пальцы. Достаточно посмотреть на твои губы, пусть даже твои прекрасные голубые глаза будут скрыты под маской. Тебе ничего не поможет, я все равно тебя узнаю.

У Лори перехватило дыхание. Кажется, прошло уже столько времени с тех пор, как они говорили друг другу о своих чувствах и целовались. И только она виновата в том, что он просто не осмеливался подступиться к ней.

Но вот сейчас он стоит перед нею, и она видит в его глазах призыв, слышит, как тяжело он дышит, и чувствует, как ее охватывает ответное желание.

— Я бы тебя тоже узнала, Стивен, — прошептала Лори. — Обязательно.

Он улыбнулся уголками губ, шагнул к ней и крепко обнял. Их поцелуй был долог и упоительно-сладостен.

Лодку вдруг сильно тряхнуло, и Стивен схватился за штурвал. Вовремя, подумала Лори. Будь они не на шаткой палубе, а на земле, поцелуем бы дело не кончилось. И Лори подумалось вдруг, что нет ничего дороже на свете, чем любить и знать, что тебя любят.

— Наверное, пора возвращаться, — с огорчением сказала она. — Тетя Элен, вероятно, беспокоится. Непременно спросит, как я провела время.

— И что ты ей скажешь? Лори, помедлив, ответила:

— Скажу, что нашла самоё себя. Уверена, она все поймет.

Улыбка Стивена сказала ей, что он тоже все понимает.

Лори еле удержалась, чтобы не запрыгать от счастья, ступив снова на твердую землю. Наверное, это было глупо — так радоваться тому, что она отважилась пуститься в плавание, пусть и коротенькое, и ничего не случилось. По правде говоря, она радовалась не только этому. Конечно, внешне словно бы ничего особенного не произошло, но она окончательно уверилась в том, что они со Стивеном любят друг друга и будут любить всегда. А что еще ей нужно на свете?


Стивен высадил Лори у дома и уехал, отказавшись войти внутрь. В гостиной ее встретили невеселые лица тети и дяди.

— У нас были гости, — сказал, откашлявшись, Вернон. — Приезжали Роберт с Фридой.

— Не беспокойтесь, дядя. Я все знаю про Элис Дэй.

— Значит, Стивен тебе сказал, — произнесла Элен, пристально глядя на племянницу. — Ужасно, да?

— Да, ужасно, но только меня это больше не волнует. Как видно, правосудие свершается порой окольными путями, и это все, что я могу сказать. Портниха приходила сегодня на примерку?

Элен просияла.

— Приходила, оставила твой костюм, чтобы ты походила в нем. Должна признаться, я уже устала без конца надевать и снимать все эти юбки и оборки.

— Да сама королева Елизавета и та никогда не была такой величественной, какой вы будете на балу, милая моя тетушка, — со смехом сказала Лори.

— Ну а из тебя выйдет замечательная девушка с Дикого Запада, — улыбнулась в ответ Элен.

— Надеюсь, хотя, по правде говоря, у меня появились кое-какие сомнения на этот счет. Мне кажется, у мисс Брендон получается уж очень вызывающий костюм. — Лори нахмурилась. — Я, конечно, не ханжа, но все-таки не хочется уж очень выставляться.

— Ты будешь просто играть роль, — вмешался дядя. — А если ты считаешь, что костюм подчеркивает твою фигуру, так что же плохого в женских формах? Великие художники во все времена восхищались ими.

— К тому же, — добавила тетя, — ты будешь в маске. Мисс Брендон делает их нам. Да и потом, мы трое не будем все время вместе словно приклеенные, так что ты останешься неузнанной столько, сколько пожелаешь.

Вспомнив слова Стивена, что он узнает ее под любой маской, Лори не очень-то была в этом уверена. Она вдруг поймала себя на том, что думает о Роберте. Вот он лучше пусть ее не узнает, и пусть на балу будет побольше молодых женщин в необыкновенных костюмах, чтобы ему было чем заняться.

— Кстати, — вспомнила Лори, — они отложили бал на несколько дней. Стивен сказал, что скоро все получат официальные приглашения.

— Получается, ты была права?

— Да нет, это не имеет никакого отношения к катастрофе. Просто они решили дать бал через неделю после дня рождения, чтобы прежде разобраться с этой припиской к завещанию и прочими делами.

Или, как выразился Стивен: Что бы там ни объявил нам Слейтер, Роберт должен успеть немножко свыкнуться с тем, что он великий победитель; гостям ни к чему видеть его напыщенную физиономию.

Она спросила: А ты уверен, что в результате ваши отношения вконец испортятся?

Абсолютно.

