home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава четырнадцатая

Как старые друзья семейства Коннорс, Хартманы получили приглашение остаться на ночь, чтобы можно было пораньше лечь спать, особенно Элен. Лори предпочла бы вернуться домой, потому что обстановка стала слишком напряженной. Вряд ли кто-то еще это почувствовал, кроме нее. Да это и естественно. Откуда им знать, что вытворяет Роберт и как себя ведет.

Как только они вернулись в дом, ее спутник исчез, и она так и осталась в неведении, с которым же из братьев была в саду. Она должна была узнать, Стивен ее целовал или нет, недовольно говорила себе Лори. Ведь если любишь кого-то, разве это не значит, что узнаешь его в любом обличье? А если она его не узнала, то любит ли она его вообще?

Лори тут же отбросила эту мысль, вспомнив, как это было, когда она была наедине со Стивеном, какую нежность они испытывали друг к другу… и у нее сладко забилось сердце. А Роберт… Она совершенно уверена — его она не любит, и не смогла бы полюбить.

Маленький оркестр загремел тарелками, Лори от неожиданности вздрогнула. Распорядитель бала громко объявил, что до полуночи остается совсем немного и все должны приготовиться к тому, чтобы явить свои лица окружающим. Поднялся веселый гомон, все спешили в последние секунды угадать, кто стоит рядом, и вот старинные часы начали торжественно отбивать время.

Гости стали снимать маски, послышались удивленные восклицания, порой наигранные, потому что некоторых совсем нетрудно было узнать под маской, но порой и искренние.

Лори сняла маску, оставшись в своем рыжем парике. Стоявший рядом юноша, смущаясь, сказал, что узнал ее с самого начала. Лори улыбнулась.

— Не может быть! Вы обманываете. Я, например, почти никого не узнала.

Ей легко было это говорить, поскольку, по крайней мере, половину гостей она просто никогда прежде не видела. Скользя глазами по залу, она пыталась отыскать Стивена, но его не было видно. Не было и Роберта. Лори повернулась к молодому человеку:

— Вы не знаете, кто та женщина в испанском костюме? Мне кажется, я ее никогда раньше не видела.

Юноша окинул взглядом зал.

— Не имею понятия. Небось, из тех, кто является повсюду без спросу. Может, последим за ней и выясним? Хотите?

Следить и выяснять Лори вовсе не хотелось. Она покачала головой.

— Это не наше дело. Да и к тому же дама нашла знакомых.

Она произнесла последние слова, чувствуя, как тревожно бьется ее сердце. Зал был полон народу, стояла веселая суматоха, все расхаживали взад-вперед, но время от времени приоткрывался дальний конец зала, и там Лори заметила переливающееся платье испанки. И еще она заметила, что рядом, низко наклонившись к ней, стоит один из братьев Коннорс. Вот он взял испанку под руку, и они быстро пошли к выходу.

Это произошло так быстро, что никто ничего даже не заметил. Но Лори Хартман заметила, и ей стало очень любопытно…

Однако прошло не менее получаса, прежде чем ей удалось, вежливо отговорившись, покинуть зал.

Она упорно продолжала твердить себе, что ей безразлично, кто ушел с этой испанкой — Стивен или Роберт… да только в глубине души понимала, что это не так. Если это Стивен, значит, он все это время водил ее за нос, и это было невыносимо. Ну а если это Роберт, то кто-то должен предупредить эту женщину, что он может обойтись с ней непорядочно.

О Господи, как это напыщенно звучит! — думала Лори, презирая себя, но, продолжая идти вперед.

Конечно, могло быть и по-другому, мелькнула спасительная мысль. Он потихоньку увел эту женщину, потому что она явилась на бал без приглашения. Но тогда почему его до сих пор нет?

Она должна все разузнать. Лори потихоньку шла по центральному коридору, заглядывая то в одну комнату, то в другую, когда над ее ухом раздался голос:

— Я следил за вами, девушка из Алабамы. Куда это вы идете?

Лори подпрыгнула от неожиданности, ей было неловко, что ее застали там, куда гостям заходить не положено. Она медленно повернулась… и увидела Стивена Коннорса. Он был без маски.

