home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 3

Квинн направилась к пленному капитану. На палубе повисло напряженное молчание; лишь плеск волн о корпус корабля нарушал тишину.

Подойдя почти вплотную, девушка вытащила кинжал и сказала;

— Подожди, Нед.

Долговязый пират недоуменно посмотрел на Квинн, потом — на капитана, затем опять перевел взгляд на Квинн.

— Подождать? Почему? — подозрительно прищурил он единственный здоровый глаз.

— Потому что я кое-что придумала…

Дочь пирата и капитан захваченного судна какое-то время смотрели друг на друга; каждый старался угадать мысли другого. «Интересно, сожалеет ли она о том, что сделала? — думал Джеред. Возможно, дочь Черной Бороды хочет спасти его, а может быть, в ее голове созрел более изощренный план убийства своего пленника… Что она за человек? Ее отец — пират-убийца, а вся жизнь этой девушки проходит среди мужчин, которые мало чем отличаются от диких зверей. А странный блеск в ее глазах! Он яснее слов говорил о том, что эта красавица — очень опасна. Впрочем, что еще она сможет ему сделать, кроме как убить?

С чувством безысходности Джеред оглядел свой полуразрушенный корабль, впервые в жизни ощущая себя совершенно беспомощным. Он был не в силах ни помочь своим людям, ни повлиять на собственную судьбу. Очевидно, в жизни вообще не существует ничего постоянного, раз какой-то случай может не только полностью изменить, но и вовсе разрушить ее…

Серые глаза Квинн гневно смотрели на капитана «Ветра странствий». Хотя она не хотела признаваться в этом, но его оскорбление сильно задело ее. Если Квинн и чувствовала к пленнику какое-то сострадание, то оно тут же улетучилось. Что ж, посмотрим, какие слова сорвутся с его губ, когда он превратится в живую мишень… О, тогда капитан снова обратится к ней, но уже не для того, чтобы обозвать «шлюхой». Нет, вместо этого он будет умолять ее проявить немного милосердия! Вот только пощадит ли она его?..

— Кое-что? Что же это? — Нед уже терял терпение.

— Очевидно, она хочет посмотреть, как мы будем убивать его. Да, Квинн?

— Или собирается сделать это сама?..

— О, нет! Я видел, как она смотрела на него. Ты влюбилась в него, а, Квинн? — усмехнулся Джон Боунз, выступая вперед на своей деревянной ноге. — Может, нам развязать его и отпустить?

— Отпустить, чтобы он сплясал на доске свой последний танец, — с угрозой проворчал Нед Слай, хотя казнь хождением по неприбитой к палубе доске, конец которой выступает за борт, была всего лишь пиратским мифом.

— Я вовсе не хочу, чтобы вы освобождали его! — резко ответила Квинн.

Постоянно вращаясь среди мужчин, она навсегда усвоила одно правило: нужно быть сильной и никогда не показывать свою слабость, иначе тебя уничтожат. Всю свою жизнь Квинн старалась подавить в себе чисто женские черты характера, потому что мягкость и доброта, чувство сострадания и жалость вызывали только насмешки со стороны пиратов. Нет, она не даст им повода дразнить себя!

— Это моя девочка, — вдруг заявил Блэк Бэзил, хвастливый развязный пират.

— Девочка?! — ощетинилась Квинн.

Она с горечью подумала о том, что ее всегда окружали жестокость и насилие, с самого детства, которого у нее практически и не было. А ей временами так хотелось нежности, каких-то других отношений между людьми…

«Глупости», — оборвала себя Квинн и вздернула подбородок.

— Я не твоя девочка, я — дочь пирата, — медленно произнесла она холодным уверенным тоном. — А раз так, я тоже собираюсь присоединиться к вашей забаве. Это придаст состязанию особую остроту, Нед Слай.

Желая убедиться, что тот правильно понял ее слова, Квинн требовательно заявила:

— Я тоже буду участвовать.

— Ты, Квинн?! — удивился Нед: раньше она никогда не проявляла интереса к подобным вещам.

