home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



10. Бал-ловушка

Если и существовал у Авы Риблсдэйл-Астор настоящий враг, то это была герцогиня Картленд, мать Безупречного Питера. Родовитая аристократка – она и сама была дочерью герцога – возненавидела ее с первого взгляда, с того самого вечера, когда лорд Риблсдэйл, женившись во второй раз, представил молодую жену во дворце Сент-Джеймс, и та сделала три предписанных этикетом реверанса, склонив голову, украшенную страусовыми перьями.

Вообще-то в силу своего непростого положения в свете она не должна была удостоиться подобной чести: ее первый муж Джон Джейкоб IV Астор – в этой семье пользовались всего несколькими именами, поэтому прибегали еще и к цифрам, чтобы знать, с кем имеешь дело, – развелся с ней и снова женился, но, возвращаясь из свадебного путешествия на «Титанике», героически погиб. И Ава из униженной разведенной женщины превратилась во вдову, что позволило ей занять достойное место среди британской аристократии.

И вот в тот самый вечер, когда Каролина Картленд взглянула своими синими глазами на красивое личико новоиспеченной леди, она мгновенно поняла, что эту особу будет ненавидеть всю свою жизнь.

Речь шла не о примитивной женской ревности, хотя Ава сияла ослепительной красотой, а Каролина была уже в возрасте, и молодо сверкали только ее льдисто-синие пронзительные глаза. Дело было в недюжинном уме и наблюдательности герцогини. Она сразу увидела в американке изрядную дозу глупости, вздорности и злости, и леди Ава ни разу не дала ей повода изменить свое первоначальное впечатление о ней. Красота украшала мегеру с сухим, не умеющим любить сердцем, которая никого в своей жизни не ценила – ни родителей, ни мужей, ни детей, ни даже любовников, хотя их тоже у нее было немало.

Свои замечательные качества леди Ава обнаружила в первый же вечер при дворе, объявив во всеуслышание громко и отчетливо:

– Не помню, где я слышала, что леди Х хороша собой. На мой взгляд, она очень средненькая.

Леди Х стояла неподалеку от Авы.

Для герцогини все стало ясно, по натуре она была женщина горячая и охотно бы поставила выскочку на место, если бы не вмешательство двух или трех гораздо более благоразумных друзей.

С тех пор ее светлость время от времени пользовалась возможностью познакомить своего недруга с кое-какими правилами хорошего тона, что радовало ее многочисленных знакомых и немного успокаивало ее собственные нервы. Питер, младший обожаемый сыночек, принял от мамы эстафету. Он обожал свою мать, хотя никогда этого не показывал. Скандал, затеянный Авой, коснулся не только высшего света, он стал достоянием широкой публики, и мать с сыном приготовились защищать честное имя князя.

Питеру не выпало случая лично познакомиться с Альдо Морозини, но леди Каролина была немного знакома с ним. Она даже побывала у него во дворце в Венеции, когда приехала, желая полюбоваться великолепным рубином, принадлежавшим когда-то Екатерине Великой. Именно полюбоваться, а не покупать. Небо распорядилось, чтобы у нее была одна страсть с Авой Риблсдэйл, она тоже обожала драгоценные камни. Но в отличие от американки, герцогиня была равнодушна к их истории, любя их за красоту в оправе и без оправы.

Для Авы любить значило желать и обладать, и на протяжении многих лет она яростно завидовала своей родственнице Нэнси из-за «Санси». И когда на балах или вечерах бриллиант сверкал в прическе или на шее леди Астор, она не сводила с него глаз. У самой Каролины были очень красивые семейные драгоценности, в том числе и один «мазарен». О своем путешествии в Венецию она сохранила самые лучшие воспоминания, оценила вкус, с каким отделан дворец Морозини, деликатный прием господина Бюто, радушие княгини и князя.

Кража «Санси» и обвинение знаменитого эксперта в преступлении вывели ее светлость из себя.

– Обвинение в таких вещах, к сожалению, не проходит даром. Бедный Морозини волей-неволей рискует своим добрым именем, и уж не знаю, чем еще.

– Целиком и полностью разделяю ваше негодование, мама, и, не дожидаясь вашей просьбы, постарался изучить вопрос.

– И что же выяснилось?

– Неплохо было бы развенчать злокозненную женщину. Хотя и это не просто: публика обожает скандалы.

На выставке Мэри Уинфельд Питер выпустил первую стрелу в Аву и с тех пор сообщал обо всех событиях Каролине. Он с головой погрузился в эту историю, и мать поддерживала его, обещая помощь. В случае необходимости Питеру было разрешено пользоваться любым из владений семьи в качестве укрытия. Неприкосновенным оставался только замок Девон, куда часто приезжал герцог. От матери Питер таил только один секрет: любовь, которую пробудила в его душе Лиза Морозини. Сердце самой нежной матери не избавлено от ревности, когда речь идет о родном сыне. Само собой разумеется, герцогиня пожелала познакомиться с Адальбером и прониклась к нему восхищением. Подумать только! Египтолог! Человек, занимающийся самой таинственной из существующих на свете цивилизаций!

Адальбер оценил внимание герцогини. Но его мучила неизвестность, беспокойство об Альдо, и он был мрачен.

Желая снять напряжение в ожидании приезда парижанок, герцогиня решила доставить своему недругу несколько неприятных минут и для этого дать бал.

Герцог и их старший сын Рэндольф, точная копия отца, терпеть не могли светских раутов, и герцогиня поспешила известить их о бале первыми, чтобы у них было время смириться с необходимостью приехать из Картленда в Лондон. Она извинилась перед мужем, сославшись на семейную годовщину, о которой чуть было не забыла. Приемы герцогини высоко ценились в свете, и она не сомневалась, что у нее будет много гостей.

– И вы пригласили эту Риблсдэйл? – удивился Питер.

– Если хочешь дать кому-то урок, нужно, чтобы этот кто-то присутствовал, – заметила герцогиня.

