home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ПАТТИСОНОВСКОЕ НАСЛЕДСТВО

Сыщик, перед которым стоит с десяток задач, тесно связанных между собой, несомненно, прежде всего примется за разрешение самой легкой из них. Сержант Эльк полагал, что следует в первую очередь произвести тщательный обыск в «Мекке». Ведь и китайцы должны иметь какой-то кров и питание. Инспектор Вэд не сомневался, что под «Меккой» находятся просторные подвалы, но считал, что облава не поможет: преступники наверняка приняли соответствующие меры предосторожности.

Поэтому Вэд решил посвятить день делам Синнифорда и выяснить источник его доходов. Обращаться непосредственно в банк, клиентом которого был лорд, не стоило: его директор имел право не сообщать сведения о своем клиенте. Поэтому Вэд избрал другой путь.

Каждый месяц, первого и пятнадцатого числа, Синнифорд получал конверт с сургучными печатями. Сыщик, приставленный к лорду, сообщил Вэду, что Синнифорд побывал в банке и получил по чеку довольно крупную сумму денег. Чек этот он вынул из конверта, снабженного печатями. При этом допустил явную оплошность. Пересчитывая деньги, он скомкал конверт, в котором ему, очевидно, был доставлен чек, и бросил его на пол. Сыщик ухитрился незаметно подобрать конверт и принес его Вэду. Имя отправителя на конверте обозначено не было, но на одной из печатей удалось разобрать инициалы «Л. К. З. Б.».

Скорее всего, это были инициалы владельцев нотариальной конторы. Вэд без труда нашел в реестре фирму, инициалы которой — «Латтер, Кнайт, Зееланд и Бруддер» — совпадали с инициалами, значившимися на конверте.

Инспектор собрал все сведения о фирме и узнал следующее: она принадлежала к числу наиболее солидных нотариальных контор. Латтера и Кнайта давно не было в живых; Зееланд, некогда известный адвокат, отошел от дел, и теперь делами фирмы ведал один человек — Бруддер. Он был очень скромен, не болтлив и пользовался хорошей репутацией. Скорее всего, узнав, в чем суть проблемы, он не откажет Вэду в помощи. С этой надеждой Вэд направился в контору.

Мистер Бруддер, пожилой, крупный человек в очках с толстыми стеклами, предложил Вэду сесть.

— Прошло немало времени с тех пор, как я в последний раз видел у себя в конторе полицейского, — проговорил нотариус. — Полагаю, что ваш визит не связан с деятельностью кого-то из моих клиентов. Мои клиенты — безупречные люди.

— Лорд Синнифорд также является вашим клиентом? — осведомился Джон.

— Нет, нет. Он моим клиентом не является. — И господин Бруддер задумчиво поглядел на инспектора, вероятно, ожидая, что тот сообщит нечто компрометирующее лорда Синнифорда. — Вы можете откровенно сказать мне, мистер Вэд, что побудило вас обратиться ко мне.

Вэд знал, что в случае неудачи его откровенность может иметь очень тяжелые последствия, но все же решил рискнуть:

— Я раскрою вам свои карты, мистер Бруддер. Вы, должно быть, слышали о «резиновых братьях». Я занимаюсь поиском этой банды.

— Кто же не слышал об этой банде! — Нотариус утвердительно кивнул.

— Разумеется, я не должен упускать из виду ни единой детали, — продолжал Джон. — Мне удалось установить, что лорд Синнифорд связан с бандой. Несколько лет назад он бедствовал, очень нуждался в деньгах, а затем внезапно его материальное положение изменилось, и он стал состоятельным человеком. Деньги поступают к нему через вашу контору, и теперь я хотел бы узнать, от кого именно он их получает.

Нотариус задумчиво поглядел на собеседника:

— Совершенно верно, мы регулярно пересылаем ему довольно крупные суммы. Но, как я вам уже сказал, мы не являемся его представителями, а выполняем эту операцию по поручению третьего лица.

Лицо Джона вытянулось.

— Мне очень жаль, если мои слова опровергают вашу версию, — пожал плечами мистер Бруддер.

— Это не совсем так, — сказал, покраснев, Вэд.

