home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава четвертая

Уже очень скоро Лори стала чувствовать себя в Англии действительно как дома. Одним из самых ярких впечатлений стал тот день, когда дядя довез ее до Коннорс-Корта, где ее уже ждал Стивен, и они вдвоем отправились на его машине в Кингкум на банкет по случаю спуска на воду яхты сэра Джералда Хокеса.

Он оказался именно такой, каким его описывал Стивен — высокий и дородный, как дядя Вернон, шумный и жизнерадостный. Вместе с ним приехали его супруга, две молоденькие дочери и сын, долговязый подросток.

Леди Хокес сразу выделила Лори, поняв по ее произношению, что она из Америки, и, когда церемония спуска на воду благополучно завершилась, и все собрались в гостинице, чтобы выпить шампанского, пригласила ее сесть рядом с собой.

— У нас частенько бывают туристы, посещающие Лондон, и американцы нам нравятся больше всех, такие приятные люди. Очень вас прошу, будете в Лондоне, непременно заходите к нам. А скажите-ка мне, у вас с этим бравым молодым человеком, мистером Коннорсом, что-то есть?

Было очевидно, что эта женщина, пусть она и супруга члена парламента, любит посплетничать.

— Нет, что вы! — запротестовала Лори. — Это просто сосед моего дяди, он любезно пригласил меня на этот праздник как иностранку.

Леди засмеялась.

— Ну, может, на ваш взгляд, это и так, моя дорогая юная леди, но мне со стороны виднее. Он положил на вас глаз, мисс Хартман, уж поверьте мне, я в таких вещах никогда не ошибаюсь. — Она мгновение помолчала. — А это верно, что вы поплывете домой на «Титанике»? Как это, должно быть, волнующе.

— О, мэм, как вы правы! Я уверена, что это плавание я запомню на всю жизнь.

— А мы все пытаемся ее отговорить, — вмешался в разговор Стивен, сидевший поодаль. — Чтобы узнать получше, что мы за люди, она должна побыть здесь подольше.

— Вот видите, мисс Хартман? — проговорила вполголоса леди Хокес, заговорщицки глядя на Лори. — Разве не ясно, кого имеет в виду молодой человек, когда говорит о людях, которых вы должны узнать получше. Себя, конечно!

Хорошо хоть Стивен не слышит, испуганно подумала Лори. Между тем Стивен продолжал:

— Ну а если она настоит на своем и отправится домой в апреле, нам — я имею в виду себя и ее родственников — ничего не останется, как поехать в Саутгемптон, чтобы помахать ей на прощание, что, как вы понимаете, полностью меняет дело.

— Ой, Стивен, умоляю, прекратите! — Лори принужденно засмеялась. — А то у сэра Джералда и леди Хокес сложится превратное мнение…

— Ничуть, моя прелесть, — пророкотал член парламента, и Лори подумалось, что с таким голосом можно в один момент уничтожить всякую оппозицию в палате общин. — Любой парень, зная такую девушку, как вы, конечно же, постарается удержать ее при себе, и будет сходить с ума от ревности, когда она уедет, особенно если вспомнить, что рассказывают обо всех этих интрижках и романах во время плавания на пароходе.

— Но это все неправда, — с трудом выговорила Лори, чувствуя, что эти сэр и леди Хокес, действуя каждый на свой манер, в конце концов, ее доконают. — Мы со Стивеном друзья, и больше ничего.

Сэр Джералд хохотнул, наклонился к Лори и, подмигнув, похлопал ее по руке.

— Понятно. Только, между прочим, мисс Хартман, из друзей-то и получаются самые лучшие влюбленные пары.

Лори, которая, сама того не замечая, сидела, задержав дыхание, с облегчением выдохнула. На какой-то ужасный миг ей показалось, что он скажет: из друзей получаются самые лучшие любовники… что было бы уж совсем ужасно.

Находиться в компании столь знатной четы было лестно, и все же Лори обрадовалась, когда сэр Джералд со всем семейством погрузился в свою дорогую машину и отбыл в Лондон.


— Ну и как вам наши горожане? — спросил Стивен по дороге в Хартман-Хаус.