– Она не приедет.

– Хотите пари? Чтобы Ава пропустила случай покрасоваться? Да она и в ад поедет, если черти пригласят!

– Я не держу пари, если уверен, что проиграю. Тем более не люблю спорить с собственной матерью.

Ава, разумеется, приняла приглашение.

Получив положительный ответ, герцогиня Каролина отправилась к своему ювелиру Томасу Уинкерсону, мастеру, чье искусство позволяло ему самому выбирать себе клиентов. Каролину он выделял из всех, потому что она разбиралась в камнях и по-настоящему ценила его талант. Герцогиня провела у ювелира немало времени, потом не меньше у портного, и домой вернулась, довольно улыбаясь.

В назначенный день роскошный особняк лорда Картленда в Мейфэре сиял всеми огнями, как елка в рождественскую ночь. Дорогие автомобили заняли большую часть улицы, высаживая знатных пассажиров перед фисташковым ковром, покрывшим ступени перистиля, освещенного хрустальными люстрами. На блики хрусталя откликались радостной игрой драгоценности приглашенных дам.

И вот первый сюрприз: гостей встречала не герцогиня, а юный Питер в безупречном фраке от лучшего портного с Сэвил Роу. С широчайшей улыбкой он приносил извинения за свою матушку, которую задержал непростительно опоздавший поставщик. Гости не обиделись и не смутились, Питер слыл за милого оригинала, и у него в этом блестящем обществе было гораздо больше друзей, чем недоброжелателей.

Когда на парадной лестнице, ведущей к гостиным, появилась герцогиня, ее встретили восхищенным «ах!», сменившимся недоуменной тишиной…

На леди Каролине было обманчиво простое сизо-серое платье из атласа с таким же шарфом, небрежно повисшем на локтях, и совсем немного драгоценностей: по узенькому браслету из бриллиантов на запястьях и большой сапфир с гербом в обручальном кольце, какие носили все герцогини Картленд. Но… что сияло в ее высоко поднятых серебристых волосах? «Санси»!

Никогда еще Каролина не выглядела такой красивой. Питер поспешил к матери и подал ей руку, помогая спуститься. Их встретили аплодисменты и заглушивший их яростный крик:

– «Санси»! Он у нее, мой «Санси»! Негодяй продал ей, потому что мог взять с нее больше! Князь должен был продать камень мне!

Конечно, вопила прекрасная Ава, она не умела сдерживать свои чувства, и они выплескивались бурным потоком. Женщина уже готова была броситься к Каролине, но Питер, хоть и не ожидал такого потока ярости, успел подхватить ее под руку и удержать на месте. Герцогиня не повела и бровью, продолжая приветливо улыбаться. Все шло по задуманному ею плану.

– Что вы подразумеваете, говоря «ваш» в отношении «Санси», леди Риблсдэйл? – холодно осведомилась она. – Насколько я знаю, он никогда вам не принадлежал.

– В этом-то и беда! Проклятый Морозини пообещал его мне!

– Неужели? А я слышала, что вам были обещаны сокровища Тауэра. При чем тут этот камень? Подобный бриллиант – пустяк, мелочь!

– Он обокрал не Тауэр, а семью Асторов, и я полетела к нему, чтобы забрать камень, но князь мне отказал. Я не сомневалась, что он не может с ним расстаться и сохранит для себя. Но теперь я вижу, что «Санси» сияет у вас в прическе. И за сколько он вам его продал?

Прежде чем ответить, Каролина внимательно посмотрела на Аву, лицо ее выражало искреннее любопытство.

– Мне очень интересно, понимаете ли вы, в чем признаетесь перед лицом всего Лондона? Да что я говорю, «признаетесь»! О чем оповещаете весь Лондон – вот как нужно сказать.

Ава ее не слушала.

– Вы должны мне поведать все. Как вы получили бриллиант?

– Это мой секрет.

– Хорош секрет! Да мне все яснее ясного: Морозини украл бриллиант у лорда Астора…

– Который в глаза князя не видел и не может дать слово чести, что принимал именно его.

– Лорд Астор подал на него жалобу. А Морозини нарушил слово, не отдал мне «Санси», и теперь я вижу его на вас.

– И вы, честнейшая леди Ава, встали на сторону жителей Хивера и всячески поносите Морозини?

– Естественно.

– Для вас это естественно? Понятно. А скажите мне, если бы князь Морозини, которому я, безусловно, сочувствую, как и все приличные люди здесь, передал бы вам камень, вы бы спрятали его или носили?

– А вы что делаете? Да! Я бы носила его, как носите вы!

Каролина торжествующе улыбнулась.

– А вы никогда не думали, что могла бы сказать леди Астор, если бы увидела свой бриллиант у вас в прическе? Она немедленно подала бы жалобу за… хранение краденого, что карается тюрьмой.

Ава взглянула на нее и расхохоталась.

– Ну, так Нэнси сделает это сейчас, герцогинюшка! Марш в тюрьму, Картлендша! Немедленно марш в тюрьму!

– Мама! – Питер сделал шаг вперед. – Позвольте мне вывести из нашего дома эту женщину. Она позорит английскую аристократию, и я сожалею о семействе Асторов…

– Оставь, Питер. Я узнала все, что хотела знать. Что до вас, Ава Риблсдэйл, то запомните: не буду я сидеть на воде и тюремном хлебе. Почему? Потому что на мне подделка. Вы восхищаетесь ненастоящим «Санси». Копия великолепная, не спорю, но всего лишь копия. Я знала, что она существует, и одолжила украшение, – объяснила леди Каролина, вынимая бриллиант из прически. Герцогиня протянула его Питеру, и юноша спрятал его в карман. – Вот мы и покончили с этой историей. А вас я прошу вернуться в свои пенаты, – обратилась она к леди Аве. – Я не желаю больше вас видеть у себя в доме. И с этого дня каждый из вас, друзья мои, принимая у себя эту женщину, вычеркивайте меня из списка приглашенных. Я не приеду, если она будет в гостях. Потому что вы даже не представляете себе, до какой степени я умею быть неприятной. А теперь праздник начинается!

