home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 33

Джеред едва не вывалился из гамака, когда корабль подбросило на встречной волне. Он сразу же проснулся и поспешил на верхнюю палубу, чтобы узнать, не показалась ли земля. Однако, к его огромному разочарованию, вокруг все оставалось по-прежнему; бескрайний океан и темно-синее вечернее небо.

— Что ты здесь делаешь? — неожиданно раздался за его спиной грубый голос.

Джеред медленно повернулся. Он знал этого рослого надменного парня, который когда-то служил матросом в его команде, но был изгнан за лень и непорядочность. Теперь этот тип по нескольку раз в день приставал к Джереду, бесцеремонно напоминая ему, что на этом корабле он всего лишь пассажир, причем купивший дешевое место, а не капитан.

— Пытаюсь сориентироваться по звездам, — как можно дружелюбнее ответил Джеред. — Я надеялся, что скоро покажется Чарлстон.

— Как только ветер принесет нас туда, — усмехнулся матрос. — А почему ты так торопишься? У тебя там дела?

Джеред подставил лицо навстречу ветру.

— Да, — не вдаваясь в подробности, ответил он.

Подтвердились его самые худшие опасения. Причина необузданного поведения Черной Бороды заключалась в том, что Квинн тоже стала жертвой эпидемии.

— Дела или нет, а у меня есть приказ, согласно которому ты должен находиться внизу, с самыми бедными пассажирами, — тоном, не допускающим возражений, произнес матрос и для большей убедительности дотронулся до торчащего у него из-за пояса пистолета.

— Конечно! — шутливо поднял руки Джеред.

Дул холодный северо-восточный ветер, и он уже порядком замерз. Пусть внизу не так удобно, зато тепло. Джеред спустился с верхней палубы и снова свернулся калачиком в гамаке. Вскоре легкое покачивание корабля усыпило его.

Он проснулся от того, что кто-то громко объявил о приближении Чарлстона. Затем тот же самый голос довел до сведения пассажиров, что вход в гавань блокирован.

— Судя по флагу, это корабль Черной Бороды, — пробормотал Джеред.

В другое время это, наверно, испугало бы его, но сейчас он почувствовал облегчение: именно для того, чтобы увидеться с «грозой морей», Джеред проделал столь долгий путь.

— О Боже! Кажется, они собираются стрелять в нас!

Забыв о предупреждении оставаться внизу, Джеред, перепрыгивая через две ступеньки, торопливо поднялся на верхнюю палубу и сразу заметил пушки «Мести Королевы Анны». Их медные дула грозно поблескивали в первых лучах восходящего солнца.

— Поднимите белый флаг! — закричал Джеред.

— Ты еще и приказываешь? — насмешливо спросил дюжий матрос.

— Или делай то, что я говорю, или ты скоро окажешься на морском дне.

Матрос еще колебался, однако когда к ним вплотную подошел корабль Черной Бороды в сопровождении двух шхун, нехотя повиновался. Белый флаг затрепетал на ветру. Но этого оказалось недостаточно, и вслед за этим в воду плюхнулись два пушечных ядра.

— Чего хочет этот ублюдок? — подходя к Джереду, сердито спросил капитан.

— Больна его дочь. Ему нужны лекарства для нее и для членов команды.

— Больна? — испуганно отпрянул капитан. — Немедленно разворачивайте судно. Мы возвращаемся обратно.

— Он все равно обстреляет вас, — усмехнулся Джеред, дерзко глядя на капитана. — Я знаю Черную Бороду, сэр. Он беспощаден. Для него не имеет никакого значения поднятый нами белый флаг. Если мы не подчинимся. Черная Борода разгромит это судно в мгновение ока. Даже от членов своей шайки он требует полного повиновения.

— Что же, по-вашему, мы должны делать? — скептически спросил капитан.

— Позвольте мне перейти на борт его корабля.

— Перейти на борт пиратского корабля?!

— Да, сэр, — твердо сказал Джеред; это была единственная возможность увидеться с Квинн и дать ей знать, что она ему далеко не безразлична. — Я выброшу свой белый флаг.

С этими словами Джеред привязал к шпаге носовой платок и стал размахивать им. Заметив это, Черная Борода развернул «Месть Королевы Анны». Теперь корабли бок о бок покачивались на волнах.

— Эй, на судне! Кто ты?

— Джеред Камерон. Я хочу подняться на борт корабля, — заявил Джеред, подходя к поручням.

— Камерон… Твоя просьба принята, — наконец раздалось после небольшой паузы.

Биг Бен и Молчаливый Сэм помогли Джереду взобраться на палубу «Мести Королевы Анны». Он с любопытством осмотрелся. Корабль уже не казался ему столь грозным, как раньше, и выглядел как обычное судно. Правда, пушек было в два раза больше, чем обычно, да и команда представляла собой огромную разношерстную толпу. «Судя по всему, Черная Борода собирает собственный флот, чтобы соперничать с королевской военной флотилией», — подумал Джеред.