— Деньги поступают к нему из вполне легального источника, — продолжал нотариус. — В банке лежит очень крупная сумма, из которой ему выплачивается содержание, и в дальнейшем эта сумма перейдет к нему полностью. Боюсь, все, что я говорю, кажется вам слишком загадочным, но у меня нет никаких оснований что-то от вас скрывать. При желании вы можете все узнать сами, познакомившись с реестром завещаний. Пять лет тому назад умер один из наших клиентов, родственник лорда Синнифорда. После него осталось очень крупное состояние… Я не уверен, могу ли посвящать вас во все детали… Одним словом, состояние должно было перейти в руки лица, которого, вероятно, больше нет в живых. Однако в завещании есть оговорка, что наследство перейдет к лорду Синнифорду не раньше, чем исчезнувший наследник достигнет совершеннолетия.

— Вы не могли бы назвать мне имя завещателя?

— Я ведь сказал вам, что все детали по данному вопросу вы можете выяснить, познакомившись с реестром завещаний. Я же лишь сообщу вам, что содержание лорда Синнифорда выплачивается из наследственной суммы, оставшейся после смерти сестры его бабушки, леди Паттисон. — Нотариус поднялся и, отбросив колебания, вдруг заявил: — Собственно, у меня нет никаких оснований для того, чтобы отказать вам в информации. Недавно у меня произошла очень неприятная размолвка с интересующим вас субъектом. Он потребовал от меня объяснений, которые показались мне излишними. Я не стал отвечать на его вопросы, и разговор принял очень резкий оборот. После этого я написал ему, что впредь предпочел бы беседовать не с ним, а с адвокатом, который взял бы на себя ведение его дел. Вы видите, мои отношения с ним нельзя назвать дружескими.

— Быть может, вы скажете мне, что именно стало причиной размолвки?

— Лорд Синнифорд потребовал, чтобы я вручил ему шкатулку, где хранятся семейные документы, являющиеся собственностью лица, которое должно было унаследовать все состояние. Я не счел возможным удовлетворить его просьбу раньше срока, тем более что он, на мой взгляд, был не совсем трезв, и поэтому я счел разумным прервать переговоры. Вот и все, что я могу вам сообщить…

«Так вот к чему все сводится, — подумал Вэд. — Речь идет о большом наследстве».

Но если Синнифорду действительно суждено унаследовать большое состояние, чего ради он продолжал поддерживать отношения с бандой «резиновых братьев»? Чего ради провел ночь у капитана Айкнесса на «Печати Трои»? Чего ради бывал в «Мекке»?

Попрощавшись с нотариусом, Вэд отправился на Сент-Джеймс-стрит. Слуга доложил ему, что мистер Синнифорд только что вернулся домой.

— Как прикажете доложить о вас лорду? — осведомился он.

— Мое имя — инспектор Вэд.

В прихожей на столе стоял ряд коробок с этикеткой известного ателье мод. Вэд осторожно приоткрыл одну из коробок и обнаружил в ней дамское платье. Под адресом значилось:

«Мы будем иметь честь направить к вам в среду нашу портниху, которая примерит даме платье».

Кто была эта особа, для которой лорд Синнифорд заказывал наряды?

Вернувшийся слуга сказал инспектору, что лорд ждет его. Вэд вошел.

— Итак, — нетерпеливо начал Синнифорд, — что вам угодно? У меня для вас есть только три минуты.

— А я претендую на ваше внимание в течение четырех, — холодно парировал Вэд. — Вы дружны с капитаном Айкнессом?

Не ожидавший этого вопроса, лорд растерялся:

— С капитаном Айкнессом? Да, я знаком с ним. Он старый друг моего отца, и я недавно с ним встречался. В настоящее время капитан находится в Южной Америке.

— Он друг вашего отца? В таком случае вы, наверное, можете дать ему рекомендацию? — продолжал допытываться Джон, не спуская глаз с покрасневшего лорда. — Я хочу сказать, вы можете за него поручиться?

Лорду был явно неприятен оборот, который принял этот разговор.

— Я не могу ни за кого поручиться! Вы должны понять… Мой отец хорошо знал капитана Айкнесса. С моей же стороны посещение судна было всего лишь данью вежливости. Впрочем, он очень милый человек.