— Да, если приз окажется стоящим, — ответила Квинн, стараясь скрыть свою заинтересованность.

— Приз? Какой же? — Нед Слай вопросительно склонил голову набок.

Квинн кивнула в сторону капитана «Ветра странствий», который наблюдал за ними, гордо подняв голову.

Черные штаны сидели на нем как перчатка, подчеркивая плоский живот и длинные мускулистые ноги. Широко распахнутый ворот рубашки обнажал сильную грудь с порослью курчавых волос. Океанский бриз ласково шевелил его золотистые волосы, которые так необычно контрастировали с красивым загорелым лицом.

Несмотря на положение, в котором он оказался, и несколько потрепанную одежду, капитан «Ветра странствий» держался с достоинством. В отличие от других членов команды он не выказывал страха перед пиратами.

— Если я выиграю, то получу его, — заявила Квинн.

— Этого? — насмешливо скривился Джон Боунз. — Да ты что?! Судя по его одежде, он не стоит того, чтобы на него обращали внимание.

«Да, — подумала Квинн, — капитан, безусловно, благородный человек и, несмотря на то, что прилично одет, не похож на щеголя. Его дерзкий вид свидетельствует о том, что ему не раз приходилось сталкиваться в жизни с трудностями. А эта холодность, которая так знакома Квинн по глазам пиратов… Подобное выражение появляется только после суровых испытаний. Интересно, что же пришлось ему пережить? Что так ожесточило его сердце?»

— Возможно, не стоит, — не унималась Квинн, — но я все равно хочу, чтобы именно он достался победителю нашего состязания.

— Когда мы закончим, на этого красавчика будет страшно смотреть, — зловеще процедил сквозь зубы Нед Слай.

Он сказал правду. Пиратов мало заботило то, что их жертва превращалась в подушечку для иголок. Подумав об этом, Квинн почувствовала, что у нее словно все перевернулось внутри. Ведь капитан, действительно, может умереть! Ну и что, тут же осадила она себя, какое ей дело до этого? Главное — победить в состязании. Тем не менее Квинн решила установить свои правила.

— Кто бы ни победил, получит в награду пленника. Живого!

В этом не было ничего необычного. Правда, раньше победителю в качестве приза доставалась прелестная девушка, с которой тот волен был делать все, что угодно.

Участник состязания должен был метнуть кинжал так, чтобы он вонзился в дверь как можно ближе к телу жертвы, при этом не ранив ее. Если проливалась кровь, неудачник немедленно отстранялся от соревнований. Каждый мог сделать по два броска.

— Живого? — разочарованно сказал Джон Боунз.

— Никакой крови… — настаивала Квинн.

— Что ж, нам даже кастрировать его нельзя? — губы Слая скривились в злобной усмешке.

Квинн покачала головой.

— Ну, если вы сможете сделать это, не пролив крови, — она повторила еще раз: — Если кто-то ранит его, то выбывает из игры.

Из глоток пиратов вырвался дружный стон.

— Зачем он тебе все-таки нужен, Квинн? — удивленно взметнулись вверх густые брови Джона Боунза. — Хочешь поразвлечься с ним, в постели?

Квинн бросила на него сердитый взгляд.

— Конечно же, нет! — отрезала она, упорно не желая признаваться себе, что находит пленника очень привлекательным. — Я хочу, чтобы он стал моим слугой.

Какое все-таки пьянящее чувство: иметь полную власть над мужчиной!

— Этот человек назвал меня «шлюхой». Я хочу, чтобы он своим унижением заплатил за оскорбление, которое нанес мне, — заявила Квинн, решительно тряхнув длинными темными волосами.

Убивать, чтобы не быть убитым; охотиться за жертвой, чтобы самому не оказаться в подобном положении; успеть урвать, чтобы не схватили другие; постоянно демонстрировать свою силу, иначе все сочтут тебя слабаком — таковы неписаные законы пиратства. Их необходимо соблюдать, если хочешь выжить в мире, населенном головорезами и негодяями, равно как и ворами-аристократами, которые не менее жестоки. Иметь совесть — означало создавать самому себе дополнительные трудности, быть слабым. Человек должен прежде всего думать о себе. Так с детства учил Квинн отец. И она давно уже приняла эти правила игры. Стоило ли удивляться тому, что Квинн не испытывала хоть какого-то чувства вины за то положение, в котором оказался по ее милости капитан «Ветра странствий»?!

