home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава вторая

Третьим членом семейства Коннорс была престарелая тетка близнецов мисс Фрида Коннорс, которая почти не выходила из своей комнаты, где горничная без конца ей что-нибудь читала вслух. Однако на сей раз перед самым обедом она появилась в гостиной, и Лори была ей представлена. На увядшем лице мисс ясно читалось фамильное сходство с молодыми людьми, хотя характерная для них резкость черт была по-женски смягчена. Фрида Коннорс, по сути, принадлежала прошлому веку, и ее старомодный викторианский облик заставил Лори почувствовать себя одетой слишком легкомысленно. Манеры старой дамы очаровали ее.

— Я наслышана о вас, моя дорогая — проговорила мисс Фрида. — Наверное, это так приятно — оказаться в Англии после шумной и суетливой Америки, но, надеюсь, мы не покажемся вам слишком скучными.

— Мы постараемся сделать все, чтобы она не скучала, тетя Фрида, — проворковал Роберт. — Ты согласен, брат?

Стивен посмотрел на Лори.

— Если вы позволите, мисс Хартман, мы с удовольствием покажем вам все местные достопримечательности. А мне бы хотелось свозить вас на нашу верфь. Между прочим, мы строим на заказ самые лучшие суда во всем графстве.

— Правда? Я не знала… хотя откуда мне было знать… — торопливо проговорила Лори, стараясь скрыть свое удивление. Это хорошо, что перед ней не просто два богатых бездельника, хотя, с другой стороны, вряд ли они уж так увлечены работой.

А как же она забыла встречу со Стивеном, ведь недаром приняла его за работника! Нет, ну что за дурацкая привычка вечно спешить с выводами. Она подводит ее уже не в первый раз. Ни в чем толком не разобравшись, перекинувшись с человеком парой слов, она тут же составляет мнение о нем — и ошибается.

Лори было приятнее разговаривать со Стивеном, чем с Робертом. А он симпатичный, этот Стивен, с легким замиранием сердца подумала она. Хотя вроде бы похож как две капли воды на своего брата, но в нем нет той жесткости, которая характерна для Роберта. Лори оборвала свои размышления. Нет, в Англии она ненадолго, и, пока она здесь, никаких увлечений.

Между тем Стивен заговорил снова. На лице его играла насмешливая улыбка.

— О, мисс Хартман, как я понимаю, вы уже успели приклеить мне и моему брату ярлык светских шаркунов. Я прав? Решили, что мы умеем только бездельничать?

Он почти угадал. Лори почувствовала, что краснеет.

— Ничего подобного я не думала, — заявила она с такой горячностью, что всем сразу стало ясно — думала, и еще как думала. — Ну, и где же эта судоверфь, которую вы собираетесь мне показать?

И тут же сама догадалась где, вспомнив запах древесных стружек, визг пилы и перестук молотков. Ну да, она же была там совсем рядом и сама узнала бы обо всем, если б удалось разговорить ту женщину в кафе.

— Это недалеко отсюда, — сказал Стивен. — А вы интересуетесь судами, мисс Хартман?

— Ну, сюда я приплыла на пароходе, а обратно собираюсь отправиться на самом большом корабле всех времен… поэтому можно сказать, что я интересуюсь судами.

— Вы поплывете на «Титанике»? — воскликнул Стивен, и Лори от этих слов охватило чувство восторга.

Ее ждет впереди такое приключение… это будет потрясающее завершение ее поездки в Англию, о которой мечтал отец. Лори молча кивнула. Ее вернул на землю едкий голос Роберта:

— Только не надейтесь увидеть что-нибудь подобное на верфи Стивена.

Ну вот, снова повеяло враждебностью, подумала Лори. Она очень чутко улавливала настроение находившихся рядом людей и сейчас с ясностью ощутила дух соперничества. Может, это и неизбежно в отношениях между двумя столь похожими людьми… Похожими, но не одинаковыми. Лори уже поняла, что Роберт, наверное, старший… и что он ей ужасно не нравится.

— Так это не общая ваша судоверфь? — спросила она и тут же поспешила добавить: — Извините, что задаю вопросы о том, что меня совершенно не касается. Я чересчур любопытна.

