home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



7

Нельзя не признать тот странный факт жизни, что чем больше женщина убеждает себя в своем безразличии к тому, что джентльмен унизил ее, тем больше на самом деле это задевает ее. Несколько следующих дней Грейс не могла сдержать себя и подбегала к окну всякий раз, когда возле их дома останавливался какой-нибудь экипаж. И то, что визитеры так же часто приезжали к ней, как и к Эмити, вовсе не поднимало ее настроения: ведь среди них не было герцога Станденского.

Когда прошло уже больше недели после того бала, Грейс осознала всю тщетность своих мечтаний. Она была одержима страстью к человеку, имеющему настолько высокое мнение о собственной персоне, что он даже не удосужился прислать в дом на Харлей-стрит свою визитную карточку. Сказав себе, что о таком высокомерном человеке не стоит даже и вспоминать, она запланировала на следующий день осмотр достопримечательностей вместе с детьми.

Еще даже не начавшись, прогулка обещала быть неудачной. Из-за дождя они вышли лишь после завтрака. Когда на Стрэнде они осматривали зверинец, Кейт так горько плакала от жалости к бедным заточенным в клетки зверюшкам, что Тэдди пообещал открыть все клетки и выпустить пленников на волю. Лишь угроза Грейс, что на обратном пути она не купит им мороженого, и отвлекающие маневры Хью заставили мальчугана отказаться от своих намерений.

Когда слуга подсаживал детей в экипаж, Грейс не могла удержаться от улыбки, хотя и печальной, услышав слова Тэдди:

— Знаешь, я бы выпустил тигров, они такие несчастные в своей клетке, но пришлось бы ждать до шести, когда их кормят. Нельзя, чтобы голодные тигры бегали по городу. Но все же мне не хочется расстраивать тебя, тетя Грейс. Я ведь знаю, как ты любишь ананасовое мороженое.

В этой маленькой компании все, похоже, обожали ананасовое мороженое. За то, что Тэдди весь день был таким хорошим мальчиком, он потребовал себе двойную порцию. Кейт удовлетворилась одной порцией, но все время поглядывала на прилавок с разноцветными конфетами, заявив, что их гувернантка заслуживает какого-нибудь сюрприза. Грейс со смехом разрешила девочке сделать эту дополнительную покупку, «раз это для мисс Корнтуэйт».

После того, как они полакомились мороженным, Хью заявил:

— Мы обещали тебе прогулку в Гайд-парке. Почему бы не пойти туда сейчас?

— Но там столько народу, — запротестовала Грейс, наблюдая за столпотворением людей, пытающихся пройти в парк через ворота на углу Парк-лейн и Кэрридж-роуд.

— Вполне естественно, — ответил Хью. — Сейчас пять часов — отличное время, чтобы выйти на люди.

Постучав в окошко кучеру, он договорился с ним, что тот заедет за ними через полчаса, затем открыл дверь и спрыгнул на землю.

Грейс сомневалась, стоит ли идти на променад, где столько народу, но прежде, чем она успела высказать свои сомнения вслух, Тэдди, тоже выскочивший вслед за братом из экипажа, стал звать ее:

— Пошли, пошли скорей, тетя Грейс.

— Ну что ж, ладно, — сдалась она и, выйдя из коляски, подала руку племяннице.

Кейт спустилась по ступенькам, копируя манеры взрослой леди, но, оказавшись на тротуаре, запрыгала от счастья, хлопая в ладоши.

— Ура, ура, как здорово! — радовалась она. — Мама ничего не узнает.

Последняя фраза только укрепила смутные опасения Грейс по поводу этой «контрабандной» прогулки.

— Я не думаю, что… — начала было она, но ее возражение не смогло разубедить ее возбужденных подопечных. Тэдди и Кейт завладели ее руками и стали тянуть, пока она не последовала за ними. Хью шел следом, как и бдительный слуга. Вскоре они влились в густой людской поток, растекающийся по аллеям парка.

Течение пронесло их через ворота парка, не давая возможности ни остановиться, ни замедлить темп ходьбы.

Тут Тэдди начал жаловаться, что ему ничего не видно.

Вспоминая свое собственное детство, Грейс прекрасно понимала ощущения мальчика: вокруг сплошные жилетки и трости, груди и локти, один из которых грубо задел его по уху. Тэдди громко охнул и остановился как вкопанный посреди запруженной людьми аллеи.

Человеческий поток обтекал их, словно какой-нибудь незначительный островок на середине бурлящей реки. Слуга, как мог, пытался защитить их от надвигающейся толпы, в то время как Грейс опустилась на колени рядом с мальчиком, чтобы утешить его, изо всех сил старавшегося не расплакаться.