— Думаю, мне не нужно говорить тебе, что ты мне не нравишься, — раздался за его спиной густой бас пирата.

— Ты мне тоже, — твердо ответил Джеред.

Они стояли друг против друга, сверкая глазами.

Наконец Черная Борода нарушил молчание.

— Зачем ты явился?

— Чтобы увидеть Квинн, — честно признался Джеред. — Я должен знать, что происходит.

— А-а-а! — взревел пират. — Она чертовски больна!

— Тогда почему не вызвали врача?

— Врача?! — Черная Борода оттолкнул Джереда. — Потому что врачи — шарлатаны, все до одного! Поверь, я знаю это. Джон Боунз был одним из них, и я не доверил бы ему даже жизнь рыбы.

Джеред не стал спорить. Он тоже не особенно доверял докторам. Они умели лишь облегчить боль, успокоить биение сердца и ампутировать конечности. Лишь немногие из них понимали причины болезни и смерти людей и действительно помогали им. Большинство же просто стояли и ждали, когда пациент отдаст Богу душу.

Палуба буквально сотрясалась от шагов Черной Бороды. Внезапно он прекратил хождение взад-вперед и воскликнул:

— Нет, нет и нет! Все, что мне нужно, — это немного опиума, сироп из белых роз и касторовое масло для приготовления чудодейственного эликсира, секрет которого известен только мне.

— Опиум? Касторовое масло? — с сомнением переспросил Джеред.

Вряд ли это могло помочь. Несколько лет назад он жил в Чарлстоне и видел, как во время эпидемии женщины ухаживали за больными. Что если попробовать сделать то же самое? Джеред предложил эту идею Черной Бороде.

— Пожалуйста, не отказывай мне. Пока ты будешь дожидаться снадобий от губернатора, позволь хотя бы взглянуть на Квинн.

Возможно, тон его голоса и умоляющий взгляд заставили смягчиться Черную Бороду.

— Ба! Кому же это повредит, — пожал он плечами и повел Джереда вниз. — Она здесь.

Каюта Черной Бороды весьма удивила Джереда своей роскошью. Сквозь венецианское стекло внутрь пробивался розоватый свет утренней зари, освещая прикрепленный к полу письменный стол, книги, карты и морские чертежи на стенах, турецкие ковры на полу, лампы в восточном стиле и огромную кровать, на которой неподвижно лежала Квинн. Ее темные волосы разметались по подушке, обрамляя бледное и такое дорогое ему лицо.

— Квинн!

Джеред осторожно отбросил со лба девушки влажную прядь. Квинн медленно открыла, потом сразу же закрыла глаза. Джеред тотчас забыл все, что собирался ей сказать, думая лишь о том, как спасти любимую.

— Что ты даешь ей, чтобы снять жар?

— Разбавленное вино. Квинн мучает ужасная жажда.

— Вино? — Джеред положил руку на пылающий лоб девушки. Пульс больной был учащенным, дыхание — поверхностным. — Дай ей воды, но добавь туда всего лишь каплю вина. Принеси мокрую тряпку и таз самой холодной воды, которую только сможешь найти.

— Ты мне приказываешь? — загремел Черная Борода.

— Да, — твердо ответил Джеред, выдержав его взгляд. — И если ты любишь ее, а я думаю, что это так, то будешь слушаться меня.

Джеред вспомнил, как женщины в Чарлстоне спасли несколько человек, обтирая холодной водой лицо и тело больного, чтобы снять жар, а также давая обильное питье.

— Квинн.

Взяв любимую за руку, Джеред пообещал, что ни на шаг не отойдет от нее, и сдержал свое слово.

Так началось бессменное бодрствование Джереда и Черной Бороды у постели Квинн. Они ждали, надеялись, переживали. Двух заклятых врагов на время объединила любовь к той, которая неподвижно лежала на кровати.

«Он любит ее, — думал Джеред, читая на лице Черной Бороды заботу и тревогу. — Удивительно, но несмотря на жестокое сердце, это чудовище, действительно, любит свою дочь».

Наблюдая, как тяжело вздымается грудь Квинн, как она борется за каждый вдох, Джеред снова и снова шептал:

— Не умирай, Квинн! Держись! Пожалуйста… Пожалуйста…

Словно вняв его отчаянной мольбе, Квинн задышала ровнее, спокойнее. Состояние ее явно улучшилось. Слезы радости застилали Джереду глаза. Его сердце переполняли любовь и нежность к Квинн. Не будучи глубоко религиозным человеком, Джеред упал на колени и, склонив голову, начал неистово молиться.


ГЛАВА 32 | Дочь дьявола | ГЛАВА 34