home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



12

— Мисс Эрдферн покидает сцену! — сообщил однажды вечером Тэб, вернувшись со службы. — Отныне она поселится у себя в деревне…

— Неужели?

Казалось, Рекс совсем забыл, что был в нее влюблен. Во всяком случае он не стал расспрашивать Тэба о причине столь неожиданного решения актрисы. Рекс все еще не вполне оправился от нервного потрясения, и доктора советовали ему поехать за границу отдохнуть. После путешествия он хотел снова вернуться в квартиру друга, но Тэб всячески отговаривал его.

— Вы теперь богатый человек, Бэби, и я буду неловко себя чувствовать в одной квартире с миллионером. У вас завяжутся новые интересные знакомства, вы должны будете принимать у себя гостей, устраивать обеды… Может быть, вы поселитесь в Мэйфилде?..

— О нет!.. — Рекс вздрогнул. — Я заколочу дом и оставлю его так до тех пор, пока не забудется это кошмарное преступление… А затем, быть может, найдется покупатель… Правда, Тэб, я отлично чувствую себя здесь, в вашей квартире, и мне никуда не хочется переезжать.

— А я больше думаю о себе, чем о вас. — Тэб заломил руки, изобразив комическое отчаяние. — Просто считайте, что я вас отсюда выгнал.

Рекс усмехнулся. На следующий день он уезжал в Неаполь, и верный друг пришел на пристань, чтобы его проводить. Когда пароход отчаливал, Рекс крикнул:

— Не забудьте, Тэб, что вы обещали познакомить меня с мисс Эрдферн!..

Накануне Рекс сказал Тэбу: «Мне очень неприятно, что она, пусть даже косвенно, оказалась замешанной в этом деле… Ее драгоценности были найдены в подвальной комнате?.. Между прочим, не забудьте, что ключ от нее в моем чемодане… Это на тот случай, если он понадобится полиции. Хотя у них есть теперь второй ключ…»

Тэб с грустью смотрел вслед удалявшемуся пароходу: Лендер был его лучшим другом, но он чувствовал, что дружбе приходит конец.

С начала следствия прошло уже около месяца. Тэб знал, что мисс Эрдферн была очень больна и жила за городом, по всей вероятности в Стоун-коттедже. Он несколько раз порывался навестить ее, но всякий раз откладывал визит… За это время он навел о ней справки: узнал, что сначала она выступала с бродячей труппой, играя маленькие роли, затем сыграла второстепенную роль в «Тоске». Театральная критика сразу же обратила на нее внимание. После трехмесячного непрерывного успеха «Тоску» сменила другая пьеса, в которой мисс Эрдферн играла уже главную роль. Успех ее превзошел все ожидания, и вскоре она стала любимицей публики. Сообщению о том, что она навсегда покидает сцену, вначале не поверили. Однако это была правда: мисс Эрдферн действительно оставила театр.

Вернувшись в редакцию после отъезда Рекса, Тэб нашел письмо от мисс Эрдферн:

«Дорогой господин Холланд! Быть может, вы пожелаете приехать в Стоун-коттедж и навестите меня? Я буду очень рада. Кроме того, мне нужно переговорить с вами о деле…»

В шесть часов утра Тэб был уже на ногах. День выдался теплый и солнечный. Он отправился в Стоун-коттедж к завтраку. Мисс Эрдферн сидела на той же лужайке, где он увидел ее в первый раз. Ему показалось, что она очень побледнела и осунулась. Она протянула ему тонкую белую руку. Он взял ее так осторожно, что мисс Эрдферн невольно засмеялась.

— Ничего-ничего… моя рука не так уж хрупка. Садитесь, господин Холланд.

— Мне больше нравится, когда вы называете меня господином Тэбом.

— Господин Тэб, могу я просить вас оказать мне дружескую услугу?

Тэбу хотелось крикнуть, что он охотно прошелся бы колесом или простоял бы полдня на голове, если бы только это могло доставить ей удовольствие.

— Не можете ли вы продать некоторые из моих драгоценностей? Из тех, что были найдены в подвальной комнате у Трэнсмира?

— А вы хотите их продать? Разве вы… — Он не договорил.

— Нет, я не нуждаюсь в деньгах, — догадавшись о его невысказанном вопросе, ответила она. — У меня достаточно средств…

— Зачем же тогда их продавать?

— Мне не нужны драгоценности! — Она грустно покачала головой. — Я прошу вас продать их и пустить вырученную сумму на какое-нибудь благотворительное дело…

— Вы говорите серьезно?

— Совершенно. Эти вещи стоят от двенадцати до двадцати тысяч. Они принадлежат мне, и я могу поступать с ними как хочу…

— Но, дорогая мисс Эрдферн…

— Дорогой господин Холланд, — передразнила она его, — если вы действительно хотите мне помочь, то должны без лишних разговоров исполнить то, о чем я прошу…

— Конечно, ваше желание для меня закон! Но неужели вам не жалко расставаться с ними?

