home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 1

«С каждым годом „Машинити“ создаёт новые игры, но мы вовсе не пытаемся уничтожить генофонд России, заставляя молодёжь всё больше времени проводить в виртуальных мирах, в чём нас обвиняют некоторые активисты. В будущем мы планируем увеличить время обязательного перерыва между сеансами игры, а так же ввести выходные дни».


О. Судаков, исполнительный директор «Машинити».


Этим вечером я решила не заходить в игру. Устала, к тому же на шлеме всё ещё тикало время плавания Принигонды. Таймер остановится только в восемь утра. Я могла бы успеть выполнить обязательный квест путешественника, но хотелось отдохнуть. После кафе-бара мы с Юлькой и Максиком заехали в парк, потом в кино и затем снова в бар, но уже другой. Кажется, я поняла, почему виртуальные клубы пользуются бешеной популярностью — эффект и впечатления те же, но из дома выходить не надо… и всё это гораздо дешевле.

Я уже лежала в постели и лениво листала вкладки на визионе, когда решила проверить свою страничку в соцсети. И вот тут слетел весь сон. Меня ждал сюрприз, просто отвратительный сюрприз, от которого безошибочно разило лапами Шарлатана. Вся моя публичная информация была изменена! Теперь я не Мария Леонова 2019 года рождения, а Жоржина Жестянка 2018 года. Он состарил меня, урод! Все личные предпочтения переписаны на случайно выбранную из списка хрень, и снова картинки рабов, из-за которых всю мою стенку исписали сомнительными комплиментами мужики с сомнительными же предпочтениями. Гадство!

Первым же делом полностью закрыла доступ к своей страничке, пока друзья не увидели такое непотребство, вторым переписала протокол защиты, третьим вычистила весь мусор, и четвёртым подала заявление в Техподдержку по поводу взлома страницы. Они пообещали разобраться и поставили наблюдение. Очень надеюсь, что Шарлатан решит повторить свой трюк и попадётся! В Техподдержке работают ребята ничуть не глупее неохакеров.

Так и уснула с визионом в руках.


Принигонда лежала на полу в груде обломков. Линия жизни целая, но было очень холодно. Нащупала климатический обруч на голове — он на месте. Что за?..


На вас наложен эффект «Призрачная контузия». Вы ощущаете боль во всём теле, скорость передвижения снижена на 20 %. Особенности: эффект длится 2 часа, снять его могут только последователи бога Хонсу.


Яснее не стало. Оттолкнула обломки и поднялась на ноги. Салон «Ра» изменился. Роскошные интерьеры ресторана, где я осталась «ночевать», были превращены в руины. Весь пол сырой и в лужах. Мы наткнулись на рифы?.. Нет, какие могут быть рифы в этой части Нила? А ещё повсюду лежали тела. Полупрозрачные силуэты игроков, вышедших в реал на время путешествия, меня не тревожили, они будут в полной безопасности, пока не вернутся сюда. Меня тревожили тела неписей. Мёртвых неписей. Совсем мёртвых! Их навеки застывшие глаза на неестественно белых лицах, казалось, смотрели на меня с укоризной. Плевать, что Принигонда последовательница бога Ка, я перекрестилась.

Октавиан! Мысль о том, что он может быть среди покойников, ударила током и привела в чувства. Он должен быть живым. Просто обязан! Карта на корабле не работала, отчего я не могла узнать этого наверняка. Но ведь римлянин воин, а не матрос, он бы смог себя защитить.

Растирая плечи, чтобы хоть немного согреться, поспешила на верхнюю палубу.

— Шевелись, ребята! Нельзя, чтобы корабль пошёл ко дну!

— Живее, олухи! Всё лишнее за борт, мёртвых, да простит нас Осирис, тоже!

— Помогите, я застрял! Сюда! Блин, да хоть кто-нибудь, ну, я же не невидимка, в конце-то концов!

«Ра-солнце» был разграблен и разрушен. Почти все вёсла поломаны, мачты нет, мы не плыли, нас просто несло течением вперёд. Неписи и игроки суетились, пытаясь спасти всё, что осталось от некогда величественной галеры. Октавиан был здесь. Слава всем богам Кемета — живой! Выдохнула и поспешила на помощь застрявшему среди обломков игроку. Уже из его рассказа я узнала, что на рассвете «Ра» столкнулся с двумя пиратскими кораблями, лёгкими, манёвренными и доверху набитыми отъявленными головорезами, против которых у команды не было ни единого шанса. Повезло ещё, что не все возлюбленные богами отправились спать, иначе корабль бы сейчас царапал речное дно.

— Квест на оборону мы благополучно слили, — добавил парень, пока я скидывала с него обломки, — но опыта срубили не мало. Скоро Мемфис, так что лови момент, Принигонда, задания в зонах бедствий всегда вкусные.

Освобождённый выпил пузырёк зелья исцеления и помчался помогать команде. Последую его примеру и тоже поищу работу по силам! Вон её сколько.

— Принигонда…

Едва сделала шаг, как меня за щиколотку схватила рука умирающего матроса-непися по имени Менкхера. Его линия жизни была серой, и спасти беднягу уже нельзя.

— Да? — я помогла ему сесть. Чувствовала себя лишь немногим лучше него, но отмахнуться и пойти искать последователя Хонсу совесть не позволила.

Матрос пошарил у себя в кармане и протянул мне гранёный камень величиной с маленький абрикос.

— Принеси этот дар богине Маат, чтобы она проявила снисхождение к моей грешной душе.


Получено задание «Именной дар для Маат».


Условие: первым же делом, как корабль зайдёт в порт, отнесите дар в храм Маат и назовите имя и дату рождения Менкхеры.

Награда: 555 пунктов опыта, 3 золотых монеты, 5 жёлтых баллов, 4 очка Престижа.

Особенности: в случае неудачи или при попытке воспользоваться помощью товарищей вы потеряете 1000 пунктов опыта.

Нельзя отказаться.


Да ладно?! Тысячу при неудаче?

— Конечно принесу, не переживай, только скажи: когда у тебя день рождения?

— Я не помню, — матрос с трудом разомкнул губы и начал закрывать глаза.

— То есть как это ты не помнишь? Эй-эй, не умирай, пожалуйста!

Менкхера посмотрел на меня и прошептал из последних сил:

— Я родился четвёртого или шестого числа первого месяца засухи. Или это было пятое или шестое число второго месяца? Или же пятое число третьего месяца? А, может, седьмое число четвёртого?.. Мои друзья знают. Урсе я сказал месяц, а Ахору день…

Его голос стих; через две секунды серая полоска линии жизни окончательно исчезла. Менкхера умер. Я отпустила его руку и встала. Задание он дал жирное, но вот условия выполнения меня настораживали. Квест в греческом стиле, значит, у его друзей обязательно будут проблемы с памятью! Хорошо хоть список сузился до шести дат, если что — мои шансы угадать верный вариант будут равны семнадцати процентам. Всяко лучше, чем ноль.

— Мира и любви, Прин! — В игру зашёл Альф. На него зрелище разрушений произвело не такое сильное впечатление, как на меня. На вчерашней осаде было куда хуже, а уж сколько в его жизни было битв, и не сосчитать! Всё дело в привычке и умении отделять насилие виртуальное от переживаний реальных.

Альф накинул на меня исцеляющее заклятие замедленного действия. Толку от него никакого, но тёплые периодические вспышки позволили немного согреться. Благодарно кивнула.

— Пересмешник выжил?

— Не, — парень поморщился. — В битве за крепости пленных не берут, механика игры не позволит, а нас сделали вчистую. Зря я недооценивал Пятницу и не зря подал заявку в его отряд. Успел до Розетты, теперь-то они требования к кандидатам повысят на десяток другой очков Престижа.

Хм, мне бы тоже надо изучить требования «Безумцев». Место в их отряде я себе почти обеспечила, осталась всего пара уровней, но любопытно посмотреть, кого именно они бы хотели видеть в своих рядах.

— Говорят, что мы достигнем Мемфиса раньше, чем потонем, — я сменила неприятную тему. — А потонем мы очень скоро, но одно-два задания перехватить успеешь. Я вот уже успела на свою голову. Не справлюсь — штраф в тысячу опыта.

— Тысячу? Жестоко! Но начинай привыкать: после двадцатого уровня в каждом задании санкции за провал уже обязательны, — «обрадовал» меня Альф. — В среднем это будет по тридцать процентов от максимального количества твоего текущего опыта. Вроде бы и не страшно, но бывалые игроки стараются не брать квесты, если есть выбор; игра итак подкидывает их по делу и без.

— ВЦ продолжает удивлять.

— Это ты ещё не знаешь, что после тридцатого уровня начинаешь терять очки Престижа…

Продолжать болтовню нам не позволила суровая реальность. Если для последовательницы Ка работу по специальности найти трудно, то у Альфа с его Нефертумом её всегда невпроворот. Целителей в игре не много. Они очень живучие, но в мире, где от тебя требуется ударная сила, способность прожить на минуту дольше остальных не самый полезный навык.

Альф убежал, а я вновь вернулась к реальности в виде загадки Менкхеры. В комментариях к заданию были приведены его последние слова на случай, если я забыла их. А я забыла, как и имена его друзей…

Ахор и Урса пережили нападение пиратов и сейчас перетаскивали оставшийся груз с носа на корму, чтобы выровнять крен. Оба молодые рослые парни с развитой мускулатурой вечных грузчиков, облачённые в дешёвые парики и серые схенти с алыми поясами. Издалека их можно было бы назвать братьями. На лицах нет ни единой мысли, но с работой они справлялись играючи. Перехватила их на полпути за новой порцией ящиков.

— Исида нам в помощь!

— Да дарует Себек спокойную воду!

Они хотели обойти меня, но и я сделала шаг в сторону.

— Подождите минутку, у меня для вас печальные вести. Менкхера погиб. — Не стала разводить пустого разговора, я не психолог, да и люди здесь не делают из смерти катастрофу вселенского масштаба, если, конечно, скорбящая роль не предопределена псевдоискусственным интеллектом.

— Он был хорошим человеком, — спустя секунду ответил Ахор.

— И другом, — добавил Урса.

Они пожелали душе Менкхеры достойно выдержать суд Осириса, пообещав почтить его память в портовой таверне (дважды почтить), и снова попытались меня обойти.

— Да не потонем мы за полминуты! — схватила одного из них за руку. Тёпленький! — Всего один вопрос и возвращайтесь к своим ящикам. Когда у Менкхера день рождения? И не врите, что он вам не говорил.

Ахор и Урса оставили попытки отвязаться от меня и задумчиво переглянулись. Вот теперь в их глазах промелькнули мысли. Похоже, с этого и надо было начинать.

— Я не знаю, когда у Менкхера день рождения, — сказал Ахор. — Но я знаю, что Урса тоже не знает.

Сдержала смешок. Даже не сомневалась, что этим всё и закончится!

— Даже не шутите так! Менкхера сказал мне, что родился в одну из этих дат, — достала Клинописную табличку и зачитала условие задания: — четвёртого или шестого числа первого месяца засухи; или в пятое или шестое число второго месяца; или в пятое число третьего месяца; или в седьмое число четвёртого. Ты, Урса, знаешь месяц, а ты, Ахор, день, — поочерёдно ткнула пальцем в мужиков, вдруг так лучше дойдёт?

Друзья переглянулись и через несколько секунд их лица озарились пониманием. Я было обрадовалась, но зря. Самая лучшая часть была впереди:

— Понял! — обрадовался Урса. — Поначалу я не знал, когда у Менкхера день рождения, но теперь знаю.

— Ну теперь-то я тоже знаю это, — закивал Ахор.

— Так когда у него день рождения? — я мило улыбнулась, несмотря на то что хотелось схватить их за плечи и хорошенько встряхнуть.

— Это же так просто.

И всё. Не добавив больше ни слова, матросы отодвинули меня с дороги и вернулись к своему делу.

— Да вы издеваетесь, мужики?!

Ноль реакции, даже не обернулись. Понятно теперь, в чём сложность квеста — тут надо хорошенько подумать! Вот сто процентов решение окажется очень простым, но эти закрученные формулировки выносят мозг.

Схватилась за виски, пытаясь остановить прыгающие мысли. Контузия здорово отвлекала. Заклятие Альфа уже выветрилось, а жаркое солнце Кемета не могло прогнать ледяной холод из самого сердца костей. Я не одна страдала — просыпающиеся игроки выползали наружу с точно такими же симптомами. Один из парней стал громко звать последователей Хонсу и ругаться, думая, что они не откликаются из вредности, но я уже успела просветить всех присутствующих «Уаджетом». Зря он возмущается.

Чтобы как-то отвлечься от съедающего нутро холода и настроиться на решение задачи, открыла подзабытую в последнее время энциклопедию и прочла краткую справку. В Древнем Египте год делился на 3 сезона — время половодья, время всходов и время засухи — по 4 месяца в каждом. В каждом месяце по 30 дней; итого 360, но египтяне знали, что в году 365 дней, поэтому добавляли недостающие 5 дней к последнему месяцу и отмечали их, как дни рождения богов: Осириса, Гора, Сета, Исиды и Нефтиды.

Закрыла книжку. В суете, что царила на палубе, сидеть и читать не самая лучшая идея. Игрокам-то нет никакого дела, а вот неписи бросали осуждающие взгляды. Мы медленно тонем, девчонка могла бы сделать что-нибудь более полезное, чем занимать место. Ладно, встаю. Я присоединилась к рабам, кидающим за борт мусор, не потому, что меня мучила совесть, а для того чтобы не нарваться на ещё один квест.

