home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 44

Ветер яростно трепал волосы Квинн, шум океана эхом отдавался в ее истерзанном сердце.

— Не-е-ет! — выплеснула она в крике всю горечь своей души.

Вокруг сплошная ложь и предательство! Слова любви звучат как насмешка! Квинн не могла плакать, потому что ее боль была сильнее слез.

Ничего не видя перед собой, она бежала по мощеной булыжником улице, спотыкаясь и падая, потом долго бродила по городу, вспоминая день, когда убили ее отца. Квинн казалось, что она до сих пор слышит леденящие душу стоны и крики, видит кровь.

Теперь Квинн знала, насколько вероломной может быть любовь. Вознаграждение… Итак, у Джереда, наконец, вновь появился собственный корабль. И платой за него стала кровь ее отца.

Проходя мимо виселицы, на которой все еще болталось начинающее разлагаться тело одного из пиратов, Квинн застыла от ужаса. От приступа дурноты у нее подкосились ноги, и она без сил опустилась на груду булыжника.

Издалека до Квинн донесся голос городского глашатая, который, гремя колотушкой, делал вечерний обход. Он желал жителям спокойной ночи, успокаивая их тем, что зло навсегда изгнано из Бата. Слушая его слова, Квинн чувствовала нарастающую ярость. Она мысленно проклинала горожан, для которых ужасная казнь стала простым развлечением.

Ощутив внезапный прилив энергии, Квинн поднялась на ноги и решительно направилась к дому Джереда. Там она в бешенстве сорвала с себя платье и обнаженная заметалась по комнате, обдумывая свои дальнейшие действия. Но в голове Квинн билась лишь одна мысль: она бесконечно одинока, а Джеред — ее заклятый враг…

Неожиданно послышался чей-то лепет. Это оказался ее любимый Капитан. В конце концов, она не одна.

— О Капитан…

Приняв окончательное решение, Квинн бросилась в гардеробную, чтобы отыскать свою пиратскую одежду. Она торопливо натянула на себя полосатую рубашку, порыжелые, обрезанные до колен штаны, затянула ремень и повязала низко на лоб платок.

Вместе с привычной одеждой к ней вернулось и мужество. Щелкнув пальцами, Квинн поклялась, что навсегда останется пираткой.

Бат еще услышит о морских разбойниках. Пираты остались, и она постарается снова собрать их.

— Я пойду в таверну на пристани и найду и корабль, и команду, — прошептала Квинн, гордясь тем, что она — дочь Черной Бороды. — Мы возвращаемся в море, Капитан.

С обезьянкой на руках девушка поспешила на пристань. Заведение называлось «Грязная утка». Вывеска над входом изображала барахтающуюся в грязи птицу, а на дверях висело объявление о том, что за каждого пойманного пирата обещано вознаграждение в сорок фунтов.

— Сорок фунтов! Всего лишь? — Квинн покачала головой и громко рассмеялась. — Жалкие крохи. Я стою гораздо больше.

Со скрипом отворив дверь, она вошла в мрачное душное помещение. Вдоль стен стояли бочки и тянулись полки с бутылками. Штукатурка кое-где обвалилась, дощатый пол покрывал толстый слой грязи. Пахло потом, прокисшим вином, элем и чем-то подгорелым из кухни. Да, это место совсем не походило на то, куда ее водил Джеред, но именно здесь Квинн чувствовала себя в своей тарелке.

Она окинула критическим взглядом посетителей. В большинстве своем это были простые люди, именно те, кого можно соблазнить пиратством: рыбаки, матросы, сапожники, портные, кузнецы, извозчики.

Квинн с удовольствием прислушивалась к знакомым разговорам о кораблях, об удачном улове, о море, сгорая от нетерпения присоединиться к беседе. Неожиданно кто-то упомянул ее отца.

— Говорят, обезглавленное тело Черной Бороды утонуло в заливе, а его призрак теперь преследует душу Тийча. Да, он ищет свою отсеченную голову.

— Что ж, Черная Борода получил по заслугам.

— И справедливо получил. Он был очень жестоким и трусливым.

Вне себя от ярости, Квинн бросилась на защиту отца.

— Черная Борода не трус! Он такой же человек, как и вы, может, даже лучше.