— Я хотела выйти подышать воздухом…

— Правда? — Он широко улыбнулся. — А я думал, ты, как и я, идешь по следам моего брата и таинственной испанской леди.

— Кто она?

— Не знаю. Может, пойдем вместе и все выясним?

Он взял ее за руку, и они, как заправские конспираторы, неслышным шагом подошли к последней двери, выходившей в коридор. Это была библиотека. Стивен бесшумно приоткрыл дверь, и они оба застыли на пороге. Роберт и незнакомка страстно обнимались, ничего не замечая. Потом Роберт, словно почувствовав, что на них смотрят, сделал шаг назад и сердито взглянул на Стивена.

— В чем дело? Ты что, братец, шпионишь за мной? Или вы с мисс Сапфир сами ищете укромный уголок, где можно было бы уединиться?

Лори, глядя на Роберта, уверилась еще раз, что он ей никогда, не нравился и не мог понравиться. В нем нет того, что есть у Стивена, — душевной тонкости. Он грубиян и наглец, а последние его слова просто оскорбительны. Однако Стивен, словно их не слышал.

— Почему бы тебе не представить нас своей даме? — мягко проговорил он. — Мне кажется, я с ней незнаком.

Женщина повернула голову.

— Роберт, — начала она. Голос ее звучал мелодично, в речи слышался иностранный акцент. — Мне не надо было приходить сюда, но когда я узнала про сегодняшний маскарад, то не смогла устоять. Я пойду…

— Ты правильно сделала, что пришла, — прервал ее Роберт. — Ты имеешь полное право находиться здесь.

Несколько мгновений стояло молчание. Его нарушил Стивен.

— Может, ты мне все-таки что-то объяснишь? — требовательным тоном спросил он, широким шагом направляясь к Роберту. Лори молча последовала за ним. Она согласна — это не ее дело, но пусть только кто-то попробует остановить ее, когда тут такое происходит…

Роберт обнял женщину рукой за плечи и притянул к себе, словно стараясь защитить, а она подалась к нему. Они обменялись мимолетными взглядами, но этого было достаточно, чтобы догадаться — эти двое тесно связаны друг с другом. Лори была поражена. И это Роберт, которого она считала неспособным на настоящие чувства? Если, конечно, это не обман. Но по лицу женщины было видно, что она полностью доверяет ему.

— Это Мария Лоренцо, — отрывисто произнес Роберт. — Может быть, ты слыхал эту фамилию?

Стивен мгновение молчал.

— Виноторговля?

Роберт язвительно засмеялся.

— Господи боже мой, откуда тебе, бедному, знать хоть что-то за пределами твоего маленького мирка! Да, виноторговля. Отец Марии Гарсия Лоренцо — крупнейший владелец виноградников в Андалусии, экспортер самых знаменитых вин Испании.

— Querido, — пробормотала Мария. Роберт не дал ей говорить дальше.

— Не надо, Мария. Если уж его так интересуют мои дела, то я все скажу. Все равно это, так или иначе, скоро выйдет наружу.

— Может, мы сначала присядем, прежде чем выслушать твои откровения? — В голосе Стивена звучал едкий сарказм, чувствовалось, что он ожидает услышать какую-то пошлую историю. Учитывая все то, что Лори слыхала про Роберта, такое, наверное, случалось и прежде.

— Давайте сядем, — сказала Мария. — И я надеюсь, услышав то, что мы вам расскажем, вы не станете думать обо мне плохо.

Лори села на жесткое кресло, а Стивен остался стоять, опершись на его высокую спинку. Роберт стоял позади опустившейся в кресло Марии, положив руки ей на плечи, словно защищая.

— Может, я расскажу? — неуверенно предложила Мария.

Роберт, отрицательно качнув головой, присел на подлокотник ее кресла. Стивен повторил его движение, опустившись на подлокотник кресла, в котором сидела Лори. Оба они все еще были в костюмах разбойников, и Лори поразилась, как их можно было перепутать — ведь они такие разные.

Роберт заговорил, напряженно, отрывисто:

— Мы знакомы с Марией уже давно. Из-за нее меня и тянуло все время в Испанию. Ну, и еще, конечно, витикультура. Но Лоренцо — старинный, знатный род, хоть и не аристократический, но стоит высоко в испанском обществе. Чужаку войти в такую семью не так-то легко, тем более человеку иной культуры.