Итак: изначально Ахор не знал дату, но знал, что Урса тоже её не знает. Когда я сказала, что Урсе известен месяц, а Ахору день, Урса тут же догадался. И теперь контрольный выстрел: когда Урса догадался, Ахор тоже узнал ответ. Та-дам! Почему же я не догадалась?

Так, Машка, бросай щепки и думай.

Менкхера назвал шесть дат: четвёртое и шестое число первого месяца; пятое и шестое число второго месяца; пятое число третьего месяца; и седьмое число четвёртого. Для удобства обозначу месяц условной буквой:


4-а, 6-а, 5-б, 6-б, 5-в и 7-г.


И три условия:

1. Изначально Ахор и Урса не знают всю дату.

2. Урса знает месяц, а дату вычислил только после того, как узнал, что Ахор её не знает.

3. Ахор знает день, а дату определил только после того, как узнал, что Урса её вычислил.


Уравнения или пропорции я составлять не умею, не ждите меня в своих рядах, греки, поэтому пойду по длинной дорожке банальной подстановки дат к условиям. 7-г и 5-в отпадают сразу, так как месяцы В и Г встречаются только один раз, и тогда бы Урса знал дату с самого начала. Так же выкидываем 4-а, только уже из-за Ахора, который точно знает день.

Остались даты 6-а, 5-б и 6-б. Мои шансы угадать повысились до тридцати трёх процентов! Но идём дальше, остался только эпилог. Первым догадался Урса (он знал месяц), значит, дата рождения 6-а, а то, что Ахор догадался вторым, только подтверждает верность ответа.

Менкхера родился шестого числа первого месяца сезона засухи!

Кажется, с каждым разом греческие квесты даются мне всё легче, но от этого я не стала их любить больше.

Мемфис показался, когда «Ра-солнце» стал заметно крениться на правый борт. Вся команда молилась богам, чтобы мы успели причалить. В здешних водах водятся кусачие крокодилы, агрессивные гиппопотамы, рыбы-людоеды и кое-что ещё по мелочи, так что добираться вплавь последнее дело.

Раскинувшийся перед взором пейзаж был великолепен! Дельта Нила — это филиал рая на земле, а Мемфис, в том виде, в котором его создала «Машинити», стал подлинной жемчужиной в его короне. Расположенный на западном берегу реки, он раскинулся на несколько километров, изрезанный пальмовыми рощами и водными каналами, а видневшиеся даже отсюда здания поражали своими размерами. Настоящий древний мегаполис!

Мы с Октавианом стояли на левом борту галеры чуть в стороне от других людей, исполняя роль противовеса, и заодно любовались захватывающим воображение видом. Почти все игроки уже закончили со своими заданиями, но обстановка не становилась менее суетливой или тихой. Те, кто застал нападение пиратов, в красках делились впечатлениями со всеми остальными. А вот Альф ещё не освободился: он на пару со своей коллегой по покровителю — девушкой с ником Потерянная — что-то втолковывал капитану.

— Умеет твой народ строить, египтянка, — сказал Октавиан, отвлекая меня от разглядывания игрока в одежде китайского хана. — А вот человечков до сих пор в профиль рисуете.

— Ничего ты не понимаешь! Это наша национальная фишка, — ответила ему. Настроение скакнуло вверх, как только «Призрачная контузия» утратила своё действие. Я сняла климатический обруч и наслаждалась солнцем, чувствуя, как его жар проникает до самых костей. — Любой ребёнок в любой стране скажет, что такой вот примитивный человечек в профиль нарисован в Египте, а римских легко можно спутать с греческими.

Октавиан хотел возразить, да не нашёл слов. Тоже не шибко разбирается в искусстве.

— Если всё пойдёт по плану, в Мемфисе мы не задержимся, — произнёс он. — Затмение совсем скоро.

— Самое время поделиться некоторыми подробностями, не находишь? Например, условиями участия в гонках. Мне придётся платить взнос, или сдавать экзамены, или воровать, или как там ещё добывают приглашения на такие мероприятия?

Вопрос был крайне животрепещущим. Сколько же человек захотят принять участие в гонках? И вообще, я понятия не имею, что они такое.

Римлянин повернулся к реке спиной, чтобы видеть других пассажиров галеры, и сложил руки на груди. Если он не будет кричать, размахивая красным флагом над головой, никто на нас не взглянет и тем более не подслушает.


Предложено задание «Со щитом или на щите».


Условие: вы должны одержать победу в одиночном заезде Великих Гонок и получить знак Эусебиуса.

Награда: 2000 пунктов опыта, 10 золотых монет, 10 жёлтых баллов, 355 очков Престижа, Перчатки Шпионки.

Вы принимаете?


Приняла. Если справлюсь с этим квестом, то до получения «неизвестной» награды останутся лишь несущественные детали.

— Я уже говорил — не беспокойся. Через дипломатические каналы связи Вероника заранее обеспечила твоё участие, и до дня гонок мы будем жить в гостевых домах номарха вместе с остальными. О своём клейме так же не переживай — там ни тебя, ни меня не тронут.

Хорошая Вероника женщина, зря я относилась к ней с пренебрежением.

Октавиан протянул мне тонкий серебряный браслет с камнями сапфира.


Получено: Браслет участника Великих Гонок в Мемфисе.


Защёлкнула его на левом запястье. Тут же пришла информация, что вместе с браслетом я получила иммунитет на какие-либо преследования за ранее совершённые преступления до периода окончания гонок. Не успела порадоваться, как дочитала, что этот иммунитет имеет ограничения — только на отведённых под гонку территориях: конюшнях, тренировочных зонах, стадионах и гостевых домах. Они были названы Спортивным кварталом.

— Участвовать в гонках — великая честь, египтянка.

— У меня уже мысли спутались…

— С такими темпами причалим минут через сорок, — к нам подошёл Альф, вынудив замолчать. Он был не один, а с парнем по имени Нигга, тем самым, которого я вытащила из-под обломков. — Моя напарница провалила квест на возвращение капитану ясности мышления. Считайте, что это не мы плывём, а Нил плывёт нас.

Мемфис надвигался очень медленно, позволяя в полной мере восхититься своими размерами, архитектурой и богатством. Если Тифон всё ещё не оставил бредовую идею мести, здесь ему будет крайне тяжело до меня добраться. О Шарлатане же вообще можно забыть… по крайней мере, в ВЦ. У него больше нет телепорта, а пока накопит на новый, я уже избавлюсь от клейма беглой.

— Снова здорова, — кивнул Нигга. Вопреки своему нику, он был светлокожим. — Потрясный город!

— Стен почти нет, — заметил Альф. — Его жители могут рассчитывать только на фараоново войско в случае нападения.

— А войска как раз и не будет, — голос Нигги звенел от удовольствия. По всей видимости, он любитель драк без правил. — «Эпоха завоеваний», считайте, началась. Официально через семь дней после затмения, но в городах уже сократили гарнизон на две трети.

— Как беглая служанка, не могу этому не порадоваться.

Альф кивнул:

— Военное положение существенно ослабляет бдительность стражи к внутренним преступникам. Не до них. Лютая жесть будет твориться в прибрежных городах — туда хлынут все без разбора, никакого порядка, никакой дисциплины, никаких моральных ограничителей. Прин, нам с тобой лучше туда не соваться, и вообще тебе бы неплохо уехать вглубь царства. Там хоть немного безопасно.

— Сколько ивент продлится?

— Три месяца, — ответил Нигга. — Мы ещё до Рима дойдём!

— Не стоит слишком сильно на это рассчитывать, — Октавиан усмехнулся. — Без налаженной эффективной обороны собственных городов вы вернётесь на пепелище. Кемет больше и уязвимее Рима и Греции, обе их армии знают об этом.

Они принялись обсуждать особенности ведения войны в условиях своих и чужих городов, пользу шпионов и прочие милитаристические прелести. Поначалу я вслушивалась в беседу, но потом красота раскинувшегося пейзажа заворожила настолько, что мне захотелось узнать чуть больше о Мемфисе, а не о войне.

Второй раз за последние два часа открыла энциклопедию.

Мемфис — первая столица объединённого Египта. Впоследствии, кстати, столь высокий статус принадлежал целому десятку других городов. Его основание приписывают легендарному фараону Менесу, родоначальнику I династии, жившему около 3050 года до нашей эры. Изначально город носил имя «Белые стены» по названию крепости, возле которой вырос. Место оказалось настолько удачным, что постепенно маленький городок превратился в один из крупнейших религиозных, политических, культурных и ремесленных центров Древнего Египта. Сейчас здесь можно найти храмы и алтари почти всех существующих богов, но особо почитаются творец Птах, священный бык Апис и целитель Нефертум. Так же Мемфис считается местом культа великого фараона Рамсеса II, которому тут посвящено очень, очень много построек, а в энциклопедии очень, очень много страниц. Можно только удивляться, сколько знаний о нём дошло до наших дней!

Особым абзацем стояли сведения о некрополях близ города. Их было сразу четыре — Саккара, Абусир, Дахшур и Гиза, известная своими величественными пирамидами. Могу представить, как их Святая земля будет популярна во время ивента!

До нашего же времени (имеется в виду 2037 год) город дошёл полностью уничтоженным. Враги, время и песок беспощадны. Все что мы знаем о древней столице было прочитано в папирусах и заметках Геродота, и сейчас Мемфис — это музей под открытым небом.

Прости, Абидос, но Принигонда будет жить здесь!.. Если следующий город вновь не заставит меня изменить своё решение, конечно. Эх, и почему сердце красавиц склонно к измене?


Самостоятельно «Ра-солнце» причалить был не способен, поэтому портовые начальники отправили нам на встречу спасательные лодки. Кто-то пошутил, что их, как на «Титанике», на всех не хватит, но шутка не прошла. Лодок было много и кроме людей им спасать нечего, ведь почти весь груз давно выброшен за борт.

С нападением и последующим бедствием мы отстали от расписания прибытия на четыре часа.


Добро пожаловать в Мемфис!


Предупреждение: ваш статус не позволяет вам получать военные задания.

В связи с проведением Великих Гонок возрождения в Гизе приостановлены. Погибшие в её окрестностях будут перенаправлены в Абусир. Извините за временные неудобства.

Напоминание: все погибшие во время затмения не смогут покинуть Дуат в течение нескольких часов.


Оплаченная реклама: У вас намечается встреча с друзьями и вам нужен гламурный антураж? Не знаете, где сделать девушке предложение, чтобы вокруг были сердечки и фейерверки? Устали от египетской пищи и хотите борща с водкой? Мы знаем, куда вам пойти! На @#%! А для реальных парней и девчонок работает сеть тематических таверн «Легенды Аанга», где вам подадут до сотни различных блюд с повышенными бонусами на любой вкус и по демократичной цене. Мы вас ждём!


Едва мои ноги коснулись земли, как наверху «экрана» появился таймер обратного отсчёта на несколько часов — квест Менкхеры. Успею! Особенно, если куплю карту.

Столичный порт мог вместить почти сотню кораблей от мала до велика, от военных галер до рыбацких плоскодонок, от частных яхт до посудин под иностранным флагом. Разумеется, здесь на каждом углу стояли группы высокоуровневых неписей из отряда «Великой Эннеады», зорко следящих за порядком. Я смотрела на них не без некоторого опасения. Альф говорил, что их бдительность к беглым снижена, но проверять это утверждение на собственном опыте всё равно никакого желания.

Этот порт живо напомнил мне об Элефантине. Здесь точно так же людно и абсолютно такие же наглые торговцы, едва ли не бегающие за игроками в попытках всучить им свой хлам. От кражи подальше спрятала нубийский нож в сумку.

Для удобства игроков сразу на выходе из порта находилось целых два отделения почты, где можно купить карту. Цены, надо думать, завышены, но пока найдёшь дешёвый вариант, плутая по кривым улочкам огромного города-лабиринта, успеешь состариться.

— Шесть золотых, — меланхоличность, с которой продавец озвучил цену на средненькую карту, вызывала злость, но что поделать?

Заставив внутреннюю жабу обливаться слезами, я выложила деньги на стол и получила более-менее подробный план города. Первым же делом активировала его в своей табличке и отыскала ближайший храм Маат. Потом уже забила в память все точки алтарей Ба — кто знает, что может случиться? Всегда нужно быть готовой.

Альф посоветовал купить ещё несколько полезных приложений, и в результате я обеднела плюсом на четыре золотых и шесть серебряных монет. В награду даже получила улыбку от продавца и дежурное «заходите к нам снова». Ещё бы! Сидит и делает деньги буквально из воздуха.

— Что у вас дальше по плану? — поинтересовался Альф, когда мы вышли из приятной прохлады здания почты на палящее солнце.

— Вот. — Октавиан сорвал с колонны лист папируса с объявлением и отдал ему. Вместо тысячи слов!

— Гонки в Мемфисе? — друг восхищённо присвистнул. — Те самые, о которых было столько разговоров на корабле?

А были такие разговоры? Помнится, у меня нашлись дела поважнее, чем слушать сплетни.

— Будет весело, — ответил римлянин. Кому именно будет весело, он не уточнил, но, думаю, всем, кроме меня. — Осматривайтесь тут, а я что-нибудь выпью. После речных прогулок всегда просыпается жажда. Египтянка, вечером буду ждать тебя в гостевых домах, нужно обговорить нюансы. В твой браслет встроен навигатор, он приведёт куда надо.