— А мисс Лила Смиз, по-вашему, также мила?

При упоминании о девушке Синнифорд вздрогнул.

— Господи!.. Да скажите же, наконец, чего ради вы меня обо всем этом расспрашиваете?

— Я полагаю, вы интересуетесь судьбой Лилы Смиз? — настаивал Вэд.

— Не более, чем судьбой любой другой девушки, с которой мне пришлось познакомиться.

— Вы ведь даже приняли на себя заботы о ее гардеробе?

Лорд переменился в лице:

— Черт побери, чего ради вы вздумали следить за мной? Я вправе покупать все, что мне заблагорассудится. К тому же, если вам так уж хочется знать, платья эти вовсе не для мисс Смиз, а…

— Для Анны?

— Я не знаю, о ком вы говорите, — произнес лорд, овладев собой.

— Я говорю о женщине, которая жила в вашем доме в Мейденхеде и которую как-то ночью перевезли в закрытой машине в Лондон. В ту же ночь произошло ограбление банка на Оксфорд-стрит. Вы тогда в Мейденхеде тоже купили платья. — Вэд приблизился к Синнифорду вплотную. — Я предупредил мистера Эйкса и теперь пришел предостеречь вас. Если обстоятельства сложатся так, что мы выудим из Темзы труп женщины или принадлежавшее ей платье, то вам придется предстать перед судом по очень серьезному обвинению.

Лорд Синнифорд был плохим актером. Сказанное сыщиком его взволновало, лицо его нервно задергалось.

— Я, право, не понимаю, о чем вы, — пролепетал он. — Я не знаю никакой Анны.

— Скажите, Анна тоже должна получить что-то из паттисоновского наследства?

В глазах Синнифорда отразился ужас.

— Паттисоновское наследство? Что вам о нем известно?!

— Все, — ответил Вэд и направился к выходу.

Когда Джон появился на службе, Эльк доложил:

— Все приготовления к сегодняшней облаве закончены. Три баркаса стоят на реке и ожидают сигнала с набережной. Дом оцеплен тридцатью пятью полицейскими. Облава будет произведена под предлогом, что близ «Мекки» был замечен опасный преступник.

— Послушайте, Эльк, вам известно, что в ночь ограбления сент-джеймского банка «резиновые братья» скрылись на моторной лодке? К сожалению, я тогда не проследил за ними. Должно быть, их взяли на борт «Печати Трои», в то время как мой баркас ушел в сторону Гринвича. Я телеграфировал в Южную Америку, чтобы судно обыскали по прибытии. Нет сомнений: это идеальное место для сокрытия добычи. Думаю, на нем есть даже специальная мастерская для переплавки украденных драгоценностей. Вот, не угодно ли ознакомиться?..

Вэд достал из письменного стола газетную вырезку:

«Ювелир Джордж Сиппер, приговоренный за мошенничество к полутора годам тюремного заключения, был недавно замечен в Буэнос-Айресе. Он изменил образ жизни: в настоящее время состоит на службе в одной пароходной компании и совершил уже несколько рейсов в Англию».

— А вот и еще одна заметка.

«Южно-американской фирме требуется опытный ювелир. Прекрасная возможность для человека, который хочет забыть о прежней жизни и сменить обстановку».

— Я проверил даты. В то время, когда это объявление появилось на страницах газет, «Печать Трои» находилась в нашем порту. В Буэнос-Айрес она прибыла незадолго до того, как там заметили упомянутого ювелира. Не кажется ли вам, Эльк, что капитан Айкнесс избрал опасный путь, связавшись с ювелиром, который побывал в тюрьме?

Сержант улыбнулся:

— Я навел справки о Сиппере. Его родственники ничего о нем не слышали, кроме того, что он получил хорошую должность. Он успел побывать в Англии, но никто его здесь не видел, хотя мать регулярно получает от него деньги. Теперь он действительно стал «пожизненно заключенным». Готов биться об заклад, что не проходит и часа, как похищенные драгоценности переплавляются, и все это делается прямо на борту судна.


ВЭД ДЕЛАЕТ ОТКРЫТИЕ | Отель на берегу Темзы. Тайна булавки | СРЕДИ КРЫС И ВОДЫ