home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава восьмая

Элен держалась прекрасно. Лори восхищалась ее самообладанием. На следующий день после их возвращения из Лондона был приглашен доктор Вайн, которому вручили письмо от мистера Джеллимена и перечень его предписаний. Были приготовлены новые микстуры, которые, впрочем, заметного эффекта не давали. Но поскольку Элен собиралась и дальше демонстрировать всем, что она здорова, вопрос о приглашении Коннорсов на обед не встретил никаких возражений с ее стороны.

Если не считать частых отлучек Элен в свою комнату для ингаляций, то единственным свидетельством ее нездоровья была смертельная бледность. Однако искусно наложенные румяна делали это незаметным для всех, кроме знавших ее близко.

— Я написала записку Фриде, — сказала она Лори через два дня. — Отвезешь, хорошо? Можешь съездить в Коннорс-Корт сегодня после обеда. Я уверена, ты будешь рада повидаться с мальчиками.

— Да, конечно, — живо откликнулась Лори, помня, о чем они договорились с дядей. — Мне не терпится рассказать Стивену о речной прогулке с сэром Джералдом и его женой. А Роберту, я думаю, будет очень интересно послушать, что я видела в комнате ужасов.

Судя по всему, этот ответ тетю вполне удовлетворил, и через несколько минут Лори вышла из дома. На лице ее блуждала улыбка. Как же легко, оказывается, обмануть человека, когда он хочет быть обманутым, хотя сам этого не осознает.

А Элен с ее живым воображением наверняка сидит сейчас и уже видит, как Лори, в конце концов, останется в Англии из-за одного из братьев Коннорс. Лори вдруг почувствовала стыд: какая же она обманщица! Нет, она не будет об этом думать.

Дядя, как обычно, копался в моторе. Услышав голос Лори, он тут же выпрямился. Лицо его было измазано машинным маслом.

— Ты потрясающе выглядишь, — проговорил он, окидывая одобрительным взглядом ее лимонного цвета жакет, блузку с высоким воротником и длинную бежевую юбку, лишь чуть-чуть приоткрывавшую щиколотки над ботинками на пуговицах.

— Не очень крикливо? Я эту жакетку еще ни разу не надевала, но уж если мне предстоит изображать женщину-вамп, решила, что подойдет, — со смешком заявила она.

На душе у нее было смутно. Ведь она собирается обманывать и Стивена с Робертом тоже, они подумают, что это из-за них она остается. Так нужно. Только как они себя поведут?

Роберт, конечно же, решит, что это все из-за него, и можно ждать чего угодно, когда до него дойдет, что это не так. Ну а Стивен… ей было неприятно даже думать о том, что придется обманывать Стивена.

Но отступать поздно, вамп так вамп. Лори оторвал от размышлений смех Вернона.

— Чему вы смеетесь, что я такое сказала? — Просто мне кажется, что тебе совершенно ни к чему играть женщину-вамп, чтобы привлечь молодых людей. Я вообще удивляюсь, как это половина графства до сих пор не сбежалась к нам. Лори хихикнула.

— Это потому, что вы с тетей Элен упорно толкали меня в одном-единственном направлении, но смотрите, кончится маскарад, сама найду себе кавалера!

— Найти, конечно, можешь, слов нет, но разве не лучше тот, кого уже хорошо знаешь, а? Ну да ладно, не стану тебя задерживать. Твоя колесница тебя ждет, и отныне она твоя. Но пока это будет наш маленький секрет. Мы объявим об этом, как только тетя узнает, что ты остаешься.

Лори чуть не задохнулась от неожиданности. Если это подкуп, то просто чудесный, да и вообще, какой же это подкуп, когда все было решено раньше?

— Вы что, дарите мне «форд»?

— Дарю, дарю, с большой радостью. Так что поезжай, и пусть тебе будет так же приятно на нем ездить, как мне на моем «уолсли».

Растерянная, не находя слов, чтобы выразить свою благодарность, Лори чмокнула дядю в щеку и побежала к машине, своей собственной. Она ласково провела рукой по серой кожаной обивке, как делала всякий раз, села за руль и тронулась с места, помахав дяде рукой.