Октавиан махнул на прощанье рукой и направился вперёд по улице. Для человека, никогда не бывавшего в Мемфисе, он очень уверенно выбирал путь. Наверное, у неписей кое-какие карты встроены в мозг. Например, карты питейных заведений.

— Вот сам бы в этих гонках и участвовал, — пробормотала ему в спину.

Закончив изучать листовки, Альф повернулся ко мне:

— Ты хочешь сказать…

— Да, — продемонстрировала ему серебряный браслет. — Я среди участников.

— Ничего себе! А ты умеешь водить колесницу?

— Колесницу? — Я вырвала из его рук папирус. — Почему не верхом?

Друг не шутил: номарх Мемфиса предлагал самое желанное зрелище современности — гонки на колесницах! Соревнования назначены на день затмения и пройдут в два этапа. Специально для этих целей возле великих пирамид в Гизе возвели новую трассу и места для зрителей, рассчитанные на сотню тысяч людей. Это очень, очень много для древнего мира, но как раз в стиле «Машинити». Первым стартует одиночный заезд на колесницах, запряжённых двумя лошадьми, а затем командный — по два участника на четырёх лошадях. Посмотреть на гонки соберётся вся знать Кемета, влиятельные жрецы и джати первой десятки отрядов во главе с самим фараоном Пятницей! Кстати, интересный факт: не смотря на то, что столицей Кемета официально считался Мемфис, резиденция фараона была перенесена в Фивы.

Финальным росчерком внизу листовки стояла приписка о том, что завтра состоится регистрация участников, после которой откроется возможность делать ставки.

На моём лице отразилась такая паника, что Альф не смог её не заметить.

— ВЦ прекрасно известен твой уровень, — сказал он, — а эта игра ещё никому и никогда не давала заданий, в которых шансы на успех менее пятидесяти процентов. Даже если не справишься, то тебе хотя бы не придётся уходить из игры после получения «неизвестной» награды.

— Это же предрассудки. Нет никакого проклятия.

Альф пожал плечами — он в него верил.

Я смяла папирус в тугой шар и со злостью бросила его в каменную урну через дорогу. Мы медленно двинулись в первую попавшуюся сторону. Шумная портовая улица совершенно не располагала к разговорам. Особенно таким важным. Да и моя скромная беглая персона начала привлекать внимание стражей «Эннеады».

— Ладно, хватит хандрить, — Альф ободряюще похлопал меня по плечу. — У тебя одиночный заезд, он попроще командного, и участников будет меньше. Ты справишься, я уверен.

— Но ведь я не справлюсь! — резко остановилась и прямо посмотрела на друга. — Верхом, быть может, да, но не на колеснице. Я даже в гоночные игры на компе не играла, потому что в повороты не вписывалась! Если у Октавиана не найдётся свитка, позволяющего стать колесничным асом сразу после прочтения, а мне кажется, что не найдётся, то у меня серьёзные проблемы. — Стоило лишь капельку поддаться панике, как она затопила: — Ты не понимаешь, это далеко не рядовой квест. Я должна заполучить главный приз, иначе подведу Октавиана, лишу его последнего шанса вернуться на родину, и на меня навесят клеймо Отступника. С таким подарком только и останется, что в «Жизнь мечты» уйти.

Не раз слышала, что люди очень скоро начинают относиться к виртуальным играм так же серьёзно, как к реальной жизни, но никогда бы не подумала, что сама пополню их ряды.

— Что-нибудь придумаем, — пообещал Альф и добавил после небольшого раздумья: — Уровней десять тому назад Пересмешнику довелось поездить на колесницах. В гонках я, конечно же, не участвовал, но кое-чему научился. Думаю, Омфис, которого ты почему-то зовёшь Октавианом, тоже не для красоты стоять будет. У нас ещё осталось немного времени до затмения, попробуем сделать из тебя Шумахера…

— Спасибо, — улыбнулась ему, хотя легче мне не стало. Максимум, что я получу от их уроков, это то, что научусь не вываливаться из колесницы при движении. Вот бы случилось чудо, и моими конкурентами оказались бы такие же нубы!

— Пойдём, Маш, осмотримся и поищем таверну «Аанга». Как можно не заглянуть туда после такой рекламы в приветствии?

Кивнула.

— Но сперва в храм Маат.

Навигационная дорожка тут же возникла перед ногами золотистой змейкой. Линия выносливости начала медленно таять; пришлось отыскать среди прохожих игрока с умением, увеличивающим скорость её восстановления.

— Невероятно, ты будешь участвовать в гонках!

— Артём!

Мемфис словно сговорился и ни на секунду не давал мне забыть о предстоящем соревновании. Едва ли не на каждом столбе шустрые мальчонки расклеили рекламные листовки, созывающие людей в Гизу. Ушлые уличные торговцы предлагали купить тематические сувениры, а игроки только и говорили о возможности сорвать сказочный куш на тотализаторе да жалели, что в ВЦ нельзя делать ставки сразу на нескольких участников. Я бы тоже поставила пару монет, если бы была простой зрительницей.

Подобно Абидосу, столица Кемета разделена на кварталы, только они не имеют никаких ограничений на посещаемость. Здесь можно выбрать любую профессию, и только я об этом подумала, как мне прилетело сообщение, рекомендующее отметиться в местном филиале гильдии Жриц Любви, чтобы получить униформу, а вместе с ней и доступ к гильдийным заданиям в этой локации. Чего уж там, схожу.

Чуть не забыла — здесь же живут Максик с Женькой! Между прочим, в собственном доме, а не в квартире. Помню, как они радовались, когда купили его два месяца назад. В реале бы так! На мой взгляд, Максику уже давно пора подумать об отдельном жилье, а то, чего доброго, я и вправду выйду замуж раньше, чем он хотя бы найдёт себе девушку. Про них с Юлькой говорить рано. Подруга тот ещё орешек, а братец не англицкий принц.

— Как закончатся гонки, найдётся время на выходной? — поинтересовался Альф, когда мы зашли в тень галереи храмового комплекса посвящённого Нефертуму; где-то тут находился алтарь нужной мне богини справедливости. — Отметим победу… твою или чью-нибудь ещё. Что-то я давненько не пил кофе с эклерами.

— Намёк понят. А выходной не просто найдётся, он понадобится! Кстати, я отыскала твою страничку в соцсети, ты не самый публичный человек.

— Разве это я назвался Жоржиной?

— Йопт! — поморщилась, вспоминая тот безобразный кошмар с рабами. — До меня просто неохакеры добрались, но уже всё путём.

Если Шарлатан ещё раз влезет на мою страничку, его засекут. В Техподдержке, как я уже говорила, не дураки сидят, одну проблему можно вычеркнуть. А в ВЦ встретить этого пакостника буду только рада. Бой Судьбы не завершён!

— Бывал в «Эска-пэ»?

— Всё случается в первый раз, — Альф весело улыбнулся. Похоже, у него никогда не бывает плохого настроения, и эта черта мне в нём очень нравится.

— Надеюсь, ты не против ска-панка?

— Я не могу быть против того, чего не знаю.

— О, ну так я тебя познакомлю!

Находясь в главной обители своего покровителя, Легендальф не мог пройти мимо его статуи. Хотел бы, да не мог; в Кемете нельзя пренебрегать богами, как он делал это у себя в Греции. А я нашла Маат. Её ярко расписанная пятиметровая статуя высилась в одном из центральных залов. Богиня справедливости весьма популярна, хотя мне ещё не доводилось встречаться с её последователями (тех двух следователей с Элефантины в расчёт не беру). Её алтарь был засыпан монетами разного достоинства, я даже не стала пытаться посчитать их количество ради любопытства. Когда сядет солнце, жрецы заберут деньги в храмовую казну, а до тех пор никому из игроков и в голову не придёт взять даже медяка. Я читала на форумах, что Маат мстительная и по нескольку часов не выпускает своих обидчиков из зала Осириса на суде. А вот статуи Ка тут не было. В Мемфисе она всего одна и находится в храмовом комплексе Птаха за южными стенами города.

— Здравствуй, Маат.

Кажется, крылатая богиня чуть повела головой, когда я опустила на её алтарь подношение Менкхеры. Даже при свете солнца выглядело это несколько пугающе.


Задание «Именной дар для Маат» завершено.


Получено: 555 пунктов опыта, 3 золотых монеты, 5 жёлтых баллов, 4 очка Престижа.

До 18 уровня 54 пункта.


Подумала немного и добавила монетку от себя. Она ведь на меня смотрит.

— Благодарю тебя, дочь Ка.

Я едва не подпрыгнула от неожиданности. Заметив это, богиня улыбнулась и снова застыла камнем. Шутница, блин, а ведь по её образу и не скажешь.

Чтобы добить уровень, пошла к жрицам любви. Альф в это время нарвался на военное задание, так что на этом этапе наши пути разошлись, и вновь мы встретились только полдевятого вечера в одной из таверн «Аанга», посвящённой Тоф Бейфонг[20]. Хозяин забегаловки почему-то посчитал, что ей соответствует кухня народов Нубии, поэтому на ужин мы ели чудесного крокодильчика, поданного в соусе манго. Бонусом к еде шло увеличение показателей Силы и Выносливости. Отличное заведение! Теперь мне захотелось побывать и во всех остальных из этой серии, но особенно в том, что посвящено Сокке.

Стемнело быстро, на небе высыпали миллиарды звёзд, но технически вечер ещё не закончился, пора возвращаться к мыслям о гонках и вперёд к Октавиану. Альф вызвался проводить меня до Спортивного квартала, что так удобно расположился на окраине Мемфиса; нам не пришлось идти через патрули на центральных улицах. Мы захватили с собой шаурму из змеи и неторопливо ели, шагая вперёд.

— Артём, а у тебя есть фигурка Пересмешника?

— Фигурка?

— Ага, — кивнула. Странный у змеи вкус… наверное, потому что до этого момента я ни разу их не ела. — Фигурка твоего игрового персонажа. Говорят, «Машинити» делают их на заказ, и что они очень детальные и пластичные.

— Детально пластичные? Как куклы, что ли?

— Не знаю, я на форумах про таких читала, но ни разу не видела. Может, это миф.

— У тебя остаётся время на форумы? — Альф с любопытством посмотрел на меня. — Счастливая! Я с этим ивентом, дай Бог, спать успеваю, мысли в голове совсем перепутались. Вчера, например, зайдя Пересмешником, оказался возле египтян, говорю «привет» и понять не могу, чего они по мне весь свой арсенал пустили.

Хихикнула, представив эту картину.

— Так понимаю, выжил. Кажется, ты неплохо бегаешь.

— Ну, — протянул он, — убегать я начал не сразу. Среди нападающих был последовать богини Хекет, он на меня какую-то гипнохрень навёл, и я видел перед собой одни деревья. Пришлось пальнуть парой молний.

— Парой?

— Парой десятков…

За разговором путь пролетел быстро. От остальной части города Спортивный квартал был отделён побеленной стеной и воротами, возле которых никого не было, значит, посторонним вход не запрещён.

— Время заняться делом.

— Увидимся через несколько часов, — попрощался Альф.

— Обязательно.

Едва вошла на территорию двора, как звуки улицы стихли и включилась лёгкая арфовая музыка.


Добро пожаловать, участник Великих Гонок!


Номарх Мемфиса Блондинка приветствует тебя и сообщает, что для вас с наставником на территории Спортивного квартала обеспечено бесплатное проживание, а так же любые лошади из Конюшни. Примечание: лошади предоставляются только для одиночного заезда.

И пусть победит сильнейший!


За лошадей искреннее спасибо! Уверена, что это будут те ещё клячи, но даже они в миллион раз лучше, чем ничего.

Гостевые дома номарха, как и всё в Мемфисе, построены с чисто египетским размахом — высокие колонны, ухоженные сады, неглубокие бассейны с кувшинками на водной глади, а так же красочные рисунки быта и изображения богов, как постоянное напоминание, что они за нами следят. Конечно же, сам номарх здесь не жил, думаю, он (в нашем случае она) и не появлялся тут ни разу.

В перерывах между гонками эти домики предназначались для гостей и участников других мероприятий. Не только в Древней Греции, но и в Древнем Египте любили спорт. На стенах пирамид учёные обнаружили изображения более 400 видов физических упражнений и игр. Нужно же было египтянам как-то развлекаться в отсутствие электричества и визионов!

Зелёная точка на карте, обозначающая Октавиана, находилась в обеденном доме на другом конце квартала. Раз всё равно по пути, решила заглянуть в конюшни, в крыло для сольных участников. Вдруг мои предположения окажутся неверными и я увижу породистых скакунов? Это же в интересах номарха, чтобы гонки были достойным зрелищем, а не парадом калек!

При свете нескольких масляных ламп в стойлах трудились слуги из неписей. Они неспешно приводили в порядок таких тощих лошадей, будто бы только что пригнанных с полей после трудного рабочего года.

— Не входи!