— В этом отношении моя племянница вся в своего отца, — пришел на выручку лорд Хартман, заметив смущение девушки. — Он был профессором, занимался исследовательской работой, а в ней без любопытства просто нельзя.

— Моего брата всегда привлекали более широкие горизонты, — заговорил Стивен. — Он много путешествовал, хотя в отличие от вас, мисс Хартман, пока что не пересекал Атлантику.

— Может, я еще закажу билет на «Титаник», чтобы посмотреть незнакомые берега, — вставил Роберт. — Что вы на это скажете, мисс Хартман?

— Скажу, что вы опоздали, — сухо ответила Лори. — Я уверена, что все билеты уже распроданы. Кстати, не могли бы вы оба называть меня просто Лори? Мисс Хартман — это так официально.

Господи, подумала она, только бы они не приняли это за фривольность. Но что делать — она не привыкла к светским условностям. И даже если для них это естественно, то она все равно… К счастью, объявили, что обед подан, и, поскольку Стивен повел в столовую свою тетку, Лори оказалась в паре с Робертом, который предложил ей руку.

— Вы приятно отличаетесь от здешних юных леди, Лори, — сказал он, пока все, переговариваясь, занимали места за столом.

— Может, вам так кажется просто потому, что я иностранка? — Лори говорила нарочито холодным тоном. Подобным комплиментом, пусть и произнесенным на совершенном английском языке, ее было не пронять. Лесть была ей не в новинку. Единственное, о чем она не подумала, так это понизить голос. И вот результат — раздался смех Стивена.

— Думается мне, брат, нашла коса на камень. Наша американская кузина не склонна подпадать под твои чары, подобно испанским сеньоритам.

Лори посмотрела на братьев с возрастающим интересом. По их виду можно было догадаться, что оба проводят много времени на свежем воздухе, и, судя по всему, этим они были обязаны не верховым прогулкам и поездкам на автомобиле по окрестностям в поисках развлечений.

— Так вы были в Испании, мистер Коннорс? — спросила она Роберта.

— Я езжу туда часто, мисс Хартман. Кстати, если вы хотите, чтобы я обращался к вам по имени, а оно у вас такое красивое, тогда, пожалуйста, и сами поступайте так же. Какие могут быть церемонии между друзьями?

По его интонации Лори не могла понять, искренен он или за его словами стоит что-то другое.

— Моего брата интересует больше витикультура Испании, нежели приземленное ремесло судостроения в Девоншире, — заметил Стивен.

— Вы меня совершенно запутали, — сказала Лори. — Я не знаю, что означает это слово. Вы не могли бы объяснить?

Если эти двое сочтут ее невеждой, пусть, ей все равно. В Америке дети без стеснения спрашивают, если им что-то непонятно.

Стивен приподнял над столом свой бокал.

— Это выращивание винограда и производство виноградных вин, — сказал он. — Испания знаменита своими винами, Роберт привез из последних поездок прекрасную коллекцию. Его любовь к хорошему вину как раз и объясняет, среди прочего, почему его так тянет в эту страну, хотя в последнее время он вроде бы решил сделать небольшую передышку.

Роберт засмеялся.

— Я бы сказал иначе, брат. Мною движет скорее страстная любовь к этой стране, а не просто банальный интерес.

Чувствовалось, что они оба что-то недоговаривают, на что-то намекают. Решив, очевидно, что всего этого на один вечер уже достаточно, Фрида Коннорс любезно обратилась к Лори: не играет ли та на фортепьяно, и если да, то не сыграет ли она им что-нибудь после обеда. Да уж, она точно из прошлого века, подумала Лори, когда от молодых девушек ждали непременно демонстрации своих талантов перед почтенным собранием.

— К сожалению, я не удосужилась научиться играть, меня больше привлекали книги…

— Как это современно, — пробормотала тетушка.

— Да нет, просто мой отец считал, что я должна заниматься тем, что меня привлекает, а музыка как раз не входила в этот перечень, хотя я люблю слушать, как играют.

На выручку Лори снова пришел дядя:

— Моя племянница — продукт своего времени, мисс Коннорс, так же как мы с вами — своего. Было бы странно, а то и того хуже, если б люди не шли в ногу со временем.

— Ну, уж вы-то точно идете, — буркнула мисс Коннорс. — Я изредка слышу шум ваших автомобилей, которые отравляют воздух газами и нарушают естественный ход вещей.

