home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 19

– Твой товар у меня, – говорила Марта, стоя к Прикиду вполоборота. – И привет от господина Маркона.

Мало того что приходилось смотреть на Прикида вблизи – одутловатое, залитое потом лицо, рот слегка приоткрыт, губы влажно поблескивают, точно две недоваренные сосиски, – внезапно Ахиллес ощутил исходившее от него зловоние. Тошнотворно-сладкий запах лосьона после бритья не мог скрыть вонь немытого тела. Запах лосьона был очень едким. Но недостаточно.

Ахиллес вспомнил, как в кинотеатре обострился его слух. Тогда, сосредоточившись, он смог контролировать это. Оказалось, что то же самое можно провернуть и с обонянием. Осознание застигло его врасплох. Ахиллеса точно ледяной водой окатило.

Его органы чувств работают лучше, чем у обычных людей. И Ахиллес может контролировать их. Обычные люди так не могут, верно?

– Хм, а это еще кто? – осведомился Прикид, ткнув толстым пальцем в сторону Ахиллеса. – Явно не Рен.

– Друг, – отрезала Марта. – Слушай, Прикид, мы оба знаем, зачем я здесь. Все устроил Маркон, верно? У меня твой товар, у тебя мои деньги. Давай махнемся и разбежимся.

– Конечно, – кивнул Прикид. – Давай посмотрим, что там у тебя.

– Ты мне сначала деньжата покажи.

Рука Прикида, синяя от татуировок, скользнула в карман. Он протянул Марте стопку купюр, но прежде чем девушка смогла ее взять, отдернул руку.

– Не-а, – осклабился он. – Сначала покажи товар.

Марта принялась рыться в рюкзаке. Нервничая, Ахиллес оглянулся. Парочка у дерева больше не целовалась. И мужчина, и женщина смотрели в их сторону, явно понимая – что-то происходит.

Марта достала из рюкзака статуэтку и показала Прикиду.

– Ладно, – сказал толстяк. Вот только теперь он говорил намного громче. – Вот оно. Обмен.

Марта прищурилась.

– Давай деньги! – прошипела она.

– Не-а, я передумал.

– Ты… что?!

– Можешь оставить эту статуэтку себе, мне она ни к чему.

Парочка. Оглянувшись, Ахиллес увидел, что они идут к мосту.

– Э, Марта… – Он не хотел ее пугать.

Но почему эта парочка шла в их сторону? И почему женщина расстегнула жакет так, что стал виден значок? Зачем выхватила пистолет?

– Ты не можешь передумать. Маркон тебя за это убьет… – Марта осеклась.

Она тоже увидела женщину, сжимавшую в обеих руках пистолет.

– Стоять! – женщина взяла их на прицел. – Мы агенты таможенно-пограничной службы США. Руки за голову.

Ахиллес увидел, как Марта побледнела. Как раздвинулись в улыбке губы-сосиски Прикида.

Марта оцепенела, словно до ее сознания никак не доходило, что же происходит.

Второй пограничник двинулся вперед.

– Так, вы трое! Сойдите с моста. Двигайтесь медленно, руки не опускайте.

Теперь уже оба целились из пистолетов. Парочка больше не походила на влюбленных голубков. Они размахивали удостоверениями и отдавали приказы.

Ахиллес, Марта и Прикид послушно сошли с моста на берег.

– Ну, – сказал толстяк, когда они ступили на землю, – наверное, пора…

– Так это ты подстроил? – прошипела Марта. – Вот свинья!

– Заткнитесь оба! – рявкнула женщина-пограничник. – Так, я не собираюсь просить еще раз. Руки за голову!

Последовав указаниям, Ахиллес обратил внимание на пьяного в гавайке. Тот уже не говорил по телефону. Заметив, что происходит, он поднялся и пошел по мощеной тропинке через лужайку в сторону дома. Он шел слишком быстро, понял Ахиллес. И уже не казался таким пьяным. Чувство тревоги усилилось.

Человек поравнялся с ними, двигаясь к дому, но вдруг развернулся. И не просто развернулся, он прыгнул! В его руке оказался пистолет с глушителем. Мужчина выстрелил, донесся глухой звук «кх!»: это пуля вышла из отверстия глушителя. Невзирая на устройство, ослабляющее шум выстрела, Ахиллесу этот звук показался слишком громким.

Глаза сотрудницы пограничной службы расширились, тело дернулось. То ли от боли, то ли от удивления вскрикнув, женщина упала. Ее глаза закатились, из раны на спине хлынула кровь. Второй агент среагировал мгновенно. Повинуясь то ли инстинкту, то ли привычке, выработанной многолетними тренировками, он повалился на одно колено и вскинул пистолет, стреляя, но мужчина в гавайке уже прицелился, и пистолет с глушителем вновь издал тот же неаппетитный звук «кх!». Пуля вошла пограничнику между глаз, оставив зияющую алую рану. Мертвое тело мужчины рухнуло на землю, а выстрел из его пистолета оказался хоть и громким, но тщетным.