Возле порога меня остановил парнишка двадцать второго уровня с ником Бельфегор. Одет он был в лёгкую жёлтую накидку, называемую нарамником, с большим изображением чёрного скорпиона на спине, едва поблёскивающего в полумраке. Светить «Уаджетом» его не стала, итак видно, что парень принадлежит богине Селкет — покровительнице мёртвых. Всплывшая информация показала, что Бельфегор уже состоит в отряде и не абы каком, а в «Безумцах из Гелиополя»! Пожалуй, этот факт поразил меня даже больше, чем вид его лошадей, которым он расчёсывал гривы. Эти белоснежные скакуны уж точно не были «бесплатными», потому что являли собой резкий контраст с остальными. Я не коневод, но отличить породу могу даже в свете древних ламп.

— Чего? — На всякий случай остановилась, а сама всё ещё думала: что должен был сделать игрок такого низкого уровня, чтобы попасть во второй по значимости отряд Кемета?

— Каждому, зашедшему сюда, прилетает квест а-ля «шестой подвиг Геракла».

— Спасибо, что предупредил.

Не помню, что именно сделал Геракл в свой шестой подвиг, но судя по контексту, он вычищал Авгиевы конюшни.

— Если бы толковую награду давали, то за милую душу, а так убьёшь кучу времени впустую. — Бельфегор сплюнул на пол; неписи неодобрительно глянули на него, но не сказали ни слова. — Ты, смею надеяться, не участвуешь в гонках?

— А что-то не так? — Сложила руки на груди.

— Ну… Ты, вроде как, девушка…

У него с этим проблемы?

— Номарх Мемфиса тоже девушка.

— Не заводись, я всего лишь удивился. Ты ведь не начнёшь просить, чтобы остальные уступили тебе победу?

— А они уступят?

— Нет.

— Тогда, не стану, — улыбнулась.

— Хорошо, а то чтобы потом не плакала, когда проиграешь. Гонки на колесницах не женское дело.

— Скажи это ВЦ.

Бельфегор понятливо кивнул и вернулся к расчёсыванию гривы одной из своих лошадей. Спрашивать откуда они у него, я не стала. Отряд помог, ясно дело. А мне при таком раскладе уже можно разворачиваться и езжать обратно на Элефантину. Допустим, управляться с колесницей я научусь, но какой в этом толк, если клячи номарха даже на консервы не годны?

Двинулась в сторону Октавиана, по пути вынимая Клинописную табличку. Зашла в только сегодня купленное приложение аукциона, открыла страницу торгов Мемфиса и задала поиск по тэгу «Лошади». Всего три предложения: 378 золотых, 420 золотых, 424 золотых… и эти цены не за пару коняшек, а только за одну! Обалдеть можно.

Закрыла вкладку.

Ну точно, пора покупать билет на Элефантину. Сомневаюсь, что у Октавиана здесь, ко всему прочему, припрятана пара лошадей. У Альфа тем более… Минуточку. Пришедшая в голову мысль заставила резко остановиться. У меня нет влиятельного отряда за спиной, но и жалкой сироткой Принигонду не назвать. Максик с Женькой отнюдь не бедствуют, только недавно хвалились, что владеют лошадьми и гепардом. Я могла бы попросить одолжить их на пару деньков.

Хм… Но ведь это будет считаться помощью — прямым нарушением заключённого между нами пари. Хоть Максик мне и брат, но договор аннулирует быстренько, а своими силами я к «Безумцам» попаду не скоро.

Да уж, дилемма.

До того, как я дошла до обеденного дома, других идей не нашлось. Хотела обвинить в этом крикливых фламинго, по-хозяйски расхаживающих по саду, но это было бы несправедливо. Толкнула тяжёлые двери и оказалась в тихой и пустой просторной зале с длинными узкими столами и скамейками, так сильно напоминающими столовую в моей школе. В воздухе ещё витал запах рыбной похлёбки и свежей травы. Во время обедов здесь собирается несколько десятков неписей. Они не могут обходиться без еды, как возлюбленные богами, для них правила игры очень жёсткие.

Со всей этой суетой я несколько припозднилась, но Октавиан никуда не делся. Он сидел в компании толстой свечи, опустив голову на сложенные на столе руки и вперив взгляд в примитивно намалёванную на стене карту известных земель. Заняла место напротив, загородив ему обзор, и отодвинула пустой кубок в сторону.

— Как жизнь? — спросила через минуту.

— Тоскливо. Возьми себе что-нибудь выпить. — Он протянул руку и придвинул свой кубок обратно. Заглянул в него, ничего не обнаружил и снова отодвинул.

— Нет, спасибо. Завтра мне понадобится трезвая голова для встречи с номархом.

— Это фруктовый сок.

Полумрак скрыл моё смущение. Чуть не записала друга в законченные алкоголики.

— Тогда возьму. — Глянула в сторону стоявших у стены глиняных горшков с деревянными крышками. Точно в таких же прятались сорок разбойников Али-бабы, с той лишь разницей, что над этими вились жирные мухи. — Потом возьму, сейчас есть дела поважнее. Как говорил комиссар Жибер[21]: «Мы в де**ме!»

Октавиан вопросительно поднял брови. Хорошо, объясню:

— У меня нет нормальных лошадей и колесницы. Я ничегошеньки не знаю о правилах гонки и никогда не управляла транспортным средством, использующим скаковых животных в качестве движущей силы. И напоследок: у нас осталась всего пара дней, чтобы решить эти проблемы.

Римлянин удосужился стряхнуть апатию и сел нормально.

— У нас одна команда, — он продемонстрировал на своём запястье такой же браслет с сапфирами, что был у меня. — И я уже просил не беспокоиться… — подумал секунду и добавил: — слишком сильно. Лошади важный пункт, не спорю, но победить можно и на упряжке ослов, если грамотно справиться со скоростью и управлением колесницей. Не проходит и гонки, чтобы кто-нибудь не погиб, перевернувшись на повороте.

— Погиб?!

Что-то мне эта затея с гонками совершенно перестала нравиться.

— О самой колеснице уже позаботилась Вероника, без лошадей правда, а я покажу тебе основные приёмы управления ею и обеспечу бронёй со знамёнами.

— Зна… Знамёнами? — мне показалось, что я ослышалась. — Ты хочешь сказать, что я пойду под римскими знамёнами?! — Октавиан кивнул и расплылся в самодовольной улыбке. — Ты издеваешься?! Как я покажусь перед сотней тысяч египтян с золотым орлом на красном стяге? Да меня гнилой капустой на месте закидают!

— В больших городах люди не так примитивны, как в твоём родном Асуане. Это всего лишь флаг.

— Я уважаю тебя, отчасти уважаю твою родину, но что, если рассмотреть другие варианты? Например, те, в которых не будет аббревиатуры S.P.Q.R[22] на моей одежде.

— Это очень красивая одежда, — Октавиан закончил дискуссию в ультимативной форме.

Я ткнулась лбом в столешницу и пробормотала:

— Ладно, но шлем со шваброй не надену даже под страхом дисконнекта.

Какая, в конце-то концов, разница, в чём я буду расхаживать? Когда упаду с колесницы, все будут смеяться вовсе не над моим нарядом. И как тут снова не вспомнить о Жибере?

У нас с Октавианом ушёл целый час просто на то, чтобы договориться обо всех сопутствующих деталях и дальнейшем плане действия. Завтра (то есть уже через пару реальных часов) номарх Блондинка ждёт всех участников гонок у себя во дворце, чтобы представить их широкой общественности, а затем мы отправимся на тренировку. К моему сожалению, свитка езды на колесницах действительно не существовало в природе.


Вышла из игры со смешанными чувствами. Первоначальный страх перед гонкой стал исчезать, уступая место духу авантюризма, узнаю себя прежнюю. Гонки ничуть не страшнее мумии в гробнице Агирта или того щупальца Кракена в бассейне римского посольства. Чего я так сильно переживаю? А потом поняла, в чём причина — в неуверенности. На меня будет смотреть сотня тысяч человек, не останется без внимания ни малейший шаг, ничего из того, что я сделаю или скажу. Это совершенно не похоже на выступление перед малочисленными зрителями нашей театральной группы. А потом ещё видео Гонок расползётся в соцсети, Принигонду будут знать все… Да и пусть знают. Лишь бы не по причине того, что я сфейлилась самой первой.

Нет, с такими мыслями Карфаген никогда не будет разрушен, пора настраиваться на победу! А какой первый шаг к победе? Раздобыть информацию!

Вместе с визионом отправилась на кухню. Налила большую чашку эсперессо и открыла форумы «Машинити». «Восхождение цивилизаций: люди и боги». Сервер: Тиберий. Вкладка: Египтяне. Раздел: Города. Подраздел: Мемфис. Тема под названием «Большие гонки. Одиночный забег» стояла второй строчкой, уступая место только командным гонкам, и в ней уже значилось более сотни страниц. Двух часов явно не хватит, чтобы всё это прочитать, так что пройдусь по диагонали.

Щёлк.


ДокторЛивси пишет: Неужели, кто-то ещё думает, что сможет поучаствовать в гонке? Ха-ха-ха-ха. Наивные!


АватарАанг пишет: Давайте не забывать, что одиночный заезд это всё-таки не рядовая гонка, а уникальная, и я сейчас вовсе не о том, что такие события происходят раз в год перед глобальными ивентами. Именно эта гонка является финальным звеном в цепочке квестов с так называемой «неизвестной» наградой, а мы все знаем, что такие задания встречаются крайне редко. В прошлый раз набралось только восемь участников со всего Кемета. Могло быть больше, но игре это не выгодно, поэтому она отсеивает их различными незначительными заданиями. Участники опаздывают, лошади начинают болеть, и всё такое.

Эрнанда пишет: Ты хочешь сказать, что ВЦ случайно выбирает никому не известных нубов, а потом они участвуют в самых престижных гонках страны? Без подготовки и на дрянных лошадях?.. Фу, кому понравится смотреть на такое фуфло?

ДокторЛивси пишет: А она в кои-то веки права, ха-ха-ха-ха!

МальвинаСергеевна пишет: Не надо ля-ля про фуфло. Некоторым участникам удаётся найти себе спонсоров, которые подгоняют им скакунов. Вспомните предыдущую гонку, когда из-за таких вот меценатов образовался существенный перевес в сторону двух участников.

Арно пишет: Гонки интересны тем, что в них соревнуются не персонажи, а люди. Затмения — единственное время, когда боги не могут влиять на нас. То есть — какими бы прокаченными наши персы не были в игре, на несколько часов всё это обнуляется. Повезло ещё, что не до первого уровня, а до… как бы выразиться?.. до наших собственных настроек. Короче: какие мы в жизни, такими станем в игре. Не внешне, разумеется, а физически. P.S. Чтобы не посыпался град вопросов от новичков, оговорюсь, что в ВЦ затмения весьма продолжительны по времени.

АватарАанг пишет: Добавлю, если кто-то не понял — магии тоже никакой не будет.

ДерекШторм пишет: То есть если я в жизни первоклассно вожу колесницу, то на гонках мне не будет равных?

Эрнанда пишет: Спорим, в реале ты дрищ, который даже с велика падает?

Арно пишет: Эрни, ты же из Таниса, чего в теме Мемфиса забыла? В той ветке забанили?

Эрнанда пишет: Я буду проездом в вашей дыре. Интересно вот стало.

АватарАанг пишет: Эй, ребята, раз мы все будем на гонке, может, замутим встречу? У меня там, кстати, целая сеть таверн есть.

Идеафикс пишет: Только не пускай туда Эрнанду. Она ведёт колонку в «Вестях Кемета» под псевдонимом Злобная Фурия. Всё царство стреляется от её низкопробных статеек.

ДокторЛивси пишет: О-о, так это её предыдущий фараон наградил клеймом Диссидента? Ха-ха-ха-ха!

Эрнанда пишет: Клоун-хохотун, заткнись. Идеафикс — fottiti[23]!

<Пользователь Эрнанда заблокирован на 1 день. Причина: ненормативная лексика>


ДокторЛивси пишет: Слава модератору. Вот сейчас даже атеисты уверовали, ха-ха-ха-ха!

АватарАанг пишет: Ребят, не отклоняемся от темы. После этих гонок один из наших соотечественников будет в каком-то шаге от крутой награды!

Арно пишет: А все остальные участники провалят свои квесты. Нынче ещё дают клеймо Отступника или его наконец-то пофиксили?

Модератор: Пофиксили несколько недель назад, читайте доску объявлений. Клеймо Отступник было заменено на полное обнуление уровней.

www.Ленинград пишет: На форуме есть кто-нибудь, кто уже побеждал в такой гонке?

Радунхагейду пишет: Великие Гонки проводились всего два раза, и оба победителя одиночных заездов уже ушли из игры.

Арно пишет: Только давайте не начинать здесь дискуссий про проклятия квестов с «неизвестной» наградой. Для этого есть отдельная ветка.

www.Ленинград пишет: А это нормально, если кто-нибудь из участников будет выступать под флагом чужой страны?

АватарАанг пишет: Вы можете сами ответить на этот вопрос. В отличие от командных заездов, куда допускаются только лучшие из лучших, в сольном старте участвуют новички, о которых прежде никто ничего не слышал, за редким исключением. Зрителям и в голову не придёт делать ставку на Ваню из Гермополя или Федю из Фив, поэтому ВЦ и сделала такое вот разделение на разные страны, чтобы всё-таки срубить золотка.

ДокторЛивси пишет: Но любимчиками всегда становятся те, кто идёт под знамёнами фараона, ха-ха-ха-ха!