Ей хотелось рассказать всему свету, какая у нее чудесная машина, но нет, это пока должно остаться секретом ее и дяди.

Не слишком ли быстро она едет? Лори сбавила скорость. Не хватало еще наткнуться на кого-нибудь, хотя в том столкновении с Робертом не только она была виновата.

Подъехав к дому, Лори сообщила о себе чопорному дворецкому, и он немедленно провел ее в гостиную Фриды. Престарелая леди сидела у окна и что-то читала. Услышав шаги, она захлопнула книгу и приветливо посмотрела на Лори.

— Какой приятный сюрприз, дорогая. Надеюсь, ничего плохого не произошло? — Фрида прекрасно знала, что Хартманы ездили в Лондон не ради развлечения Лори.

— Нет, мэм, — ответила Лори, и снова ей подумалось, как легко, оказывается, лгать, когда это на пользу всем. — Тетя Элен чувствует себя хорошо, принимает новые лекарства и вот, посылает вам письмо.

— Спасибо, — сказала Фрида, беря конверт. — А как вы провели время в Лондоне с тетей и дядей, хорошо?

— О, это было чудесно, благодарю вас. Как вы прочтете в письме, да и я для этого приехала, мы приглашаем вас с племянниками на обед в субботу. Тогда все вам и расскажем. Мне особенно хочется увидеться со Стивеном, я надеялась, он дома… — проговорила Лори и умолкла, предоставив Фриде догадываться самой, почему она так спешит.

— Он, как обычно, на верфи. И Роберт тоже там. Не уезжайте так сразу, выпейте чего-нибудь освежающего, дорогая.

— Нет, спасибо, я все же поеду, — сказала Лори, чувствуя, что сейчас непременно последуют вопросы, так или иначе касающиеся ее желания увидеться со Стивеном. — Сегодня такой прекрасный день, хочется проветриться. А Стивену я хотела рассказать, что я встретилась с сэром Джералдом Хокесом и его супругой, ему наверняка это будет интересно.

Слегка приподнятые брови Фриды означали, что она заинтригована столь внезапно проявившимся интересом мисс Хартман к ее племяннику. Лори решила, что это вполне вписывается в игру, которую ведут они с дядей…

Еще ей пришло в голову, не слишком ли она спешит, Фрида ведь может обидеться. Однако та, словно почувствовав ее сомнения, улыбнулась и покачала головой.

— Езжайте, езжайте. Уж я-то знаю, как вы, молодежь, любите поболтать друг с другом. А тете с дядей передайте, что мы с удовольствием приедем в субботу. С мальчиками я договорюсь.

Лори вышла за дверь. То, что Роберт на верфи, ее удивило. Хотя чему удивляться, если через несколько недель та перейдет в его собственность?

Лори впервые задумалась о том, чем это обернется для Стивена. Он холил и лелеял свою верфь, словно любимую женщину, и вот, пожалуйста, Роберт придет на готовенькое и заберет все, что с таким тщанием строил Стивен. Впрочем, это не ее дело.

Лучше она будет думать о маскараде. Теперь, когда Лори сожгла за собой все мосты, она все чаще думала о нем. Что это будет? Во всяком случае, немного смягчит горечь от того, что ей не суждено отправиться домой первым рейсом «Титаника». Только об этом пока никто не знает и не должен знать, кроме нее и дяди.


Подъехав к судоверфи, Лори увидела автомобиль Роберта и припарковалась рядом с ним. Было приятно вдыхать снова морской воздух с примешанным к нему запахом древесины.

Рабочие сказали, что Стивен в конторке, и Лори направилась туда. Если они там вдвоем с Робертом, то она, так сказать, убьет сразу двух зайцев.

Еще не доходя до небольшой деревянной будки, она услышала сердитые голоса и в растерянности остановилась. Наверное, деловой спор, а она тут со своим игривым приглашением. Они, наверное, ее даже и слушать не станут, уж она-то их знает.

Постояв с минуту, Лори решительно вздернула подбородок и двинулась вперед. Их спор ее не касается, а если они такие невежи, что способны грубо обойтись с женщиной, то тем хуже для них. Лори невольно улыбнулась, поймав себя на мысли, что рассуждает как истинная английская леди.