— Не думаю, чтобы тебя это остановило, — буркнул Стивен. — И даже если ты так уж влюблен в Марию, должен заметить, в последние год-два ты и на других немало времени потратил. Извините, Мария, вам это, наверное, неприятно слышать, но я знаю своего брата…

— Но не так хорошо, как я его знаю, — мягко оборвала его женщина. Она, подняв голову, вопросительно посмотрела на Роберта. Тот заговорил снова:

— Когда я в последний раз явился в поместье Лоренцо, мне сказали, что Мария отправилась в продолжительное путешествие по Европе со своей теткой и больше не хочет меня видеть. Я после этого несколько раз ездил в разные страны, пытался ее разыскать. Я не мог поверить, что она могла вот так, без всяких объяснений, меня бросить. Ведь мы значили так много друг для друга. Это показывает Роберта совсем в ином свете, подумала Лори. Однако по лицу Стивена было видно, что он ему не верит.

— Я надеюсь, ваше путешествие было приятным, мисс Лоренцо, — сказал он холодно.

Мария, как-то жалко улыбаясь, нервно сплетала и расплетала пальцы.

— Сидеть взаперти в парижской клинике, хоть и дорогой, где ты записана под чужим именем, и ждать… Если такое времяпрепровождение может быть приятным, то да, было достаточно приятно.

В разговор немедленно вмешался Роберт:

— Убери со своего лица это гневное выражение, братец, тогда я расскажу тебе о том, о чем Мария постеснялась сказать. Да, она лежала в клинике, потому что ждала ребенка, сына, нашего сына… я узнал об этом только сегодня. Господи, если б я знал об этом раньше… Да я бы ни за что не допустил, чтобы он родился без отца, что бы там себе ни думали эти Лоренцо…

— Они считали, что так лучше для меня, Роберт, — пробормотала Мария. — Они думали, что поступают правильно…

— Боже правый!

Стивен в ярости вскочил на ноги. Лори попыталась удержать его за руку, но он отмахнулся от нее, словно от надоедливой мухи.

— И ты в это поверил?! — закричал он. — А не думаешь ли ты, что просто одна из твоих любовниц, проведав о завещании и о том, что ты в течение полугода должен жениться, решила воспользоваться этим?

В одно мгновение Роберт оказался рядом с братом и схватил его за горло.

— Ты возьмешь обратно свои слова, ты, ублюдок, или я прикончу тебя… — прошипел он.

— Докажи мне обратное, и я это сделаю, — с трудом выговорил Стивен.

Все произошло так быстро, что Лори не успела ничего сообразить. Братья мгновение смотрели в глаза друг другу, потом, сцепившись, повалились на пол.

— Прекратите! — закричала Лори.

Она бросила взгляд на Марию. Та застыла неподвижно, ее смуглое лицо посерело. И вдруг она повернулась и бросилась к двери.

Лори готова была заплакать.

— Мария! — закричал Роберт, вырываясь и вскакивая на ноги. — Где она?

— Убежала, — сообщила Лори.

— Я побежал ее искать, — Роберт посмотрел на брата, — а ты иди к гостям и проследи, чтобы все было в порядке. И веди себя прилично.

Его слова звучали как приказ старшего брата младшему. Лори передернуло от ненависти. И он еще смеет приказывать Стивену?!

Хотя вся эта история очень похожа на правду. Они любят друг друга — это сквозило в их взглядах, в их жестах. Да и Мария не похожа на женщину, способную лгать. Не верится, чтобы такая женщина пошла на подлог. Наверное, у нее есть какие-то доказательства того, что это ребенок Роберта…

Лори облизала пересохшие губы. Стивен обнял ее, и она замерла, не смея поднять глаза и посмотреть на него. Господи, что же теперь будет?

— Надо вернуться в зал, — резко проговорил Стивен. — В доме гости, надо, чтобы хоть один из хозяев был там, если уж другой удрал.

— Стивен…

— Завтра, Лори, все завтра. А пока будем играть свои роли. Я не стану манкировать своими обязанностями, я не Роберт, который думает только о себе.