Среди гробового молчания Ава потребовала подать ей автомобиль и исчезла.


– Я присутствовал при публичной казни, – объявил Питер милость, когда уже под утро сидел в маленькой гостиной Каролины и пил с ней последний бокал шампанского. – Но я боюсь безоглядно вас одобрить.

– Почему же, о, господи? Я долго ждала этой минуты и не говорите мне, что казнь была незаслуженной!

– Она была более чем справедливой. Но я буду крайне удивлен, если Ава не вздумает отомстить. А для людей этой породы все средства хороши.

– Одним словом, вы хотите сказать, что боитесь за меня?

– За вас? Я бы не сказал, что именно за вас. Вы умеете защищаться не хуже, чем нападать, и действуете независимо от окружающих вас и любящих людей. Я думаю об Асторах.

– А они не заслужили осуждения? Я откровенно высказала свое мнение. Откровенно объяснилась с Кливденом и замком Хивер. И уверена, две трети семейства Астор, если не вся семья, думает совершенно как я. Аву не часто у них увидишь, а если она появляется, то по собственной воле, не ожидая приглашений. Но мораль семьи требует, чтобы ей оказывали поддержку. Кто у нее сейчас любовник?

– Вы думаете, у нее есть любовник? В ее-то возрасте?

– Она никогда не упускала случая иметь возле себя обожателя и до сих пор сохранила красоту. Постарайтесь выяснить, кто он, сэр Всезнайка. Это может пойти нам на пользу.

С этими словами леди Каролина протянула руку, и Питер положил ей на ладонь подделку под «Санси». Она полюбовалась камнем не без нежности.

– И все же какое чудо! Уинкерсон удивительный художник!

– Так это он?!

– Как будто вы не догадались. А теперь поговорим о жертве леди Авы. По-прежнему нет никаких новостей?

– Есть. Князь, по крайней мере, жив. Приехали госпожа де Соммьер и ее родственница и привезли необычные сведения. Князь жив, но находится в опасности. Мари-Анжелин (теперь Питер произносил это имя без малейших затруднений) сказала, что Альдо находится в крайней нищете, которая может грозить ему смертью, поэтому необходимо разыскать его как можно скорее.

– Нищете? Но как это возможно? У него здесь столько друзей!

– Но и врагов не меньше, и главного из них я бы очень хотел вычислить, потому что у него связи в Скотланд-Ярде.

– Вы имеете в виду Адама Митчела? Этого Шерлока Холмса, которого нам прислали из Индии? Как будто у нас на острове мало хороших полицейских, которые могли бы замещать нашего Уоррена. Мне кажется, ему пора бы уже решиться и выздороветь!

– Не сомневайтесь, он работает над этим, но времени понадобится немало, пуля крепко его задела. Уоррену ничего не сообщают, не хотят тревожить. А он ни о чем не спрашивает, и Митчел этим пользуется. Вы знаете, что в городе, там и здесь, появились афишки с изображением Морозини?

– С фотографией?

– Нет, со штриховым рисунком, но очень правдоподобным.

– А что говорит наш спасенный?

– Египтолог? Ничего не говорит. Злится по целым дням и тревожится. Он уже прекрасно себя чувствует, и Финчу трудно за ним уследить. Как только Адальбер узнал новости о Морозини, пожелал вырядиться бомжом и отправиться по лондонским трущобам. Я не стал его разубеждать. Уж если кто-то и знает Морозини, то только он.

– Ну, так позволим ему действовать. И не забывайте, этот дом такое же надежное убежище, как ваш.

– Я никогда в этом не сомневался, – с благодарностью отозвался Питер, наклонился и поцеловал мать. – Но у меня под присмотром Финча надежнее. В Мейфэр приезжает наш дорогой герцог и наш надутый индюк Рэндольф, к тому же тут поблизости Митчел, которому покровительствует министр финансов.

– Меня даже не удивляет, что кретин Холланд выбрал этого птеродактиля!

– Тише, мамочка! Что будет, если вас услышат?

– Ничего. Именно так думает большая часть Соединенного Королевства! – И поддавшись своему взрывному характеру, леди Каролина горячо заговорила: – Черт побери! У нас есть король! Прекрасный король! Человек отменного мужества, который сумел справиться с ужасным заиканием, буквально парализовавшим его. Если понадобится, я пойду к нему! В особенности если мы не найдем князя. Его величество всегда принимает меня с большой добротой!

Безупречный Питер не мог удержаться от смеха.

– Вы шутите, мамочка! Он вас боится. Вас боятся все… кроме меня! А теперь, к вашему большому огорчению, я ухожу. Сейчас очень поздно, а мне завтра с утра пораньше нужно купить карты Лондона, и не спрашивайте даже зачем. Я вам все объясню чуть позже.


Перед самым отъездом в Лондон дам из особняка у парка Монсо навестил главный комиссар Пьер Ланглуа, ставший официальным начальником уголовной полиции, обязанности которого до этого он исполнял де-факто. Дамы горячо его поздравили с полученным назначением. Услышав новости, которые принес комиссар, План-Крепен без долгих размышлений прыгнула ему на шею и расцеловала.

– Я не сомневался, что вы обрадуетесь, – усмехнулся Ланглуа. – Посол Бразилии только что сообщил, что ему удалось найти господина Кледермана вопреки всем предосторожностям, которые он предпринял, чтобы путешествовать незамеченным и целиком отдаться поиску. Он убедился, что путешественник по Амазонке именно Кледерман, и должен был уже передать ему о том, что случилось с Морозини. Полагаю, банкир сейчас на пути домой.

– Какая чудесная новость! – воскликнула госпожа де Соммьер со слезами на глазах. – Вы сообщили Лизе?

– Еще нет. Зная, что вы вот-вот уедете из Парижа, я поспешил к вам, но как только вернусь на набережную…

– Нет, не надо! Прошу вас, не торопитесь!