Но когда она подошла к двери и услышала, о чем идет речь, лицо ее посерьезнело. Говорил Стивен, голос его дрожал от гнева.

— Если ты думаешь, Роберт, что явишься, как ни в чем не бывало и заграбастаешь все, что я строил в течение стольких лет, то ты глубоко ошибаешься.

Ответ Роберта был полон яда.

— А от тебя ничего не зависит, братец, — верфь моя, что захочу, то с ней и сделаю. Закон есть закон, и, что бы там ни придумывал этот клоун Слейтер со своей припиской к завещанию, мое — это мое, я буду держаться за верфь обеими руками.

— Но она же тебе не нужна! Я уверен в этом. Ты наверняка продашь ее любому, кто хорошо заплатит, утащишь денежки в Испанию, где и станешь каким-нибудь паршивым виноторговцем…

— Почему это паршивым, интересно, ты, идиот? Что ты вообще знаешь о виноделии? А не знаешь, так не говори. Ну, если уж на то пошло, я согласен, покупай у меня верфь.

— Отец знал, что тебе на нее плевать, потому-то и решил не давать тебе ее, пока ты не образумишься, хотя, видит Бог, ты не образумишься никогда. Он сам был сумасброд, но даже он, кажется, думал, что его старший сын поступит по справедливости. А у тебя не хватает совести переписать верфь на меня, не ободрав меня прежде как липку. Впрочем, это в твоих привычках, ублюдок…

— Поаккуратней, братец. Если я ублюдок, то кто же ты? Кстати, из твоих слов я понял, что у тебя нет денег, чтобы выкупить верфь?

— Естественно, нет, и ты это прекрасно знаешь…

Лори чувствовала себя так, словно подсматривает в замочную скважину. Ей, конечно, было любопытно, но в любую минуту мог появиться кто-нибудь из рабочих и удивиться, почему она так долго стоит под дверью. Лори решительно постучала. Ей пришлось постучать не раз и не два, прежде чем дверь, наконец, распахнулась.

— Да? — сердито произнес Стивен, но тут он увидел нарядную Лори и пробормотал извинения. Изнутри послышался насмешливый голос Роберта:

— Это ж надо, мисс Хартман, вы явились, словно ангел на белом коне, дабы прекратить нашу ссору.

— А вы что, ссорились? — наивным тоном спросила Лори. — Но это так удачно, что я вас застала вместе. Я только что от тети Фриды, и она согласна.

Лори умолкла, стараясь сохранять спокойный вид, чтобы они не подумали, что она что-то слышала. На Роберта она старалась вообще не смотреть, ей было ужасно жаль Стивена. Что с ним будет, если его брат продаст верфь?

— Вы говорите, тетя Фрида согласна. На что согласна, может, вы скажете? — спросил Стивен. По его тону чувствовалось, что в отличие от Роберта он не может так быстро успокоиться.

Какое может быть спокойствие, если ему грозит потеря всего, что он имеет? — подумала Лори. Она сделала вид, будто не замечает его дурного настроения.

— Вы приглашены к нам на обед, послушаете наш рассказ о поездке в Лондон, а сами расскажете мне поподробнее о своем бале-маскараде. Тетя Элен показала мне, как она собирается одеться, и мне стало завидно. Мне тоже хочется пойти.

Более правый, если то, как она себя ведет, не кокетство, тогда вообще неизвестно, как это можно назвать. Вот сейчас она взмахнет ресницами — и станет ясно, что она положила глаз на кого-то из братьев Коннорс.

Все это на самом деле неправда… но хорошо уже то, что она прервала ссору, пусть ненадолго. Роберт откликнулся на ее ужимки именно так, как и ожидалось:

— Скажите только, Лори, что согласны задержаться чуть подольше, и я обещаю, вы проведете время потрясающе.

— Мне Стивен то же самое говорил, — пропела Лори, прекрасно понимая, что тем самым заставляет их ревновать ее друг к другу. Ничего, скоро все станет на свои места, уж она-то прекрасно знает, что ни за что не полюбит Роберта… Но сейчас ей было по-женски приятно, что эти двое готовы сражаться из-за нее.

