home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 16

На черном бархате ночи весело плясали красные и оранжевые языки костров; дым клубами взметался вверх и таял в небе. Пираты вовсю готовились к празднику. Открывались бочонки и огромные бочки, бутыли и фляжки; вперемежку с ругательствами сыпались шутки, слышался смех и веселые перебранки. Торжество, судя по всему, обещало быть буйным.

Все как один по этому случаю нарядились, включая и Квинн. Одетая в красную с голубым рубашку из хлопка, яркости которой мог позавидовать даже Калико Джек, в обрезанные до колен голубые штаны и ярко-красную косынку, с огромными золотыми серьгами, она представляла собой, по выражению Пиквита, «сногсшибательное зрелище».

— Как и ты, мой друг, — ввернула Квинн комплимент.

— Спасибо, — вспыхнул Пиквит, оправляя свою одежду.

В его костюме господствовали ярко-зеленые цвета, а на плече сидел желто-зеленый попугайчик. Пиквит выглядел как эльф, нарядившийся пиратом.

— А-а-ах. Спасибо, спасибо, — передразнил его попугай.

— Пиквит, а где Джеред? — как бы невзначай спросила Квинн, глядя поверх голов слоняющихся в ожидании праздника пиратов.

— Я не встречал его, — рассеянно ответил Пиквит, который не мог оторвать голодного взгляда от накрытых столов.

На вертелах шипели туши поросят и коз. На кострах, разведенных в специально вырытых ямах, жарились огромные морские черепахи, прикрытые сверху пальмовыми листьями. Соблазнительный запах жареного мяса смешивался с ароматом рома из открытых бутылей и бочонков. Сооруженные из досок столы были заставлены деревянными тарелками с овощами и чашами с фруктами. Несколько пиратов от нечего делать перебрасывали друг другу вместо мячей апельсины.

— А-а-ах. Не встречал его. Не встречал его, — с большим удовольствием принялся твердить попугай.

Только угроза Квинн изжарить на вертеле надоедливую птицу, заставила его прекратить болтовню.

На какое-то мгновение Квинн испугалась, что Джеред каким-нибудь образом сбежал с острова. Однако ее опасения оказались напрасными: Джеред не спеша направлялся к ним со стороны моря.

— О, вот и он, — Пиквит тоже заметил его.

— А-а-ах! Вот и он. Вот и он.

Пиквит заставил попугая замолчать, дав ему кусочек сухого печенья, и принялся торопливо извиняться за излишнюю болтливость своего любимца.

— Мы так долго были в море, что бедняжке просто надоело молчать и… — заметив, что Квинн совершенно не слушает его, Пиквит пожал плечами, улыбнулся и сказал: — Чего же ты ждешь? Иди к нему.

Схватив со стола апельсин, Квинн подбежала к Джереду, застигнув его врасплох.

— Лови! — крикнула она, бросая в него оранжевый шарик, и обрадовалась, когда ему удалось это сделать. — Теперь ты!

Джеред со смехом вернул ей апельсин.

Как ни странно, но он чувствовал себя здесь совершенно беззаботным, хотя раньше ему была ненавистна даже мысль о том, чтобы очутиться здесь. Возможно, это связано с самим островом, с его волшебным воздухом, как утверждала Квинн? Или здесь, в Нью-Провиденс, в окружении детей и женщин пираты показались ему более человечными?

Джеред с удивлением рассматривал пестро разодетую толпу. Почти все были босиком и, казалось, находили особое удовольствие, ощущая под ногами твердую землю. Наблюдая, как пираты смеются, шутят, поют со своими друзьями, возлюбленными, играют с детьми, ему было трудно поверить, что это те же самые люди, которые грабят корабли, проявляя немыслимую жестокость по отношению к своим жертвам.

Многое в поведении морских разбойников казалось совершенно непонятно Джереду. Иногда они выглядели по-детски наивными, беззащитными и вдруг в мгновение ока становились матерыми, изощренно хитрыми. По натуре грубые и жестокие, пираты зачастую были великодушны к тем, кто им нравился и кому они доверяли.

— Хороший бросок!

На этот раз Квинн подбросила апельсин выше и дальше, ей хотелось петь от счастья. Она и в Джереде чувствовала перемену. Прошло всего несколько часов, как они причалили в Нью-Провиденс, а он уже перестал хмуриться, из глаз исчезли настороженность и затаенная злоба. Это обнадеживало Квинн. Возможно, в недалеком будущем они соединят свои судьбы.

Джеред вернул ей апельсин.

— Жаль, что у нас нет ракеток, а то бы мы сыграли в теннис. Еще в Шотландии, мальчишкой, я увлекался этой игрой.

— Теннис… — Квинн ловко поймала апельсин и на секунду задумалась. Интересно, каким был в детстве Джеред Эйвери Камерон? Из какой он семьи? Как мало в сущности она о нем знает. — Ты хорошо в него играл?