— Ну, ну, дорогой, — ласково говорила Грейс, гладя его покрасневшее ухо. — Давай найдем фонтан, где можно будет намочить носовой платок. Приложим, и ушко твое не будет так гореть.

— Нет, — ответил Тэдди, шмыгнув носом.

Еще один прохожий налетел на них, и Тэдди едва успел подхватить свою шапочку. Его подбородочек задрожал, но, сдерживая неуместные для мужчины слезы, он сказал:

— Со мной все в порядке, тетя. Давай лучше пойдем дальше.

Взглянув по сторонам, Грейс вскочила на ноги. К ним быстро приближалась пара огромных, размеров со средний корабль, мужчин. С тревожным возгласом «Боже милостивый!» Грейс попыталась оттащить детей с их пути.

Пара проплыла мимо. Тэдди выдернуло из рук тети, и он попал в бурлящий поток за кормой только что проплывшей пары. Разноцветное людское море волновалось вокруг них, а Тэдди понесло по течению.

— Ай, помогите! — крикнул он, увлекаемый вперед.

Озираясь на окружающие его полосатые жилетки и муслиновые платья с высокой талией, он позвал:

— Тетя Грейс, ты где?

Он глянул вверх в надежде увидеть ее розовый зонтик, но ничего похожего рядом не было.

— Хью? Кейт?

Голос его задрожал, потому что он вдруг понял, что потерялся.

Сразу вспомнились все кошмарные рассказы его старой няни, старающейся заставить его быть послушным. О злом трубочисте, который украдет его и заставит лазать в грязные горячие трубы, или о цыганах, которые заберут его в свой табор и принудят воровать носовые платки, за что его потом повесит страшный палач Джек Кетч. Со слезами на глазах Тэдди озирался по сторонам в поисках хоть одного сочувственного лица.

Но в глазах прохожих было лишь равнодушие, только две молодые барышни, которые приближались к нему, вызвали у него доверие, потому что глаза их искрились почти так же, как у тети Грейс, когда она собиралась рассказывать одну из своих историй. Он встал на их пути и, умоляюще протягивая к одной из них ручонку, сказал:

— Видите ли, мисс, я потерялся…

Одна из девушек, прижимая к груди ридикюль, словно боясь, что он выхватит его, скорчила недовольную гримаску и бросила:

— Кыш, отродье!

— Отстань! — высокомерным тоном произнесла ее подруга. Проходя мимо Тэдди, она наступила ему на ногу.

Вслед за девушками повалило столько народу, что Тэдди пришлось вскарабкаться на конную статую, чтобы не быть раздавленным. Позабыв о чувстве собственного достоинства, мальчик заплакал, размазывая слезы кулачками.


Заметив нечто непривычное в картине парковых статуй, Станден, извинившись перед спутниками, направил своего породистого боевого коня против людского потока. Осадив коня перед скульптурой, он увидел на спине каменной лошади потерявшегося ребенка. Удивленно приподняв брови, герцог мягко сказал:

— Привет, Закхей[4]!

— Никогда не слышал о Зак… Ну, как его там. Я — Тэдди.

Рукавом своей курточки Тэдди вытер нос и смахнул слезы с лица.

— Ну, тогда привет, Тэдди.

Обычно высокомерное лицо Стандена смягчилось, когда он сочувственно улыбнулся мальчику.

— Если только вы не цыган и не трубочист, — отважно отвечал Тэдди.

Делая вид, что влез на статую всего лишь для лучшего обзора, Тэдди пояснил:

— Я наблюдаю за променадом.

Герцог добродушно рассмеялся. Впервые за две недели он почувствовал себя по-настоящему беззаботно.

— Значит, и тебя няня пугает трубочистами и цыганами?

— А вы знакомы с мисс Корнтуэйт? — радостно спросил Тэдди.

— Нет, — ответил Станден, — но моя старая няня, мисс Блисс, наверное, ходила вместе с твоей в одну школу, потому что тоже учила меня остерегаться этих злых людишек.

Он протянул мальчугану руку.

— Меня зовут… Перри, — представился герцог, с присущей ему осмотрительностью не называя себя полностью.

Тэдди, признавший в Стандене добрую душу в этом море равнодушия, протянул ему свою ручонку и сказал:

— Рад познакомиться, сэр.

— Ради Бога, без церемоний, Тэдди, — сказал Перри. — Мы с тобой оба ветераны детской войны.

— Наверное, да, — ответил мальчик, и его заплаканное лицо повеселело.