— Но Стивен все время занят, тогда как я в любую минуту готов сопровождать куда угодно прекрасную женщину, — сказал Роберт.

— Вы быстро поймете, Лори, что это значит — связаться с шалопаем. По крайней мере, до тех пор, пока он не вернется в Испанию или куда еще его занесет, — вставил Стивен.

Почувствовав, что гроза вот-вот разразится снова, Лори поспешила к двери.

— Ладно, транспорт у меня с собой, провожать меня не надо, так что я пошла, до свидания, и ждем вас в субботу вечером.

Она послала обоим воздушный поцелуй, прежде чем захлопнуть за собой дверь, и почти бегом направилась к своей машине. Ей хотелось поскорее уехать и вдохнуть свежий воздух вересковых пустошей.

Однако не успела Лори открыть дверцу машины, как мужская рука опустилась на ее руку, затянутую в перчатку. Она испуганно обернулась.

— Вы, наверное, слышали, как мы ругались, — сказал Стивен. — Если это так, то мне очень жаль.

— Мне тоже. Мне совсем не хочется впутываться в дела, которые меня не касаются.

Он не убирал руку, а Лори не выдергивала свою. Сердце ее билось часто-часто, только сейчас она поняла, до какой степени ее взволновало то, что она нечаянно услышала. Черствость Роберта казалась ей отвратительной, а страстное желание Стивена продолжать дело отца вызывало восхищение и сочувствие. Все, чего добивается Роберт, — это продать верфь и убраться отсюда.

— И что вы слышали? — отрывисто спросил Стивен.

Лори почувствовала, что краснеет.

— Почти все. Так получилось… я сначала побоялась войти, а потом решила, что все равно надо войти, пока меня кто-нибудь не увидел и не подумал, что я подслушиваю.

— А вы подслушивали?

— Да нет! Не нарочно, во всяком случае… — Лори растерянно замолчала, но тут, подняв глаза, увидела, к своему облегчению, что он вовсе не сердится, а просто шутит.

Слава богу, подумала она. Ведь на какой-то миг ей показалось, что он, в самом деле, считает, что она подслушивала, а ей вовсе не хотелось, чтобы он думал о ней плохо.

Прежде чем Лори успела что-то сообразить, он поднес ее руку к губам и поцеловал ладонь.

— Если бы вы только знали, милая Лори, как я был бы счастлив, если бы моя жизнь стала вашей жизнью и все мои дела — вашими делами. Но ничего не попишешь — недолговечный роман, как вы сами ясно сказали, не для вас, да и не для меня тоже.

— Что-то не припомню, чтобы я такое говорила, — пробормотала Лори. — Знаете, Стивен, хотя мы знакомы недавно, вы мне глубоко симпатичны и я отношусь к вам как к другу.

Лори не собиралась говорить ничего подобного, слова эти сорвались с языка нечаянно. Хорошо хоть только эти, а не что-то большее. Да и это слишком. Не к лицу девушке первой высказывать свои чувства.

Да и вообще, хотя их тут никто не видит, ни к чему стоять и выяснять, кто и как к кому относится. Лори с коротким смешком отдернула руку.

— Господи, однако, хватит шутить.

— Какая это тоска — слышать, что ты кому-то симпатичен, в то время как твоя душа полна совсем других чувств. — Стивен говорил почти гневно и, пожав плечами, добавил: — Но конечно, мы должны соблюдать наше соглашение. Лучше ничего, чем короткий роман. Вы скоро покинете наши берега, и мне придется вас забыть.

— Стивен, пожалуйста… — беспомощно пробормотала Лори, чувствуя, что если даже она и не влюблена в Стивена, то вот-вот влюбится. И что тогда будет с ней в Бостоне?

— Хорошо, больше не буду, я и так уже вас расстроил, — сказал Стивен, посмотрев на ее убитое лицо. — Но все равно, как бы я ни любил суда и судостроение, мне трудно смириться с мыслью, что женщина может предпочесть плавание на «Титанике» любви порядочного, честного мужчины. Естественно, я говорю вообще, — с ухмылкой заключил он.

— Я поняла. Мне пора ехать, — торопливо сказала Лори, открывая дверцу машины.