— Интересно, что там придумал старик Коннорс, — задумчиво проговорил Вернон. — Что бы это ни было, думаю, что одному из них придется туго. А иначе к чему вся эта затея с припиской, которая должна быть объявлена через столько лет?

— Стивен говорит, что по закону, когда Роберту исполнится тридцать лет, дело должно перейти к нему, а отец, видя, что оно его нисколько не интересует, предусмотрел, очевидно, какие-то ограничения. Зная тяжелый характер отца, Стивен готов к чему угодно. — Лори умолкла, чувствуя, что краснеет. Не покажется ли странным, что она так осведомлена о семейных делах Коннорсов?

Тетя не замедлила подтвердить ее сомнения:

— Как я вижу, Лори, Стивен делится с тобой своими секретами.

— Да нет, просто иногда ему хочется выговориться, а рядом нет никого более подходящего, — торопливо проговорила Лори. — Вообще-то я не люблю слушать про чужие тайны.

Дядя бросил на Лори острый взгляд, но промолчал.

— Пойду-ка я к себе, примерю костюм, раз уж он готов, — сказала Лори. — Попрошу Мейзи помочь мне, она не болтушка, а мне не хочется, чтобы кто-то узнал, как я буду одета.

Лори немного побаивалась надевать этот наряд, боялась, что он слишком откровенный. Когда она сказала, что оденется девушкой из салуна на Диком Западе, она даже и не думала, что пойдет на маскарад. Но вот костюм готов, и теперь уже поздно что-то менять и шить что-то поскромнее. Она будет девушкой с Дикого Запада.

Позвав с собой Мейзи, Лори пошла к своей комнате. Войдя, они обе застыли на пороге, молча разглядывая костюм, висевший на плечиках. Лори он сразу понравился. Короткая юбка из ярко-красного шелка, шелковая, ослепительно белая плиссированная блузка с очень-очень глубоким вырезом и красный шелковый шарф, который можно завязать бантом на шее.

— Да от вас просто глаз будет не оторвать, — восторженно проговорила Мейзи. — Мисс Брендон подобрала чудесный цвет для юбки. Вы знаете, в сундуке миссис Хартман есть парик почти такого цвета. А если еще взять боа из перьев, это будет вообще что-то!

Хочешь сказать, получится вылитая шлюха…

— Парик вполне сгодился бы для маскировки, — сказала Лори, подумав при этом, что волосы огненного цвета — это немножко чересчур даже для девушки из салуна… — Что меня волнует, так это не слишком ли откровенно я себя показываю.

Мейзи рассмеялась.

— Ой, да вы должны радоваться, что вам есть что показать, простите меня за вольность, мисс Лори. Многие молодые леди были бы счастливы, имей они то, что есть у вас.

Лори хмыкнула.

— Может, ты и права… Ладно, давай-ка, помоги мне надеть все это, тогда и посмотрим.

— А потом я сбегаю принесу парик, будет еще красивее.

— Хорошо, если хочешь.

Мейзи радовалась так, словно это не Лори, а ей самой предстояло идти на бал. Она принесла парик, расправила его и осторожно надела Лори на голову. После этого она накинула ей на плечи боа из розовых перьев, без которого, по ее мнению, девушка из салуна не могла обойтись.

— Господи, да это же уличная проститутка, — простонала Лори, останавливаясь перед зеркалом.

— А разве эта самая девушка не должна на нее немножко смахивать? — спросила Мейзи. В голосе ее звучало сомнение.

Возразить было нечего. Лори не узнавала себя даже без маски, которую мисс Брендон должна была принести попозже.

Из высокого зеркала на нее смотрела сладострастная женщина, в низком вырезе блузки молочно светились груди, под мягким шелком легко угадывались соски. Лори вдруг стало страшно — как это она появится в таком виде перед людьми? Струящаяся алая юбка туго обтягивала талию, подчеркивая крутые бедра. Ну, все, законченная шлюха, заключила Лори. Она перевела взгляд ниже, на свои высоко открытые ноги, обтянутые белыми чулками, в красных туфлях на высоченных каблуках… Нет, такого она не ожидала…

Лори заметила еще кое-что… ярко-рыжий парик, казалось, бросает отсвет на лицо, в глазах появился какой-то необычный блеск, раскрытые губы казались ярче, полнее и чувственнее… Удивительно, но Лори вдруг почувствовала себя такой, какой видела себя в зеркале… и это почему-то было ей очень приятно. Она мгновенно поняла почему. Как, интересно, это будет, когда Стивен Коннорс увидит ее, узнает и захочет…

— Пожалуй, хватит, — пробормотала Лори. — По крайней мере, ясно, что больше не нужно примерок. Ты мне поможешь, Мейзи?