МальвинаСергеевна пишет: А в прошлый раз победил представитель гиксосов…


Дальше читать не стала, это слишком долго. Кое-что полезное всё же почерпнула и даже немного успокоилась. Не важно, какой у тебя перс в игре, в затмение играют роль только твои реальные навыки, а уж в гонках на колесницах у нас, современных людей, изначально нулевой уровень. И снова мысли скакнули к… хм… к скакунам. Октавиан был не прав, когда говорил, что они не самое важное, и сам знал об этом, но ничего другого, чтобы подбодрить меня не придумал. Знакомая дилемма вновь замаячила на горизонте: просить о помощи брата или не просить?

Раздумывая над практически шекспировским вопросом, зажевала бутерброд с сыром. А потом ещё один.

Решено: шанс на победу в гонках для меня важнее возможности вступить в ряды «Безумцев из Гелиополя» без очереди. Отложив недоеденный кусок в сторону, направилась в комнату к Максику. На громкий стук в дверь он не отозвался, поэтому я осторожно заглянула внутрь. Ну конечно, играет, кто бы сомневался. Хотя, не спорю, на секунду я подумала, что он на улице — бегает по парку, как сумасшедший, потому что Юлька сегодня утром написала лестный комментарий под его рисунком. Ладно, попрошу лошадок в игре, там даже сподручнее будет.

Вернулась в свою комнату и вновь нырнула в жаркий-жаркий Кемет.


Жаркий ещё не то слово. Стоило выйти из отведённой мне комнаты, как я познала это на собственной египетской шкурке. Шесть утра, а Ра уже превратил улицы Мемфиса в филиал ада. Я бы этого не заметила, но у моего климатического обруча сломалась шкала регулировки. Жаль, но ремонту не подлежит. Со злостью убрала его в сумку, потом продам старьёвщикам.

Прежде чем двинуться в путь, оставила сообщение Альфу, что мы с Октавианом будем ждать его у конюшен Спортивного квартала уже после встречи с номархом. Не хотела отнимать его игровое время понапрасну. Потом отыскала в списке Мечтателя и КрадущегосяТигра. Аудиенция состоится только через четыре игровых часа, я вполне успею навестить их лично.

Мне повезло — друзья были в Мемфисе и статус напротив их ников сообщал, что они свободны. Выбрала Женьку, он не такой принципиальный, как мой брат, и не станет подкалывать бородатыми шутками.


<Создана беседа. Участники: Принигонда, Мечтатель>

Принигонда: Привет, Жень!


Мечтатель: Сколько лет, сколько зим. Давно о тебе не слышал:)

Принигонда: А хочешь ещё и увидеть? Я в гости к вам планирую набиться сегодня. Вот прямо сейчас. Дело важное есть.

Мечтатель: Без проблем. Только скажу Максу, чтобы к твоему приходу выгнал девочек.

Принигонда: Это он попросил сказать про них? Да можешь не стараться, я же живу с ним восемнадцать лет и на такую историю не куплюсь.

Мечтатель: Хех). Только не сдавай меня… Так, скинул координаты на твою карту. Пришли?

Принигонда: Да, спасибо!)


Навигатор карты автоматически рассчитал мне маршрут аж на два и девять километра пешего хода. Это только в одну сторону!


Принигонда: Слушай, а как вы передвигаетесь по городу? Так понимаю, что не на метро…


Мечтатель: Телепорты. Не те дорогие, которые перемещают между далёкими городами, а бюджетные. Работают максимум на один километр пути и пропускают одного и того же человека раз в десять минут, только если ты не в режиме боя. Цена один серебряный. Задай в настройках карты отображение телепортов и вуаля!

Принигонда: Лучше, чем ничего, хоть и дорого. Скоро подойду. Цветов не жду, но чайник поставьте.

Мечтатель: Лады.

<Вы покинули беседу>


Женька дал дельный совет на счёт телепортов. По всему Мемфису были расставлены точки перемещений, имеющие вид круглых мозаичных площадок метр на метр, обозначенных статуями Птаха. Для города, одни некрополи которого протянулись на девятнадцать километров, это настоящее спасение.

Ближайший от меня телепорт находился прямо на площади Спортивного квартала, увенчанной высоким обелиском, прославляющим дела Рамсеса II. Игроки просто вставали на площадки, опускали монетку в сосуд в руках бога и… исчезали. Но как они рассчитывали точку прибытия? Узнаю на практике.

Заплатила и встала в круг. Меня тут же обхватила тьма, перед глазами возникла схематичная карта Мемфиса, на которой высветились разноцветные точки. Те, что находились в радиусе одного километра от моего местонахождения, вспыхнули ярче. Интуитивно понятно, что нужно прикоснуться к желаемой. Мгновение, и я оказалась возле главного храма Птаха. Его толстые гладкие стены, покрытые рисунками десятиметровых богов, упирались в небо. Просто, но неимоверно красиво.

Пока не стало слишком жарко, к храму стекались многочисленные паломники, а где паломники, там всегда торговцы сувенирами и попрошайки. Особняком стояли жрицы любви. Особняком, но не без дела. На секунду использовав «Восприятие», заметила несколько воров-карманников. Не я одна была такой хитрой, поэтому им придётся потрудиться, чтобы заработать.

— Принигонда, — ко мне подбежала девушка тринадцатого уровня в очень простом калазирисе и с кипой листовок. Служанка с ником Авелина. — Купи лотерейный билетик. Всего за две серебряные монеты ты можешь выиграть место возле ложа фараона на предстоящих гонках. Или получить кружку с символикой затмения.

— Не, спасибо. Вот если бы это были места возле ложи Аль Пачино…

— А кто он? Тоже может баффнуть ауру Неуязвимости или ауру Удачи?

— Мда… Извиняй, денег нет.

— Тогда, чего в Мемфис припёрлась? Понаехали тут, нищеброды!.. Марсианин! Купи билетик.

Не успела я отойти, как за руку меня схватил уже торговец-непись.

— Вах, красавица, такие ручки должны украшать только лучшие браслеты. Пойдём со мной к прилавку, Бехнет подберёт тебя самые красивые.

— Нет денег, извиняй. — И быстренько-быстренько направилась отсюда прочь, пока мне таки не втюхали половину местного хлама и какого-нибудь бегемота в придачу. Заметка на будущее: избегать этого района!

Максик с Женькой жили на западной стороне города. Вид из окон не самый лучший — одни некрополи, но зато тихо. Далеко от крупных храмов и всяких данжей. Район для игроков среднего класса, у которых за душой чуть больше пары истоптанных башмаков и сумки на десяток-два ячеек.

— Здорова, Мышь! — Максик пропустил меня внутрь милого маленького домика и провёл в прохладные комнаты.

Обстановка спартанская, на стенах незаконченные рисунки — узнаю руку брата, но мне понравилось. Из всей роскоши только гепард, развалившийся на тростниковой циновке и с настороженностью следящий за каждым моим движением. Погладила бы, да вдруг тяпнет? Женька приготовил нам чай, и оба друга уставились на меня, ожидая подробностей важного дела. Хотелось завести нудный разговор о погоде или перспективах рыбалки на Ниле, но не в моих интересах затягивать. Если опоздаю на встречу с номархом, меня могут не зарегистрировать.

— Я за помощью к вам.

— Чего? — Максик чуть чаем не подавился от неожиданности. — Серьёзно? То есть ты готова признаться, что не можешь успешно играть собственными силами?

— Типа того, — поморщилась. А что делать?

— Жень, у нас остался тортик?

— У тебя что-то случилось? — Женька, в отличие от моего братца, проявил участие. — Нужны деньги?

— С этим без проблем, — немного покривила душой, чтобы уж совсем не превращаться в бедную родственницу. — Босса тоже никакого убивать не надо. — Глубоко вздохнула и выложила карты на стол: — Мне нужны ваши лошади. Пара отменных скакунов всего на несколько дней, потом верну. Обещаю кормить и развлекать.

Такого поворота парни явно не ожидали. По глазам вижу. Сперва было решили, что я прикалываюсь над ними, а потом, когда рассказала им о своём участии в одиночном заезде Великих Гонок, окончательно в этом уверились.

— Посмешила, а теперь говори правду, Мышь. Мы привезли лошадей не абы откуда, а с Синая, как трофей после жутко сложного и масштабного квеста…

— В котором участвовало почти восемь сотен «Безумцев», — я перебила Максика, и гепард подозрительно навострил ушки. — Вы мне показывали запись, помните? Знаю, что коняшки дорогие, но я же их верну. А вообще, какая вам разница, что мы с ними будем делать, если за них я откажусь от нашего пари? — И капельку шантажа: — Почитайте чат через пару часов и увидите, пошутила я про гонки или нет. Если зажмёте лошадок, на меня вполне могут выйти другие спонсоры, обойдусь без вашей помощи. А ведь я могу проиграть самым позорным способом, но тебе, Максик, всё равно придётся договариваться с Синдбадом о моём членстве в отряде. Если не договоришься, то уйдёшь сам, всё по чести. Ну же, хватит затягивать драму, у меня мало времени.

— Да быть не может, чтобы тебе достался уникальный квест! — от переизбытка эмоций друзья вскочили на ноги. Поняли наконец, что я не шутила; можно поздравить — и часа не прошло. — Фиг с ней, с этой типа эпической наградой, она мутная какая-то, за него ведь дают обалденное количество очков Престижа!

Заглянула в журнал заданий: закончив с Октавианом, я получу 2000 очков. Это уже стопроцентная гарантия того, что мне будут попадаться редкие квесты. Иные игроки и за восемьдесят уровней не накапливают такую сумму… Если только не проиграю.

Браслет на моей руке засветился непринятым сообщением, а спустя пять секунд ещё одним. Оба от Октавиана. Видимо, что-то срочное, раз он не стал посылать голубя. Глянула на встроенные часы — ещё не опаздываю, но всё равно поставила кружку с недопитым чаем на стол и направилась к выходу.

— Когда передумаете, пишите.

— Лады, — тут же кивнул Максик. Я и не сомневалась. Почти. — Сегодня же подгоним лошадей в конюшни Спортивного квартала. Только вот что, Машка. Не убей их или будешь до конца жизни своей Принигонды убираться в нашем доме.

Улыбнулась и пожала плечами. Да я лучше уйду в «Жизнь мечты» к террористам, и мы на пару с Юлькой захватим себе свой Египет.

— Спасибо, парни!

— Держи нас в курсе.

— И не обижайся, что не поставим на тебя, — добавил Максик.

Как будто я не знаю своего брата — ещё как поставит. Пару медяков, например.

— О, чуть не забыла кое-что спросить, — остановилась на пороге. — В вашем отряде есть игрок с ником Бельфегор, вы знаете его?

Максик и Женька переглянулись.

— Конечно, мы его знаем. Это брат Синдбада, настоящий брат. Ты же не хочешь сказать, что у тебя с ним какие-то проблемы?

— Не, — беспечно махнула рукой и добавила про себя: «пока что никаких, пока что».

Избавившись от груза одной из проблем, почувствовала, что жизнь-то налаживается. Я выиграю. В это необходимо хотя бы верить. Вера не хуже навыков, потому что от неё зависит Удача, а Удача работает не только под присмотром ВЦ.

Не переставая улыбаться, вышла на оживлённую улицу, когда мне пришло ещё одно сообщение. Надо прочесть.


<Непрочитанные сообщения: 3 штуки.>

Октавиан: Аудиенция у номарха была перенесена. Гонцы Блондинки вот-вот прибудут.


Октавиан: Настоятельно советую ПОТОРОПИТЬСЯ!

Октавиан: Где тебя Меркурий носит, египтянка?!


Доберитесь до площади Спортивного квартала раньше слуг номарха. Время: 13 минут.


12:59… 12:58…

Пере… перенесена? Гадство, я же не успею!

Ничего не ответив, сунула Клинописную табличку с недописанным сообщением в сумку и помчалась к ближайшему телепорту. Проиграть в гонке ещё до её начала, только ты так можешь, Машка. Вот бы меня действительно «Меркурий носил», тогда бы у меня были сандалии с крылышками. Я бы тогда в одну минуту долетела до Октавиана.

Постойте-ка, а ведь это идея. Надо найти дом повыше…

— Именем фараона, стой, Принигонда! За побег из школы на острове Элефантина ты арестована!


На вас наложен эффект «А ну стой!». Скорость передвижения снижена на 90 %. Время действия 1 минута.


Только этого и не хватало для полного счастья — стражи особых сил правопорядка! Принесла же нелёгкая. Два непися спешили ко мне, грубо расталкивая прохожих, так не вовремя вытащивших на дорогу телеги с товаром. Лишённая возможности сбежать, я без труда отыскала последователя Нефертума и перекопировала пятое умение из его панели.


Вам доступно умение «Панацея». Уровень: 2 из 5.


Особенности: снимает с вас или вашей цели негативные эффекты (количество снимаемых эффектов равно уровню умения).

Подготовка: мгновенно. Перезарядка: 10 секунд. Стоимость: 4 % от доступной выносливости на вашем уровне.


Тело озарилось короткой зеленоватой вспышкой, и через мгновение я рванула направо. В этот раз, в отличие от всех предыдущих, не тупо бежала вперёд, а постаралась максимально усложнить жизнь преследователям. Вступить в открытый настоящее самоубийство, атаковать замедляющими скилами без толку, не хватит точности пробить высокий уровень, но кое-что я всё же могла сделать. Повлиять на время! Последователь бога Хонсу появился очень кстати. Да тут вообще шведский стол из игроков для моей «Реплики двойника»!