Посреди вересковой пустоши она заглушила мотор и задумалась. Какой неожиданно тяжелый выдался день. Лори глубоко вздохнула. Она заставила себя не думать о своем разговоре со Стивеном и стала припоминать, слово за словом, его ссору с Робертом. Странно, ей почему-то казалось, что близнецы связаны друг с другом теснейшими, неразрывными узами, а эти двое готовы глотку перегрызть один другому. Им нельзя жить вместе. Чтобы Стивен продолжал работать на верфи, когда она перейдет в собственность Роберта, — об этом нельзя и подумать.

Что за странный человек был их отец. И зачем, скажите на милость, он сделал эту приписку к завещанию, которая вступит в силу через столько лет после его смерти? Действительно голос из могилы. Он был просто сумасшедший, и больше ничего.

Въехав в ворота Хартман-Хауса и поставив машину в гараж, Лори поискала глазами дядю. Того нигде не было видно. Она уже собралась, было идти в дом, когда до ее ушей вдруг донесся тихий звук. Кто-то стонал.

— Дядя Вернон? — позвала Лори.

— Я здесь, — со стоном сообщил он. — Я уж думал, ты никогда не придешь. Помоги мне.

Лори в панике бросилась на голос. В ее памяти снова ожили тягостные сцены болезни ее отца. Она молнией взлетела по ступенькам и увидела, наконец, скорчившуюся фигуру Вернона Хартмана.

— Что случилось, дядя?! — закричала Лори, думая про себя: Господи, только бы не сердечный приступ, что они тогда с тетей Элен будут делать?

Вспомнив тетю, она взяла себя в руки и присела на корточки около Вернона.

— Покажите точно, где болит, — сказала она. Так говорил когда-то врач.

— Ой, да это проклятая лодыжка, мне кажется, я ее сломал, шагу не могу ступить. Да еще ты целую вечность пропадала у этих Коннорсов. Никого не мог дозваться. Где Элен, один бог знает, дом, словно вымер.

Дядя морщился от боли и говорил недовольным, плаксивым тоном, а Лори вдруг захотелось расхохотаться. Всего лишь сломанная лодыжка, а она-то перепугалась!

Хохотать она, впрочем, не стала. Дядя выглядел бледным и больным.

— Я сбегаю домой, позвоню доктору Вайну, — ласково сказала она. — А пока пришлю к вам кого-нибудь из слуг.

— И пусть бренди принесут. Лежу тут как чурбан. Разве это не унизительно? Хоть какое-то утешение будет.

Лори посмотрела на его подогнутую ногу. — Может, снять сапог? — неуверенно спросила она.

— Только попробуй, убью. Я не такой интеллигент, как твой отец, но все-таки знаю, что поврежденную конечность нельзя трогать, пока не придет врач. Так что иди, девочка, делай, что надо, и бренди не забудь. С ним будет легче переносить боль… — пробурчал он, — и унижение.

Лори побежала к дому, благодаря небеса за то, что дело ограничилось всего лишь сломанной лодыжкой. А может, это вообще просто вывих. Как бы там ни было, какое-то время он не сможет водить машину, а это для него будет почище перелома.


Заметив Элен в саду, где она срезала цветы, Лори помчалась к ней, задрав повыше юбку, чтобы не мешала бежать.

— Господи, пожар, что ли? — начала Элен, но, увидев лицо племянницы, мгновенно поняла, что случилось что-то нехорошее, выронила из рук корзину, и цветы рассыпались по дорожке. — Что случилось? Что-то с Верноном?

В голосе Элен явно послышалась хрипота, и Лори поняла, что инцидент непременно кончится приступом астмы. Она остановилась и, стараясь говорить как можно спокойнее, сообщила:

— Ничего страшного, он там, за домом, — кажется, подвернул лодыжку. Но поскольку он боится, нет ли перелома, мы решили не трогать его. Надо срочно позвонить доктору. Вернон просит принести ему бренди, хотя я чувствую, что оно ему понадобилось не потому, что уж очень больно, просто он расстроен, что неделю-другую не сможет водить машину.

Лори произнесла все это веселым тоном, хотя положение, конечно, было не слишком веселое. Во всяком случае, дядя Вернон страдал от боли. Но главное — тетя вздохнула с облегчением, услышав, что ничего серьезного не произошло.