Они пошли в зал, где продолжалось веселье. Казалось, никто и не заметил их отсутствия. Да их и не было всего каких-то полчаса, хотя Лори это показалось вечностью.


Гости начали разъезжаться около двух ночи. Еще задолго до этого Фрида Коннорс, а с ней Вернон и Элен ушли спать. Роберт не показывался. Стивен стоял у выхода, прощаясь с гостями. Лори по его просьбе стояла рядом с ним. В глазах многих она заметила недоумение, что бы это значило. Но Лори было все равно, все ее мысли были о Стивене, которому было нелегко.

— Спасибо за поддержку, любовь моя, — проговорил он, когда последний гость скрылся за дверью.

Это было сказано так сухо, что у Лори выступили слезы на глазах. Она чувствовала такой прилив любви к нему, да только ему было сейчас совсем не до нее и не до ее любви. Он был весь погружен в свои мысли.

— Поговорим завтра, Стивен, — сказала Лори, поднимая голову, чтобы легонько поцеловать его в губы, и борясь с желанием прижаться к нему и попросить провести с ней остаток ночи. Обнять друг друга и забыть обо всем…

Она резко отстранилась. Ну, уж нет, она не из тех неразборчивых женщин, о которых говорил Роберт… А Мария? Она ведь совсем не такая. Она порядочная женщина, и Роберт, кажется, любит ее. И она любит его, и родила от него ребенка…


Лори проснулась оттого, что служанка раздвигала шторы на окнах. Было уже поздно, яркие солнечные лучи ударили по глазам, Лори сощурилась. Несмотря на то, что легла очень поздно, чувствовала она себя прекрасно, полной сил и желания побыстрее встать и приниматься за дела. Какое-то мгновение Лори не могла вспомнить, что это за дела. Ага… надо выяснить намерения Роберта Коннорса в отношении Марии.

Если она и Стивен что-то значат друг для друга — а Лори была уверена, что так оно и есть, — значит, надо все выяснить и решить. Это касается их обоих.

Приняв ванну и одевшись, Лори спустилась в столовую. Стивен сидел там с Фридой и старшими Хартманами. Роберта не было.

— Как спалось, дорогая? — обратилась к ней Фрида, выглядевшая на удивление бодро. Да и Элен тоже, судя по всему, прекрасно отдохнула и была в веселом настроении. Лори вежливо ответила:

— Спасибо, все хорошо.

— Мы после завтрака уезжаем, — сообщил Вернон. — Ты поедешь с нами или у тебя другие планы?

— Мы с Лори собирались немножко погулять, — проговорил Стивен, прежде чем Лори успела открыть рот. — А потом я ее привезу. Надеюсь, вы не против?

Лори закивала головой: мол, так оно и есть, они действительно договорились. И хорошо, а то пришлось бы выдумывать что-то самой, чтобы остаться…

Спустя приблизительно час они отправились на машине Стивена к морю. Лори некоторое время сидела молча, гадая, спал ли он этой ночью хоть немного. Сама-то она провалилась в сон, как только коснулась головой подушки.

— Ты спал? — спросила она наконец.

— А как ты думаешь?

— Не знаю. Потому и спросила.

Ну что это за разговор? Перебрасываются словами, словно в пинг-понг играют.

— Если тебе уж так хочется знать, то я всю ночь боролся с желанием пойти к тебе в спальню, — сказал он таким мрачным голосом, что Лори раскрыла глаза от удивления. — А потом подумал, что достаточно и того, что мы уже имеем, не хватало еще и тебе неприятностей.

Лори сразу поняла, на что он намекает. На ребенка Роберта и Марии. Она решила сделать вид, будто не замечает его мрачного настроения.

— А как ты думаешь, что будет дальше?

— Один бог знает. Я не представляю, где он. Домой он не приходил, по крайней мере, постель не тронута.

— А как ты думаешь, он сделает предложение Марии?

— Конечно. Это же решает все его проблемы, так ведь? А она, естественно, ему не откажет, иначе, зачем бы она сюда явилась? Могла бы вообще не говорить ему про сына.