– Почему? Как только Кледерман вернется, а вернее, как только будет известно, что он возвращается, все встанет на свои места.

– При условии, что Альдо останется в живых, а мы можем на это только надеяться. Мы узнали, что примерно в то самое время, как был найден Адальбер, Альдо удалось бежать, но он бродит по лондонским трущобам в лохмотьях, без единого шиллинга. По Лондону уже расклеивают афиши с его портретом, но от полиции его спасают борода, усы и волосы, которые успели отрасти.

Ланглуа слушал дам с немалым изумлением.

– И откуда поступили такие сведения?

– Радиэстезия. Это слово вам что-нибудь говорит? – осведомилась План-Крепен.

– Безусловно. Я знаю, что наши службы обращаются иногда к специалистам в этой области, но сам я никогда им не верил. Среди них столько шарлатанов!

План-Крепен подумала, что лучше бы ей было промолчать. Сейчас главный комиссар поставит под сомнение все сообщения Ботти и обрушит ее надежды и планы. И она перевела стрелки.

– В церкви святого Августина на ранней мессе я слышала, как одна ясновидящая говорила это своей соседке, и должна признаться, очень обрадовалась. Альдо жив! Какая весть может больше обнадежить?

– Жив, но нищенствует! Очень интересно!

В серых глазах полицейского загорелся насмешливый огонек.

– И вы, значит, завтра отправляетесь в Лондон, желая узнать, нет ли в этих слухах правды?

– А как бы вы поступили на нашем месте? – задала вопрос маркиза, желая помочь своему слишком болтливому «оруженосцу».

– Будь я на месте мадемуазель дю План-Крепен, помчался бы в Лондон без оглядки. В самом деле, почему бы и нет? И вы свою новость сообщили жене князя?

– Да, что прошел слух, будто он жив. А иначе…

– Она бы никуда не уехала! Понятно. В любом случае, сведения от посла Бразилии надежны на сто процентов.

– А мы, неблагодарные, никогда не сумеем вас достойно отблагодарить. Узнать, что негодный банкир наконец-то подал признаки жизни, большое утешение, но, к сожалению, нет никакой уверенности, что он поспеет вовремя.

– Мне кажется, теперь можно связаться с Астором и начать улаживать дело с иском.

– И все-таки согласитесь, что ненормально, я бы даже сказала, безумно и нелепо, окружать себя такой тайной ради каких-то там камешков!

– Коллекционеры – люди особые. Вы их не перемените. Сколько раз Морозини, уже имея жену и детей, подвергал свою жизнь опасности? Поймите меня правильно, вы знаете, как хорошо я к нему отношусь, но скажу откровенно: в нем есть авантюрная жилка!

– А когда есть кроме того и близкий друг, то авантюризм захватывает и мирного ученого-египтолога. Я имею в виду Видаль-Пеликорна.

– Да, чем только не рискуют люди, и душевным здоровьем и физическим! Вспомните дело Тутанхамона!

– Бедный наш Адальбер едва не сошел с ума от ревности, – вздохнула План-Крепен.

– Я еще не спросил, как он себя чувствует. Хотя ему повезло и его спасли. Как Адальбер?

– Восстанавливается понемногу, спасибо сэру Питеру Уолси, он за ним ухаживает. На него смотреть было страшно, когда его извлекли из «Дыры для кюре». А ведь у него один из самых красивых особняков в Челси, рядом с домом Мэри Уинфельд. Но речи быть не может, чтобы он там поселился. Полиция вмиг его выловит.

– Еще бы! Но как только Кледерман свяжется с Астором, все встанет на свои места, и Видаль-Пеликорн спокойно вернется в свой особняк. Эта история кончится бокалом шампанского, как и многие другие.

Пьер Ланглуа откланялся, Мари-Анжелин проводила его и вернулась.

– Интересно, не правда ли? – сказала она задумчиво. – Впервые в жизни у меня ощущение, что комиссар от нас что-то скрывает.

– Не надо так говорить, – воскликнула маркиза. – Не ищите повода, чтобы показать свои новые таланты. Комиссар говорит ровно то, что говорит. И оказывает нам неоценимые услуги.

На это План-Крепен ничего не ответила. Она подумала об агенте, которого Ланглуа хотел отправить в замок Хивер, потому что чувствовал там что-то подозрительное, и о котором ни слова не сказал в сегодняшней беседе. Впрочем, кто знает, может, он отказался от своего намерения…


«Заговорщики», как прозвал своих друзей Безупречный Питер, обосновались у Мэри. Королевская семья ненадолго отправилась в Шотландию, в замок Балморал, подарив художнице небольшие каникулы, чему Мэри очень обрадовалась. Еще больше ее обрадовал рассказ Мари-Анжелин о посещении Анжело Ботти.

«Заговорщиков» было трое, не считая верного Финча, и все они горели желанием отыскать Альдо, успеть вовремя!

Питер раздобыл папку с планами Лондона, его ближайших окрестностей и кварталов, расположенных вдоль Темзы, доков и опасных трущоб. Даже если за этими неблагополучными местами присматривала полиция – впрочем, с большой оглядкой! – то в Лаймхаусе, доках, Чайна-тауне или Уайтчепеле можно было спрятаться кому угодно или… быть убитым кем угодно. Взглянув на планы, становилось понятно, что территория, которую предстояло изучить, огромна! Любой разумный человек понял бы, что такое ему не по силам. Но какое отношение имела разумность к мадемуазель дю План-Крепен?

Она жила теперь только своим маятником, но время шло, и женщина обращалась к нему за ответом все тревожнее. Погода, до поры сносная, испортилась окончательно, и Адальбер, который пошел было на поправку, снова расхворался и не мог ринуться в битву, хоть и страстно хотел.

– Если кто и может его отыскать, то только я, – твердил он. – Даже если князь превратился в настоящего бомжа!