Джеред кивнул, стараясь отогнать вдруг нахлынувшие воспоминания. Господи, сколько же лет прошло с тех пор, как он в последний раз играл в теннис с отцом, сколько ему пришлось пережить за это время! Джеред поспешил переменить тему.

— Ты выглядишь просто очаровательно, капитан Тийч. Или я не должен говорить комплименты капитану?

Девушка смущенно зарделась.

— Капитану, действительно, не стоит говорить комплименты, — мягко упрекнула она и тут же подмигнула ему. — Но девушке… это совсем другое дело.

— В таком случае я поправлю себя и скажу, что ты, Квинн Тийч, сегодня очень красива.

После этого Джеред галантно взял ее руку и положил на свой согнутый локоть, а затем повел к накрытому столу, как настоящий джентльмен свою леди.

Неожиданно прямо перед ними возникла мощная фигура Черной Бороды.

— Что, дочка, ты все еще не променяла его на кого-то другого, а?

Очевидно для того, чтобы произвести должное впечатление на женщин, пират напялил на себя алый мундир, расшитый золотой и серебряной нитью и украшенный большими золотыми пуговицами. Черная шляпа и сапоги довершали праздничный наряд. Его длинная черная борода была тщательно расчесана и даже заплетена в косу.

Квинн с видом собственника приникла к Джереду.

— Нет, и не собираюсь, отец.

Черная Борода проворчал что-то себе под нос, затем чуть громче добавил:

— Посмотрим, посмотрим. Это всего лишь вопрос времени, — он поднял бочонок с вином и приказал Джереду: — Тащи сюда кружки. Хотя ты мне и не нравишься, выпьем за счастье моей дочери.

Глядя как наполняются вином бокалы, Джеред думал о том, что когда-нибудь ему все-таки придется столкнуться с Черной Бородой: им двоим становилось слишком тесно на этой земле.

— За тебя, Квинн! — словно гром среди ясного неба пророкотал Черная Борода.

Несколько пиратов, явно обрадованные предоставившейся возможностью выпить, торопливо наполнили свои кружки тем, что попалось под руку. Вскоре вино, эль и ром полились рекой. Даже Эпплгейт и Люсьен присоединились ко всеобщему веселью и теперь смеялись и рассказывали забавные истории, словно находились среди друзей.

Джеред решил, что на них тоже подействовал благодатный тропический климат, но не успел он дальше развить эту мысль, как почувствовал, что Квинн толкает его в бок.

Запрокинув голову, она лихо осушила до дна свою кружку и вытерла рот тыльной стороной ладони. Вино согрело ее, быстрее погнало кровь по жилам. Квинн стала легонько покачиваться в такт музыке, притопывать ногой и негромко подпевать. Билли Ганн, Блэк Бэзил и Томас Викери на гитаре, флейте и рожке исполняли знакомую всем морскую песенку:

«Я оставил жену, потому что жизнь моряка

Вечно связана с морем.

Я отбросил прочь свою гордость,

Чтобы плыть по волнам.

Ведь жизнь в океане — это как раз для меня.

Так поднимай якоря и наполни свой кубок,

Будем пить, пока не утонем…»

— Взгляни-ка, — Квинн указала на Калико Джека, который стоял рука об руку с молодой женщиной с длинными волнистыми каштановыми волосами.

На ее плечи был наброшен китель офицера Британского флота. Даже с большого расстояния Джеред заметил, что женщина очень миловидна.

— Не правда ли, красивая пара?

— Кто она?

— Энн Бонни, женщина, которая владеет кинжалом и пистолетом почти столь же искусно, как и я, — Квинн гордо вскинула голову. — Ее муж оказался глупцом, и она променяла его на Калико Джека.

— Понимаю, — протянул Джеред.

Да, очень похоже на довольно пошлую интрижку. Впрочем, чего еще можно ожидать от этих людей? Разглядывая Энн, Джеред отметил, что она выглядит несколько мужеподобно: высокая, с широкой костью.

Между тем Квинн со вздохом произнесла;

— Они так хорошо смотрятся вместе! Наверно, как и мы с тобой, а, капитан? — не дождавшись от него ответа и решив, что он слишком долго рассматривает Энн, а также торопясь избавиться от тяжелого взгляда отца, девушка дернула Джереда за руку и потащила к накрытым столам. — Ты хочешь есть?

Джеред обвил ее талию и прижал Квинн к себе.

— Я изголодался по тебе.

И на этот раз он нисколько не кривил душой.

— А я по тебе… — прошептала она.

Квинн с тоской посмотрела на песчаный берег, затем перевела взгляд на заваленные всякой снедью столы и неожиданно заметила Капитана Генри Моргана. Похоже, ему очень нравилось подобное изобилие.