— Я сама горожанка. Они мне понравились…

— И вы им тоже. Как я слышал, леди Хокес пригласила вас погостить в ее доме, если вы надумаете приехать на несколько дней в Лондон?

— Да нет, она выразилась не так, да и вряд ли это получится. Я хочу побывать в Лондоне, но дядя не пускает меня одну, они с тетей решили ехать со мной. Но я непременно загляну к леди Хокес, когда буду там.

Лори хихикнула, Стивен посмотрел на нее с удивлением.

— Просто я подумала, как это я нахально выразилась — мол, загляну к ним, к таким значительным людям.

— Вы тоже значительная персона…

— Может быть, для своих родных и друзей, но эти люди — совсем другое дело.

— По сути, мы все одинаковы, Лори. Мне казалось, у вас в Америке считается, что все люди рождаются равными. Или я ошибаюсь?

— Знаете нашу конституцию? Как вы хорошо осведомлены… я имею в виду для англичанина. — Лори снова хихикнула.

Стивен засмеялся и, переходя на американский говор, произнес:

— Милочка, если хочешь, я больше не стану выходить из образа узколобого англичанина.

— Не хочу. Вы мне нравитесь такой, какой есть. Только не вообразите себе чего-нибудь. Я просто люблю всех своих друзей.

— А я люблю своих, — произнес он, глядя перед собой.

Лори посмотрела на его профиль. Он был снова в шоферских очках и кепке, из-за которых она при первой встрече не заметила его сходства с братом. Но сейчас-то она его видела. Та же твердая линия подбородка, те же резкие черты лица…

— Господи боже мой, вы только посмотрите, кто вернулся, легок на помине, — воскликнул Стивен. Лори обернулась и увидела бешено скачущего по полю всадника.

Сердце у нее подпрыгнуло. Что-то было такое в этом лихом наезднике с развевающимися полами сюртука, отчего женская душа наполнялась смутной тревогой. Нет, Лори вовсе не тянуло к Роберту Коннорсу, и все же она не могла не признаться себе, что в нем есть что-то чрезвычайно привлекательное для женщин.

— Но вы же знали, что в один прекрасный день он появится, — пробормотала она.

— Знал, конечно. Только частенько, стоит ему появиться, и начинаются неприятности, и это еще мягко сказано.

Стивен остановил машину, и Роберт подъехал к ним.

— Я вижу, брат, ты не терял времени даром, решил, пользуясь моим отсутствием, поближе познакомиться с очаровательной мисс Хартман.

— Мне как-то не пришло в голову, что у тебя право первенства, — холодно произнес Стивен.

— Но сейчас, когда я здесь…

— Сейчас, когда вы здесь, мистер Коннорс, я сама решу, хочу ли продолжать знакомство с вами или с кем-то еще, — вмешалась Лори, возмущенная тем, что братья говорят так, будто ее здесь нет.

Роберт расхохотался.

— О, разумеется! А вы обещали, что будете брать у меня уроки верховой езды, не забыли? Подъезжайте завтра часа в три к Коннорс-Корту, а я подготовлю для вас смирную лошадку. Если у вас нет подходящего костюма, переоденетесь у нас в конюшне.

Не дав Лори сказать хоть слово, он дернул поводья и умчался. Вот нахал, подумала Лори.

— Надеюсь, вы приедете, — сказал Стивен.

— Вы думаете, стоит?


На следующий день Лори отправилась в Коннорс-Корт на том же дядюшкином «форде», который после первой поездки брала уже не раз. Она успела привыкнуть к езде по девонширским дорогам, требующей осторожности.

Сегодня ей предстояло сесть на лошадь — перспектива, которая не очень ее вдохновляла. Да, она не умеет делать всего того, что из поколения в поколение умели хорошо воспитанные английские леди, — ездить верхом и играть на музыкальных инструментах. Но это же не делает ее хуже. Она обладает кое-какими другими хорошими качествами. Хотя, наверное, если супруга местного землевладельца отличается любознательностью и интересом к истории, вряд ли кто-то это оценит. Ну и пусть, она и не собирается выходить здесь замуж.