— Тогда унижай его сколько хочешь: мы не возражаем. Но, если ты выиграешь, — с этими словами Блэк Бэзил принялся отряхивать свою темно-красную куртку, как бы раздумывая, стоит ли вообще принимать участие в этом состязании.

«Так вот, значит, каковы ее планы, — подумал Джеред. — Слуга!» Он перевел взгляд на пиратов, которые напоминали свору собак, истекавших слюной от запаха крови. Им удалось запугать команду, и от этого они хорохорились еще больше. Но даже если негодяи начнут рвать его на части, он не издаст ни звука. Еще ребенком Джеред научился молча переносить порку. Эти глупцы не знают, как давно он знаком с болью.

Джеред понимал, что сейчас ему нельзя поддаваться отчаянию: это лишь ускорит его гибель. Он должен собрать все свои силы и держаться. Чтобы спасти остальных, ему нужно было во что бы то ни стало остаться в живых. Он не даст этим подонкам одержать над собой победу.

Черная Борода находился в это время на верхней палубе своего корабля, наблюдая за устранением повреждений. Но он был не настолько поглощен этим занятием, чтобы не заметить, что происходит на соседнем судне.

Услышав об условиях состязания, Черная Борода запрокинул голову и разразился гулким смехом, звук которого напоминал пушечную канонаду.

— Мне нравится эта игра! Очень интересно! Мы еще никогда не старались сохранить жизнь пленнику-мужчине…

В ожидании предстоящего зрелища пират скрестил руки на широкой груди.

Ждать ему пришлось недолго. Схватив свой кинжал за костяную рукоятку, Джон Боунз первым сделал бросок в живую мишень. Описав над палубой дугу, кинжал воткнулся в дверь в нескольких дюймах от правого предплечья пленника.

— И это ты называешь меткостью, Боунз? — презрительно сплюнул Черная Борода. — Да я куда лучше смогу проделать это с закрытыми глазами.

— Я тоже, — хвастливо заявил Нед Слай.

Лениво улыбнувшись, он небрежно прицелился и тоже метнул нож, острие которого прошло в нескольких дюймах от бедра капитана.

— Дай-ка…

Черная Борода играючи всадил свой нож между ног Джереда, чуть пониже того места, где находилось его мужское достоинство.

— Ах! — с притворным сожалением воскликнул пират. — Если бы я попал чуть повыше, от этого молодца было бы мало толку, Квинн.

Это замечание было встречено громовым хохотом головорезов.

Еще трое пиратов сделали по неудачному броску. Недовольно ворча, они поклялись, что в следующий раз их ножи лягут намного ближе к цели.

Джеред до боли стиснул зубы. Его приводило в бешенство то, что эти негодяи получали огромное удовольствие, забавляясь подобным образом. Ни у кого из них он даже не заметил и намека на сострадание. Похоже, этих людей ничуть не заботило то, что в любой момент пленник мог превратиться в «ягненка на вертеле»! Что за отвратительная компания! И эта красотка не лучше остальных. Как он мог позволить ей так себя одурачить?! О, она тоже приготовила кинжал, собираясь как следует поразвлечься. Маленькая кровожадная проститутка!

Квинн, действительно, поигрывая оружием, сделала шаг вперед и гордо вскинула голову. Сейчас она всем докажет, что достойна называться дочерью Черной Бороды! Плюнув на острие кинжала — чтобы ей улыбнулась удача, — девушка откинула назад свои длинные черные волосы и, чувствуя прилив восторга, легким движением руки метнула его в цель. Со свистом разрезав воздух, он впился в дверь буквально в двух дюймах от правого уха Джереда, но золотоволосый пленник даже глазом не моргнул.

