home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 48

Боже, какая ирония судьбы! У них есть куча денег, но нет возможности потратить хотя бы одну из монет. Они оказались совершенно оторваны от всего мира и были такими беспомощными…

«Мы должны вернуться», — твердил про себя Джеред. Теперь, когда он и Квинн соединились, у него возникло множество желаний. Он хотел жениться на ней, завести детей, иметь дом, лошадь и экипаж — в общем все то, о чем мечтают люди. Но как воплотить свою мечту в жизнь, когда они вынуждены существовать как Адам и Ева?

Прошло три дня. Все это время Джеред только и думал о том, как покинуть остров. До боли в глазах он всматривался в горизонт, но не замечал даже намека на парус. Возможно, бессмысленно ждать спасения со стороны, а нужно самим попытаться это сделать?

— Квинн, ты знаешь эти острова лучше, чем я, — проговорил Джеред, затачивая ножом конец палочки, чтобы получилось копье для ловли рыбы. — Далеко ли отсюда живут люди?

— Далеко ли? — она задумчиво посмотрела на него. Несколько миль, Джеред, несколько миль бурного моря.

— Насколько бурного?

— Настолько, насколько бывает беспокойным море.

Квинн тяжело вздохнула. Запасы продовольствия заканчивались, бутыль с водой тоже быстро пустела, жара стояла невыносимая, и их обоих мучила жажда.

Квинн постепенно привыкала к мысли, что им уже никогда не выбраться отсюда. Сколько еще они выдержат? Как долго смогут просуществовать на рыбе и ягодах? Как долго любовь будет давать им надежду? Ведь невозможно же здесь оставаться вечно.

— Как ты думаешь, сможем мы добраться до других островов на лодке?

— На лодке? — переспросила Квинн. — Нам придется постоянно грести.

Впрочем, что еще им оставалось?

— А если сделать парус из моего плаща? Днем будем идти на веслах, а ночью — под парусом. Ты сможешь определить наш маршрут?

Квинн кивнула.

— Я хорошо читаю по звездам.

— Значит, так мы и поступим. Нам обязательно нужно попытаться, если ты доверяешь мне.

В глазах Квинн светилась любовь.

— Я верю тебе.

Джеред вдруг подумал о том, что, несмотря на сжигавшее его желание, он не решается заниматься на острове с ней любовью. А если Квинн забеременеет? Нельзя было исключать и такую возможность.

Они погрузили в лодку остатки провизии, золото, наполнили водой из ручейка бутыль и отправились в море.

Впереди их ожидало палящее солнце, волны, ветер и бесконечная борьба с веслами. Джеред греб до тех пор, пока его руки не покрылись волдырями.

— Не видно ли острова?

— Нет.

Квинн нежно погладила его руки и сама взялась за весла, стараясь не поддаваться унынию. Это оказалось не так-то легко. Иногда ей представлялось, что их найдут, но будет уже слишком поздно; два скелета в объятиях друг друга… Она тряхнула головой, стараясь отогнать ужасное видение.

Они гребли по очереди весь день. Наконец наступила ночь, и все вокруг окутал холодный туман. Не замечая прохлады, Квинн тесно прижалась к Джереду и тихо сказала:

— Мы так давно не занимались любовью.

Все это время Джеред нежно убаюкивал ее в своих объятиях, но не делал никаких попыток к близости. Движимая желанием, она потянулась к нему и ласково погладила сильные плечи.

— О-о! — простонал Джеред. — Как я люблю, когда ты прикасаешься ко мне…

Она была единственной женщиной, которую он хотел, единственной реальностью в этом жестоком мире. Джеред зарылся в густые шелковистые волосы Квинн, вдыхая их неповторимый аромат. Рядом с ней он забывал обо всем на свете.

— Джеред…

Закрыв глаза, Квинн ждала его поцелуя. Ее губы приоткрылись ему навстречу, как нежные лепестки цветка. Дыхание их смешалось. В этот момент им казалось, что они живут только друг для друга.

Желание, все это время сладко дремавшее внутри Квинн, вдруг вырвалось наружу. Его огонь разгорался все сильнее и сильнее, и Квинн знала, что с Джередом творится то же самое. Они неистово ласкали друг друга, сплетая руки и ноги, все теснее прижимаясь разгоряченными телами.

Квинн было жестко и неудобно лежать на деревянных — досках лодки, но в этот момент она вряд ли замечала это, ощущая лишь мускулистое тело Джереда, которое влекло ее к себе с непреодолимой силой.

— О Квинн!..

Желание болью отдавалось в паху Джереда. Никогда еще он не хотел чего-нибудь или кого-нибудь сильнее, чем Квинн.

Расстегнув рубашку, Джеред нежно взял в ладони ее упругие округлые груди и гладил их до тех пор, пока болезненно не напряглись соски. Тогда его руки скользнули к плечам Квинн и вместе с рубашкой спустились вниз. Теперь грудь Квинн полностью обнажилась.