Элен достала из кладовой жакет и бриджи для верховой езды, купленные когда-то для девушки, которая некоторое время была у них на воспитании, но так и оставшиеся в магазинной упаковке. Костюм подошел, и Лори обрадовалась, что ничего не придется брать у Роберта Коннорса.

— Боги благосклонны ко мне, послав мне такую элегантную ученицу, — сказал Роберт, когда она подъехала к конюшне. — К сожалению, у меня неожиданно возникло срочное дело, но Стивен вызвался заменить меня.

Его оценивающий взгляд скользнул по зачесанным вверх светлым волосам, сколотым на затылке, по груди, обтянутой зеленым жакетом, по бежевым бриджам, заправленным в кожаные сапоги. То, что он видел, ему явно нравилось. Лори занервничала, как нервничала всегда, когда ее так беспардонно разглядывали.

— Спасибо, я с удовольствием покатаюсь со Стивеном, — сказала она отрывисто. — Но где же он? Или мы тут целый день будем стоять и смотреть друг на друга?

— Это было бы прекрасно, — ухмыльнулся Роберт, — но он сейчас придет.

Из конюшни вывели пегую кобылу с большими добрыми глазами. Ее нельзя было назвать крупной, но, когда ее подвели к Лори, она показалась ей огромной. У Лори замерло сердце.

Кобыла была уже оседлана, и молодой конюший подставил ей колоду, чтобы взобраться наверх. К счастью, в это мгновение появился Стивен, и Роберт, откланявшись, ушел.

— Не знаю, как у меня получится, — неуверенно проговорила Лори.

— Вы переплыли целый океан, а теперь боитесь эту милую лошадку? Да Молли и мухи не обидит, не бойтесь!

Говоря это, Стивен положил руку на морду кобылы, и та уткнулась носом в его ладонь, перебирая мягкими губами. Вроде послушная, подумала Лори и, наткнувшись на взгляд Стивена, в котором сквозил вызов, поняла, что отступать некуда.

— Ладно, давайте начнем, — сказала она. Стивен показал ей, как держать поводья и в случае необходимости натягивать их, сказал, что, если она захочет, чтобы Молли прибавила ходу, надо слегка сдавить каблуками ее бока. Все это время Лори сидела на кобыле, остро ощущая, какое это могучее животное, хотя и кажется небольшой и послушной искусному наезднику, и молилась про себя, чтобы не показаться Стивену полной идиоткой.

Стивен легко взлетел на спину своего рыжего жеребца.

— Надеюсь, мы не поскачем галопом? А то я непременно свалюсь, а мне хотелось бы вернуться целой, — проговорила она с напряженной улыбкой.

Стивен засмеялся, и они тихим шагом двинулись от конюшни. Но к тому времени, когда они выехали в поле, Лори уже немножко освоилась и даже послушалась совета Стивена прибавить ходу. Неожиданно они оказались на пустынном песчаном пляже, и Стивен предложил отпустить поводья — пусть Молли бежит, как хочет, дескать, ей это понравится.

— Чего вы опять боитесь, Лори? Разве вас не тянет попробовать что-то, чего еще не пробовали?

Лори почувствовала, что краснеет. Что он себе позволяет и что это за намеки? Она не девочка-подросток и не забитая кухонная девчонка, которой суждено пасть жертвой хозяйского сынка где-нибудь в темном углу… но и не ветреная, неразборчивая в связях девица, даже если и воспитана в духе иной, более демократичной культуры.

В гневе почти не соображая, что делает, Лори с силой вдавила каблуки в бока Молли, и кобыла рванула вперед. Лори завизжала, Стивен закричал ей вслед, чтобы тянула поводья на себя.

— А я что делаю, как вы думаете?! — прокричала она в ответ. Шпильки выпали, и волосы рассыпались по плечам, в глаза попадали песчинки. Лори вцепилась в шею кобылы, лихорадочно пытаясь успокоить ее. Все напрасно. Кобыла, всхрапывая, мчалась вперед.

Но вот Стивен рядом, перехватывает у Лори поводья, кобыла резко останавливается, вздымая песчаный вихрь. Стивен гладит Молли и смеется…

Он смеется! Придется переменить свое мнение о его чувстве юмора.

Лори сползла с кобылы и чуть не упала — ноги были словно ватные.