Станден повнимательнее взглянул на парнишку: у него было смутное ощущение, что эти прозрачные светлые глаза он уже где-то встречал.

— Тебе, наверное, чертовски жестко сидеть на твоем коне, — сказал он. — Не хочешь перелезть на моего?

Тэдди, похоже, заколебался, словно внутри шла война между предостережениями взрослых и необходимостью опереться на чью-нибудь дружескую руку. Он еще раз быстро окинул взглядом толпу, затем доверительно посмотрел на Перри:

— Буду весьма тебе обязан, Перри, если ты поможешь мне отыскать мою тетю Грейс.

— Поднимайся на борт, Тэд, и я возвращу тебя в лоно твоей семьи.

Подъехав поближе к статуе, Станден помог мальчику перебраться в седло за своей спиной.

— Как же я узнаю твою тетю Грейс?

Тэдди задумался: как можно описать взрослого?

— Ну, она старая…

— Половина лондонского населения — старые, — с улыбкой ответил Станден, повернув голову к мальчику. — Какие еще у твоей тети отличительные особенности?

— Как это?

Станден посмотрел через плечо. Тэдди выглядывал из-за его спины с выражением крайнего удивления на заплаканном лице.

— Ну, нет ли у этой твоей престарелой родственницы бородавок на лице, или, может быть, она ходит с тростью?

Тэдди захихикал.

— Да нет, она вовсе не такая старая, Перри. Она только немножко старая… как ты.

— Это мне нравится, — смеясь, вставил герцог. — Да я, чтоб ты знал, в самом расцвете сил!

— Это потому две эти гадкие девушки строили тебе глазки? — спросил Тэдди. — Они обозвали меня отродьем и убежали.

— В самом деле?

Эта информация изменила мнение Стандена о мисс Виктории Мок и ее сестре Кларе.

Станден заметил, что Тэдди, высовываясь из-за его спины, крутит головой налево и направо.

— Видишь кого-нибудь из знакомых?

— Пока нет, — ответил Тэдди и вздохнул, словно сбрасывая с себя какую-то тяжесть.

— Это лишь вопрос времени, — заверил его Станден. — Во что твоя тетя одета?

— О, — стал вспоминать мальчик. — Знаешь, на ней было такое платье…

Он постарался показать руками высокую талию и высокий воротник.

— Какого цвета? — добивался Станден.

На этот раз мальчик не колебался:

— Как вареные креветки.

— Красное?

— Розовое, — поправил Тэдди.

Станден, вертя головой, оглядывал толпу. Не менее трети всех женщин были одеты во что-нибудь розовое. Осознавая, что эта задача ему не по плечу, если только не удастся добиться от Тэдди какой-нибудь выдающейся черты разыскиваемой тети, он спросил:

— Твоя тетя брюнетка?

При этом он указал рукой в направлении молодой женщины с лошадиным лицом, которая обеспокоенно оглядывалась вокруг, словно искала потерявшегося ребенка.

— Не-е, — поморщился Тэдди. — Моя тетя не безобразная. И волосы у нее не черные. У нее светлые волосы, как у меня.

— Ну, наконец хоть что-то, — сказал Станден, обратив внимание на бледно-золотистые волосы мальчика. — Значит, твоя тетя Грейс — хорошенькая блондинка.

И, коротко рассмеявшись, добавил:

— Но старенькая.

— Знаешь что, — Тэдди захихикал. — Конечно, ей бы это не понравилось, но она уже столько раз приезжала в город, что мама говорит, она безнадежна.

— Да ну?

Станден перевел взгляд с приятной молодой девушки в красивом розовом платье на более угрюмую леди в красноватого цвета мантилье.

— И Хью, и Кейт, и я — мы не позволим ей умереть старой девой, — доверительно рассказывал Тэдди, точно знал Перри всю свою жизнь. Он вздохнул. — С ней так интересно. Жаль, что она не моя мама!

Стандена заинтересовала эта неизвестная тетя Грейс, которая смогла вызвать в мальчике такое чувство любви. Он вспомнил свою мать, всегда державшуюся отчужденно, нет, — просто холодно.

— К сожалению, Тэдди, мать не выбирают.

— Просто не повезло, — сказал мальчик и прижался щекой к спине своего героя.

Почувствовав в этом жесте одиночество, Станден закинул руку назад и потрепал Тэдди по руке.

— Ну неужели настолько, а?

— Ну, мама не любит собак — по крайней мере не хочет держать их в городе — и нас редко берут в Сомерсет, где дедушка держит своих гончих.