— Он настоящий храбрец, — прошептала Квинн, чувствуя к капитану невольное уважение. Больше всего на свете она ценила в людях смелость.

Черная Борода с гордостью посмотрел на девушку.

— Она поистине моя дочь!

Квинн была просто вне себя от радости, но ее улыбка быстро померкла, как только она взглянула на капитана. В его глазах читались негодование и вызов. Да, этот человек может быть очень опасен… Живя среди морских разбойников, Квинн научилась хорошо разбираться в подобных вещах. Судя по всему, капитан считал ее виновной в том унижении, которому он сейчас подвергался, и вообще во всем, что случилось. Ну и что! Какое ей до этого дело?! «Презрительная улыбка скоро исчезнет с его лица», — злорадно подумала Квинн. Как только она победит в этой игре, он всецело окажется в ее власти.

— Ну что, продолжим, господа? — с издевкой спросила Квинн, кивком указывая на то место, куда вонзился ее нож. — Впрочем, сомневаюсь, что кто-нибудь попадет ближе, чем я.

— Я выхожу из игры, — сказал один из пиратов, чей первый бросок оказался неудачным.

Двое его дружков сделали еще одну попытку, но им опять не повезло. Квинн даже расхохоталась, запрокинув голову; равных ей пока не оказалось! Однако Джон Боунз легко побил ее рекорд. Его кинжал вонзился в дверь в дюйме от шеи Джереда.

— Признай, Квинн, что ты побеждена! — насмешливо произнес Боунз, рассчитывая, что его замечание заставит девушку сдаться.

— Еще нет…

Да, решила про себя Квинн, она обязательно победит, и тогда Боунзу придется взять свои слова обратно. Глубоко вздохнув, девушка сжала кинжал, затем медленно расслабилась и, прищурив левый глаз, еще раз метнула его в мишень. Этот бросок оказался намного удачнее первого: лезвие даже пощекотало подбородок Джереда. Квинн даже на секунду испугалась, что ранила капитана, но, к ее огромному облегчению, крови не было.

— Ну что, сможешь сделать лучше? — с вызовом спросила она Неда Слая.

— Смогу, детка, смогу…

Самодовольно улыбнувшись, уверенный в своей полной победе Слай метнул нож.

Когда лезвие ножа задело плечо, Джеред, превозмогая боль, стиснул зубы. Он не закричит! Нет, он не доставит этим мерзавцам такого удовольствия! Но они ему дорого заплатят за это! Пусть это произойдет завтра, послезавтра или когда-нибудь еще. Все, что ему нужно, — это на пять минут оказаться возле бочек с порохом. Вот тогда он возьмет над всеми верх. И Черной Бороде придется или подчиниться, или взлететь на воздух вместе с кораблем.

— Он ранен! — воскликнула Квинн.

Несмотря на твердое намерение оставаться ко всему безучастной, вид крови на теле пленного капитана заставил ее сердце учащенно забиться. Квинн едва не бросилась к нему, но тут раздался густой бас Черной Бороды.

— Ба, это всего лишь царапина! — разочарованно сказал отец. — Но даже если и так, Нед Слай все равно выбывает из игры, и ты, дочь, становишься победительницей, — он подмигнул ей. — Теперь весь вопрос в том, что ты собираешься с ним делать?..

— Что я буду с ним делать?

Честно говоря, Квинн как-то не думала об этом. Ею двигала слепая жажда мести. Но теперь придется принять какое-то решение…

— Он твой, и ты вольна поступить с ним так, как тебе угодно, — забавляясь замешательством дочери, заявил Черная Борода.

Неожиданный порыв ветра растрепал волосы девушки, и она, рассмеявшись, откинула их назад, затем, не обращая внимания на соленые брызги, задумчиво посмотрела на океан. Квинн унаследовала не только внешность, но и характер своего отца. Упрямая, своевольная, она обожала приключения и твердо знала, чего хочет. Поэтому Квинн решила без колебаний взять то, что принадлежало ей по праву победителя. Разве мужчина не поступил бы на ее месте точно так же?!