– Вас тоже разыскивает полиция, и согласитесь, что здесь гораздо лучше, чем было бы в тюремном лазарете, – возражал ему Питер. – Пока вы нам ничем не можете помочь!

Мари-Анжелин, чтобы не привлекать внимания частыми приездами и отъездами, просто-напросто поселилась у Мэри, которая находилась в это время под охраной самого короля. Художница не меньше Мари-Анжелин верила в оккультные науки и сама обладала кое-какими способностями медиума. «Святилищем поиска», по выражению Питера, стала квартира художницы, где, опять же по выражению Питера, «приблизившись к небесам, жили в дружбе красота и талант». В мастерской и была поставлена постель для гостьи.

Что же касается частых визитов к художнице его милости – а Питер бывал у Мэри ежедневно, то он придумал объяснение в присущем ему оригинальном стиле: юноша смертельно влюбился в Мэри и целыми днями «служит своей Прекрасной Даме», привозя цветы, сладости и маленькие подарки.

Леди Каролина тоже поспособствовала этой версии, которая вызвала в свете немало толков. Художница пользовалась известностью, слыла молодой привлекательной женщиной… Правда, она была замужем, но ее супруг по-прежнему охранял дальние границы империи, находясь в Пешаваре.

– Мой Питер настоящий романтик, он так увлечен Средними веками, – говорила леди Каролина. – Он объявил себя ее рыцарем без страха, упрека и надежды. И если ухаживает, то в стиле рыцарей Круглого стола. Я нахожу это трогательным.

И никто не смел оспорить эту милую версию, опасаясь бурного характера Каролины. Хотя потихоньку, шепотом на ушко кое-кто позволял себе заметить: «Однако Ланцелот не сидел по целым дням у Гиневры!» К счастью, Питер не обладал романтической внешностью прекрасного рыцаря, о котором могла бы возмечтать женщина. Юноша и сам говорил:

– Слухов было бы гораздо больше, если бы так повел себя мой старший брат Рэндольф, будущий герцог Картленд, но я всего лишь младший, а потому всерьез не воспринималось. А что это значит? А то, что мне не полагается в наследство даже чайной ложечки. И если бы не состояние моей крестной, я был бы беден, как Иов, но, к счастью, она оставила мне несколько фунтов.

Это наследство и позволяло Питеру жить в довольстве. А что касается внешности, то юноша был скорее из рода забавников, чем соблазнителей. Так что друзья могли без опаски заниматься своим непростым, хлопотным и беспокойным делом.

Каждое утро Питер отправлял Финча за новостями, а вечером сам шел «на чай» примерно в то время, когда Альдо искал себе пристанище на ночь. Маятник утверждал, что князь жив. Все остальное время Питер проводил у телефона, готовый сорваться по первому звонку, полететь, куда угодно, отправить, куда угодно Финча, который пребывал в той же готовности. Они оба часами смотрели на портрет Альдо и знали уже, с помощью Адальбера, все его жесты и черты лица.

Египтологу пришла в голову замечательная идея, и Финч сделал целую серию фотографий, на которых Альдо был с бородой, с усами, с длинными волосами и не очень, в одной трущобной шапке, в другой… Конечно, монтаж помогла осуществить Мэри, ее волшебная кисть совершала чудеса, преображая модель, которую она знала наизусть. Но воодушевляло их всех одно волшебное слово: жив!


На второй день дотошного изучения берегов Темзы они случайно напали на след. Маятник закрутился над доками Святой Екатерины, неподалеку от Тауэра. Эти доки были далеко не самыми бедными. В них стояли пароходы, приплывшие с другого конца света с грузом чая, редких пород дерева, ароматических масел, хмелем для пива, перламутра или мрамора.

– Почему бы нет? Естественно, что там работает толпа докеров, рядом ютятся бомжи, работают воришки, клянчат нищие…

– Клянчат нищие! – горько повторила План-Крепен.

Мэри поспешила добавить:

– Будем называть вещи своими именами. Ботти сказал, что Альдо находится в крайней нужде, у него нет ни гроша, должен же он как-то питаться.

– Простите! Я никак не могу смириться…

Финч знал Лондон как свои пять пальцев – как-никак и у него был в жизни «сложный период», – ближайшей ночью он облазил весь док, исходил из конца в конец. Безрезультатно. На следующее утро маятник больше ничего не показывал в этих доках. Не давал и других наводок. Но отвечал по-прежнему: Альдо жив.

– А что, если он воспользовался лодкой для ночевки, а потом уплыл?

– Слишком опасно, – отрезал Питер. – Его мгновенно схватили бы. В Лондоне самая лучшая речная полиция, в ней работают асы, и король среди них, если не ошибаюсь, сержант Ворраби. Другие отделы тоже справляются неплохо, но они в подметки не годятся ему. В особенности когда речь идет об утопленниках или кандидатах в утопленники, а все потому, что он страстно любит свое дело. Для него нет ничего приятнее ночной Темзы с ее доками и тяжелой водой, пахнущей вязкой тиной…

– Так-то оно так, – согласилась Мэри, – только Морозини этого не знает.

– Действительно, но если подумать, то оказаться в руках Ворраби было бы для него наилучшим выходом. Сержант – человек, умеющий сочувствовать. Князю обеспечили бы вполне сносные условия, и он спокойно дождался бы приезда Кледермана, который все расставил бы по местам.

– А что будет, если лорд Астор отзовет свою жалобу?

– Все уладится. Об этом известят во всех концах страны – представляете, какая реклама?! Новость дойдет до беглеца, и он выползет из своей норы.


Однако случилось непредсказуемое. Сообщила об этом Лиза, позвонив по телефону. Она была в ярости.

– Я получила сообщение от папы. Он телеграфировал лорду Астору, прося прекратить скандал и забрать жалобу, но это ничтожество – я не нахожу для него другого слова – ответил, что у него побывал не кто иной, как его зять, который забрал «Санси», и он не заберет своей жалобы до тех пор, пока не получит обратно свой бриллиант. Спрашивается, что нам теперь делать?