— Но я уверена, что она не из-за денег, Стивен. Насколько я поняла, ее семья намного богаче, чем ваша. Наверное, это любовь.

— Ты чересчур романтична, — буркнул он.


Лори не заметила, как они подъехали к верфи.

— Смотри-ка, а он времени даром не теряет, — сердито воскликнул Стивен.

У Лори дрогнуло сердце, когда она увидела Роберта и Марию. Оба они были в обычной одежде. Значит, Роберт ночью все-таки заходил домой. Мария шла, опираясь на его руку, а он увлеченно ей что-то рассказывал, показывая то на одно, то на другое. Он явно чувствовал себя здесь хозяином. Лори похолодела — что сейчас будет?..

Стивен стремительно выскочил из машины и, подбежав к Роберту, резко развернул его лицом к себе.

— Что, спешишь продемонстрировать свое хозяйство? — Он повернулся к Марии. — А вы, разумеется, знаете, что он вынужден жениться, я прав, мадам? Или он забыл вам сказать?

— Я знаю, что ему нужна жена, — спокойно ответила Мария. — Как и то, что мне нужен муж, и мы оба знаем, кто это будет, как бы кто ни пытался нас разлучить.

— Кто-то пытался? — вмешалась Лори.

— Да. Моя семья… отец Роберта…

— Что вы хотите этим сказать? — Стивен надвинулся на Марию. — Каким же это образом он мог чему-то мешать, если он давно умер?

— Не забывайся, Стивен, — вставил Роберт. — Ты разговариваешь с леди, и веди себя соответственно.

— И ты еще будешь мне говорить, как мне себя вести?! Посмотри на себя! Ты сам всегда предпочитал решать дело кулаками, а не доводами, — прорычал Стивен.

Лори испугалась. Разговор принимал угрожающий оборот, да еще на глазах у рабочих, которые наблюдали за происходящим, собравшись группами, хоть и на почтительном расстоянии.

— Прекрасно, если ты так думаешь, то давай вперед, давно пора, — проговорил Роберт. Он снял пиджак, отдав его Марии, и засучил рукава рубашки.

— Не будь таким подонком, парень. Я не хочу драться с тобой. Единственное, чего я хочу, — это понять, наконец, что и как, а для этого мне надо знать, что ты собираешься делать.

— Ты что, трусишь? — насмешливо спросил Роберт. — Давай, попробуй меня одолеть в честной борьбе, если хватит смелости, а потом поговорим.

Роберт вел себя совершенно по-мальчишески, но Стивену ничего не оставалось, как принять вызов. Лори стояла ни жива, ни мертва. Однако когда Стивен вручил ей свой пиджак, она, как это ни смешно, почувствовала себя секундантом на настоящей дуэли.

Роберт, не дав Стивену опомниться, бросился вперед и ударил его кулаком в челюсть. Брызнула кровь. Лори охнула и шагнула вперед, Мария бросилась наперерез и схватила ее за руку.

— Не надо, — сказала она твердым голосом. — Это мужские дела, пусть решают сами.

Лори остановилась, поглядывая на рабочих. Интересно, что они думают, глядя, как их хозяева сцепились, словно два диких кота.

Между тем они и не собирались вмешиваться. Всякий раз, когда кто-то из противников наносил меткий удар, раздавались одобрительные возгласы. А братья в короткие промежутки между ударами успевали еще и переругиваться.

— Ты — позор рода Коннорсов, — рычал Стивен. — И имя Лоренцо тоже опозорил…

— Это мое дело, и я все улажу.

— Как? Откупишься от нее?

Он на секунду отвлекся, и Роберт ударил его в солнечное сплетение, так что Стивен упал на колени. Рабочие притихли. Стало ясно, за кого они болеют.

Рабочие загомонили, когда Стивен вскочил на ноги и бросился на Роберта, нанося ему удар за ударом, пока тот не свалился на землю. Зрители, подойдя поближе, принялись громко считать. Роберт не поднялся. Рабочие понятия не имели, из-за чего началась драка, но зато знали, кто их чемпион, и не скрывали своей радости.

Мария опустилась на колени около своего поверженного возлюбленного, положив себе на колени его голову и тихонько плача. Лори подошла к ней. Та подняла блестящие черные глаза.