— Он — мой, чтобы делать с ним все, что я захочу!

Дерзко подмигнув пиратам, застывшим в ожидании ее дальнейших действий, Квинн провела обеими руками по телу капитана. Казалось, этот человек отлит из бронзы. А какой удивительный контраст между его загорелой кожей и золотистыми волосами! Она придвинулась ближе и, скользнув пальцами по мускулистым плечам, обвила шею Джереда. Крепко привязанный к двери, он не мог избежать ее прикосновений. А Квинн продолжала открыто ласкать мужчину, предъявляя на него свои права точно так же, как это делали пираты со взятыми в плен женщинами.

Джеред вздрагивал от ее прикосновений, пытаясь бороться со своими чувствами. Однако, несмотря на ненависть к этой красотке, он с ужасом осознал, что его тело отзывается на ее ласки. Господи, возможно ли это?! Неужели он действительно желает эту тварь? Самым отвратительным было то, что пираты вовсю наслаждались этим представлением.

— Да, койка Квинн сегодня ночью не останется холодной, — омерзительно хихикал Нед Слай. — Скоро она выяснит, стоит ли он всех ее хлопот.

Между тем Джон Боунз открыл бочонок с ромом, и вскоре на палубе все уже распевали песни и плясали, все, кто не занимался подсчетом денег, потому что сегодня пираты получали свою долю.

Неожиданно Квинн поняла, что осталась с капитаном один на один. Она была очарована им и чувствовала к нему непреодолимое влечение. Неожиданно ей захотелось поцеловать его. Правда, Квинн всегда испытывала отвращение к поцелуям: от пиратов всегда разило виски, ромом и табаком. Но дыхание этого мужчины было чистым и свежим. И она вдруг поймала себя на мысли, что страстно желает почувствовать прикосновение его губ. Интересно, если?..

До конца не осознавая, что делает, Квинн поднялась на цыпочки и приблизила к Джереду свое лицо. Не то чтобы она испытывала к нему страсть, нет, просто не могла удержаться от искушения. Что-то толкало Квинн к этому человеку, что-то такое, чему она была не в силах сопротивляться.

Это был самый обыкновенный поцелуй, но едва прикоснувшись к губам Джереда, девушка ощутила сладостное томление, дыхание ее стало прерывистым. «У него такие теплые, нежные губы, несмотря на его силу», — с удивлением подумала девушка, по-прежнему не отрываясь от капитана.

Ее тело отказывалось подчиняться ей и требовательно заявило о себе сладкой болью в низу живота. Квинн закрыла глаза. Это было какое-то безумие! И она наслаждалась им…

Постанывая от удовольствия, Квинн продолжала смаковать поцелуй. Раздвинув губами его губы, она проникла языком внутрь. Дыхание их смешалось. Обхватив Джереда руками, девушка все крепче и крепче прижималась к нему. Она почувствовала своим телом теплую твердость и удовлетворенно улыбнулась, довольная тем, что тело пленника отзывается на ее ласки. С Джередом все оказалось совершенно по-другому. И целоваться вовсе не противно, а наоборот, приятно. На какое-то мгновение Квинн забыла обо всем на свете.

В отличие от нее Джеред не терял головы. Он прекрасно понимал, что происходит. Эта сучка, очевидно, вообразила, что может делать с ним все, что захочет, используя для своих целей этот чувственный рот и соблазнительное тело! Нет, он не поддастся ни себе, ни ей!

Проклиная свою беспомощность, Джеред решился на отчаянный шаг. Поймав зубами нижнюю губу Квинн, он укусил ее.

— О-о! — ошеломленно воскликнула девушка и, отпрянув от него, стала зализывать ранку.

— Да, я сделал это нарочно. Можешь даже и не спрашивать об этом, — с вызовом сказал Джеред.

Ответом ему был убийственный взгляд.

— Нарочно?!