— Насчет бренди, я думаю, ты права, — сказала она. — Я пойду позвоню доктору Вайну, а ты позаботься о дяде. Я тоже туда приду.


К тому времени, когда приехал доктор Вайн, слуги успели поудобнее устроить Вернона, подложив ему под голову несколько подушек и укрыв ноги одеялом. Не забыли снабдить его и солидным запасом бренди. Рядом с больным сидели, услаждая его слух болтовней, несколько служанок.

Доктор внимательно осмотрел ногу дяди Вернона, когда его сапог разрезали, и сказал:

— Вам повезло — перелома нет, простой вывих, надо наложить тугую повязку. — Вся эта процедура сопровождалась проклятиями, которые то и дело произносил сквозь зубы больной, и которые присутствовавшие при этом женщины предпочли бы не слышать.

— И это вы называете — мне повезло? — прорычал Вернон. — Вы мне чуть ногу не оторвали.

— Надо было убедиться, что у вас нет более серьезных повреждений. Вы когда упали, ничего больше не ушибли?

— Ничего, — буркнул Вернон. — Дайте мне что-нибудь болеутоляющее, и пусть мне помогут дойти до дома.

— Какие болеутоляющие, если вы выпили столько бренди! — обвинительным тоном вопросил доктор Вайн.

На этот раз Вернон дал волю своему гневу. Элен и Лори словно вымело из гаража, но даже на улице было слышно, как больной продолжает требовать от врача лекарство, которое, в конце концов, все-таки получил. Доктор присоединился к женщинам. Лицо его имело багровый оттенок. Между тем слуги суетились вокруг хозяина, готовясь нести его в дом.

— Крутой человек мистер Хартман, — произнес, отдуваясь, доктор Вайн — впрочем, без всякого осуждения. — Пока не спадет опухоль, нога по ночам у него может болеть, но я оставляю вам сильное успокоительное, чтобы он мог отдохнуть. Да и вы тоже, мадам, — добавил он, глядя на Элен.

— С ним будет нелегко. — Элен поморщилась. — Он терпеть не может сидеть без дела.

— Боюсь, пару недель у него не будет выбора, — сказал врач, протягивая Элен порошки. — А сейчас позвольте откланяться. Если понадоблюсь, немедленно звоните.

Лори посмотрела на тетю.

— Кажется, нас ждет небольшое испытание?

— Вот именно, испытание, дорогая, это ты хорошо сказала. Вообще-то твой дядя — человек спокойный, покладистый, а уж как он терпелив со мной, когда я больна. Впрочем, что я тебе говорю, ты сама все видела. Но как только дело коснется его самого, становится такой раздражительный, просто невыносимый. Может, отменить субботний обед…

— Ни в коем случае! — заявил Вернон, появляясь в дверях. Двое слуг несли его, соединив руки наподобие стульчика, на котором он и восседал, положив руки им на плечи. — Я до того времени уже поправлюсь и не собираюсь дольше сидеть в четырех стенах. Нет никакой нужды отменять вечер, да и Лори расстроится, ей же хотелось рассказать Стивену о встрече с лордом Хокесом. Вот чертова нога, я как раз собирался испытать кое-какие усовершенствования на своем «уолсли».

— Как только вам станет чуть-чуть лучше, я могу сесть за руль, если вы не против, а вы будете сидеть сзади и наблюдать, — поспешила успокоить его Лори.

Процессия медленно двинулась к дому. Лори успела заметить, как загорелись глаза Элен, когда Вернон упомянул Стивена. Рыбка клюнула…

Все идет как надо. Лори сама очень расстроилась бы, если б отменили обед, и не только из-за того, что не удалось бы рассказать обо всем, что она увидела в Лондоне.

Общение со Стивеном доставляло ей все больше радости, да и здешняя жизнь вообще. Стоило ей только дать немножко свободы своему воображению, как тут же появлялась мысль — а куда, интересно, может завести ее дружба со Стивеном, если она задержится в Англии дольше, чем собиралась?

Или, может, судьба сама уже все решила за нее?..


Глава седьмая | Вмешательство провидения | Глава девятая