home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 1

Переливаясь всеми оттенками синего цвета, мерцание морской воды ласкало взор. Джеред Эйвери Камерон стоял на палубе своего корабля и вглядывался в необъятные просторы океана. «Свобода, полная свобода», — подумал он, проводя рукой по растрепавшимся от ветра светлым волосам. Наконец-то ему удалось воплотить в жизнь самое заветное желание, и сейчас его корабль, подгоняемый попутным ветром, держал курс на северо-восток.

Одетый в черные штаны, обтягивавшие его мускулистые ноги словно вторая кожа, в белую полотняную рубашку с закатанными выше локтей рукавами и в высокие, до колен, черные кожаные сапоги, Джеред больше походил на простого матроса, чем на состоятельного купца. Но его это ничуть не волновало. Тесным стенам своей конторы и магазинам он всегда предпочитал морской простор. Как хорошо чувствовать себя совершенно свободным, находясь вдали от мрачных кирпичных стен и забыв на время о довольно строгих правилах колониального общества!

Джеред испытывал сейчас то особое возбуждение, которое всегда толкало его на поиски всевозможных приключений. Он с удовольствием осмотрел свой корабль. В вахтенном журнале значилось:

«Ветер странствий» — водоизмещение 50 тонн.

Место приписки Южная Каролина.

Груз — рис и индиго[1].

Место назначения — Голландия.

Джон По Сэдлер — рулевой.

Джек Арчибальд и Эндрю Эпплгейт — матросы.

Джеред Эйвери Камерон — капитан.

Наконец-то остались позади долгие недели и месяцы тяжелой работы, и мечта всей жизни Джереда стала реальностью. Теперь он — капитан торгового судна «Ветер странствий» и в придачу процветающий купец, джентльмен, живое доказательство того, что человек способен достичь благосостояния, даже полагаясь только на свои собственные силы.

Ничто в нем уже не напоминало «костлявое шотландское отродье», купленное за двенадцать фунтов скрягой-кузнецом, на которого Джереду пришлось работать до изнеможения, раздувая кузнечные мехи в крошечном помещении, где было жарко, словно в преисподней.

Теперь Джеред превратился в стройного, сильного, красивого — по мнению женщин — мужчину. Его когда-то бледная кожа под палящими лучами солнца приобрела темно-оливковый оттенок, а неравномерно выгоревшие густые волосы являли собой изумительное сочетание бронзы и золота.

— Отличная погода для плавания, капитан…

«Капитан…» О, как подобное обращение ласкало слух Джереда! Уже не «парень, мальчишка или червяк»… Боже, как он страдал в юности от плохого обращения так называемых «джентльменов» с лягушачьими глазами, которые за оскорблениями скрывали свою неуверенность в себе! Но никакие мучения и невзгоды не сломили стойкости Джереда.

Однажды он поклялся себе, что станет владельцем собственного корабля. Желание оказалось настолько сильным, что Джеред сумел преодолеть все трудности и в двадцать шесть лет достиг всего, к чему стремился, а главное, завоевал уважение окружающих и пользовался авторитетом у тех, кто его знал.

— Прекраснее погоды я еще не видел, — ответил Джеред. И с высоты своего роста улыбнулся Эндрю Эпплгейту, низенькому седому человеку в очках, который напоминал ему эльфа — проказника.

Эпплгейт не отрывал глаз от молодого капитана, желая хоть чем-нибудь походить на него. Он встал рядом с Джередом и даже приподнялся на цыпочки.

— Путешествие обещает быть спокойным и весьма прибыльным. Да, так оно и будет, — убежденно проговорил моряк, вглядываясь в даль океана. — Мы разбогатеем, — добавил он с довольным смешком, — и в то же время докажем этим англичанам, что их запреты ничего не значат для нас, колонистов. К черту английские законы!

Между Англией и Голландией давно шла конкурентная борьба за трансатлантический торговый путь. Действующие в колониях законы по перевозке грузов и торговле создавали для купцов-колонистов огромные трудности при торговле с голландцами. Согласно им, товары из Азии, Африки или Америки не могли быть ввезены в Англию, Ирландию или в колонии кроме как на кораблях, владельцами которых большей частью являлись англичане. Подобный запрет касался и экспорта из английских колоний. Оставался единственный выход: контрабанда.

— К черту их всех! — с озорной улыбкой воскликнул Джеред.

Он никогда не испытывал к англичанам особой любви. Ведь именно из-за их наплевательского отношения к судьбе осиротевших подростков Джеред однажды попал в рабство. Именно англичане ответственны за это! Стоит ли удивляться, что он не упускал возможности утереть им при случае нос?!