— Капитан! — завопила Квинн и ловко схватила озорника, не обращая внимания на его недовольство. В ответ обезьянка дернула ее за одну из серег. — 0-ох!

Джеред тут же поспешил на выручку.

— Иди-ка сюда, чертенок. Хватит с тебя и банана, — он посмотрел на Квинн. — У него есть клетка?

— Клетка?! — ужаснулась девушка. — Конечно же, нет. Капитан свободно бегает по острову, — она пощекотала обезьянку под подбородком. — Он баловался только потому, что я не обращала на него внимания, но теперь Капитан будет вести себя хорошо. Да, Генри Морган?

Однако, наблюдая за ужимками зверька, Джеред сомневался в этом, поэтому насовал ему бананов и всего того, что, по его мнению, могло бы понравиться обезьянке. Затем он наполнил две тарелки самыми лакомыми кусками и вручил одну из них Квинн.

— Тебе, — их пальцы слегка соприкоснулись, и обоих пронзила дрожь. — Морская черепаха, капуста, морковь…

Не отрывая взгляда от Джереда, Квинн медленно положила в рот кусочек мяса. «Встретимся позже, в той самой бухточке», — говорили ее глаза.

Прочитав это молчаливое послание, Джеред принялся торопливо поглощать еду, буквально сгорая от нетерпения остаться наедине с Квинн в том волшебном месте. Кроме того, он бы предпочел держаться подальше от порядком захмелевших пиратов. Вновь и вновь наполнялись кружки, все громче становились возгласы, того и гляди могла завязаться пьяная драка с поножовщиной. Нужно было быстрее уносить ноги.

Однако было уже поздно. Джеред даже охнул от негодования, услышав зычный голос:

— Квинн! Квинн Тийч! Я бросаю тебе вызов!

Он оглянулся и только по огромной груди, туго натянувшей ткань белой рубашки, понял, что перед ним женщина. Ее ярко-рыжие волосы были подстрижены очень коротко.

— Я принимаю твой вызов, Рыжая Мэри!

Квинн ловко поймала шпагу, брошенную ей Блэком Бэзилом.

— Сражаемся за мужчину, который сидит возле тебя. Если я выиграю, он — мой!

При этом Рыжая Мэри бросила на Джереда полный вожделения взгляд, который заставил его содрогнуться. О, он хорошо знал подобный тип женщин: «пожирательницы» мужчин…

— Если только ты победишь!

Судя по всему, Квинн не особенно волновалась.

Пираты на время притихли, наблюдая за происходящим. В лунном свете поблескивали две шпаги; в ночном воздухе звучал звон металла.

Грация, с которой Квинн наносила и отражала удары, наполняла душу Джереда гордостью за нее. Рыжая Мэри оказалась также довольно искусной фехтовальщицей, а недостающую ловкость добирала силой. Тем не менее было вполне очевидно, что победа останется за капитаном Тийч.

— Ты недостойна командовать кораблем. Я — вот кто должен стать капитаном. Если бы ты не была дочерью этого ублюдка с черной бородой, то давно потела бы на камбузе.

— А если бы ты не была самой знаменитой проституткой в Нассау, то драила бы палубы, — не осталась в долгу Квинн.

Ответом ей послужил яростный вопль и грозный выпад рыжеволосой пиратки. Джеред даже затаил дыхание, не на шутку опасаясь за жизнь Квинн, но девушка вовремя увернулась от шпаги.

— Какая же ты пиратка?! Шлюха — вот ты кто! — не унималась Рыжая Мэри, осыпая Квинн такими ругательствами, что Джеред залился краской.

Охваченная яростью, Квинн, изловчившись, прижала соперницу спиной к стволу дерева.

— Немедленно возьми свои слова обратно! Ты лжешь! Я не шлюха, чего нельзя сказать о тебе.

Сделав резкое движение, она выбила из рук Рыжей Мэри шпагу и ловко поймала ее прямо в воздухе.

Джеред был просто очарован Квинн.

— Убей меня, если посмеешь!

Даже приставленная к горлу пиратки шпага не утихомирила ее, она все еще вела себя как разъяренная кошка.

Некоторое время Квинн наслаждалась своим превосходством, давая понять Рыжей Мэри, что может в любой момент расправиться с ней.

— Посмею, — наконец сказала она. — Но не хочу марать об тебя руки.

Плюнув под ноги побежденной сопернице, Квинн воткнула шпагу в землю и, улыбаясь, наблюдала за дракой нескольких пиратов. Сцепившись друг с другом, пираты повалились на землю, с помощью кулаков выясняя, кто на чьей стороне.

Квинн решительно тряхнула длинными темными волосами и усмехнулась.

— Деритесь, деритесь, — сказала она. — А я найду себе занятие получше.

Весело рассмеявшись, девушка исчезла в темноте. Один только Джеред знал, куда она ушла.


ГЛАВА 15 | Дочь дьявола | ГЛАВА 17