— Ах, тетя, вы же сами любите прокатиться на моей машине, — сказал Стивен. — И не говорите, что вам не нравится.

— Но ты ездишь аккуратно и не носишься по окрестностям, как некоторые, — не сдавалась мисс Фрида.

Лори постаралась ненароком не столкнуться взглядом с Робертом, а то возьмет да и напомнит еще раз, как она чуть не столкнулась с его конем. Вместо этого она вдруг обнаружила, что на нее в упор смотрит Стивен, и у нее екнуло сердце.

— И как долго вы планируете пробыть у нас, мисс Хартман? — продолжала Фрида.

— Она уже говорила, — с нескрываемым раздражением сказал Роберт. — Она поплывет в Америку первым рейсом «Титаника», в апреле.

— Я понимаю, что вы ждете, не дождетесь этого путешествия, Лори, — заговорил Стивен. — Но мне очень жаль, что вы не задержитесь подольше.

Мы собираемся дать в мае бал-маскарад по случаю нашего общего дня рождения, будет очень весело. Вам наверняка бы понравилось.

— Я уверена в этом, но билет уже заказан, так что ничего не поделаешь, — сказала Лори, изображая огорчение. Кто, интересно, будучи в здравом уме, откажется от путешествия на замечательном пароходе ради какого-то бала-маскарада? Должно случиться что-то воистину экстраординарное, чтобы она отказалась от билета.

На всякий случай она решила больше не встречаться глазами со Стивеном, потому что это было бы последнее дело — по-настоящему кем-то увлечься. Флиртовать — это одно, а вот влюбиться — это никоим образом не входит в планы мисс Лори Хартман, тем более что она не собирается здесь задерживаться надолго.

К тому времени, когда семейство Хартман покинуло Коннорс-Корт, Лори успела получить два туманных приглашения. Роберт предложил поучить ее верховой езде, а Стивен — познакомить с секретами судостроения.

— На мой взгляд, то, что предлагает Стивен, покажется тебе скучным, — заметила тетя по дороге домой. — Вот уж не думаю, чтобы судостроение могло заинтересовать молодую девушку.

— Наоборот! Мне очень хочется посмотреть, как получается корабль. А насчет верховой езды… вряд ли Роберт будет мною доволен.

— Ах, этот Роберт… — пробормотал лорд Хартман.

— Что Роберт? — Лори резко повернулась к дяде. — Что-то вы загадками говорите. Или вы знаете о нем что-то такое, что я, по вашему мнению, не должна знать?

— Я не люблю сплетни, но в данном случае…

— Ради бога, что ты все вокруг да около! — воскликнула Элен. — У Роберта не слишком хорошая репутация, Лори. Он всегда был бродягой и авантюристом, а еще поговаривают, что он увивается за женщинами, особенно за границей, где о нем никто не слышал. Мне кажется, лучше тебе знать это заранее.

— Спасибо большое, тетя, что вы мне это сказали, — с чувством произнесла Лори.

Про себя она подумала, что Роберт Коннорс ее нисколько не волнует.

— Они оба не женаты, да? — спросила она безразличным тоном.

— Даже не помолвлены, — ответил дядя. — Роберту как-то удается не попадать в ловушку, а Стивен… он, я думаю, женится, лишь, когда встретит подходящую женщину. Он слишком погружен в свой бизнес.

— А что с этой витикультурой, о которой говорил Роберт? Я думаю, для этого ему надо быть в Испании. У вас же здесь виноград вроде бы не растет…

— Не растет, и никогда не рос, хотя Роберт подумывает об этом. Он в Англии уже несколько месяцев, а вообще в Испанию ездит именно по этой причине. По крайней мере, под этим предлогом.

— А вы в это не верите? — спросила Лори. Она в жизни не встречала братьев, которые бы так различались и вызывали у нее такое любопытство.

— Твой дядя считает, что это просто отговорка, а на самом деле он ездит совсем не за этим, — проговорила Элен. — Порезвиться на просторе, так сейчас говорит молодежь, да?

— Что-то вроде, — со смехом сказала Лори. — Хотя, с другой стороны, почему бы ему и не погулять в женской компании, если его ничто не связывает? Ведь с деньгами-то у него все в порядке.