— Мне будет тяжелее, если они останутся у меня, — прошептала она. — Кроме того, у меня к вам еще одна просьба: никто не должен знать имени жертвовательницы. Вы можете написать, что пожертвование сделано светской женщиной — все что хотите, только не актрисой… Обещайте исполнить эту мою просьбу.

Тэб утвердительно кивнул.

— Драгоценности здесь. Вчера я велела привезти их сюда. А теперь пойдемте завтракать.

Она взяла его под руку. Тэб подумал, что с радостью пронес бы ее на руках не только через эту освещенную солнцем лужайку, но и на край света. Она не сразу повела его в дом, а еще раз показала свой маленький китайский садик, который так очаровал его в прошлый раз.

— Вы только что подумали о том, что с радостью пронесли бы меня на руках хоть на край света? — она лукаво улыбнулась.

Тэб растерялся и покраснел.

— Вы любите детей, господин Тэб? — вдруг так же неожиданно спросила она.

— Обожаю!

— И я тоже. Мне приходилось видеть много детей. Они так близки к источнику жизни… Они как бы заключают в себе частицу божества…

Тэб слушал молча. Слова молодой женщины произвели на него глубокое впечатление. Но он недоумевал, что означали ее слова: «Мне приходилось видеть много детей». Быть может, она раньше была гувернанткой?..

Во время завтрака разговор стал более интимным.

— У вас много друзей? — спросила актриса.

— Увы! У меня лишь один друг. И тот теперь он так богат, что мне придется с ним расстаться. Я не хочу сказать, что Рекс изменился…

— Рекс?

— Да… Рекс Лендер… Он один из самых пылких ваших поклонников. — Тэб пришел в восторг от собственного благородства.

— А кто он, этот Рекс?

— Племянник Трэнсмира.

— Да-да… Я должна была догадаться… Вы как-то уже говорили о нем. — Она густо покраснела.

Тэб удивленно взглянул на нее: он был почти уверен, что никогда не упоминал при мисс Эрдферн имени Рекса Лендера.

— Да, конечно, он должен быть теперь очень богат, — задумчиво проговорила она. — Ведь он единственный племянник старика Трэнсмира.

— Вы знаете об этом из газет?

— Нет! Я не читала ни одной заметки об этом убийстве… Я была слишком больна. Вероятно, мне кто-нибудь сказал об этом. Итак, он теперь богат, — задумчиво продолжала она. — Скажите, он похож на своего дядю?..

Тэб невольно улыбнулся:

— Я не могу себе представить двух более непохожих людей! Рекс — ленивый увалень, его дядя, наоборот, был очень строен, подвижен и, несмотря на возраст, отличался большой живостью…

— Где же теперь ваш друг?

— Вчера уехал в Италию, — с грустью ответил Тэб.

На этом разговор о Рексе прекратился.

— Мне хотелось бы знать прошлое Трэнсмира, — задумчиво промолвил Тэб. — Оно, должно быть, очень интересно. Странно, что мы не нашли в доме ничего, что напоминало бы о его пребывании в Китае, кроме маленькой лакированной коробки, оказавшейся пустой… Меня очень интересуют Китай и его обитатели. Мы так мало о них знаем…

— Меня они поражают своей добротой. — Мисс Эрдферн бросила на него быстрый взгляд.

— Разве вы бывали в Китае?

— Нет, просто я была знакома с несколькими китайцами, — проговорила она и остановилась, как бы обдумывая, продолжать ли дальше. — Когда мне было тринадцать лет, я работала кем-то вроде судомойки. На мне лежала обязанность чистить картошку, мыть посуду и так далее… В то время я познакомилась с китайцем, проживавшим в одном доме со мной. Сын его был очень болен. Я помогала бедному отцу ухаживать за мальчиком. Они очень нуждались: отец служил лакеем в китайском ресторане… Это был необыкновенный человек. Я и впоследствии виделась с ним.

— А мальчик выздоровел?

— Да… Совершенно… Теперь он в Китае и занимает там высокое положение… Между прочим, отец того мальчика и разбил мне маленький садик, которым вы только что любовались.

Возвращаясь от мисс Эрдферн, Тэб неподалеку от ее виллы столкнулся с запыленным, бедно одетым китайцем. Тот держал в руках небольшой плоский пакет. Китаец приблизился к Тэбу, молча развернул тонкую бумагу и вынул из нее письмо. Оно было адресовано мисс Эрдферн. На бумаге Тэб заметил китайские буквы.

— Где? — спросил китаец, видимо, плохо говоривший по-английски.

Тэб указал ему виллу мисс Эрдферн и опрометью кинулся на вокзал, чтобы не опоздать на последний поезд. В редакции его рассказом остались недовольны.

— Заметка теряет половину привлекательности, раз мы не имеем права упомянуть имени жертвовательницы, — заявил Тэбу редактор.

— Если же вам не нравится заметка, я могу взять ее обратно, — раздраженно ответил Тэб.

Эта угроза всегда достигала цели, так как Тэба очень ценили в «Мегафоне».


предыдущая глава | Отель на берегу Темзы. Тайна булавки | cледующая глава