home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



6

Тэб отошел от двери. Карвер встал на его место и стал осматривать комнату:

— Я не вижу никакого оружия. Между тем запах пороха в коридоре ясно указывает на то, что здесь кто-то стрелял. А что лежит на столе?

Тэб подошел и посмотрел внимательнее:

— Мне кажется, это ключ.

— Дверь слишком мощная, а замок слишком крепок, нам с вами не справиться. Я позвоню в полицию. Вы тем временем постарайтесь расспросить вашего друга…

— Он, кажется, совершенно невменяем.

Тэб подошел к Рексу, взял его под руку и сказал:

— Пойдемте наверх, Бэби…

Лендер покорно последовал за Тэбом в столовую и рухнул на стул. Карвер позвонил в полицию и тоже поднялся в столовую. Лендер начал рассказывать о случившемся дрожащим и прерывающимся от волнения голосом:

— Я пришел к дяде после завтрака… Он сам попросил меня зайти к нему в это время, чтобы переговорить о небольшой сумме, которую я попросил у него в долг. Не успел я подойти к дому и позвонить, как дверь распахнулась, и я увидел Уолтерса — лакея моего дяди. У него был очень растерянный вид… В руках он держал кожаный чемодан.

— Он смутился, увидев вас?

— Да, несомненно. Я спросил его, не захворал ли дядя. Он ответил, что дядя здоров, и дал ему важное и срочное поручение… Наш разговор продолжался не более минуты… Уолтерс бегом спустился по лестнице и исчез.

— Он был без шляпы, не так ли? — спросил сыщик.

Рекс кивнул.

— Какое-то время я в нерешительности простоял в передней; дядя не любил, когда к нему входили без доклада, и я боялся его рассердить… Дверь, которая ведет в подвал, была открыта… Прошло, вероятно, минут десять… Вдруг меня поразил запах пороха. Я заподозрил неладное и решил спуститься в подвал… По мере того как я шел по коридору, запах становился все явственнее. Наконец, я дошел до запертой двери и постучался. Ответа не последовало. Тогда я заглянул в отверстие для вентиляции. То, что я увидел, было ужасно… Я со всех ног бросился на улицу, чтобы позвать полицейского, и столкнулся с вами…

— Пока вы были в доме, вы не слышали звуков, которые указывали бы на присутствие в доме каких-то людей? Слуг, например?

— Нет. В доме бывает только кухарка.

Карвер тотчас отправился на кухню. Дверь была заперта — вероятно, у кухарки был выходной.

— Я хочу обыскать дом, — сказал Карвер. — Вы мне поможете, Тэб.

Обыск продолжался недолго. Трэнсмир жил только в двух комнатах. Остальные оказались заперты. Длинный коридор вел в комнату Уолтерса. Она была обставлена скудно и бедно. Уолтерс, похоже, не собирался бежать: часть его одежды висела на гвоздях за дверью, часть — в шкафу. На столе стояла полная чашка еще теплого кофе. На конец стола — явно впопыхах — была наброшена скатерть. Карвер приподнял ее и тихо присвистнул: под ней лежали слесарные инструменты, в частности недоделанный ключ. Весь пол был усеян металлическими стружками.

— Так, Уолтерс был занят изготовлением ключа. Быть может, это поможет нам напасть на верный след, — сказал Карвер. — Если я не ошибаюсь, это ключ от комнаты в подвале.

Несколько минут спустя дом наполнился полицейскими, фотографами и репортерами. Тэб воспользовался всеобщей суматохой, чтобы проводить Рекса домой. Перед уходом Карвер отвел его в сторону:

— Нам придется еще раз побеспокоить господина Лендера. Мне кажется, что он кое-что знает об этом убийстве… Я уже сообщил на железнодорожные станции, чтобы в случае появления Уолтерса его задержали… Между прочим, не знаете ли вы, кто такой Веллингтон Браун?

— Это человек, который грозил Трэнсмиру… Я рассказывал вам о нем за завтраком.

Карвер вынул из кармана пару старых перчаток:

— Господин Браун был в подвале и имел неосторожность уронить там перчатки. Видите, на их внутренней стороне даже написано его имя.

— Вы намерены обвинить его в убийстве?

— Думаю, что да, — ответил он после некоторых раздумий. — Его или Уолтерса… Во всяком случае подозрение падает на них. Ничего более точного я не смогу вам сказать до тех пор, пока мы не осмотрим подвальную комнату.

Проводив домой Рекса, Тэб поспешил обратно в Мэйфилд.

— Мы не нашли никакого оружия, — сказал сидевший в столовой и внимательно рассматривавший план дома Карвер. — Может быть, оружие будет найдено в подвальной комнате. Тогда не исключена версия самоубийства. Между прочим, я уже разговаривал по телефону с представителем фирмы Мортимер, строившей этот дом. Он утверждает, что от подвальной комнаты был лишь один ключ… Желая сохранить в тайне секрет замка, Трэнсмир заказал их двадцать или тридцать штук в разных мастерских. Никто даже не знает, какой из этих замков он в конце концов выбрал. Короче говоря, вряд ли убийца проник в подвальную комнату с помощью второго ключа. Я поручил лучшему слесарю в городе доделать тот ключ, который мы нашли у Уолтерса, и надеюсь, что уже сегодня вечером мы сможем открыть эту таинственную комнату…

— Вы считаете, что ключом, который мы нашли у Уолтерса, нельзя было открыть замок?..