Сказав это, Лори сама почувствовала, что брякнула лишнее: не ее это дело, сколько денег у Коннорсов. Хотя достаточно было посмотреть на прекрасный дом и поместье, чтобы понять — денег у них предостаточно. Девушка, которая выйдет замуж за одного из братьев, не будет нуждаться ни в чем.

Лори быстро отбросила мысль о замужестве. Не для этого она здесь. Все, чего она хочет, — это почувствовать атмосферу прекрасного уголка Англии, который так любил ее отец, и близко познакомиться со своими милыми, немножко эксцентричными родственниками.

— А что насчет Стивена? — спросила она. — Он собирался повозить меня по окрестностям. Надо мне чего-нибудь опасаться?

— Да нет, разве что вздумаешь ему намекнуть, что он чересчур увлечен своим делом, которое того не стоит.

— А я не стану. Мне это кажется очень симпатичным. И вообще он мне ужасно нравится, он совсем не такой, как его брат.

Элен рассмеялась.

— На твоем месте я не стала бы обольщаться, Лори. Он унаследовал от отца те же самые черты, что и Роберт, у него такой же трудный характер, только он лучше владеет собой.

Лори решила, что хватит демонстрировать свой интерес к Коннорсам, пока тете не вздумалось заняться сватовством.

— Дядя, вы бывали в Лондоне? — спросила она.

— Несколько раз, но жить там мне бы не хотелось. Для того, кто пожил в английской деревне, она на всю жизнь останется единственным местом, где хочется жить, особенно если она в благословенном Девоне, — сказал он с улыбкой.

А Роберт Коннорс так не считает, подумала Лори. Он старается держаться подальше от Девона. Другое дело — Стивен, он просто влюблен в родные места и свое дело. Внешне братья очень похожи, а по темпераменту и характеру являют собой две противоположности. Ну вот, она снова думает о них, черт бы их побрал.

— Мне хотелось бы съездить в Лондон, увидеть своими глазами то, о чем мне рассказывал отец. Как вы думаете, это возможно? Я могла бы поехать туда на поезде или на автобусе и остановиться на пару дней в гостинице.

— Одна?! Ни в коем случае! — воскликнула тетя. — Это очень опасно!

— Я вполне самостоятельная, тетя Элен. Если я сама совершила плавание через Атлантический океан, так что такое произойдет, если я съезжу в Лондон?

Она старалась говорить спокойно, но такое покушение на ее независимость, пусть даже продиктованное заботой, ей совсем не понравилось.

— А что, если мы все вместе поедем? — послышался голос дяди. — Как ты, Лори, — не против, если две развалины поводят тебя по Лондону, а?

— Конечно, нет, — ласково сказала Лори. — Ни на кого другого, кроме как на двух развалин, я просто не соглашусь!

Сказав это, Лори вдруг подумала, что, не дай бог, они обиделись, а это самое последнее, чего она хотела бы. Со дня ее приезда прошла уже целая неделя, и все было замечательно. Она с удовольствием обследовала все уголки и закоулки Хартман-Хауса и прилегающего к нему побережья. Но этого было недостаточно. По натуре человек деятельный, Лори не могла сидеть в праздности, и ее с каждым днем все больше тянуло прочь из дома.

Случай подвернулся через несколько дней, когда к дому подъехал, фырча, знакомый ей маленький автомобильчик. Лори с тетей были в оранжерее, любуясь экзотическими цветами и попивая свежеприготовленный лимонад. Водителя они увидели сквозь стекло, еще, когда тот вылезал из машины, а через минуту он появился в дверях, принеся с собой соленое дыхание моря.

— Добрый день, леди, — сказал он веселым голосом. — Рад видеть вас в добром здравии, надеюсь, вы простите мне столь вольный визит. Но мы через пару дней спускаем на воду яхту — это будет пробный спуск, пока что без оснастки. Вот я и подумал, что Лори интересно посмотреть, как это происходит, и поучаствовать в банкете, который будет устроен по этому случаю.

— О господи, конечно, интересно! Это просто чудо что такое! — воскликнула Лори.

По лицу Стивена было видно, что ему приятна столь восторженная реакция девушки.

— Вы не думайте, что это всегда так. Нет, уверяю вас, обычно все проходит очень скромно. Просто на сей раз наш клиент — член парламента, и он везет из Лондона всю свою семью. По его поручению мы заказали зал в гостинице для небольшого банкета.