– Ничего, – ответила Мэри. – Ждать, пока Кледерман вернется. При личной встрече может пойти совершенно другой разговор. А пока нам во что бы то ни стало нужно разыскать Альдо.

– А что, если уже поздно?

Голос Лизы дрогнул, она готова была разрыдаться. Мари-Анжелин взяла трубку:

– Я уверена, князь жив!

– Почему?

– Потом объясню. Самое главное, что восстановился контакт с вашим отцом. Вы меня слышите?

На другом конце провода послышался другой голос. Трубку взяла госпожа Адлерстейн:

– Да! За Лизу будьте спокойны, я о ней позабочусь. Есть ли новости из Франции?

– Вчера глава французской уголовной полиции, благодаря которому мы сумели найти господина Кледермана, привел в действие все властные пружины. Ему не понравилось упорство лорда Астора. Оно необъяснимо. Доверимся ему и будем ждать новостей.

Громкое наименование «властные пружины» относилось к весьма успешному агенту, которого Ланглуа собирался отправить в замок Хивер. Неожиданное упорство лорда Астора – человека неподкупной честности, которого ни в чем нельзя было заподозрить, – сделало намерение комиссара необходимостью.

– А мы будем продолжать поиски! – заключил Питер.


Вечер принес добрую весть, она не смягчила пережитого разочарования, но прибавила надежды: после очередной стычки с Финчем египтолог решительно заявил, что присоединяется к искателям, нравится это им или нет. У него достаточно сил, чтобы выйти на ночные улицы.

– Пусть поступает, как знает, – поддержала Адальбера План-Крепен, посоветовавшись с маятником. – Наш друг не только может узнать князя в любом обличье, он так к нему привязан, что может выследить его, как верный пес.

Стало быть, снова настало время охоты, и охотники должны были стать невидимками.

Финч купил на свое имя самый скромный автомобиль, какой только мог найти, и на вечер того же дня была назначена первая экспедиция. С наступлением темноты Финч должен был посадить в машину Адальбера и Мари-Анжелин, вооруженную маятником.

– И куда я вас повезу? – спросил Финч.

– Скорее всего в Уайтчепел, на карте он выглядит таким запутанным.

– И не на карте тоже. Самый бедный квартал Лондона и самый населенный.

– Еще и с самой дурной репутацией, – уточнил Питер, – с тех пор как там орудовал Джек-потрошитель. Даже когда светит солнце, а оно туда почти что не заглядывает, там легко заблудиться. А уж ночью!

– Тем легче там спрятаться, – заметил Адальбер. – Мы когда-то с Альдо ходили по этому району, когда искали следы «Розы Йорков». Правда, у нас был провожатый, весьма экзотическая личность, но крайне полезная. Он говорил в основном цитатами из Шекспира. На вид небольшого роста толстячок с печальными глазами спаниеля.

– И чем он занимался?

– Был журналистом и вел отдел хроники в «Ивнинг Мэйл», но в трущобах чувствовал себя как дома.

– А что, если снова к нему обратиться? – подумала вслух План-Крепен.

Питер тут же возразил ей:

– Дать в руки журналиста такой материал? Обеспечить ему карьеру? Не лучшая мысль, дорогая!

– Вы, конечно, правы, – вздохнула Мари-Анжелин, пообещав себе, что все-таки посоветуется с маятником.

Сейчас он указывал на Уайтчепел, туда они и направились.

Мари-Анжелин, несмотря на возражения Мэри, успела там побывать днем, нарядившись в скромное платье горничной, сопровождал ее Финч, одетый так же неприметно. То, что она там увидела, ужаснуло даже ее мужественную душу.

Она попала в толпу грязного и жалкого сброда, который запрудил узкую улочку с лотками по обе стороны. Торговцы в лохмотьях громко расхваливали свой товар – ношеное белье, ветхое платье, стоптанные башмаки, засаленные шапки, одна страшнее другой… Продавали все подряд. Даже часы, неслыханную роскошь для этих мест, явно украденные в кварталах почище.

Женщины в забрызганных грязью платьях, в траченных молью шалях и мужских фуражках яростно торговались из-за каждого фартинга, по ходу дела раздавая подзатыльники вертящимся возле них мальчишкам-воришкам в опорках. А за этой улочкой такой же проулок, и еще, и еще – людно, грязно, тесно, темно. Однако маятник, с которым Мари-Анжелин посоветовалась перед выходом, указал на присутствие Альдо именно в этом квартале. Но она не встретила никого, кто хотя бы отдаленно напоминал его. Зато поняла, что и сама она не в безопасности, когда Финч, появившийся как из-под земли, отпихнул от нее толстую тетку, собиравшуюся обследовать ее карманы. Финч схватил ее за руку и увел быстрым шагом.

А ночью? Что здесь могло твориться ночью при туманном свете редких карбидных ламп?


Маятник между тем продолжал утверждать, что искать нужно именно в этих трущобах.

– Я пойду, что бы ни случилось! – заявила План-Крепен, стиснув зубы. Женщина настаивала так яростно, потому что ей было страшно.

Она испугалась? Она? Наследница отважных рыцарей, отправившихся освобождать гроб Господень? Они шли через пустыни, через земли, кишащие врагами, и дошли до Иерусалима. Они сражались за святое дело и победили! Сражались, а она должна была окунуться по уши в грязь, встречаться на каждом шагу с ворами и бандитами… Как же удается выживать Альдо?!

Мари-Анжелин мысленно обратилась к Ботти и тут же прочитала его совет: ей нужно переодеться в мужской костюм. В бедной одежде, в широкой ирландской кепке, из-под которой не видны волосы, с верным Финчем рядом она будет чувствовать себя гораздо увереннее. Только нельзя говорить о брюках госпоже де Соммьер и… леди Клементине.

Мужчины бурно запротестовали против ее плана.