Улочка оказалась настолько узкой, что брошенный «Лунный купол», замедляющий время, перекрыл её всю. Сразу же переключилась на Птаха и телепортировалась вперёд, а затем на Гора, чей «Полёт к Свободе» откинул меня ещё на 30 метров. Финальным штрихом перекинулась в пантеру, это дало +20 % к скорости. Через несколько секунд я окончательно оторвалась от погони. Будем считать, что экзамен на умение воспользоваться силой Ка в убегательных целях сдан на «отлично»!

09:34… 09:33…

В кошачьем виде промчалась несколько улиц, пока не нашла узкую квестовую башенку высотой в семь этажей, напоминающую маяк. С её крыши неплохо просматривались сразу несколько городских районов. Сверилась с картой и включила навигационную стрелку-компас. Моя идея безумна, но она единственная, у которой есть реальный шанс.

— Нехо, если и на сей раз выгорит, обещаю, что пошлю тебе целый кувшин вина!

Прицепила ворованные крылья к рукам и затянула ремешки. Вниз лучше не смотреть. Не высота пугает, а то, что её может оказаться недостаточно. Два шага для разбега и прыжок. Ветер тут же подхватил меня, не дав пролететь и нескольких метров в свободном падении. Я ощутила уверенность, которой не было во время первого полёта, будто меня что-то поддерживало.


Вы повысили умение «Полёт» до 3 уровня из 20.


Легонько взмахнула крыльями и воздушные потоки подняли меня чуть выше самого высокого храма в городе. Это стандартное расстояние для «частной авиации» в играх: и город прекрасно видно, и с земли не так просто тебя разглядеть, и мухи летают гораздо ниже. В безветренную погоду, такую, как сейчас, вполне можно было обойтись без защитных очков. Ориентироваться, правда, немного тяжело — стоило повернуть голову, как крылья реагировали, уводя меня в сторону. Тут нужна практика! Много практики, которой я и займусь, как только провожу Октавиана на родину.

В несколько секунд развила приличную скорость. По моему желанию в левом верхнем углу «экрана» высветилась базовая информация любого навигатора: расстояние до цели 2,2 километра, расчётное время прибытия 5,2 минуты, средняя скорость 24 километра в час.

Оставалось ещё четыре минуты, когда я пошла на снижение. Пролетев прямо над статуей Рамсеса, свернула к саду за гостевыми домиками. Мой предыдущий опыт был слишком позорным, чтобы рисковать садиться под взглядами всех участников гонки. В тот раз я нехило так пропахала носом землю и набила полный рот травы. А здесь пруд. Он весь зарос лотосами — почти идеальное место для посадки новичка. Даже то, что в ВЦ боль заменена холодом, не добавляло желания рухнуть камнем на землю, не попытавшись этого избежать.

Максимально затормозив, подняла руки вверх, чтобы не поломать крылья, и солдатиком вошла в воду… Холод пронзил ноги, и тут же прилетело сообщение о потере 402 единиц жизни. Кто же знал, что прудик окажется неглубоким?

— Да чтоб вас, египтяне! Вы возводите высоченные здания, а лужу глубже метра вырыть религия не позволяет, да?

Злая и мокрая вышла на берег, отряхивая крылья, словно ворона. Таймер обратного отсчёта остановился, когда я пролетела над площадью, на которой что-то не было видно слуг номарха. Им опаздывать можно, значит, а меня так сразу на счетчик? Посмотрела на небо — где-то там сидит псевдоискусственный интеллект и смеётся надо мной. Ругать его не стала. Он создал весь этот мир вокруг, всего лишь играя с нейронами в моём мозгу, не исключено, что он может читать мысли.

Вынула из волос застрявший цветок и откинула его в сторону, когда наткнулась на взгляд пожилого мужичка в сине-зелёной одежде с жёлтой бахромой — традиционные цвета бога Нефертума. Голова его гладко выбрита, а глаза очень густо подведены краской. Ясно, жрец. Он копался в зарослях какой-то пахучей травы и видел моё падение из первого ряда.

— Извините, я не хотела…

— Мои лотосы! Что ты наделала, безмозглая девчонка?! — возмущённо воскликнул он. — Это же священные цветы! Нефертум покарает тебя!

— Да ну? Если бы он хотел покарать меня за такую мелочь, я бы уже получила проклятие, так что не надо делать из него монстра.

Лицо жреца потемнело от гнева. Он разразился такой гневной тирадой в мой адрес, что его покровителю должно сделаться стыдно. Да и фиг с ним. Бодрым шагом направилась к площади.

— Если не Нефертум, тогда я! — донеслось в спину.


На вас наложено наказание. До заката солнца вы сможете произнести только 100 слов. Условие отмены: нет.


Сотня?! Гадство. Но не страшно: общаться можно и жестами. Развернулась и в доказательство показала жрецу средний палец. Удивительно, но новой кары не последовало.


— Египтянка! — Раздражённый Октавиан, уже одетый в свою форму римского центуриона, ждал на границе сада. Я постаралась выглядеть виноватой, раз объяснить ситуацию теперь не получится. На оправдания пришлось бы потратить слишком много слов. — Живо переодевайся, у нас мало времени.

Римлянин подкинул мне узелок с вещами, и я послушно побежала наряжаться в его соотечественницу уже второй раз за всё время игры. Вот только сегодня это было не платье, а военная форма! Её женский вариант, который отличался от мужского одними размерами. Туника, кожаный панцирь с металлическими пластинками, короткий алый плащ и шлем, который я засунула в сумку с глаз долой.

Перед обелиском Рамсесу собралась целая толпа из игроков и неписей — участники гонки и их наставники. По одну сторону стояли одиночники, по другую команды. Вместе со мной состязаться в мастерстве управления колесницей будут всего семь человек. Очень-очень мало в масштабах страны, и как всегда победитель будет только один. Ну что стоит ВЦ вручить приз каждому? Команд же было не в пример больше, да и уровень их игроков от восьмидесятого и выше, когда как мы «малыши». Среди них я не заметила ни одной девушки.

Сейчас игроки улыбались и подшучивали друг над дружкой, но можно не сомневаться, что потом каждый из них будет проклинать счастливчика. Я заняла своё место возле наставника и приветливо помахала рукой будущим соперникам.

— Не знал, что ты умеешь летать, египтянка.

— «Летать — да. Садиться — нет[24]».

Осталось слов: 96.


Мы все представляли собой весьма пёстрое зрелище, будто бы оказались в центре исторического парада костюмов на главных ролях.

Римлянка — я, Принигонда, 18 уровень.

Грек — Бельфегор, 22 уровень. Этот парень, одетый в сверкающую бронзовую кирасу в анатомическом стиле поверх белого хитона и шлем, закрывающий щёки и нос, держался гораздо увереннее всех здесь присутствующих, будто бы знал секрет победы в гонке. Или же дело в том, что он единственный был выходцем из известного отряда?

Египтянин — Гипнокот, 21 уровень. Ему выпала честь нести знамёна нашей родины, но он, похоже, с радостью поменялся бы ею с кем угодно из нас. На нём красовался пластинчатый панцирь из крокодиловой кожи, полосатый платок с «ушками» и голубой плащ.

Нубиец — ЗвёздныйЛорд, 46 уровень. От нубийца тут только название, Лорд был белокожим игроком. Стоял в одной набедренной повязке из шкуры леопарда и роскошном ожерелье из зубов хищников, взирая на нас, как на малышей. Что ж, с высоты своего уровня имел право. Его наставником оказалась… чернокожая старушка!

Маджай — Альтаир, 29 уровень. Низенький парнишка, с ног до головы закутанный в одежды кочевников. Он стоял дальше всех от меня и не выделялся ничем.

Гиксос — Бензол, 19 уровень. Представитель народа, захватившего власть в Нижнем Египте и привнёсшего в наш быт не одну сотню изменений, был облачён в пластинчатые доспехи, из-за чего напоминал азиатских воинов. Болтал по делу и без, забивая собой весь эфир.

Еврейка — Няш-мяш, 17 уровень. Да-да, девушка, очень улыбчивая девушка в скромном белом платье, кокетничавшая направо и налево. Зачем она это делала, не осталось секретом:

— Ребята, Очень прошу: уступите мне победу.

Парни замолчали. Не понимая, о чём просит, Няша продолжила:

— У меня же уникальный квест, один на миллион. По-человечески прошу.

— У всех тут точно такие же квесты, милочка, — хихикнул Бензол. — Но уж если кому-то и уступать, то давайте определим счастливчика общим голосованием.

— Голосованием? — переспросил Альтаир. — А за себя можно?

— Это был прикол, — объяснил Лорд.

— Ну ма-альчики, ну пожа-алуйста!

— А это правда, что после таких квестов уходят из игры? Может, «неизвестная» награда — это угроза убить близких, если не уйдёшь?

— Включи мозг: никто из ВЦ не ушёл, если сам того не хотел. Желание твоей мамки не считается.

— Вы уже выбрали оружие?

— Зачем? Это же гонки, а не гладиаторский бой.

И мне хотелось вставить свои пять копеек в столь жаркую беседу, но я была вынуждена прикусить язык и молча слушать. Наказание немоты слишком тяжёлое испытание для человека, привыкшего разговаривать даже с самим собой!

Когда показались люди, присланные Блондинкой, стало понятно, отчего они задержались. Их было много! Празднично разодетые гонцы номарха в сопровождении сотни чернокожих рабов вошли на площадь с музыкой и танцами. Нас всех усадили в персональные открытые паланкины и понесли по городу, как диковинных зверушек. Сначала одиночников, потом команды. Игроки и неписи высыпали на улицы, чтобы поглядеть на будущих героев. Удивительное дело — нас с Бельфегором, одетых в форму главных врагов царства, приветствовали с не меньшим энтузиазмом, чем Гипнокота.

Пора завоёвывать толпу! Широко улыбнулась и по-королевски принялась помахивать кистью руки. Тот факт, что я девушка, был очком в мою пользу. Вряд ли, конечно, кто-то верил в победу Принигонды, но кратковременных симпатий я получила сполна. Даже больше, чем Няша. Римляне, какими бы гадами они здесь не были, всё же популярнее евреев, едва ли не до основания разграбивших Египет во время Исхода.

До дворца номарха мы добирались больше часа, а потом ещё минут десять шли пешком по многочисленным залам. Их роскошь и объёмы поражали воображение. Воистину, Египет был очень богатой страной и лакомым куском для всех соседей.

Слуги и наставники остались в одном из внутренних двориков, а толпу участников провели в тронный зал. Блондинка сидела на каменном постаменте, устланном шкурами диких кошек, в окружении симпатичных служанок из живых игроков и самых важных вельмож и придворных Мемфиса. Возле стен по стойке смирно стояли нубийские воины, отдельное место было отведено для представителей прессы. Журналисты с первых дней ВЦ стали неотъемлемой частью Кемета, их нельзя было игнорировать даже в угоду исторической достоверности. Но они не шумели и вели себя прилично, как ваза с цветами. Среди я заметила Эрнанду. На вид типичная египтянка, даже не скажешь, что на форумах от неё стреляются.

— Приветствую вас, участники Великих Гонок, — не вставая с места, царственно произнесла Блондинка — игрок шестьдесят первого уровня. На ней поблёскивало столько золота, что вряд ли она смогла бы подняться, даже если бы захотела. Платье, волосы, ногти — всё в благородном металле. Кстати, вопреки нику, наш номарх была самой что ни на есть брюнеткой.

Все присутствующие склонились в почтительном поклоне, хоть и без какого-либо удовольствия. По сути, Блондинка точно такой же игрок, как и любой другой, но волей демократии ВЦ поставила её на недосягаемую простым смертным высоту (у фараона, к слову, она значительно выше). Недосягаемую до следующих выборов, конечно же. Номархом любого города мог стать даже бывший раб, но как только голосование признавалось законченным, псевдоискусственный интеллект начинал считать выбранного правителя едва ли не божественным, и наделял его властью повелевать над неписями, миловать и проклинать игроков, устраивать праздники и всевозможные ивенты. Поэтому ВЦ и от других игроков требовала соответствующего отношения к номарху, иначе вольнодумцев ждут всевозможные наказания как от неписей, так и от богов. Исключением были лишь те люди, которые записаны в списке друзей правителя. Справедливости ради стоит отметить, что быть едва ли не всемогущим номархом вовсе не просто. «Чем больше сила, тем больше ответственность», как говорил Дядя Бен[25].

— Можете встать и подойти ко мне, — разрешила Блондинка. Пафоса стало чуть меньше, но атмосфера всё равно давила. Как однажды рассказывал Максик, во дворцах правителей всегда ощущается присутствие интеллекта ВЦ. — Через несколько дней землю великого Кемета накроет тьма. Апоп — огромный змей, олицетворение зла и хаоса — сразится с богом солнца Ра. На время их битвы мир будет ввергнут в пучину каменного века, лишив нас, возлюбленных богами, всех привилегий и всякого покровительства. Но мы не будем плакать! Мы устроим лучшее из придуманных соревнований — гонки на колесницах!

Далее последовала целая речь, рассказывающая «что, где, когда». Участники соберутся в некрополе Гиза, где проложена гоночная трасса и возведены места для зрителей. Открывает соревнование одиночный заезд одновременным стартом всех семи колесниц. Каким именно он будет, держалось в тайне. Победитель же получит любую вещь из сокровищницы на выбор. Сама Блондинка не знала, что именно мы можем попросить. Правилам командных гонок уделили куда больше времени, но я их не слушала. А потом была молитва богине Судьбы Исиде и жеребьёвка. Сперва мы, потом команды. Пусть мне достанется цифра семь!