Наступила гробовая тишина. Взоры всех посетителей обратились на девушку.

— Кто ты, черт побери?

— Не имеет значения, — Квинн сделала несколько шагов вперед, сердце бешено стучало у нее в груди. — Важно лишь то, что я ищу храбрых парней, отважных моряков, которым нужна свобода и жизнь в море! Я подбираю стоящую команду.

— Чтобы быть под тобой или над тобой? — вкрадчиво спросил чей-то голос.

Раздался грубый хохот.

— И та и другая позиции одинаково хороши, — выкрикнул необыкновенно тучный рыбак и непристойно задвигал бедрами.

Квинн стиснула зубы, стараясь сдержать гнев.

— Я смотрю на все с позиции капитана, — объявила она, заранее решив сначала набрать команду, потом захватить подходящее судно и уйти в море.

— Капитана?! — раздался смех. — Женщина — капитан! Это что-то странное для военно-морского флота.

— Какой военно-морской флот?! — со стула вскочил моряк с ястребиным носом. — Глупцы! Речь идет совсем о другом. Я ее как-то видел: торговала пиратскими тряпками. Она — пиратка.

— Пиратка?

Раскрыв рты от изумления, посетители уставились на Квинн. Затем, опомнившись, некоторые из них ринулись к девушке, дабы заработать свои сорок фунтов.

— Оставьте ее! — неожиданно прогремел от дверей голос Джереда. Он мысленно благодарил судьбу за то, что правильно угадал, где нужно искать Квинн.

— Оставить ее? Да она же одна из пиратов, из братства! — на лице моряка появилась улыбка. — Между прочим, стоит сорок фунтов.

— Эта девушка — не пиратка, она — моя служанка, которая выпила сегодня слишком много вика.

Джеред растолкал посетителей и, прежде чем Квинн успела что-то ответить, подхватил ее и взвалил себе на плечо.

— Я не служанка, я — дочь Черной Бороды и горжусь этим! — отчаянно закричала она, пытаясь вырваться из его рук. — Отпусти меня!

— Видишь, она сама утверждает, что пиратка, — не унимался настырный матрос. — Отдай ее мне. Я первый догадался об этом.

— Иди к черту! — проговорил Джеред и вдруг быстрым движением выхватил из-за пояса моряка нож и стал им угрожающе размахивать перед собой. — Бедняжка просто немного не в себе. Ну какая из нее пиратская дочь?! Я нашел эту девушку в сумасшедшем доме, когда ездил в Лондон.

— В сумасшедшем доме?! — гневно воскликнула Квинн; не хватало еще, чтобы ее называли полоумной. — Это неправда!

Джеред прищелкнул языком.

— Увы, бывают дни, когда бедняжка считает себя дочерью Черной Бороды, а временами утверждает, что она — испанская королева, — он попятился к двери. — Возможно, завтра моя служанка вообразит себя женой короля Георга.

— Или вдовой капитана Кидда, — раскатисто захохотал, настраиваясь на веселый лад, тучный рыбак.

К счастью для Джереда, разговор перекинулся на легендарного капитана Уильяма Кидда и его зарытые неизвестно где сокровища. Он спокойно вышел из таверны и заторопился домой со своей драгоценной ношей, попутно ругая то и дело попадающиеся ему на пути экипажи и собак. Джеред поднялся с Квинн в спальню и бросил разъяренную девушку на кровать.

— Негодяй! Как ты смел так опозорить меня?! Сумасшедшая, как же!

— Опозорить?! — усмехнулся Джеред, снимая со стены ключ от двери. — Если бы я не выручил тебя, твоя глупость привела бы тебя на виселицу.

— Ха! Лучше я окажусь в компании мертвецов, которых когда-то называла друзьями, чем рядом с тобой! Ты — предатель, тупоголовый сын бабуина-сифилитика!

Квинн яростно осыпала его самыми ужасными ругательствами и угрозами, обещая отомстить за то, что он помог погубить ее отца.

— Поступай как знаешь, — пожал плечами Джеред и отвесил шутовской поклон. — Спокойной ночи.

С этими словами он закрыл за собой дверь и повернул в замке ключ.


ГЛАВА 43 | Дочь дьявола | ГЛАВА 45