Джеред посмотрел на Квинн и, заметив болезненную припухлость на ее нижней губе, на мгновение почувствовал раскаяние. Но это длилось недолго. Его подстегивало страстное желание отомстить дочери Черной Бороды за то зло, которое она причинила.

— Нарочно, — подтвердил он и, желая как можно сильнее оскорбить девушку, сплюнул на палубу корабля, словно очищаясь от ее поцелуя.

— Чтоб мне оказаться на морском дне, Квинн, кажется, ты ему не совсем нравишься, — насмешливо произнес Нед Слай, который прогуливался неподалеку в одежде одного из пленных матросов.

Его издевательский смех окончательно взбесил Квинн.

— Мне он тоже не совсем нравится, — сказала она и, схватив один из торчавших в двери кинжалов, угрожающе помахала им перед лицом пленника. — Может быть, мне стоит отрезать тебе нос?

Джеред молчал, стиснув зубы, и даже не моргнул глазом, хотя полностью находился в ее власти. В конце концов, не все ли равно, когда умирать? В данной ситуации это всего лишь вопрос времени. Возможно, все произойдет прямо сейчас.

Его спокойствие еще больше разъярило Квинн. Она поднесла сверкающее лезвие к правому уху капитана.

— Или отрезать ухо?

Джеред по-прежнему хранил молчание.

— А может быть, мне отсечь кое-что еще?

Зловеще улыбаясь, Квинн медленно провела кинжалом по его шее, затем — по обнаженной груди; острие оставляло после себя едва заметный красноватый след на смуглой коже Джереда. Усмехнувшись, девушка ловко срезала две верхние пуговицы с черных штанов пленника.

Бессилие и гнев охватили Джереда. Правда, в его душе теплился слабый огонек надежды, что Квинн не сделает этого. Глядя в ее горящие серые глаза, он пытался понять, на что способна эта красотка, но не произносил ни слова, хотя пот мелкими капельками выступил у него на лбу.

— Сделай же это, Квинн. Давай! — забавляясь от всей души, подзадоривал ее Нед Слай. — Отрежь их!

Квинн потрогала прокушенную губу. Да, она разделается с ним так, как султаны поступают с теми, кто охраняет их гаремы.

— Я сделаю это, — прошипела Квинн и грубо провела кинжалом вниз по животу Джереда, пока острие не застыло на обтянутой плотно облегающими штанами выпуклости. — Но если ты станешь умолять меня…

При мысли о том, что она, действительно, может выполнить свою угрозу, сердце Джереда ушло в пятки. Вот какова плата за поцелуй! Но нет, он не из трусливых.

— Умолять? Никогда!

— Ха! Видали такого?! — Нед Слай с готовностью вытащил свой нож, желая присоединиться к жестокой забаве. — Ему нужно преподать урок: чтобы научился уважать пиратов.

От злости на его щеках заходили желваки. Он угрожающе придвинулся к пленнику.

— Давай! — хрипло произнес Джеред. — Делай свое дело.

Содрогнувшись, он закрыл глаза, ожидая неизбежной развязки.

— Нет! — воскликнула Квинн, гнев которой мгновенно поостыл.

Она хорошо знала, на что способен Нед Слай, но, несмотря на свою ярость, не желала проявлять подобную жестокость. Кроме того, поцелуй, который Квинн сама навязала капитану, потряс ее до глубины души. Она решила, что совершит величайшую глупость, если погубит объект своих возможных любовных познаний.

— Что ты имеешь в виду? Не надо? — нахмурился Слай.

— Совершенно верно, — подтвердила Квинн, в которой взыграли собственнические чувства. — Капитан — мой, я выиграла его честно и справедливо, поэтому могу делать с ним все, что захочу. Калечить пленника — не в моих интересах, — она надменно тряхнула копной густых волос. — Я просто играла с ним.

«Играла! — с негодованием подумал Джеред. — Как непослушное, избалованное дитя…» И все же у него вырвался вздох облегчения: пока он находился в относительной безопасности. Но что ожидает его впереди? Ответом на этот безмолвный вопрос послужил щелчок металлического ошейника вокруг шеи пленника.

— Что за?..