Четыре. Даже не удивлена. У меня по жизни вообще такое бестолковое чувство, будто эта цифра преследует бедную Машку.

Устроитель гонок занёс нас в свой список, который уже через несколько минут окажется в общем чате, а после начался самый настоящий звёздный кошмар. Блондинка взмахнула рукой, что означало окончание аудиенции, а так же команду «фас» для журналистов. Газетчики и обозреватели имели полное право получить всю информацию об участниках, чтобы египтяне больше и активнее делали на нас ставки (какой процент от них отойдёт казне, можно только предполагать). Мы могли отказаться, но делать этого не стоило. От газетных статей будет зависеть станем ли мы героями или посмешищем; читатели-то о нас и слыхом ни слыхивали.

Львиная доля внимания досталась — не сюрприз! — командам, но и нам не дали спокойно уйти. Чтобы интервью не затянулось, устроитель установил правило: один участник — один журналист. И всего пару вопросов.

— Принигонда, скажи, почему мы должны болеть за тебя, а не за Гипнокота? — Меня хватанул за руку некто Кенуэй. Под его ником стояло ни о чём не говорившее название газеты «Вестник ассасинов». Далека я от светской жизни Кемета, надо будет это исправить. — Поддерживать даже символическую Римскую Республику едва ли кто-то захочет.

— Ты прав, — я улыбнулась, тщательно подбирая слова, чтобы уложиться в отведённое количество и не показаться роботом. — Увидеть проигрыш Рима приятно каждому египтянину, не спорю, но не стоит подменять понятия. Каждый из участников будет биться именно за свою страну, и не важно под чьими знамёнами мы выйдем. Противостояние наций развернётся только на трассе, где победа Рима не принесёт настоящего поражения Кемету, лишь Гипнокоту.

— Не боишься? Во время гонок мы все увидим настоящую Принигонду без бога-покровителя, хватит ли у тебя сил выдержать нагрузку?

— У меня хватит упорства, — ответила секунд через десять, мысленно перебрав несколько предложений и отсеяв всё лишнее. По выражению лица Кенуэя вижу, что он посчитал меня тормознутой. Срочно исправляюсь: — В моём словаре нет слова «проиграть»!

Только хуже сделала! Молчание и вправду бывает золотом.

— Как ты оцениваешь свои шансы?

— Пятьдесят на пятьдесят. Со щитом или на щите.


Осталось слов: 30.


— А теперь рисунок… — парень достал из пояса лист папируса и набор древних карандашей. — Повернись в профиль и замри.

На создание «фотографии» Кенуэй потратил две минуты, во время которых я мысленно просила Ка сделать так, чтобы он оказался художником… К сожалению, Ка не услышал, ибо то, что я увидела, удивительно смахивало на наскальное творчество первобытного ребёнка. Чтобы никто случайно не принял моё лицо за горшок с ручкой, горе-художник подписал внизу моё имя.

— Скриншот в игру нельзя поставить, — он виновато улыбнулся и пожал плечами. Пикассо, блин. И почему я пошла в театральную группу, а не художественную? Сама бы нарисовала. Жалобно посмотрела на журналиста. — Это черновик, не переживай. Потом в редакции нормально дорисуем.

Улыбнулась.

— Удачи, Принигонда! — пожелал Кенуэй.

— Спасибо!

Не самое показательное интервью, да ещё и медленное, но вышло не так уж и плохо.

Октавиан не скучал. Блондинка показала себя не только влиятельной правительницей огромного города, но и радушной хозяйкой. Она позаботилась о наставниках и друзьях участников гонки — стройные полуодетые служаночки подали им фрукты и охлаждающие напитки, ещё и беседой развлекли… ага, беседой. Юные девушки слышали о «вечном» противостоянии Кемета со всем окружающим миром только краем уха, они никогда не видели живых «врагов» и находили их симпатичными.

Рукой подозвала римлянина, и мы покинули дворец номарха.

— Не узнаю тебя, египтянка. Больно молчаливая сегодня.

Достала Клинописную табличку. Надо бы поведать ему свою грустную историю про лотосы и злого жреца, а заодно сразу продублирую её для Альфа.

— Так даже лучше. Меньше слов — больше дела.


Максик с Женькой не подвели — два прекрасных скакуна гнедой масти с именами Бивис и Батхед уже ожидали в конюшнях. На их ногах блестели неснимаемые браслеты, на которых содержалась информация о владельце, и по которым их можно выследить в любой точке Кемета. Сейчас там значилось моё имя.

— Красавцы! — Альф восхищённо разглядывал подарок, поглаживая морду Бивиса. В нашем мире мужчины заглядываются на аэромашины, а в этом на лошадей. — Сразу видно породу! Таких дают только за нехилые квесты.

<Принигонда: Хочется верить, что выбор кличек у них совершенно случайный.>

И тут Бивис заржал… Оказывается, не случайный. Понадеемся, что хоть других похожестей не будет.

— При идеальном раскладе они смогут выдать километров пятьдесят в час, — Альф переключился на Батхеда.

— Если бы на трассе было не так много песка, возможно, — добавил Октавиан. — Ваша страна огромная песочница.

— И духовка, — согласился Альф. С этим даже я не стану спорить: без климатической цепочки моему выросшему на Урале организму сейчас было несколько жарковато. — Но тут здорово. Неожиданно здорово. Компания хорошая, — он подмигнул мне. — А эти жеребцы к пескам привычные, они рождены побеждать.

— Если Принигонда сумеет с ними справиться, то выиграет, — кивнул Октавиан.

<Принигонда: Ага, выиграю, если вы закончите болтать и научите меня, как это сделать!>

К конюшням начали подтягиваться остальные участники гонки. Кто-то был доволен, а кто-то не очень. Няш-мяш едва не плакала. Похоже, девочка серьёзно рассчитывала, что ей уступят победу. Бельфегор с наставником сразу забрали лошадей и отправились на тренировочный гипподром. Запишу его в мои конкуренты под номером один. ЗвёздныйЛорд нашёл спонсоров, поэтому их с нубийкой тут не было, а остальные кинулись разбирать бесплатных кляч. С одной стороны я удивлена, что Гипнокот никому не приглянулся, всё-таки выступает за Кемет, а с другой ничуть. Лошади стоят слишком дорого, чтобы покупать их парню, в победе которого можно легко усомниться, и который может не только проиграть, но и угробить животных.

На моих жеребцов поглядывали с откровенной завистью, а еврей даже попробовал перекупить в счёт будущего выигрыша. Я бы чисто из любопытства поинтересовалась, что именно Няша хочет попросить у Блондинки, но не судьба.

Мы вывели коней из стойла и направились к гипподрому.

— В общем, утром я наведался в Гизу и осмотрел трассу, — Октавиан продолжил разговор, когда мы отошли от конюшен. — Не всю, а только тот участок, что был открыт для публики. Гипподром стандартный: прямые отрезки сочетаются с крутыми поворотами.

— Должен быть подвох, — Альф нахмурился.

<Принигонда: Того, что мы все превратимся в обычных людей, недостаточно?>

— У нас в Гре… У греков на гонках прямо по трассе выложены препятствия — рвы с огнём и каменные блоки.

— А в Риме выпускают диких зверей.

Изобразила на лице саркастичный восторг. Меня не поняли.

— Принигонде понадобится оружие.

— Не будем пока об этом. — Октавиан остановился у невзрачного сарая возле гипподрома и распахнул деревянные двери, запуская внутрь солнечный свет. — Начнём с азов.

Здесь стояла присланная Вероникой Марцеллой колесница. Она оказалась гораздо проще и легче, чем я думала. Весом не более сорока килограммов; на двух колёсах диаметром около пятидесяти сантиметров и обшитых железной шиной крепилась небольшая деревянная платформа. О рессорах можно даже не думать, всё установлено прямо на оси, так что езда будет жёсткой, очень жёсткой. Тормоза конструкцией не предусмотрены. Колесница открыта сзади, а от передней части платформы вверх шло кольцо, внешняя сторона которого была обтянута кожей, выкрашенной в насыщенно алый, кто бы сомневался, цвет. Сделано всё аккуратно, можно не волноваться, что колёса отвалятся, а платформа рухнет под тяжестью моего веса.

— Колесница очень устойчива и манёвренна на крутых поворотах, — Октавиан провёл рукой по дуге кольца.

Они с Альфом принялись впрягать Бивиса и Батхеда, пока я придирчиво осматривала конструкцию. Сомневаюсь, что на ней получится разогнаться до пятидесяти километров в час, я бы и сорока не дала, но это всё равно очень быстро. Особенно без рессор.

<Принигонда: Что-то не вижу ремней безопасности или страховочного троса. Они цепляются отдельно?>

— Понятия не имею, о чём ты, египтянка.

<Принигонда: То есть как это не имеешь? Чтобы за всем уследить и удержать равновесие, у меня попросту не хватит рук.>

— Я тебе всё покажу.

Повернулась к Альфу; он нахмурился:

— Техника вождения колесницы на гонках сильно отличается от обычной езды. Ты не будешь стоять с вожжами в одной руке и кнутом в другой. Вместо этого вожжи будут обмотаны вокруг твоего тела… Только вряд ли их можно назвать ремнями безопасности.

Он не продолжил, но я уже представила эту страшную картину. Если колесница перевернётся, лошади протащат меня по дороге и перемешают в тесто. Верная смерть. Верная и очень холодная. Но нет худа без добра — остаток гонки я просижу в Дуате, где смогу хоть немного свыкнуться и с позором, и с поражением.

— Начнём! — Октавиан хлопнул в ладоши и потёр их. — У нас есть только этот день. Ровно через сутки мы узнаем, какую судьбу сплели нам Парки[26].

<Принигонда: Весёлая будет гонка! А учитывая уровень подготовки участников, так ещё и короткая!>

— Ты быстро научишься, — Альф ободряюще похлопал меня по плечу.

Тренировочный гипподром, один из целого комплекса стадионов и площадок, был весьма многофункциональным. Здесь могли тренироваться не только колесницы, но ещё бегуны и другие атлеты в любом виде спорта. Он был достаточно большим и широким, разделённым на полосы и зоны. Сейчас на нём было пусто. Почти пусто. Бельфегор с группой поддержки отрабатывали равновесие при помощи карусели. Никого из «Безумцев» с ним не было, хотя брат джати мог рассчитывать на всестороннюю поддержку. А вот Лорд предпочёл тренировку, максимально приближенную к боевым условиям. Его наставница — маленькая старушка-нубийка — как шаолиньский монах невозмутимо взирала на неудачи своего подопечного и только окриками давала указания. Остальные из наших конкурентов ещё не подошли, а командных участников вообще не было видно, но, в отличие от нас, они попали на гонки не случайно и готовились к ним задолго до этого. Представляю, как они будут смеяться над нашим одиночным заездом!

К тренажёрам мы не пошли. Как и старая нубийка, Октавиан отдавал предпочтение практике. Он решил начать тренировку с постепенной нагрузки и выбрал небольшой стадион-арену. Бивис и Батхед должны сперва привыкнуть ко мне, а я к ним.

— Самое важное — это правильное сочетание неудержимости и контроля, — Октавиан легко запрыгнул на платформу колесницы, обмотал вожжи вокруг талии и показал мне, как нужно стоять: ноги упираются в деревянное кольцо спереди, одна рука крепко держится за него, а в другой кнут. Кнут, когда потребуется, легко заменялся на оружие. — Ты должна чувствовать не только себя, но и своих коней. Вы с ними должны стать единым целым.

<Принигонда: Давай ограничимся экспресс-курсом.>

Римлянин не стал отвлекаться на сообщение в табличке и продолжил:

— Внимательно следи за положением своего тела. Чтобы пришпорить коней, ты должна наклониться вперёд, тем самым ослабляя поводья. Соответственно, чтобы притормозить, отклоняешься назад, а для поворотов в стороны. Ясно?

Кивнула.

Ну разве я заслужила немоту, а? У меня в запасе столько «безусловно ценных» комментариев, а я молчу рыбой.

— Руку с кольца не убираешь и не делаешь никаких лишних движений. В лучшем случае лошади почувствуют твою неуверенность, и будет не так просто вернуть над ними контроль. А в худшем ты рискуешь потерять равновесие и перевернуться, особенно на поворотах. И не забывай про кнут.

Снова кивнула.

Октавиан дал ещё несколько советов, некоторые по два раза, а затем подстегнул Бивиса и Батхеда. Жеребцы фирменно заржали и медленно тронулись вперёд, постепенно разгоняясь. Я сложила руки на груди, не отрывая внимательного взгляда от колесницы. На вид со стороны, управлять ей не сложно. Сел и поехал. Будь у меня ещё опыт в гоночных играх, было бы вообще как нефиг делать. Летать в первый раз тоже было страшно и сложно, а теперь я хочу ещё!

Римлянин так непринуждённо управлялся с колесницей, что можно было засмотреться. Симпатичный непись, ничего не скажешь! Сделав круг по периметру арены и показав на примере то, о чём говорил, он затормозил возле нас с Альфом и спрыгнул на землю, уступая место мне. Я отцепила плащ, сделала несколько упражнений и подняла вверх большой палец — готова!