— Зачем все это? Все же уже было решено. Так нет, вам, англичанам, надо, обязательно отстоять свою честь, пусть даже ценой разбитой головы.

— Пожалуйста, не вините меня, я тут ни при чем! — запротестовала Лори. — А что это значит — все было решено?

Мария не ответила. Роберт начал приходить в себя. Лори почувствовала на плече руку Стивена.

— Поехали домой, там все обсудим и решим. — Он посмотрел на брата. — Вы с Марией тоже приезжайте, как только сможете. Надеюсь, ты в состоянии вести машину?

Роберт, слегка поморщившись от боли, насмешливо ухмыльнулся.

— Не хуже тебя, братец, — пробормотал он.

Стивен развернулся и, ведя Лори под руку, пошел через толпу рабочих, провожавших его одобрительными возгласами. Они сели в машину. По дороге в Коннорс-Корт Лори искоса посматривала на Стивена. Она испытывала необычайную гордость за него. Такой стойкий, сильный. Все рабочие болели за него, и она тоже. Он и ее чемпион.

— Больно? — спросила она.

— Жить буду. Только давай оставим разговоры на потом, хорошо?

Он накрыл ладонью ее руку, словно испугавшись, что она может обидеться.


Фрида Коннорс пришла в ужас, увидев племянника — грязного, помятого и в крови.

— Ради бога, что случилось, Стивен? На тебя напали?

— Можно сказать и так, тетя, — ответил он. Он не успел ничего добавить — послышался шум двигателя, и в следующую минуту появились Роберт и Мария.

Будь Лори в другом настроении, она непременно постаралась бы запомнить все хорошенько, особенно выражение лица Фриды, чтобы посмеяться потом с тетей и дядей. Но сейчас ей было не до того. Как ни удивительно, до Фриды до сих пор не дошло, почему оба племянника явились в таком виде.

— Ну, что бы там ни случилось, я уверена, вы справились с хулиганами, — сказала она.

— Да, справились, — отозвался Стивен. — Не могли бы вы заказать пока что-нибудь освежающее для дам, а мы с Робертом пойдем приведем себя в порядок? А потом у нас будет серьезный разговор.

— Конечно, дорогой, — ответила Фрида. — А Лори, может быть, расскажет мне, что происходит, и представит меня твоей знакомой?

— Вам ее представляли, мэм, — заговорила Лори, когда братья ушли. — Помните ту загадочную испанку на балу? Это сеньорита Мария Лоренцо, знакомая Роберта.

Принесли чай, они втроем уютно устроились за столом, попивая из чашек и обмениваясь любезностями.

Фрида попыталась, было узнать подробнее, что случилось с братьями. Лори сослалась на каких-то пьяных матросов, которые были на верфи. Впрочем, гораздо больше Фриду интересовала Мария — как она познакомилась с Робертом.

— Он был у нас в гостях, — сказала Мария, — и мой отец был поражен его познаниями в виноделии.

Интересно, подумала Лори, как бы он его сейчас встретил, если б узнал, что Роберт отец ребенка. Или, может, он уже знает? А где ребенок и что с ним?

Наконец спустились вниз Стивен и Роберт, умытые, аккуратно одетые. Они заглянули в комнату, где сидели женщины, и пригласили их в библиотеку. Лори вошла туда с тяжелым сердцем. Мария, войдя, молча кивнула Роберту, тот вытащил из кармана какие-то фотографии и протянул их Стивену.

— Это мой сын. Посмотри на него как следует, и тогда скажешь, можно ли сомневаться в том, что я его отец и что Мария говорит правду.

Лори вытянула шею, глядя на снимки. На них был трехмесячный ребенок, копия Роберта, только с блестящими черными глазами, как у Марии. На фотокарточках она держала сына на руках, и одного взгляда было достаточно, чтобы понять — это мать со своим ребенком.

— Я не сомневаюсь, — холодно произнес Стивен. — Я верю, что леди говорит правду. Но где же сам ребенок? Как она его оставила в таком возрасте?