— Представляю, как обомлеет ваш молодой человек, когда вас увидит, — сказала служанка.

Лори засмеялась.

— С чего ты взяла, что у меня кто-то есть?

— Тогда надо заиметь! Молодая леди, красавица, и ни одного ухажера? — с жаром продолжала Мейзи. — Это просто странно, что в вас еще не влюбилась половина графства.

— Ой, лучше не надо. Что бы я с ними со всеми делала? — воскликнула Лори, смеясь.

Тем более что ей нужен один-единственный…

Переодевшись, Лори села за стол. Надо было сделать запись в дневнике, а еще написать письма в Бостон. Она сообщила заранее своим друзьям, что сдает билет на «Титаник», иначе они бы сейчас обивали пороги пароходной компании в поисках какой-нибудь информации о ней. Ну а сейчас пришла пора сообщить им, что она остается в Англии. Все, жгу мосты, сказала Лори про себя.

Она спустилась вниз перед самым обедом и объявила Вернону и Элен, что окончательно решила не уезжать. Вернон догадывался об этом и раньше, а Элен была так обрадована, что прослезилась и крепко поцеловала племянницу. Чтобы тетя не подумала, что она остается из-за нее, Лори сказала, что ей не хочется и думать о долгом плавании через океан, хотя самой себе честно признавалась, что это совсем не главное.

— Не могу передать, как я счастлива, моя дорогая. Теперь ты по-настоящему будешь нам дочерью, которой у нас никогда не было.

— А ты наверняка понимаешь, что это означает, — вставил Вернон.

— Это означает, что я в случае необходимости смогу брать «уолсли», да? — Лори сказала это в шутку, она знала, как дядя дорожит своей машиной.

— Ну, не только это… — заговорил он серьезным тоном. — Я изменю завещание, чтобы после нас с Элен все осталось тебе. Ты будешь полной хозяйкой всего, что у нас есть. Ты и так была бы наследницей как дочь моего брата, но я хочу оформить все официально, законным путем.

Лори понимала, что все это говорится, чтобы она чувствовала себя здесь нужной и любимой, но все равно — ей не хотелось слышать о смерти и завещании, тем более что в последнее время она слышала об этом слишком часто. Дядя заметил это по ее помрачневшему лицу и постарался исправить положение:

— Что сказано — то сказано, и больше возвращаться к этому мы не будем, хорошо?

— Вот уж действительно, не будем, — присоединилась к мужу Элен. — И вообще, хватит о серьезном. Давай, Вернон, поговорим о чем-нибудь веселом. Например, расскажи Лори, в чем ты пойдешь на маскарад.

— Да! Почему вы это от меня скрываете? — с готовностью откликнулась Лори.

— Твоя тетя решила, что нам лучше подобрать какие-то совсем разные костюмы, чтобы мы не выглядели парой. Так что перед вами пират Черная Борода. Ну, как тебе?

Лори захихикала.

— Это просто замечательно! Никому и в голову не придет, что Черная Борода, славная королева Бесс и девушка из салуна — одна семья!

— Интересно, что выбрали Стивен с Робертом, — заметила Элен. — Лори, Стивен тебе ничего не говорил?

— Ни слова. Мне кажется, он слишком озабочен другим, чтобы думать еще и о костюме.


Приближался день рождения. За все время ни Стивен, ни Роберт ни разу не появились. Лори решила, что Стивен просто очень занят на верфи. Хартманов посетили с коротким визитом Хокесы, которые приехали, чтобы окончательно получить во владение яхту и отправиться в первое плавание вокруг Британских островов.

Чем был занят Роберт, догадаться было трудно. Наверное, просто убивал время в ожидании наследства, когда можно будет продать верфь, как он грозился Стивену. Вот тогда он сможет вести праздную жизнь и ездить куда угодно. Уедет, и больше они его не увидят.

Думая обо всем этом, Лори очень переживала за Стивена. В каком он окажется отчаянном положении, если Роберт выполнит свою угрозу! А ведь он вполне может это сделать по праву первородства.

Она заставляла себя не думать об этом слишком много. Да и из-за костюма она перестала беспокоиться после того, как тетя сказала ей, что многие являются на маскарад в вызывающих костюмах. Такова традиция… Однако Лори собиралась на маскарад впервые, а в Америке такой традиции вроде бы не было.


На следующий день после встречи Коннорсов с поверенным зазвонил телефон, и Лори сказали, что просят ее. Немножко удивленная, Лори взяла трубку, сердце у нее подпрыгнуло при звуках мужского голоса. Он произнес только ее имя и звучал так ясно, словно говоривший стоял рядом с ней.