Затаив дыхание, Джеред восхищенно прошептал:

— Как ты прекрасна!

Он позволил глазам насладиться этим чудесным зрелищем, затем наклонился и принялся осыпать ее поцелуями. Пусть это будет его последний день на земле, но Квинн принадлежит ему, только ему. Его язык нежно обводил контуры отвердевших от желания сосков, а зубы осторожно покусывали их. Квинн извивалась под ним, забыв все невзгоды и тревоги. На ее лице Джеред читал лишь страсть и любовь.

Молочный туман покрывал любовников словно брачным пологом. «Мое брачное ложе», — подумала Квинн, порывисто прижимаясь к Джереду. Ее руки обнимали его шею, пальцы перебирали золото его волос. Как прекрасно любить и быть любимой!

Ночной воздух приятно ласкал кожу Квинн, но везде, где бы ее ни касался Джеред, она горела огнем. Квинн дрожала в его руках, а Джеред все крепче и крепче прижимал ее к себе, пытаясь защитить от прохлады.

— Мне совсем не холодно, — прошептала она. — Просто я хочу тебя…

— О Квинн!

По телу Джереда прошла ответная сладкая дрожь. Он оторвался от Квинн и стал торопливо срывать с себя одежду. Теперь настал ее черед любоваться им. Квинн жадно смотрела на его широкие бронзовые плечи, мускулистую грудь, плоский живот и сильные стройные ноги. Она не удержалась и дотронулась до золотистой поросли на груди, которая, сужаясь, спускалась вниз, к животу.

Джеред медленно погрузил пальцы в ее длинные темные волосы, привлек к себе и поцеловал, затем накрыл Квинн своим телом, словно теплым одеялом. Курчавые завитки на его груди приятно щекотали ее нежную кожу. Квинн с готовностью отвечала на поцелуи Джереда, но чувствовала, что этого уже недостаточно.

— Джеред… люби меня… — выдохнула она.

Его руки продолжали ласкать Квинн, согревая ее своим теплом. Они вместе испытывали острое желание, которое уже достигло своего предела. Квинн вздрогнула, когда возбужденная мужская плоть коснулась ее влажного страждущего лона, затем замерла в блаженном ожидании.

— Сегодня ты станешь моей женой, Квинн. Что бы ни случилось завтра, этого мгновения у нас никто не отнимет.

— Да, — ответила она, каждой клеточкой своего тела желая наконец слиться с ним воедино.

Джеред поцеловал Квинн и медленно вошел в нее. В это время волна приподняла лодку, затем так же медленно опустила ее. В такт этому волшебному ритму моря стали двигаться и их тела. Квинн почувствовала легкую боль, но невероятные ощущения заставили ее тут же забыть об этом. Ей казалось, что они вместе падают с высокой скалы, но так и не могут достигнуть земли. Квинн радостно выгибалась навстречу Джереду, отдавая ему себя всю без остатка.

Джеред тихо застонал и сжал ее бедра, убыстряя свой ритм. Волны уже не успевали за его движениями. Неожиданно Квинн показалось, что небо словно раскололось на тысячи звезд. Она выгнулась дугой и, впиваясь ногтями в спину Джереда, содрогнулась от наслаждения.

Джеред не замедлил присоединиться к ней в заключительном аккорде их страсти. Потом они долго лежали в объятиях друг друга.

— Моя жена. И такая страстная, — Джеред куснул Квинн за ухо.

— Да? Ты недоволен?

— Доволен, но не удивлен.

В любви Квинн была такой же темпераментной, как и в жизни. Она отдавалась этому чувству вся, без остатка.

— М-м-м, — улыбнулась Квинн, когда Джеред провел ладонями по ее груди, согревая своим теплом.

Их тела снова стремились друг к другу. Но Джеред с сожалением покачал головой и помог ей одеться.

— Постарайся уснуть, Квинн. У нас сегодня был очень трудный день, ты, наверно, устала.

Она засмеялась.

— Да, занятия любовью отнимают много сил, мой дорогой Джеред. Даже больше, чем гребля.

Квинн приникла к его губам поцелуем, но внезапно отпрянула и, опираясь на локоть, стала напряженно всматриваться куда-то вдаль.

— Что с тобой? Что случилось?

— Парус!

Господи, ей это только кажется, или она действительно видит на горизонте белый парус?

Джеред сел в лодке и, проследив по направлению ее взгляда, тоже увидел его.

— Да, да!

Он принялся кричать и размахивать руками, надеясь привлечь внимание.

— Мы спасены! — радостно вопила Квинн. — Они повернули к нам. О Джеред, я думаю, нас заметили!

Джеред схватил весла и изо всех сил стал грести навстречу. Их спасут, нужно только…

— Флаг!

Он в ужасе уставился на череп и перекрещенные под ним шпаги. Это было пиратское судно.


ГЛАВА 47 | Дочь дьявола | ГЛАВА 49