— Его зовут Роберто. Он у моих родных. Мария замолчала, неуверенно глядя на Роберта. Тот заговорил:

— Мария сначала отказывалась сказать, кто отец ее ребенка, и ее отправили с теткой в Европу, как она уже говорила. План был такой: отдать ребенка на усыновление, но Мария, как только в первый раз увидела сына, решила, что ни за что с ним не расстанется. Кроме того, ее отец страстно хотел внука, наследника винной империи Лоренцо.

Роберт криво усмехнулся.

— Ты-то хоть понимаешь, брат, что семья Марии намного богаче нашей? Если бы я предложил ей руку, имея только наше жалкое наследство, это было бы воспринято как оскорбление…

— Роберт, не надо, — тихо проговорила Мария.

— Тогда решили, что тетя скажет, будто это ее сын, но Мария и думать не хотела об этом. В конце концов, она пошла к отцу и во всем призналась. Был страшный скандал, а потом он потребовал, чтобы она встретилась со мной и спросила, как я собираюсь поступить.

— И как же ты собираешься поступить?

Роберт взял руку Марии и поднес к своим разбитым губам.

— Мы с ней поженимся, вот и все.

— И таким образом решаются все твои проблемы, да? — с нескрываемой горечью произнес Стивен.

— Не совсем. — Роберт пристально посмотрел на брата. — Мария отказывается наотрез привозить ребенка в наши холодные места. Если я хочу быть с сыном и с моей обожаемой Марией, то должен жить в Испании и принять предложение ее отца — он предлагает работать вместе с ним. Все состояние перейдет потом Роберто. Тяжелая доля, не правда ли?

В его голосе слышалась привычная ирония. Нашел время шутить, подумала Лори. Стивен нахмурился еще больше. Роберт, увидев это, запальчиво воскликнул:

— Да убери ты эту постную мину с лица, ради бога! Хорошо хоть Мария мне верит, и мы в самое ближайшее время поженимся. Я хочу законным образом переписать все на тебя и избавиться от всего этого раз и навсегда. Верфь меня никогда не интересовала, и я с великой радостью порушу все хитроумные планы отца. Мы собираемся уже сегодня встретиться с адвокатом, и чем быстрее все будет оформлено, тем лучше. Я жду, не дождусь, когда поеду в Испанию, мне хочется увидеть сына.

Стивен продолжал стоять с каменным лицом. Роберт как будто даже утратил свой обычный апломб.

— Да ты пойми, Стивен, черт тебя побери, я от всего отказываюсь! С работой ты всегда справлялся лучше меня, и мы оба это знаем. Дела на верфи вел так, как я не мог и мечтать, так что я ни о чем не жалею. Ну, как, по рукам, брат?

Лори была уверена — Стивен, как он ни упрям, не откажется. Через несколько минут Роберт с Марией ушли, и они остались вдвоем. Он обнял ее и несколько мгновений молчал. Потом, глядя ей в глаза, хрипло проговорил:

— Вот все почти и разрешилось. Я знаю его хорошо — он, если что решил, на попятную не пойдет, а Слейтер оформит все так, что и не подкопаешься. Роберт получил то, что хотел, мы оба в выигрыше, я тоже получил почти все, что хотел.

— Почти? — прошептала Лори, догадываясь, на что он намекает, и почти со страхом ожидая, что он, наконец, скажет все, что она жаждет услышать.

— Почти, — повторил он. — Семья Марии наверняка устроит в Испании пышную свадьбу. В таких семьях всегда блюдут традиции, несмотря ни на что. У Роберта свои резоны поскорее жениться, он хочет быть с женой и сыном. Нас с тобой ничто не подгоняет, но дело в том, что мне надо быть там как родственнику со стороны жениха и мне бы очень хотелось, чтобы со мной поехала моя невеста.

— У тебя нет невесты, — сказала Лори.

— Ну, так будет, если ты скажешь «да».

Он мгновение помедлил и заговорил снова, взволнованно, страстно:

— Согласна ли ты, Лори, любимая, стать моей женой и жить со мной до конца наших дней? Клянусь, я сойду с ума, если ты мне откажешь.

— Нет уж, я этого не хочу, поэтому лучше скажу «да». — Она умолкла, потому что их губы встретились в долгом поцелуе.


Глава тринадцатая | Вмешательство провидения |