— Вам что, это кажется смешным?! — прокричала Лори и растерянно умолкла.

— Со стороны это и вправду выглядело забавно, — ответил Стивен. — Вы сами во всем виноваты: сдавили ей бока, дав понять, что она может пуститься в свой любимый галоп. Только сделали это слишком неожиданно, она испугалась…

— Я ее испугала?! А она меня что, не испугала? Она же была совершенно неуправляема!

— Глупости. Она замедлила бы ход в ту самую минуту, как вы убрали бы свои каблуки от ее боков. Правда, девочка?

Стивен, который уже успел спешиться, ласково погладил морду кобылы, достал из кармана и протянул ей на ладони несколько кусочков сахара.

Только о лошади и заботится, с возмущением подумала Лори. Конечно, считается, что джентльмен непременно должен любить животных и детей, но ей вовсе не хотелось чувствовать себя виноватой в сумасшедшей скачке Молли по пескам. Лори отвернулась и застыла, сложив руки на груди и глядя на море. Постепенно ее дыхание выровнялось, гнев утих. Неожиданно чьи-то руки обхватили Лори сзади за плечи, и сердце ее подпрыгнуло и упало.

— Вы должны простить меня, Лори, что я был недостаточно внимателен к вам. Но с вами ничего не случилось, пострадала разве что ваша гордость, а лошадь стоит немалых денег…

— А я не стою ничего, — фыркнула Лори. После первого приступа тревоги ей вдруг стало весело.

— Ну, не сказал бы, моя дорогая девочка.

До Лори вдруг дошло, что они совершенно одни на пустынном берегу. Еще не придумав, что бы такое остроумное и колкое сказать, она резко развернулась, и… в следующее мгновение Стивен впился в ее губы долгим, нежным поцелуем, одной рукой захватив пряди волос на спине, а другой обхватив ее за талию, так что у нее не было никакой возможности увернуться.

В конце концов Лори все-таки удалось вырваться.

— Что вы делаете? — сердито проговорила она. — Вы что, не понимаете, как расстроятся мои тетя и дядя, если узнают, что вы пытались меня скомпрометировать?

Господи, что она несет! Он подумает, ханжа какая-то… Однако в ответ Стивен выпалил такое, от чего ей стало еще хуже.

— Я пытался скомпрометировать вас?! — кликнул он. — Господи, убереги меня от благочестивых женщин, которые не способны различить искренний сердечный порыв. И не говорите мне, что там, в вашем Бостоне, парни не подстерегают случай, чтобы поцеловать хорошенькую девушку.

— Может, некоторые так и делают, — ледяным тоном сказала Лори. — Но есть и такие, которые сначала заручаются согласием. Я думала, английские джентльмены относятся ко второй категории. Итак, мы поедем дальше или урок закончен?

Стивен пожал плечами.

— Вообще-то не закончен. Если вы пообещаете не говорить, что я вас соблазняю, я помогу вам сесть на лошадь, а для этого я так или иначе должен до вас дотронуться.

Лори собрала волосы в пучок и кое-как заколола оставшимися шпильками, после чего с помощью Стивена взгромоздилась на Молли. И только теперь она по-настоящему испугалась, вспомнив давешний галоп. Нет, ей совершенно не хочется ездить верхом, это не для нее. Лошади неторопливо потрусили по песку.

— Мне кажется, Молли мелковата для вас, — заметил Стивен. — Роберт сглупил, выбрав ее, вам наверняка было бы удобнее на более крупной лошади.

— Нет, не надо, не беспокойтесь, я не намерена повторять этот эксперимент, — сказала Лори.

— Жаль. У вас хорошая посадка.

— Лори бросила быстрый взгляд на Стивена, но он смотрел прямо перед собой, так что осталось неясным, говорит он серьезно или снова смеется над ней. На всякий случай она решила не уточнять.

Но вот пляж остался позади, лошади, двигаясь легким галопом, вынесли их на вересковую пустошь и двинулись через поля обратно к Коннорс-Корту. Лори мало-помалу окончательно успокоилась. В голове крутились только две мысли. Первая — как хорошо, что никто не видел, как она себя глупо вела, а вторая — о поцелуе.