Тем не менее Джеред был вынужден соблюдать осторожность. Даже не принимая во внимание все более ужесточающиеся законы, само путешествие с товаром через океан считалось достаточно рискованным предприятием. Безбрежные морские просторы всегда таили в себе опасность, а на горизонте в любой момент мог появиться противник. Поэтому Джеред время от времени пытливо всматривался в кажущуюся бесконечной даль океана.

— Странно… — прищурившись, Эндрю Эпплгейт перегнулся через борт. — Плавучий остров? В моих картах нет ничего подобного! — он схватил подзорную трубу и приложил ее к правому глазу. — Действительно, остров! Посмотрите, сэр, посмотрите!

Эпплгейт торопливо протянул Джереду подзорную трубу. Тот долго и напряженно вглядывался в океан, пока ему не удалось кое-что различить. В самом деле, на горизонте покачивалось на волнах какое-то темное пятно. Но, к удивлению Джереда, это оказался вовсе не остров.

— Лодка!

Сомнений не было: на одно мгновение ее силуэт отчетливо обозначился на фоне подернутого легкой дымкой неба.

— Лодка? — Эпплгейт выхватил у капитана подзорную трубу, желая воочию убедиться в этом. — Точно! Никогда не видел такой маленькой лодки. Но откуда она взялась посреди океана?

Джеред сразу насторожился: раз есть лодка, то вполне вероятно, что где-то поблизости находится и корабль.

— Всем занять свои места! — крикнул он зычным голосом.

Все тотчас же бросились выполнять приказ капитана, и трехмачтовый корабль ожил прямо на глазах, когда двенадцать матросов засуетились на его борту. Торговое судно Джереда имело на своем вооружении шестнадцать пушек, расположенных по всей восьмидесятифутовой длине, и было построено с таким расчетом, чтобы в случае необходимости смогло развить большую скорость.

Однако, когда «Ветер странствий» приблизился к небольшой лодчонке, стало ясно, что нет смысла поднимать тревогу. Поблизости шнырял не английский корабль, готовый застать их врасплох, а всего лишь гребная шлюпка, роль паруса у которой выполняла привязанная к веслу белая рубашка. В лодке находился только один человек, очевидно, чудом уцелевший после кораблекрушения.

— Призрак сатаны! Это женщина!

На этот раз Эпплгейт так перегнулся через поручень, что едва не вывалился за борт. Не схвати его Джеред вовремя за штаны, наглотался бы бедняга морской воды!

— Ты говоришь, женщина?..

Заинтригованный этим обстоятельством, Джеред решил снова воспользоваться подзорной трубой, чтобы получше рассмотреть свою находку. Представшая его взору стройная фигурка, без сомнения, принадлежала женщине. Длинные распущенные волосы незнакомки темным, как полночь, плащом ниспадали до самой талии. Ветер рвал на ней золотистое платье, в то время как несчастная беспомощно приникла к мачте самодельного паруса. В Джереде тотчас же взыграли благородные чувства.

— Как здесь могла оказаться женщина? — недоуменно воскликнул он.

Люсьен Бонд, первый помощник капитана, похоже, был единственным, кто остался равнодушен к бедственному положению длинноволосой красавицы.

— На вашем месте, капитан, я бы поостерегся, — посоветовал он, скрестив руки на широкой груди. — Эти воды кишат акулами. И я вовсе не имею в виду тех, у которых есть плавники!

Не обращая внимания на предупреждения Люсьена, Джеред принялся торопливо отдавать приказы по спасению бедняжки. Когда же «Ветер странствий» оказался борт о борт с крошечной шлюпкой, капитан лично при помощи каната спустился к молодой женщине.

Обращаясь к ней, он тихим певучим голосом произнес:

— Я пришел помочь вам. Не бойтесь меня.

С этими словами Джеред протянул незнакомке руку. Мгновение поколебавшись, она как бы на ощупь нашла ее. Не сводя с женщины глаз, Джеред притянул ее к себе и обнял за плечи, не давая ей упасть. Он считал, что знает толк в женской красоте, поэтому сразу же оценил обворожительную внешность спасенной. Казалось, перенесенные тяготы совершенно не отразились на внешности женщины, хотя, судя по всему, ей пришлось нелегко. Несмотря на это, незнакомка выглядела весьма соблазнительно, а упругие груди, прикосновение которых уже ощутил на себе Джеред, могли кого угодно свести с ума.

— Ваш корабль… что произошло?.. — осторожно спросил он.

Женщина молча покачала головой, показывая, что не в силах вымолвить ни слова. Очевидно, пересохшее от жажды горло причиняло ей жгучую боль.

— Люсьен, спусти сюда фляжку с водой! И побыстрее!..

Ожидая, пока помощник выполнит приказ, Джеред изучающе рассматривал женщину, удивляясь необычной красоте ее лица. Высокие скулы явно говорили о благородном происхождении, а твердый подбородок придавал облику незнакомки довольно решительный вид. Глаза, в обрамлении густых ресниц, показались Джереду самыми прекрасными на свете.