Голубые глаза Лори засияли.

— Какая прелесть! Я чувствую себя польщенной тем, что вы меня пригласили посмотреть, как живут избранные.

Тут послышался голос Элен, которая учтиво поинтересовалась, не желают ли молодые люди освежиться стаканчиком лимонада, и они оба — Лори и Стивен — посмотрели на нее так, словно только что вспомнили о ее существовании. У Лори мелькнуло в голове, вдруг тетя чувствует себя униженной из-за того, что ее не пригласили. Хотя ведь список гостей ограничен, пусть даже банкет дает сам член парламента.

— Тетя Элен, вы не против, чтобы я приняла приглашение? — поспешно спросила Лори.

— Ни в коем случае, если приглашение исходит от достойного человека. А Стивена я отношу как раз к таким людям. И вообще, дорогая, пока ты здесь, ты совершенно вольна в своих поступках.

Кроме самостоятельной поездки в Лондон, добавила про себя Лори. Но тут ее мысли перескочили на Стивена. Отцу он наверняка понравился бы. Он с такой же страстью относится к своей работе, как относился отец. И хотя Майлз Хартман был человеком умственного труда, а не физического, оба получали одинаковое удовольствие от своей работы. Неудивительно, что именно Стивен привлек ее внимание.

Лори поймала себя на том, что смотрит на его руки. Крупные, жилистые, но вовсе не грубые. Что бы он там ни делал своими руками, это все же не рабочий, а джентльмен, который с удовольствием занимается физическим трудом. А какие у него длинные сухие пальцы. Лори вдруг представила, как они касаются ее, и покраснела…

— Ну, хорошо, — с наигранной веселостью произнесла она. — Говорите, Стивен, когда это будет и во сколько начнется, чтобы я отметила в своем расписании визитов.

Хотя какие это визиты? Всего лишь послеобеденное чаепитие у нескольких знакомых леди Хартман. Нельзя сказать, чтобы это было уж очень скучно, но разве можно сравнить с празднеством по случаю спуска на воду яхты!

А еще она встретится с членом парламента, ни больше ни меньше. Как отец обрадуется…

У Лори вдруг защипало глаза — она вспомнила, что его нет, и он никогда не узнает о ее поездке в Англию. От грустных мыслей ее отвлек голос Стивена, который, оказывается, что-то сказал.

— Я спросил, Лори, вы не против, чтобы съездить на верфь, посмотреть, как там работают?

— Что, прямо сейчас?

Господи, что она говорит… А ведь она всегда считала себя человеком уравновешенным, никогда не теряющим самообладания.

— А почему бы нет?

Леди Хартман решила вмешаться.

— Что это вы никак не договоритесь. Соглашайся, Лори, и поезжай. А вы, Стивен, когда привезете ее обратно, останетесь с нами пообедать. У нас без церемоний.

— Вы очень любезны, я с удовольствием. Лори была рада, что это внезапное приглашение не включает и Роберта. В конце концов, они же не сиамские близнецы, чтобы всюду появляться вместе, подумала она.

— Тогда подождите минуточку, — торопливо проговорила она, глядя на Стивена, — я сбегаю за жакеткой.

Лори побежала к дому, потом на второй этаж в свою комнату, по дороге уверяя себя, что ее сердце гулко бьется от неожиданности, а не от чего-то другого. Ей не хотелось признаваться себе, что это «другое» существует, что Стивен Коннорс ей нравится ужасно, хотя она, по сути дела, его совсем не знает, а ведь она и раньше влюблялась вот так, словно головой в омут, и ничего хорошего из этого не получалось.

Лори решительно дернула плечами и поправила ворот жакетки, глядя на себя в зеркало. Однажды она влюбилась в одного студента, блиставшего в спортивной команде колледжа, где работал отец, влюбилась горячо и страстно, чего прежде с ней ни разу не бывало.

Но когда он захотел от нее больше, чем она была готова ему дать, он тут же нашел себе другую, попокладистее, а Лори бросил. Это было так ужасно. Она ни за что не полезет в эту западню, как бы ей кто-то ни нравился. И ни за что не станет торопиться, пусть даже для этого ей придется бороться с собой.