— Ну, как, понравилось? — спросил дядя, когда Лори лихо въехала во двор и с ходу затормозила, мечтая только об одном — о горячей ванне.

— Стивену понравилось, — ответила Лори. — Что до меня, то мне больше нравится ездить на четырех колесах.

Вернон Хартман рассмеялся.

— Как ни странно, мне тоже. Если ты сегодня больше никуда не собираешься, зайди к тетке, ей что-то не очень хорошо.

— Она прекрасно себя чувствовала, когда я уезжала. Надеюсь, ничего серьезного.

— Я тоже надеюсь, но все-таки попрошу доктора Вайна заехать завтра, пусть послушает ее. Этот кашель совсем ее извел.

Лори почувствовала, что дядя крайне обеспокоен. Хотя после смерти отца прошел уже целый год, она только-только свыклась с мыслью об утрате, и сейчас, когда она нашла таких замечательных родственников, ей даже и думать не хотелось о том, что с тетей Элен что-то может случиться.

— Я иду к ней, — сказала Лори, забыв о ванне. Она торопливо пошла к дому.

Тетя сидела в гостиной, устремив взгляд в окно. Может, Лори просто заранее приготовилась увидеть что-то плохое, но лицо Элен показалось ей таким бледным и осунувшимся, что у нее защемило сердце.

— Дядя Вернон говорит, вы не очень хорошо себя чувствуете, тетя Элен, — сказала она. — Я могу чем-то помочь?

Элен грустно улыбнулась.

— Увы, моя дорогая. Вот если б я могла сбросить годков десять… Но такого чуда не можешь сотворить ни ты и никто другой. Да не беспокойся так. Это просто обычное весеннее недомогание, и больше ничего.

— Дядя Вернон говорит, вам надо показаться врачу.

— Он все преувеличивает. Дай ему волю, так он просто замучает меня своей заботливостью. Вот почему я стараюсь ему особо не докучать своими пустяковыми женскими проблемами.

Элен закашлялась и кашляла долго-долго, не в силах остановиться. Лори с ужасом смотрела, как с лица тети исчезают последние краски, и оно становится мертвенно-белым. Она оцепенело застыла, не зная, что делать, но тут тетя сквозь кашель хрипло проговорила:

— Оставь меня на несколько минут, Лори. Это пройдет, всегда проходит. Не тревожься обо мне.

— Тогда я пойду, сниму верховой костюм и приму ванну.

— Иди, конечно. Скажи Мейзи, чтобы все приготовила.

Элен перестала кашлять и откинулась на спинку кресла, закрыв глаза.

Лори нашла служанку и, пока та наполняла ванну в роскошной ванной комнате, недавно оборудованной лордом Хартманом, принялась ее расспрашивать:

— У тети давно начались такие приступы? Пойми, я очень обеспокоена.

— Мы тоже все беспокоимся, — ответила девушка. — Уже года два, если не больше, она кашляет. Доктор бывает частенько, да что толку: выписывает ей микстуру от кашля, и все.

— Ясно. Ну что ж, спасибо.

— Не за что, мисс. Ваши полотенца вот здесь, на полке. Еще что-нибудь нужно?

— Нет, ничего, спасибо.


Весь остаток дня Лори исподтишка следила за Элен, пытаясь запомнить, сколько раз и как часто та кашляет. В конце концов, Элен это заметила, о чем не преминула заговорить, когда вечером они сидели за кофе в гостиной.

— Лори, дорогая, — начала она, — прошу, не следи за мной больше. Я пока не собираюсь умирать!

— Простите, тетя Элен, — смутилась Лори, — я просто очень беспокоюсь о вас.

— Это совершенно ни к чему, я же говорила. Завтра приедет доктор Вайн, выпишет мне свою знаменитую микстуру, и все будет в порядке.

Но не успела она договорить, как зашлась в надсадном кашле. Подбежавший муж принялся хлопать ее по спине.

— Ради бога… — прохрипела Элен. Из ее глаз катились слезы. — Ты же мне синяков наставишь.

Этот эпизод обеспокоил Лори до крайности. Ночью она долго не могла уснуть, думая об этом, и решила поговорить с врачом с глазу на глаз.


Глава третья | Вмешательство провидения | * * *