home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 17

Ночь была очень душной. В небе висела луна, словно шар, облитый расплавленным серебром, и отбрасывала бледный свет на набегающие на берег волны. Нежный, как шелк, ласковый ветерок обдувал лицо Квинн, которая стояла и любовалась океаном. Как здесь чудесно, как спокойно! Мерцание звезд, скалы, пальмы, фантастическая окраска коралловых рифов, перламутровая пена, окаймлявшая влажный песок, — все это буквально завораживало душу Квинн.

Из глубины острова до девушки доносились хриплый смех и крики пиратов, их пьяные вопли и ругательства. Там было весело, шумно, опасно, а порой и безобразно, а здесь — так тихо, мирно… и красиво. Этот белый песок, яркие дикие цветы, вода, переливающаяся всеми цветами радуги, пышная растительность, причудливой формы камни — все создавало неповторимую красоту. Квинн с удовольствием вдыхала аромат жасмина, к которому примешивались пряные запахи трав и каких-то диковинных цветов.

Над головой девушки порхали ночные птицы, и их пение бередило ей душу. Казалось, они улавливали ее мечтательное настроение и старательно выводили задушевные рулады. Квинн, как завороженная, смотрела на воду, словно пыталась прочитать там свою судьбу. Она думала о Джереде Камероне.

Квинн вошла в морскую пену и закрыла глаза; волна нежно лизнула ее ноги. Девушка вдруг вспомнила свое детство, как она часто прибегала сюда, скрываясь от нервных вспышек матери или от хмурого взгляда отца. Только здесь Квинн чувствовала себя в полной безопасности, уверенная в том, что никому не известно об этой таинственной бухточке. Теперь о ней знает Джеред Камерон. Душа Квинн стремилась к нему. Придет ли он сегодня?

Девушка сделала шаг, потом другой. Теплые волны ласкались у ее ног, словно приглашая поиграть. Повинуясь безотчетному порыву, Квинн прыгнула в набегающую волну. Вынырнув, чтоб глотнуть воздуха, она радостно засмеялась и опять бросилась в океан, с наслаждением ощущая, как вода струится вдоль ее тела, одновременно охлаждая и лаская его.

Укрывшись в густой листве, Джеред зачарованно смотрел на это прекрасное зрелище. Еще совсем недавно он видел перед собой разъяренную пиратку со шпагой в руке, а сейчас Квинн была такая безмятежная, по-детски беззащитная. Волосы мокрыми прядями рассыпались по ее спине и при свете луны казались совсем черными; намокшая рубашка соблазнительно облепила округлые груди. Квинн лежала на воде, широко раскинув руки, словно хотела обнять звездное небо.

Джеред только сейчас понял, насколько она удивительна и красива. Он сгорал от желания броситься в эту прозрачную прохладу, чтобы резвиться вместе с ней, слушать ее смех. Однако Джеред не мог заставить себя сдвинуться с места. Квинн казалась русалкой, и он боялся, что при его приближении она ускользнет от него.

— Квинн…

Ветер подхватил это имя и унес с собой в океан. Джеред словно загипнотизированный смотрел на нее. Наконец он решился выйти из своего укрытия и с грацией хищника подошел к самой кромке воды.

Квинн резко повернулась, почувствовав его взгляд. В ее голове билась одна единственная мысль; «Он пришел…»

— Джеред?..

Она вздрогнула, когда Джеред вошел в воду.

— Ты сегодня была просто восхитительна, — хрипло проговорил он, делая шаг вперед; улыбка тронула уголки его губ. — Твое мастерство владения шпагой, твоя отвага…

Квинн рассмеялась.

— Ну, что ты! Мы с Рыжей Мэри старые подруги и давние враги. Мы деремся каждый раз, когда встречаемся в Нью-Провиденс.

— Значит, ты не собиралась убивать ее? А мне показалось, что битва была не на жизнь, а на смерть.

— Нет, нет. И я, и она прекрасно это знаем. Мэри тоже не убила бы меня. Это просто игра, — пожала плечами Квинн, отбросив с лица влажные волосы.

«Жестокая игра», — подумал Джеред, а вслух спросил;

— Но зачем Рыжая Мэри затеяла все это?

— Ты ей приглянулся. Если бы она все-таки выиграла, то потребовала бы, чтобы ты переспал с ней. Как тебе такая идея? — вопросительно выгнула бровь Квинн.

— Я бы никогда не позволил ей даже прикоснуться ко мне. Веришь или нет, я хочу только тебя, но только сейчас понял это, — Джеред обнял ее за плечи и осторожно притянул к себе.

Прежде чем Квинн успела что-либо ответить, он приник к ее губам жарким поцелуем. Это простое прикосновение взволновало девушку, опалив, словно огнем, все тело.

Между тем Джеред начал свое нежное исследование ее рта, скользнув рукой по тонкой талии к бедрам девушки. Отвечая на его ласковые прикосновения, Квинн прильнула к нему, погрузив пальцы в густую золотистую шевелюру. У нее на миг перехватило дыхание и закружилась голова; она вся отдалась во власть этих восхитительных ощущений. Ей нравилось чувствовать исходящую от Джереда силу, упиваться сладостью его поцелуя.

Джеред с тихим стоном запустил руки в ее влажные волосы и еще крепче прижал к себе Квинн. Желание захлестнуло его, он понял, что больше не в силах противостоять ему. Его губы становились все более требовательными, его руки двигались все более настойчиво, нетерпение сквозило в каждом его жесте. Джеред хотел соединиться с Квинн прямо здесь, сейчас, на этом песке…

Его страсть, словно искра, разожгла в ее крови ответный огонь желания. Сердце Квинн бешено колотилось, она вся трепетала от волнения, когда Джеред принялся прокладывать цепочку поцелуев, по ее шее, а затем стал неистово срывать с нее одежду.