Лори отвернулась от зеркала. Зачем она все это себе говорит и обманывает себя? Ведь ясно же, что заставлять себя не влюбиться — это все равно, что пытаться остановить морской прилив. Ну вот, уже и морские сравнения в голову приходят… Лори выбежала из комнаты, преисполненная решимости не влюбляться ни в одного из братьев Коннорс.

— Ну и как вам нравится Девон? Это то, что вы ожидали? — спросил Стивен, когда автомобиль, надсадно взвывая, вез их по усыпанным прошлогодней листвой дорожкам по направлению к побережью.

— Он как раз такой, как описывал отец, — ответила Лори. — Может, я покажусь вам сумасшедшей, но мне здесь все как будто знакомо.

— Что вы! Человек вернулся домой… это же естественно.

Лори удивленно посмотрела на него.

— Какие странные вещи вы говорите!

— Ну, я так подумал.

— Нет, все иначе. Просто здесь все выглядит так, как мне рассказывал отец. Он говорил, что если мне когда-нибудь доведется попасть в Девон, то у меня будет такое чувство, словно я вернулась домой, потому что Девон у меня в крови.

— Может, вам нужно здесь остаться, — сказал он как бы про себя.

Лори затрясла головой.

— Я же вам вчера говорила: это просто поездка, путешествие, билет домой уже заказан…

— Знаю, знаю. На знаменитом «Титанике». Но вы же можете еще передумать. Насколько я знаю, это свойственно молодым женщинам. — В голосе Стивена слышалась усмешка.

— Не говорите за всех. Я, например, ни за что не передумаю. В конце концов, что такое может случиться, чтобы я отказалась от такого путешествия? Вот вы, например, передумали бы?

— Ну, это зависит от того, почему мне захотелось бы остаться. К примеру, вы можете почувствовать, что не в силах покинуть место, где родились… или еще что-то.

Лори решила, что разговор переходит на личное, а это ни к чему.

— Мы можем поговорить о чем-нибудь другом? Не очень-то порядочно с вашей стороны пытаться нарушить мой душевный покой, когда я столько мечтала о путешествии на «Титанике»!

— Может, вы и правы, — согласился Стивен. — Ну, тогда, что вы думаете о нас, девонской деревенщине?

Лори невольно заулыбалась, потому что прозвище «девонская деревенщина» ну никак не подходило к Стивену Коннорсу, да и к его брату тоже.

— Если вы напрашиваетесь на комплимент, то я скажу так: я счастлива, что я здесь и все относятся ко мне с таким радушием. Это вас устраивает?

— Пока да. А там, дома, вас ждет кто-нибудь?

— Не слишком ли много вы хотите знать?

— Не слишком. Просто мне не хотелось бы думать, что я перехожу кому-то дорогу, если скажу вам, что вы самая милая девушка из всех, кого я встречал. Ну, так как?

Можно было с легкостью избавиться от ухаживаний Стивена или еще кого-то, если бы таковой появился, сказав «да». Так и подмывало сообщить, что у нее есть жених, который ждет не дождется той минуты, когда она сойдет на берег в Нью-Йорке, чтобы тут же увезти ее в Бостон. Да только Лори Хартман считала ниже своего достоинства прибегать к таким уловкам.

Она покачала головой.

— Нет, никому вы дорогу не переходите. Но я никаких интрижек тут заводить не собираюсь, да и замуж тоже…

— Ну, тогда все в порядке. Потому что я предложения не делал, — подхватил он.

Лори украдкой взглянула на него. Он был серьезен, губы крепко сжаты. Но пока она раздумывала, уж не обидела ли его чем-нибудь, лицо его осветилось улыбкой.

— Я пошутил, Лори, и не стану говорить, что полюбил вас с первого взгляда и на всю жизнь. Вы не ищете, за кого бы выйти замуж, а я — на ком бы жениться, такой расклад вас устраивает, мэм? — Он смешно передразнил ее акцент.

Во время разговора он на какое-то мгновение сжал ее руку. И этого было достаточно, чтобы рука Лори чувствовала это прикосновение всю дорогу до самой верфи. А то, что при этом сердце у нее билось как сумасшедшее, а в висках стучало, наполнило ее душу тревогой.


Глава первая | Вмешательство провидения | Глава третья