— Я не сомневаюсь в том, что вам пришлось много выстрадать, но теперь все будет в порядке.

Он осторожно погладил рукой по волосам женщины, с трудом оторвав взгляд от ее губ, когда она провела по ним языком. Джереду вдруг нестерпимо захотелось поцеловать незнакомку, утешить ее, заверить в том, что все плохое уже осталось позади, и в то же самое время он желал…

— Вот, капитан!

Небольшая деревянная фляга едва не ударила Джереда по голове, не отклонись он вовремя в сторону.

— О! Прошу меня извинить!

Джеред осторожно усадил рядом с собой молодую женщину и поднес флягу к ее губам.

— Бедная прелестная девушка! — сочувственно произнес он. — О, не все сразу… — торопливо заметил Джеред и, несмотря на ее протестующий жест, отобрал флягу. — Пить нужно постепенно…

Джеред постарался взять себя в руки, пытаясь справиться с охватившим его возбуждением. Господи, как можно думать об этом, когда бедняжке пришлось столько пережить?! Но у девушки была такая длинная нежная шея, красивые плечи, которые плавно переходили в изящные руки… Джеред ничего не мог с собой поделать. Его глаза то и дело скользили по волнующим изгибам ее стройного тела. Эти округлые груди, тонкая талия и великолепно очерченные бедра обещали неземное блаженство…

Заметив, что девушка перехватила его взгляд, Джеред нарочито громко воскликнул:

— Ваше платье! Оно же все изодрано в клочья! Мне придется подыскать вам что-нибудь…

В его голове опять появились отнюдь не благородные мысли.

Девушка молча кивнула; в ее прекрасных серых глазах промелькнул какой-то огонек. Может, это была благодарность? Джеред так и не понял его значение.

— Я — Джеред Эйвери Камерон, капитан «Ветра странствий», — представился он и выжидательно уставился на незнакомку. Когда же она ничего не ответила, спросил: — А ваше имя?

Снова последовало долгое молчание. Повернув голову, девушка посмотрела куда-то через плечо и опустила глаза. Затем без каких-либо объяснений она оттолкнула от себя Джереда, словно усматривая в нем своего врага, а не спасителя.

— Я чем-то испугал вас?

Джеред почувствовал себя виноватым. Судя по всему, девушка прошла через все круги ада и теперь оказалась в руках мужчины, который с откровенным бесстыдством рассматривал ее, не оставляя сомнений относительно своих намерений. Возможно, она по выражению его лица без труда догадалась, о чем он думает, и теперь не без основания сомневалась, может ли довериться ему.

— Я даю вам честное слово, что здесь никто вам не причинит никакого вреда.

Джеред подхватил девушку на руки, убежденный в том, что, оказавшись на борту «Ветра странствий», она сразу поймет: он — человек слова.

— Вы готовы, кап?

Эпплгейт и Люсьен не спеша спустили веревочную лестницу, чтобы Джеред мог забраться на борт.

— Да, готов…

Неожиданно он замер и пристально посмотрел на девушку: под золотистым шелковым платьем и пышными нижними юбками на ней были надеты высокие кожаные сапоги. Взгляд Джереда стал жестким, когда он заметил торчащую из правого голенища рукоятку острого кинжала, что совершенно не соответствовало благородному облику незнакомки. Да, оказывается, у его беспомощной бабочки есть жало! Это открытие ему совершенно не понравилось.

— Кинжал?! Что это?..

На мгновение их взгляды скрестились. Карие глаза Джереда пытливо всматривались в лицо девушки. Сквозь тонкий шелк платья Квинтина Тийч чувствовала крепкие мускулы его тела: сильный мужчина, судя по всему из тех, с кем шутки плохи… Внезапно ей захотелось убежать отсюда. Но в том-то и дело, что сделать это было невозможно! Ну, разве только вплавь…

«Черт побери!» — подумала она, опасаясь, что на этот раз хитроумный план может не сработать. Да, этот капитан не из тех простачков, на которых они обычно делали ставку, не какой-нибудь круглый идиот! Квинтина лихорадочно шарила взглядом по голубым просторам океана и, только заметив на горизонте крошечную точку — корабль отца, — почувствовала облегчение. Ха! Теперь-то она спасена!

Стратегия пиратов была очень простой. Подобно хитроумному охотнику они заранее готовили приманку, чтобы привлечь внимание будущей жертвы. Квинтина и являлась той самой приманкой! Пока команда корабля занималась спасением «бедняжки» и заботливо хлопотала над ней, забыв об осмотрительности, пираты вплотную подходили к торговому судну и открывали по нему огонь. Первым делом они старались повредить оснастку корабля, чтобы тот потерял управление, а потом брали его на абордаж. Это был блестящий план! Он уже срабатывал не один раз. Квинтина знала, что и сегодня тоже все получится.