— Очень рада тебя слышать, Стивен, — сказала Лори.

В трубке раздался короткий смешок.

— Это не Стивен, радость моя! Это Роберт. Простите, если разочаровал вас.

— Ничего, — солгала Лори. — Ваши голоса так похожи, а я не знала, что вы приехали… — Она сбилась и умолкла.

— Да, вернулся. Мне подумалось, может, мы покатаемся верхом, в прошлый раз ведь не получилось. Лошадям нужны упражнения, да и мне тоже. Так что вы скажете, Лори?

Верховая езда Лори ничуть не привлекала, но отказаться было как-то неудобно, все-таки сосед… Нет, она, конечно, не позволит ему ничего лишнего. Это будет прогулка, и все. Он очень обаятельный, этого нельзя отрицать, но ее сердце принадлежит другому.

По голосу Роберта нельзя было понять, как прошла встреча с поверенным, а Стивен почему-то ничего не сообщил. Впрочем, это их семейные дела…

Лори согласилась покататься с условием, что ей дадут смирную лошадку.


Когда она подъехала к Коннорс-Корту, Роберт ждал ее с двумя оседланными лошадьми. День был прекрасный, мягкий и теплый, и они, проскакав легким галопом по поросшей низким кустарником равнине, спустились к бухточке, которую Лори уже знала. А с ним вполне можно разговаривать, когда он не строит из себя бог знает что, думала Лори. Неудивительно, что в него все влюбляются.

— Не пора ли передохнуть? — предложил Роберт, когда они, проскакав довольно большое расстояние по песчаному пляжу, остановили уставших лошадей. Он соскочил с коня и протянул руки к Лори, помогая ей слезть. Как только она оказалась на земле, его пальцы сомкнулись у нее за спиной, так что она не могла даже шевельнуться.

— Роберт, не надо, прошу вас…

— Почему это не надо? — Он был явно уверен, что она говорит это просто для виду. — Мы оба молоды, одиноки, здоровы, и не говори мне, лапочка, что ты невинное создание. Слыхал я о вас, американских девушках…

— Мало ли что говорят, не надо всему верить, — проговорила, задыхаясь, Лори. Надо же было попасть в такое идиотское положение… Стоит тут с ним на пустынном пляже и пытается вырваться. Но почему-то ей не страшно.

— Может, и не надо, но я сам чувствую, — улыбнулся Роберт. — А я в этих вещах понимаю чуточку больше, чем мой братец, уж поверь.

— Стивен — джентльмен, — вырвалось у Лори.

Роберт засмеялся и наклонил голову. Лори поняла, что он ее сейчас поцелует, если только она не ударит его коленом туда, где всего больнее. А стоит ли это делать из-за какого-то поцелуя? Подумаешь, один-единственный поцелуй, тем более безответный…

Оторвавшись, наконец, от ее губ, Роберт вполголоса сказал:

— А вы не такая уж ледышка, какой хотите казаться. У меня даже возникла мысль: может, мне, наконец, остепениться, женившись на девушке вроде вас? Что вы скажете насчет того, чтобы помочь мне стать на путь истинный, а?

Лори удивленно посмотрела на него.

— Если я поняла вас правильно, то забудьте об этом! Женщине, которая выйдет за вас замуж, придется смотреть сквозь пальцы на ваше поведение — в прошлом, да и в будущем тоже, — а я не такая терпеливая!

Лори проговорила это, сама удивляясь своей решительности. А он… неужели он, в самом деле, собирается сделать то, о чем говорит? Лори стало тревожно на душе. Она не хочет не то что говорить, но даже и думать о том, чтобы выйти замуж за Роберта Коннорса, если он действительно это имел в виду. Нет, что-то не верится, чтобы Роберт решился связать себя брачными узами. Это не в его стиле… если только у него нет на то каких-то особых причин.

Он внезапно отпустил ее и учтиво поклонился.

— Прошу прощения, я был не сдержан с вами. — (Ну, просто сама скромность, сердито подумала Лори.) — Обо мне говорят, что я привык получать все безо всяких усилий. Но ведь недаром говорят: не все то золото, что блестит. Я всегда был готов польститься на блеск. А золото — это вы, моя дорогая американская кузина.

— Глупости! — растерянно проговорила Лори, выбитая из колеи столь стремительной переменой в поведении Роберта. — Оставьте ваши сладкие речи для тех, кому они нравятся. И не говорите больше ничего. Я еду обратно. А вы?

— Конечно! Разве не об этом я говорил вам все это время? — ответил он с обольстительной улыбкой.


Глава одиннадцатая | Вмешательство провидения | Глава тринадцатая