– Почему это Финч, а не я? – возмутился Адальбер. – Вы что, считаете, что пока будете там ходить, я стану сидеть и смотреть на минутную стрелку?

– Я всегда к вашим услугам, – воскликнул Питер. – Вам нужен надежный эскорт. И он у вас будет! Театр всегда был моей страстью, и, поверьте, я могу изобразить кого угодно, а не только картинку из модного журнала. И напоминаю со всей деликатностью, что Финч вынужден слушаться меня.

Наконец друзья князя выработали следующий план: Финч подвозит всех троих пассажиров как можно ближе к тому месту, на которое указывает маятник. Все в черных плащах, чтобы не было видно их костюмов, в частности брюк Мари-Анжелин. Приехав, они снимают плащи, надевают кепки и отправляются на поиски. Трое мужчин: двое с револьверами, один с маятником. Финч будет их ждать с автомобилем в укромном месте. Питер пообещал, что непременно найдет обратную дорогу.

– А полиция, она что, никогда не появляется в этой клоаке? – поинтересовалась Мари-Анжелин.

– Пытается время от времени, но без большого толка. Это ведь только часть Ист-Энда. Есть еще Уоппинг, Майл-Энд, Лаймхаус, Чайна-таун – и все они один хуже другого. Когда-то там находились фабрики, от которых очень дурно пахло: кожевенные, где дубили кожи, рыбные коптильни, мусорные свалки, работал на них пришлый бедный люд, так и образовались эти трущобы, с которыми мы теперь имеем дело. Страшная история Джека-потрошителя не прибавила этим местам доброй славы.

– Но я слышала, что иногда приличные люди тоже отваживаются появляться в трущобах.

– В Чайна-тауне, а точнее, в Лаймхаусе, где действуют подпольные игорные дома, может быть. Их владельцы получают огромные барыши и, разумеется, не отправляют полицейских убивать кур, которые несут золотые яйца, пусть имя этим курам голь и нищета.

В голосе Безупречного Питера прозвучала горечь.

– Когда мы искали «Розу Йорков», – проговорил задумчиво Адальбер, – заходили в одно заведение на берегу Темзы, где играли в азартные игры. Оно называлось, если не ошибаюсь, «Красная хризантема».

– Оно и теперь так называется, хотя его предыдущий хозяин покончил с собой, а трупы двух его ближайших помощников нашли на мусорной свалке на Собачьем острове. Надеюсь, нам не туда?

– Маятник показывает не на Собачий остров. Он ведет нас скорее вот сюда, – и Мари-Анжелин показала место на карте.

– Это бывшие владения Потрошителя. Люди до сих пор его боятся, так что селятся здесь последние из последних нищих.

Друзья решили, что Финч поставит автомобиль в самой темной части Бернер-стрит, где как раз нашли одну из жертв монстра. Возможно, днем этот угол и пробуждал нездоровое любопытство, но ночью от него веяло ужасом, как и от любых других мест, где совершались зверские убийства.

– Вы не боитесь призраков, Финч? – поддел его Адальбер.

За время своей болезни он сумел оценить таланты молчаливого Финча, у которого их было не меньше, чем у Теобальда.


Стемнело, и компания принялась готовиться к отъезду. Мэри смотрела на их приготовления с тревогой, она и сама обладала способностями, хотя и не такими явными, как План-Крепен, но ее чувствительность держала ее в постоянном напряжении. Увидев подругу в мужском костюме, она не могла не улыбнуться.

– Надо, чтобы я нарисовала вас в нем! Чтобы повеселить нашу бедную маркизу, она так умна, хоть совсем не медиум.

– Можно быть медиумом, не подозревать, что ты он, и оставаться полным кретином! – отвечала План-Крепен. – Но это уже что-то, если знаешь, с какого конца браться за дело. А вы, пока нас не будет, посмотрите еще раз карты.

– Довольно болтать, нам пора! – проворчал Адальбер.

Все уселись в автомобиль, стоявший в тени памятника. Ночь была сырой, темной, туманной.

– Вы не ответили, Финч! Вы боитесь привидений? – снова взялся за свое Адальбер.

– Здешних не больше, чем живущих в замке Хивер. Тут они скорее жалкие, чем злые, да и живые люди куда страшнее, чем мертвые.

– Так вы верите в привидения?

– Как любой добропорядочный англичанин. Вот и его милость тоже верит.

– Это правда, Питер?

– Конечно. К сожалению, я недостаточно с ними встречался, точнее, никогда. Хотя в замках моего высокородного батюшки живет их с полдюжины. Но меня они мало интересуют. Меня привлекают женские призраки. Разумеется, красавицы. Я бы дорого дал, чтобы полюбоваться Анной Болейн. Подумать только, какой надо было быть женщиной, чтобы заставить развестись короля, поссорить Англию с Римом и перевернуть всю страну с ног на голову, но упрямый осел Астор ни за что на свете не пригласит меня переночевать в замке. Из-за потери своего дурацкого бриллианта он окончательно свихнулся.

– Неужели вы действительно хотите ее видеть? Даже если она держит голову под мышкой? Не думаю, что это красиво.

– А я думаю, что Анна потрясающее привидение! – с чувством отозвался Питер.

Пассажиры разговаривали, Финч вел автомобиль, и надо отдать должное его зоркости, потому что чем ближе они подъезжали к Ист-Энду, тем гуще становился туман: завеса с бледными пятнами фонарей. Добросовестный шофер не мог не заволноваться, хотя и не забыл дома компас.

– Не хватало нам заблудиться, – пробормотал он себе под нос.

– Успокойтесь, мы едем в правильном направлении, – сообщила План-Крепен, достав маятник, который она держала… в лифчике.

– Вы взяли его с собой? Не боитесь, что его украдут? – забеспокоился Питер.

– У меня есть надежное место для хранения, – отозвалась Мари-Анжелин. – А вот золотой портсигар Альдо я заменила его маленькой фотографией.

По счастью, как только они переехали через канал, туман стал редеть. Но зато ударила в нос вонь от старых дубильных чанов.