— Да, кинжал, — она с силой вырвалась из рук капитана. — Время настало! — задыхаясь, проговорила девушка, вновь обретая присущую ей храбрость.

— Для чего настало время? — недоуменно спросил Джеред, напрягаясь всем телом.

По его спине пробежал холодок; он вдруг почувствовал, что должно произойти что-то ужасное…

— Скоро ты это узнаешь!

Неожиданно Квинн с удивлением обнаружила, что вместо обычного злорадства она ощутила что-то похожее на угрызения совести, или, возможно, сожаление. «Это только потому, что капитан так красив», — пыталась урезонить себя девушка. Жаль, что очень скоро он станет ее врагом…

— Узнаю…

Джеред решил от слов перейти к действиям и одним прыжком оказался рядом с девушкой, пытаясь схватить ее. Однако она очень ловко увернулась.

— Кто ты? — со злостью спросил он.

— Дочь дьявола! — воскликнула незнакомка, и в ее звенящем голосе Джеред отчетливо уловил английский акцент.

— Дьявола?!

Ужасная мысль, что по его милости корабль попал в ловушку, пронеслась в голове Джереда. Очевидно, эта женщина служила только приманкой, а он, галантный идиот, позволил заманить себя в сети… Англичане! Проклятые англичане! Теперь все пропало…

— О каком таком дьяволе ты говоришь? — спросил Джеред.

— О Черной Бороде! — хвастливо заявила Квинн.

Ее отец получил подобное прозвище из-за густой черной бороды, которая начиналась почти от самых темных глаз и доходила ему до середины живота. Это имя вселяло ужас в сердца не только простых людей, но и самих пиратов. Но Квинн гордилась своим отцом. О капитане корабля «Месть Королевы Анны» ходили легенды. Черная Борода не только захватил и разграбил десятки судов, но и создал мощный пиратский флот, которым единолично командовал.

— Черная Борода?!

Голос Джереда внезапно охрип. Да, ему доводилось не раз слышать об этом пирате, об этом монстре. Его дочь… Джеред даже отступил от нее, словно она была пропитана ядом. Да, ужасное предчувствие не обмануло его. Если девушка не лжет, то все они обречены…

— Капитан, корабль! — воскликнул Люсьен Бонд.

Проклиная все на свете, Джеред проследил взглядом по направлению руки Люсьена и тоже увидел на горизонте корабль, который несся к ним на всех парусах. Скоро Джереду удалось разглядеть на грот-мачте трепещущий на ветру флаг с изображенным на черном фоне устрашающим рогатым скелетом.

— Пиратский корабль!

Значит, они действительно попались в ужасную ловушку.

— Дочь Черной Бороды!

Именно она, разыгрывая из себя несчастную жертву, помогла пауку поймать муху. Господи, как он мог оказаться настолько глупым, чтобы попасть на ее уловку?! Да, похоть сыграла с ним злую шутку. Ведь стоило только Джереду взглянуть на нее, как он почувствовал непреодолимое влечение, заставившее его забыть о всякой осторожности. Джеред был просто вне себя от гнева. Что ж, теперь придется расплачиваться за то, что так опрометчиво позволил вожделению возобладать над разумом.

— Ты — маленькая ведьма! — свирепо прорычал Джеред; его губы искривились в презрительной усмешке. — Ты завлекла нас на верную смерть!

Глаза капитана сверкали убийственной ненавистью.

Квинн напряглась, но не показала страха.

— Да, мне удалось сделать это! — нагнувшись, она выхватила из-за голенища сапога нож и, сделав шаг назад, приготовилась защищаться. — Ну, и что же ты теперь намерен делать?

— Мне следует свернуть тебе шею! — вскричал Джеред, бросаясь к девушке.

Конечно, мысль о том, чтобы захватить ее в плен и использовать в качестве заложницы, выглядела весьма соблазнительной, но для этого уже не оставалось времени. Джеред неохотно отступил. Сейчас нужно было думать о том, как защищаться.

— Стать к пушкам! — заорал он.

— К пушкам?! — Эпплгейт испуганно уставился на капитана. — Разве мы не собираемся удирать от них, сэр?

Джеред тоже предпочел бы в данной ситуации скрыться от противника, но, к сожалению, было уже слишком поздно. Даже если они будут нестись на всех парусах, им далеко не уйти. Будь проклята эта обольстительная злодейка!

— Нет, мы атакуем!

Джеред надеялся, что пираты не ожидают подобного шага. Возможно, им повезет, и у них будет хоть какое-то преимущество. В пылу подготовки к сражению он не сразу заметил, что дочь пирата снова оказалась в лодке. Впрочем, теперь это уже не имело никакого значения.

Предстоял бой.


Кэтлин Крамер Дочь дьявола | Дочь дьявола | ГЛАВА 2