— Это еще не причина, чтобы не любить свою мать, — заметил Станден довольно сурово. — Ты, наверное, очень капризный мальчик.

— И мама так говорит, — подтвердил Тэдди, вовсе не обидевшись. — Я постараюсь исправиться. Потому что, когда я плохо себя веду, мама не разрешает тете Грейс рассказывать нам всякие интересные истории. Их у нее много.

— Значит, мама у тебя строгая?

— Да нет, — задумчиво ответил мальчик, — она вздыхает, и поднимает вот так глаза.

И Тэдди очень похоже изобразил раннехристианского святого, на что его спаситель ответил понимающим кивком.

— Я вижу, ты понимаешь, как это бывает?

— Да, но наверное, для тети Грейс это вовсе не свойственно?

— О нет, — заверил его Тэдди. — Она — женщина редкого здравого смысла, — сказал он, вспомнив этот отцовский комплимент в адрес Грейс. И потом добавил: — Тетя Грейс любит собак.

— Тогда давай-ка срочно искать этот образец женской добродетели, пока какой-нибудь болван, прельстившись ее достоинствами, не увел ее у нас из-под самого носа, — рассмеявшись, сказал Станден.

Внезапно Тэдди пришла в голову мысль, что, возможно, Перри и есть ответ на их молитву о тете Грейс: он так же хорош собой, как и любой принц из сказки, и он добрый — по крайней мере к испуганным потерявшимся мальчикам. И, если принять во внимание модный покрой его одежды и породистую лошадь, Перри, несомненно, богат.

Да, решил Тэдди, он подошел бы в самый раз. Однако, не стоило сразу раскрывать ему все карты.

— Так, — сказал, наконец, мальчик, словно договариваясь о сделке. — Ты мне нравишься, Перри, и поэтому я познакомлю тебя с моей тетей.

— Надеюсь, ты не забыл, как она выглядит, — проговорил Станден сквозь смех.

— Нет, конечно, — коротко ответил Тэдди, думая про себя, какими глупыми иногда бывают взрослые.

— Она похожа…

Обернувшись по сторонам, он вдруг воскликнул:

— Перри, посмотри-ка! Вон же она.

И стал так энергично размахивать руками, привлекая ее внимание, что это даже испугало герцогова боевого коня.

— Тетя Грейс! — крикнул он. — Сюда! Я здесь!

Не давая коню встать на дыбы, Станден натянул вожжи. Он услышал женский возглас: «Тэдди! Как же ты напугал меня!» Именно этот голос не давал ему покоя последние две недели. Тетя Грейс оказалась «нашей мисс Пенуорт»…

Сдерживая накативший вдруг несвойственный ему восторг, он сурово напомнил себе об оскорблении, нанесенном ему в Ньюбери, о бале в доме Рамзи, когда она с улыбкой приняла приглашение Фредди Гейтса на танец, хотя они были заняты приятной беседой. И она даже не поблагодарила за присланный ей букет после того злополучного бала. Направив своего коня в сторону мисс Пенуорт, он решил, что ради Тэдди будет с ней мил и ласков, но и только, и потом просто поедет своей дорогой.

— Ах, Тэдди, если бы ты знал, как мы перепугались, — говорила она, положив руку на ногу мальчика. — Не знаю, как и благодарить вас за…

Подняв глаза на спасителя своего племянника, она вдруг с побледневшим лицом застыла на месте.

Передавая Тэдди под надзор его брата, Станден спешился. Вопреки своему решению не подпадать под чары этой необычной леди, герцог предложил ей свою руку.

— Я… никак не ожидала встретить вас еще раз, — заикаясь, проговорила Грейс, идя под руку со Станденом к скамейке, подальше от напирающей толпы.

— У меня были… дела, — ответил он, усаживая ее в тени деревьев.

— Да, — произнесла Грейс, пытаясь утихомирить бешено колотящееся сердце. — Я так и подумала.

— А, так вы знакомы? — удивленно воскликнул Тэдди, даже подпрыгнув от радостного возбуждения. — Так это же здорово, Перри!

— Утихомирься, дружок, — сказал ему герцог, от внимания которого не ускользнуло волнение мисс Пенуорт. — Твоей тете, по-моему, нехорошо.

— Вовсе нет, — едва дыша, возразила Грейс. — Просто я волновалась, но сейчас все прошло. Я так рада снова видеть тебя!

От этого признания румянец стал возвращаться на ее щеки. Обнимая Тэдди, она нервно добавила:

— Тэдди, я хотела сказать.

— Так знакома ты с Перри или нет? — спросил сбитый с толку Тэдди.


предыдущая глава | Опасный талант | cледующая глава