– Мы на месте, – радостно сообщил Финч. – Возвращайтесь на Бернер-стрит, она пустынна, если не считать бездомных кошек.

Он поставил автомобиль в темном углу, где его невозможно было заметить, троица сняла плащи, и План-Крепен провела маятником по фотографии.

– Вот сюда, – сказала она, указывая на проход, темневший между двумя полуразрушенными лачугами.

Посоветовав Финчу соблюдать осторожность, друзья двинулись к более людным местам. Да еще каким людным! За исключением мест, где пролилась кровь несчастных жертв Потрошителя, Уайтчепел ночью жил такой же полной жизнью, как днем. Обитатели трущоб сбивались в кучи, словно надеялись, что в толпе удар судьбы их обойдет.

Кое-где еще виднелись ленты тумана, от реки тянуло пронзительной сыростью. Друзья пожалели о своих плащах, но на войне как на войне: здесь все ежились от холода. Впереди кто-то дрался, но никто и внимания не обращал на них, и к побитому тоже никто не подошел. Бедняга встал на ноги, из носа у него текла кровь, и, сыпля проклятиями, он направился к тускло освещенному трактиру, местному «Ритцу».

– Зайдем и мы! – шепнул юный Уолси Мари-Анжелин. – Он где-то недалеко.

Сердце у нее колотилось как ненормальное, и, переступая порог, женщина едва не растянулась.

– Первым я, – сквозь зубы сказал Адальбер, оглядел зал и поздоровался.

– Привет честной компании.

«Честная компания» выглядела жалко, но и вошедшие были не лучше. Они уселись за стол, выложили несколько пенни и получили по кружке жидкого пива. План-Крепен вспомнила о горячем шоколаде и поморщилась. Она заметила жадный взгляд какого-то паренька, брошенный на ее кружку, и подвинула ему пиво.

– Давай пей, мне чего-то расхотелось. Я бы выпил лучше кипяточку.

– Так бы и сказал, – проворчал хозяин. – Только кипяточек, он тоже денег стоит.

– Да ладно! – буркнул Адальбер и бросил на грязную стойку несколько монет. – Дай ему, чего просит, и точка. Погода из рук вон скверная.

– Для нас она каждый вечер такая.

Мужчины разговаривали с хозяином, а Мари-Анжелин, которую перекрестили в Марка, завела разговор с пареньком, получившим ее кружку пива. Он говорил с акцентом Центральной Европы, и ему было лет восемнадцать, не больше.

– Чего застрял в этой гнилой дыре? У тебя вся жизнь впереди.

– А куда идти-то? У меня никого!

– Поезжай в деревню. Ты, может, худой, но крепкий. Найдешь место на ферме, будешь хотя бы есть досыта.

– Сюда попадешь, не вырвешься. Ходишь в лохмотьях, живешь в нищете. А если, – тут он понизил голос до шепота, – с бандой свяжешься, то вообще хана. Они жуть какие жестокие. Им наплевать, одним покойником меньше, одним больше. Вон парень, с которым расправились этой ночью, узнал, что почем, на своей шкуре.

– Какой парень? – спросила Мари-Анжелин, и сердце у нее ёкнуло.

– Странный такой дядек, бродит тут уже несколько дней. Больно вежливый и говорит как-то не по-людски. Ну, ребята и решили, что шпик. Отправили куда подальше. Я видел, как его сажали в лодку, а куда отправили, неизвестно. Но заметь, могли бы и убить. Но с полицией неохота связываться, работать лучше в перчатках. А то разозлишь, и разберутся по понятиям.

«Марк» страдальчески взглянул на Адальбера, и тот спросил паренька:

– А на вид какой был дядек?

– Да как сказать? Наверно, высокий, если б не горбился. И не очень-то молодой. Весь зарос волосами, борода, усы. И глаза странные, то одного цвета, то другого. От болезни, должно быть.

– И какого же цвета?

– Серые и зеленые.

– Не много ли вопросов? – одернул Питер друзей.

И вовремя. Хозяин заинтересовался ими больше, чем следует, но сначала напустился на паренька:

– Не лезь не в свое дело! Чего язык распустил! А вы пиво выпили и выметайтесь. Тебе, остроносый, здесь вообще делать нечего. Слишком уж ты любознательный! Прям как баба!

– Скажешь тоже, – встрепенулась План-Крепен. – А для чего сюда народ ходит? Стаканчик выпить и поговорить. А так бы все из Темзы пили. А здесь с людьми интересно!

– Может, оно и так, но вы мне глаза намозолили. Шагайте отсюда. А ты, Слобод, не спеши. У меня к тебе будет разговор.

Оказавшись на темной улице, План-Крепен чуть не заплакала.

– Это он, я уверена. Мы его упустили. На сегодня все пропало! Поехали обратно!

Без особых затруднений они вернулись на Бернер-стрит – совершенное на ней страшное убийство послужило для этой улицы своеобразной рекламой. Однако по дороге друзья то и дело оглядывались, опасаясь, не следит ли кто за ними.

Финч ждал их, они укутались в плащи, чувствуя, что промерзли до костей. Дальше была дорога домой.

И наконец-то вся компания в гостиной у Мэри пьет горячий шоколад, о котором так мечтала План-Крепен, и рассказывает, как прошел первый рейд.

– Очень жаль, что вы не привезли Альдо, – Мэри тяжело вздохнула, – но зато мы убедились, что маятнику Ботти можно верить на все сто процентов. И завтра он нам покажет, куда увезли князя.

– А если он уже в Темзе? Маятник покажет нам, где именно? – с горечью осведомился Адальбер.

– Он жив, и мы обязательно узнаем, где он, – ответила План-Крепен, ласково поглаживая золотой портсигар.

– Вы уверены?

Мари-Анжелин задала маятнику ритуальный вопрос и получила ответ, которого ждала.

– Жив!


9.  Волшебный маятник | Украденный бриллиант | 11.  Ночь на Темзе