Он искоса наблюдал, как Квинтина повернула в замке ключ, который затем повесила на цепочке себе на грудь.

После этого Джереда отвязали от двери, оставив ноги свободными, а руки надежно стянули за спиной веревкой. Он чувствовал себя собакой на поводке, когда дочь Черной Бороды принялась водить его взад-вперед по палубе, демонстрируя пиратам словно какое-нибудь домашнее животное.

Но впереди его ожидало еще большее унижение. Ощущая полнейшее бессилие что-либо сделать, Джеред молча наблюдал, как пираты продолжали потрошить его корабль, пытаясь отыскать что-нибудь ценное.

— Ба! Да здесь совсем нечем поживиться! — гремел Черная Борода. — Только рис и индиго, но ни золота, ни бриллиантов!

Несмотря на это, пираты продолжали грабить судно, расхватывая то, что могло пригодиться для жизни. Запасы продовольствия, лекарства, канаты, веревки, столярные инструменты, снасти, порох и оружие — все это быстро перекочевало на пиратский корабль. Даже паруса, якоря и якорные цепи были безжалостно содраны и унесены про запас.

Тем временем низенький плешивый пират с очень смуглым лицом, которого все называли «Пиквит», притащил сундук Джереда. В нем находились одежда и его личные вещи — всем этим он особенно дорожил и берег. Содержимое сундука было вывалено прямо на палубу.

— Ну и ну! — восхищенно хрюкнул Черная Борода и, нахлобучив на голову синюю шляпу Джереда, гоголем прошелся по кораблю.

— Ты выглядишь великолепно, кап, просто великолепно, — польстил ему Пиквит, перебирая рубашки.

Наконец пирату приглянулся голубой китель с золотыми пуговицами, галуном и широкими обшлагами. Он тут же напялил его на себя, не обращая внимания на то, что рукава пиджака свисали ниже кистей рук.

— Проклятье, — пробормотал Джеред, качая головой.

Казалось, буквально все пираты просто обожают носить чужие вещи. Джеред заметил на них и выгоревшие на солнце солдатские мундиры, и сапоги, и патронташи, очевидно, снятые с испанцев, и уже изрядно потрепанные головные уборы благородных людей.

Черная Борода быстро прибрал к рукам все шляпы Джереда, включая его самую любимую, коричневую. Водрузив ее себе на голову, главарь пиратов приказал расправиться со всей находившейся на корабле домашней птицей: гусями, утками и курами. Они были тотчас кое-как выпотрошены и брошены в громадный котел прямо с остатками перьев. Если повар пиратов и понимал что-либо в кулинарном искусстве, то, судя по всему, он это старательно скрывал.

Тем не менее запах пищи заставил Джереда почувствовать, насколько он голоден и изнурен. Господи, как ему хотелось, чтобы этот ужасный день наконец-то закончился. Но, увы! Пираты, казалось, собирались бесконечно заниматься дележом всего, что есть на корабле, включая и само судно.

Черная Борода открыл зубами бутылку рома, сделал большой глоток, затем, широко улыбнувшись, торжественно провозгласил:

— «Ветра странствий» больше не существует. Да здравствует «Месть Черного Ангела»!

С этими словами он, как полагалось в подобных случаях, вылил ром на штурвал.

— «Месть Черного Ангела»! — задохнувшись от негодования, воскликнул Джеред и, забывшись, рванулся вперед, но металлический ошейник больно сдавил его горло.

— Спокойно, капитан, — с довольным видом произнесла Квинн. — Нам нужны хорошие корабли. Тебе должно льстить то, что мой отец выбрал именно твой.

— Льстить?! К черту! — кипятился Джеред.

Он распалился еще больше, когда объявили капитана нового пиратского корабля. Джеред отказывался верить своим ушам. Нет, этого не может быть. Это слишком жестоко! И тем не менее, приказом самого «дьявола» дочь Черной Бороды была назначена капитаном судна, которым когда-то так гордился Джеред.


ГЛАВА 2 | Дочь дьявола | ГЛАВА 4