— Нет. Мы со слесарем уже пробовали это сделать, ключ еще недостаточно обработан.

— Значит, вы думаете, что старик отправился в подвальную комнату, заперся там на ключ и застрелился?..

Карвер отрицательно покачал головой:

— Если бы в подвальной комнате был найден револьвер, то такая версия была бы весьма правдоподобна. Хотя я не представляю, что могло вынудить старика покончить жизнь самоубийством…

Примерно в одиннадцать часов вечера сыщик, Тэб и слесарь спустились в подвал. Слесарь открыл таинственную дверь и удалился по требованию сыщика. Перед тем как войти в комнату, Карвер вынул из кармана пару белых перчаток, надел их и переступил порог. Тэб последовал за ним.

— Я уже позвонил доктору. Он будет здесь через несколько минут.

Сыщик наклонился над скрюченной фигурой старика, затем указал на стол, на котором лежал испачканный кровью ключ.

— Н-да, старик вряд ли покончил с собой… — произнес он задумчиво и принялся искать оружие, которым был убит Трэнсмир: он приподнял тело, обшарил его со всех сторон, но ничего не нашел.

— Теперь ясно: старик был убит выстрелом сзади.

Пришедший вскоре доктор подтвердил это предположение Карвера.

— Выстрел был произведен с расстояния приблизительно в два ярда, — сказал доктор. — Пуля прошла чуть ниже левого плеча. Я думаю, смерть последовала почти мгновенно. Конечно, тут не может быть и речи о самоубийстве…

После ухода полицейских Тэб и сыщик снова остались вдвоем. Их внимание привлекли стоявшие на полках коробки. Большинство были наполнены деньгами. В одной из коробок Карвер нашел пять миллионов франков в тысячных купюрах, в другой — несколько сотен английских пятифунтовых билетов. Наконец, в третьей лежали пачки стодолларовых бумажек.

Лишь две коробки оказались запертыми на ключ. В одной из них хранились документы, в основном денежные расписки на китайском языке. На обороте четким почерком был написан их перевод. На толстой связке бумаг, перевязанной лентой, было написано: «Коммерческая переписка. 1899 год». Затем Тэб нашел сложенный вчетверо лист бумаги, исписанный почерком старика, — он сразу узнал этот четкий, как бы детский почерк.

— Вот, кажется, его завещание!

Завещание было составлено в пользу Рекса. После обычного предисловия они прочли:

«Завещаю все свое движимое и недвижимое имущество, каково бы оно ни было и в чем бы оно ни заключалось, моему племяннику Рексу Парсифалю Лендеру, единственному сыну моей покойной сестры Марии Каролины Лендер, урожденной Трэнсмир, и назначаю его единственным душеприказчиком».

В качестве свидетелей под завещанием подписались: Милдред Грин, кухарка, и Артур Грин, слуга, жившие в то время в Мэйфилде.

— Вероятно, это слуги, которых старик прогнал за то, что они отдавали объедки своим бедным родственникам, — предположил Тэб.

В душе он радовался за друга, получившего такое большое наследство, и жалел только о том, что это произошло в результате столь трагических обстоятельств. Карвер положил завещание обратно в коробку и продолжил поиски. Он подошел к двери, осмотрел замок и покачал головой.

— Замок этот не запирается автоматически. Значит, дверь была заперта либо снаружи, либо изнутри… Если бы здесь имело место самоубийство, то объяснение всему было бы весьма простое. В данном случае я не понимаю, каким образом этот ключ мог очутиться на столе…

Он попробовал просунуть ключ в отверстие для вентиляции, но отверстие оказалось слишком мало.

— Вероятно, в эту комнату можно попасть через другой вход, — предположил озадаченный сыщик.

Солнце уже всходило, когда они закончили поиски: в комнате с бетонными стенами и полом не было ни окна, ни камина. Пытаясь в последний раз разгадать тайну ключа, Карвер пригласил рабочего для осмотра вентиляционного отверстия в нише двери. Даже если кому-то удалось бы вынуть решетку, через образовавшееся отверстие не мог бы пролезть ни один взрослый человек.

— Остается лишь предположить, что у преступника была крошечная дрессированная обезьянка, — прокомментировал вывод специалиста Карвер.

— Может быть, есть второй ключ, — заметил Тэб.

— Нет. Поверьте, если бы таковой существовал, то Уолтерс, или Феллинг, как я его называю, им давно уже воспользовался бы… Если уж он взялся за изготовление ключа, то нет сомнения, что второго не было.

— Значит, вы считаете, что дверь была заперта этим ключом? — Тэб взглянул на стол.

— Готов поклясться, что это так. — Карвер указал на пятна крови у замочной скважины, а также на внутренней и наружной стороне двери. — Я убежден, что эту дверь открыли изнутри после того, как старик был убит, а затем заперли снаружи…

— Но каким же образом ключ оказался на столе в запертой комнате?

Карвер в раздумье покачал головой:

— Если бы у меня было хоть малейшее предположение на этот счет, то я мог бы надеяться раскрыть тайну этого убийства.

— Ничего не понимаю, — начал Тэб и вдруг увидел на полу маленький блестящий предмет.

Это была совсем новая булавка.


предыдущая глава | Отель на берегу Темзы. Тайна булавки | cледующая глава