— Идем! — прошептал он, подхватывая девушку на руки.

Он вынес Квинн из воды и осторожно опустил на песок. Наверно, желание заставило его пальцы действовать ловко и быстро, пока, наконец, ее тело не предстало перед ним во всей своей прекрасной наготе.

Было ли это влиянием луны, колдовских чар, фантазии?.. Или Квинн, действительно, так восхитительна, и его глаза видят то, что есть на самом деле? Взгляд Джереда жадно скользил по женственным изгибам ее тела, которое так притягивало к себе мужчин, по упругой округлой груди, тонкой талии, длинным стройным ногам…

— О Боже! — наконец выдохнул он.

— Что-то не так? — встревоженно спросила Квинн.

Она неожиданно смутилась и хотела было прикрыть свою наготу. Однако Джеред схватил ее запястья и развел руки в стороны.

— Ты прекраснее, чем я думал, — прошептал он, не сводя с нее восхищенного взора, а затем начал медленно ласкать ее.

— О Джеред…

Квинн выгнулась дугой навстречу ему, желая его так же сильно, как тогда, на корабле.

Взгляд Джереда задержался на ее шее. Увидев цепочку и ключ, он подумал, что легко мог бы украсть его, но тут же отогнал прочь эту столь неуместную сейчас мысль. Джеред быстро стащил с себя одежду и вытянулся рядом с Квинн на песке.

Вдоволь налюбовавшись наготой возлюбленной, он стал покрывать поцелуями ее тело, боготворя его совершенные формы. Губы Джереда медленно путешествовали от одной груди к другой, нежно обводя языком розовые бутоны и слегка покусывая их зубами, пока Квинн не начала извиваться под ним всем телом. Он жадно всматривался в ее лицо, на котором были так ясно написаны страсть и желание.

Внезапно накатившаяся волна не только не остудила, а лишь еще больше разожгла в них страсть. Освещенные лунным светом, омываемые морской водой, они походили на двух языческих любовников. Их тела тесно прижимались друг к другу в неописуемом обоюдном восторге страсти. Джеред дрожал от желания, чувствуя прикосновение ее острых сосков.

Он вновь и вновь целовал Квинн, смакуя мед ее губ. Его язык требовательно проник внутрь, желал насладиться ее вкусом, а руки исследовали каждый участок тела девушки, которое ему хотелось знать, как свое собственное.

— Как хорошо, что мы сейчас вместе, — прошептал Джеред, зарывшись в ее мягкие шелковистые волосы и с жадностью вдыхая их неповторимый аромат.

Возбужденная его ласками, Квинн медленно скользнула пальцами по обнаженной мускулистой груди Джереда.

— О, как я люблю, когда ты прикасаешься ко мне… — со стоном выдохнул он.

Ее губы раскрылись ему навстречу как нежные лепестки удивительного цветка. Это был поистине упоительный, страстный поцелуй! В этот миг они жили друг для друга, вместе дышали и были охвачены единым желанием. Обоюдный голод заставлял губы любовников вновь и вновь сливаться в поцелуе, вкладывал в него все обуревавшие их чувства.

Внутри Квинн с новой силой вспыхнула страсть, опаляя ее жарким огнем. Она наслаждалась каждым прикосновением, каждым движением. Их тела тесно прижимались друг к другу, пальцы рук переплелись.

Квинн словно пребывала в каком-то нереальном чувственном сне, и это придало ей смелости. Давая волю своему воображению, она легла на Джереда и медленно соскользнула вниз, поместив его возбужденную плоть в ложбинку между упругих грудей.

Джеред содрогнулся от дикого желания, когда Квинн начала медленно двигаться взад-вперед, чувственно прикасаясь к нему своим разгоряченным телом. Все ясные мысли вмиг покинули Джереда, в голове билось только одно: обладать ею… полностью… немедленно…

— Квинн!

О, как ей нравилось, когда он так произносил ее имя! Глаза Джереда были закрыты, на губах играла легкая улыбка. Судя по всему, он наслаждался этой сладкой пыткой.

Неожиданно Джеред схватил Квинн за бедра, подтянул к себе и, не в силах сдержаться, вошел в жаждущее его влажное лоно. Никогда еще ему не было так хорошо. Никогда…

Слившись в единое целое, они двигались в восхитительном ритме, то взлетая на волнах страсти, то замирая от восторга, опускаясь вниз…

Квинн была такая теплая, нежная, податливая. Джеред даже застонал от невыносимого наслаждения. Возможно, это и есть любовь? Он поспешил отбросить подобную мысль.

Ему хотелось просто ласкать Квинн, ощущать ее каждой клеточкой своего тела, вновь и вновь погружаться в эти горячие глубины.

— О Боже! — с восторгом прошептал Джеред, в блаженстве закрывая глаза, и в ту же минуту содрогнулся в конвульсиях страсти, изливаясь живительной влагой в лоно возлюбленной.

Квинн казалось, что она просто не вынесет внезапно охватившего ее исступленного восторга. Внутри у нее словно что-то взорвалось, а небо вдруг рассыпалось на тысячи звезд.

Невиданной силы оргазм, точно ураган, обрушился на Квинн, опустошая все на своем пути. На мгновение ей даже показалось, что у нее остановилось сердце, в голове шумело, в висках стучала кровь, по телу еще пробегала сладкая дрожь.

После того как отхлынула волна бурной страсти, Квинн продолжала прижиматься к Джереду, не желая даже на миг отрываться от него. Она вдруг отчетливо поняла, что не вынесет, если он когда-нибудь покинет ее…


ГЛАВА 16 | Дочь дьявола | ГЛАВА 18