— Не сдерживайся, — посоветовал Альф. — Здесь ты не покалечишь лошадей, а если что, рядом есть ветеринар, он их быстро вылечит. Ну а я вылечу тебя.

Улыбнулась и кивнула — спасибо.

Первой моей задачей было проехать по кругу, и не просто проехать, а уверенно проехать, для себя, а не наставника. Не скажу, что колесница была удобной. Она была жёсткой, при езде заметно тряслась и оказалась гораздо менее управляемой, чем того бы хотелось. Но тяжелее всего дался контроль собственного тела. Бивис и Батхед очень быстро приноровились к стилю гоночного управления, а я поначалу путала направления сторон. Чтобы заставить коней поворачивать налево, следовало отклоняться вправо и наоборот. Это было бы не сложно, если бы у меня оставалось чуть больше одного дня на закрепление навыков.

На третьем круге я уже перестала обращать внимание на неудобства колесницы, наконец-то ощутила то единство, о котором говорил Октавиан. Пока ещё очень хрупкое, но такое притягательное! Породистые скакуны рвались вперёд, они были рождены для скорости и недовольно фыркали, когда я притормаживала.

Ладно, позволю вам разогнаться, ребята!

— Хэй!

Вместе со скоростью пришёл уже знакомый азарт, затапливающий сознание и отодвигающий осторожность в сторону. Мне захотелось попробовать чего-нибудь посложнее, но Октавиану казалось, что я ещё не готова, поэтому задача номер два почти ничем не отличалась от задачи номер один. Я всё так же должна была ездить по кругу, как в цирке, но в этот раз в чуть более приближенном к боевому состоянии — с оружием в руках и без усиленных вещей. Октавиан предлагал взять копьё, Альф голосовал за хопеш, но я выбрала свой нубийский нож. С ним мне проще всего управиться, а во время затмения не только усиления слетают, но и всякие проклятия.

— Ножом не отогнать львов, не подпустив их слишком близко, — ворчал римлянин. — Дополнительные движения на огромной скорости могут убить тебя.

<Принигонда: А с копьём я ничего не сделаю, просто не сумею. Я его даже в руках не держала, и учиться сейчас несколько поздновато, не находишь?>

— Любое оружие будет лучше проклятого клинка. Избавься от него, египтянка, пока он не избавился от тебя.

Помотала головой с самым решительным видом. Не смотря на все пакости Жала Скорпиона, я считала его своим счастливым талисманом. Без него с ограниченной мощностью умений Ка мне пришлось бы совсем туго. Я верила, что у игры есть предназначение для него и для меня… правда, пока ещё не знаю, какое.

Октавиан попытался возразить, но наткнулся на стену упрямства.

— Хорошо. Римская броня даст тебе секунду, чтобы отразить удар. Не упусти её.

<Принигонда: Не упущу. Лишь бы львы на Бивиса и Батхеда не кинулись.>

— За коней не переживай, — сказал Альф. Пока я наяривала круги, он тоже не сидел без дела: дрессировал своего кота, словно собачонку, и переписывался с кем-то из знакомых. — Если гонка пойдёт по римскому сценарию с дикими животными, они нападут на возницу.

Кто бы сомневался!

С нубийским ножом тренировка оказалась не просто приближенной к боевой, а самой настоящей боевой. С урезанной на 89 % ловкостью мне не требовалось затмения, чтобы почувствовать себя обычным человеком. На высокой скорости в жёсткой колеснице это было сурово. Но и действенно. То, что в первые заезды удавалось с лёгкостью, теперь требовало усилий и внимания. Я даже умудрилась перевернуться и рухнуть на песок. Меня протащило несколько метров прежде, чем Бивис и Батхед остановились. Минус 1563 единицы здоровья и ледяной холод. Ещё повезло, что скорость была небольшой. Выпутываясь из поводьев, я плюнула на «обет молчания» и помянула всех ацтекских богов, которых только смогла вспомнить. Уж их-то здесь точно нет, меня никто не покарает, а ещё и их имена звучат так заковыристо, что пока всех перечислишь, станет легче. Мне вот стало.

— Поднимайся, — Октавиан помог встать на ноги и перевернул колесницу. Альф восполнил линию жизни. — За один день нельзя научиться ездить, но можно научиться побеждать.

Не особо понятная философия. Может, это потому что он не грек?

Лошади оказались гораздо выносливее Принигонды. Рождённые в пустыне, они привыкли к солнцу и песку, а я потихоньку сдавала позиции. В Мемфисе не так жарко, как в Асуане, но любую температуру за 32 градуса я воспринимаю, как адское пекло. Полоска выносливости таяла вдвое быстрее обычного. Сперва я глотала энергетики, а потом обнаружила среди умений старой нубийки полезный скил «Энергетический вампиризм», позволяющий «отпивать» 20 % от текущего уровня выносливости своей жертвы. На моё счастье, он не относился к атакующим умениям, и я могла использовать его на своих согражданах.

Так продолжалось некоторое время, пока в один нежданный момент полоска выносливости резко не обнулилась.


На вас наложен эффект «Солнечный удар». Показатели Выносливости и Интеллекта снижены на 50 %. Нельзя снять зельями или исцеляющими умениями. Эффект спадает через 15 минут при отсутствии воздействия на вас прямых солнечных лучей.


Если бы я не израсходовала лимит слов, я бы сказала богу Ра совершенно искреннее «спасибо» за такую оправданную возможность перевести дыхание. Заодно и лошади отдохнут. А вот чтобы не схватить повторный удар, мне придётся надеть римский горшок на голову. Ещё повезло, что без швабры. В нём меня можно будет принять за мальчика.

Альф принёс воды и фруктов, и мы втроём устроились под навесом из пальмовых листьев. Чувствуя приближающийся вечер, жара начала спадать, а с Нила подул лёгкий ветерок. Было очень хорошо, спокойно и безопасно. С нашего места мы могли видеть пики трёх великих пирамид — Хеопса, Хефрена и Микерина. В этом времени их облицовку ещё не разобрали ушлые крестьяне, а пирамида Хеопса не рухнула под землю из-за неудачных раскопок 2026 года. Весь мир её тогда оплакивал…

Посмотрев, как тренируются наши конкуренты, мы пришли к общему выводу, что самый опасный противник — это ЗвёздныйЛорд, а вовсе не Бельфегор. Лорду не хватало техники, но он брал упорством, почти безостановочно нарезая круги. Глядя на его успехи, меня куснула зависть. Без дополнительных препятствий во время гонки он меня сделает сто процентов. Няш-мяш не было вовсе. Она проехала круг без какого-либо усердия и исчезла. Может, время сеанса игры закончилось, а может, сдалась. Её наставник покрутился среди нас некоторое время и тоже ушёл.

Конкуренты в свою очередь откровенно посмеивались надо мной. Я не обижалась; лучше упасть сейчас, чем во время гонки. Ещё посмотрим, как они сами справятся с колесницей без усиливающих навыков!

Самым сложным для меня предсказуемо оказался разворот. Главный гипподром имел вид сильно приплюснутого овала, и при вхождении в поворот колесницу нужно было развернуть едва ли не на сто восемьдесят градусов практически на месте. Именно в этот момент происходило большинство несчастных случаев: колесницы переворачивались на огромной скорости, возниц выбрасывало на трассу, а лошади спотыкались и падали. Иногда на них наталкивались идущие следом. Занимательные факты из энциклопедии поведали, что в одной из гонок древности разбились сорок три из сорока четырёх колесниц и победителем признали единственного выжившего на поле.

— Это не все напасти, — говорил Октавиан, когда Альф залечивал мои травмы. — У тебя статус беглой, остальные участники, кроме ЗвёздногоЛорда и Альтаира, смогут напасть на тебя.

<Принигонда: Тогда я им отвечу!>

— Если успеешь… со своим ржавым коротким ножичком.

И ничего он не ржавый. Безуровневые вещи не портятся со временем.

<Принигонда: Зачем же ножом? Кнутом!>

— Просто мчись вперёд. К финишу приходят те, кто следит за дорогой, а не за противниками.

День пролетел быстро. Солнце уже село, когда игра предупредила, что через двадцать минут меня выкинет в реальный мир, и вновь вернуться в Кемет я смогу только через семь часов. Времени на тренировку больше нет — ровно в два часа по полудню следующего игрового дня я должна буду стоять посреди гипподрома в Гизе перед фараоном, номархом Мемфиса и стотысячной толпой.

Мы отвели Бивиса и Батхеда в их стойло и передали под неусыпный контроль специальной стражи номарха, которая отвечает за сохранность нас и нашего имущества на территории Спортивного квартала. На кону слишком лакомая цель, чтобы полагаться на порядочность конкурентов. Сами же отправились к гостевым домам.

— Встретимся перед гонкой. Не опаздывай, египтянка. В твоих руках честь парней из Седьмого легиона, — дав напутствие, Октавиан свернул к воротам в город. Для него вечер ещё не закончился, ведь неподалёку так удобно расположилась таверна, где можно не только познакомиться с местной выпивкой, но и подзаработать, раздав пару-тройку квестов.

— Не сомневайся! — крикнула ему вслед. Наказание немоты исчезло вместе с последним лучом солнца, и я была рада услышать собственный голос. — Значит, ивент тоже завтра стартует? — повернулась к Артёму.

Парень кивнул.

— Едва закончится затмение, как в крепостях будут активированы телепорты, которые позволяют совершенно бесплатно оказываться в любой из захваченных твоей страной крепостей. Никаких кораблей, раз и всё! Там есть такая легенда, что боги тьмы закрывают солнце, и пока добрые боги не могут видеть землю, совместными усилиями питают эти телепорты энергией войны.

— Стандартная история о противостоянии тьмы и света.

— Пришло время Легендальфу выполнить своё предназначение.

Мы остановились на каменной площадке у домика, где я планировала оставить Принигонду. Выбрала его из-за расхаживающих во дворе фламинго — хорошо смотрятся на фоне белых стен и ярко-зелёной травы, в которой уже начинали поблёскивать светлячки. Их трескотня оглушала, и я порадовалась, что на самом деле буду ночевать не здесь.

— Сегодня переписывался с представителями «Детей пришествия», количество моих очков Престижа впечатлило их. Ты принесла мне удачу, Прин! Так что завтра после награждения победителей я официально вступаю в отряд Пятницы. Миссия выполнена.

— Поздравляю! Но желать боевых побед не стану. После квеста Октавиана я возьму двадцатый уровень и вступлю в ряды ополчения. Буду охранять беззащитных соотечественников от вас, ребята.

— Топовые отряды, фаланги и легионы играют по крупному, на мирных жителей мы не кинемся, — тут же возразил Альф. — Для этого нам и нужны шпионы: будем выяснять, где соберётся большая группировка врага и бить прицельно, а не вылавливать малышей на квестах. «Рассвет» не какие-то маньяки, которым важно количество убитых, а не их качество.

— Уйдёшь на Пересмешника?

— Да. А в то время, когда буду Альфом — буду молчать, наше общение может тебя подставить.

Понимаю. Рано или поздно до Пятницы дойдёт, отчего враг знает о каждом его крупном шаге, и Легендальфа внесут в чёрные списки предателей родины… как и тех, кто будет ему помогать. Я знала, что наши с ним пути разойдутся, но всё равно было как-то грустно. А потом я попрощаюсь с Октавианом. Максика с Женькой можно не считать, возиться со мной до семидесятого уровня они точно не станут. К «Безумцам» придётся поступать на общих основаниях, и в результате я останусь одна — без друзей, но с парочкой заклятых врагов. Не нравится мне такой расклад.

— Будем общаться в соцсети, — улыбнулась.

— Разве что…

— Эй, ребята! — Прервав неловкую паузу, к нам подбежала улыбающаяся Няш-мяш. — Мы с Альтаиром решили сегодня собраться у «Аанга» все вместе. Посидеть, поболтать о гонках. Никакого алкоголя, только сок и вкусняшки. Угощаю я. — Мы с Альфом переглянулись и девчонка чуть устало выдохнула: — Не смейтесь, я только выступаю под еврейскими знамёнами, но на самом-то деле я египтянка. Соглашайтесь! Это же игра, нужно веселиться, а не враждовать!

— Закончилось время, — я развела руками. Даже если бы и не закончилось, не видела смысла в посиделках с конкурентами. Никакой искренности не будет, ясно же.

Альф просто покачал головой. Няша одарила нас недовольным взглядом, развернулась и без лишних слов потопала обратно.

Надписью на весь «экран» игра предупредила, что у меня всего минута. Пора прощаться и лучше не затягивать.

— Завтра увидимся!

— И после гонки тоже. Особенно после гонки.

Улыбнулась ему и забежала в одну из комнат домика. Вышла из игры ровно за три секунды до принудительного отключения.

Завтра будет мой самый ответственный и судьбоносный день в игре, а вечером я наконец-то увижу своего друга в его истинном обличии. Мы вместе прошли половину Кемета, и пускай, что действовали чаще всего в одиночку, я была очень благодарна ему за компанию. Жаль, что Октавиан непись; было бы здорово встретиться ещё и с ним.

А теперь главное не проспать, так что никакой соцсети и форумов. Один день я могу побыть вне зоны доступа, мир не рухнет… Вот только скину Юльке ссылку на завтрашнюю трансляцию, пусть мысленно подержит меня.


ГЛАВА 4 | Египтянка. Боги Кемета. 2 Книга | ГЛАВА 2