– Эй! – заорал Прикид. Его рука потянулась к «стволу» на поясе, но толстяк даже не успел расстегнуть кобуру.

Мужчина в гавайке выстрелил в третий раз, и пуля превратила лицо Прикида в кровавое месиво. Толстяка отбросило назад, тело зацепило одну из статуй и упало рядом с обрывом.

Все это случилось за пару секунд. Из сада донесся гам – похоже, гости испугались, услышав выстрелы.

Вскоре сюда прибегут охранники, понял Ахиллес.

Стрелявший тоже это знал.

– Ладно, дружок, стой на месте, – сказал мужчина в гавайке. – Иначе я всажу пулю в тебя или твою подружку.

Он все равно нас убьет, – понял Ахиллес.

Они с Мартой стояли между двух статуй, подняв руки за голову.

– Шапаль. Я их взял. Где моя поддержка с воздуха? – Похоже, на плече у стрелявшего был микрофон. – Мне нужна поддержка с воздуха!

Этот Шапаль не сводил с Ахиллеса глаз. Словно мерялся с ним силами. Словно оценивал противника. И все же Ахиллес уловил нотку неуверенности в его голосе. Эту нотку нельзя было назвать панической, но Шапаль явно контролировал ситуацию не полностью. Ахиллес оглянулся, оценивая расстояние, высматривая прикрытие. Сзади слышался тихий плеск воды в озере.

А потом из сада донеслись выстрелы. Ахиллес увидел охранников, бегущих из-за беседки, на ходу достававших пистолеты, что-то кричавших в микрофоны на запястьях. Со стороны виллы тоже бежали какие-то амбалы. У них в руках были уже не пистолеты, а автоматы.

– Мне нужна поддержка с воздуха. Срочно! – рявкнул Шапаль.

Он нервничал. И решил на мгновение оглянуться, проверить, далеко ли охранники.

И этого мгновения, этой доли секунды, когда Шапаль отвлекся, хватило, чтобы Ахиллес начал действовать.

Потом уже Марта сказала ему, что никогда раньше не видела, чтобы кто-то двигался так быстро. Ахиллес очутился прямо перед ней, схватил за талию и развернул, защищая от возможного выстрела, а затем прыгнул в укрытие, увлекая ее за собой.

От неожиданности Шапаль нажал на спусковой крючок, но промахнулся. Голова статуи взорвалась каменными осколками, а Марта с Ахиллесом покатились вниз по крутому берегу, остановившись в паре футов от трупа Прикида.

– Эй! – крикнул Шапалю один из подоспевших охранников. – Эй, бросай оружие!

Соображая мгновенно, Шапаль крикнул:

– Они уходят! Не дайте им уйти!

И Марта с Ахиллесом увидели, что охранники подбежали к обрыву. Люди с пистолетами и автоматами.

Ребята дернулись вперед, и один из громил открыл огонь. Марту и Ахиллеса убило бы, если бы не тело Прикида, за которым они укрылись. Оно сотрясалось под ударами пуль, белая рубашка покраснела, кровью брызгало во все стороны.

Им повезло. Но в следующий раз на такое везение рассчитывать не стоит.

Ахиллес стер кровь Прикида со своего лица, схватил Марту за руку, и они юркнули за каменные опоры моста. Там можно было укрыться от пуль. Временно. Послышалась очередная автоматная очередь, ошметки дерна и комья земли взвились в воздух. Раздался собачий лай. Прожектор осветил нижнюю часть моста.

– Ахиллес…

На мгновение луч прожектора выхватил из темноты лицо Марты. Юноша увидел пустоту в ее глазах. Поражение. Она была готова сдаться, понял он. Ее брата арестовали, дом сожгли, ее предали, она лишилась шанса оставить преступную жизнь и начать все сначала. И что-то внутри нее сломалось.

Ахиллес знал, что обычно Марта умела за себя постоять. Но сейчас ей нужна была помощь.

– Вы, под мостом! – донесся голос сверху. – Последний шанс. Выходите с поднятыми руками.

Воцарилась тишина. Окровавленное, изрешеченное пулями тело Прикида сползло ниже по склону, остановившись у самой кромки воды.

Ахиллес обвел взглядом озеро. Водную гладь освещали лучи прожектора. Деваться было некуда.

– Выходите немедленно! – последовал приказ.

Но Ахиллес умел быстро двигаться, верно? Верно. И он прекрасно чувствовал себя в воде.

Пришло время узнать, насколько прекрасно. И насколько быстро.

– Ты мне веришь? – спросил он у Марты.

Девушка посмотрела на него.

– Я не…

– Слушай, просто доверься мне.

Ахиллес схватил ее… и нырнул.

В ту секунду, когда его тело вошло в воду, Ахиллес почувствовал… не опасность, не холод, не беспомощность. Покой. Словно теперь все стало на свои места. Словно здесь ему было самое место. И Ахиллес знал, что справится.

Послышался крик.

Юноша увидел (или ощутил?), как по поверхности воды скользит луч прожектора.

Снова крики.

Пальба.

Пули входили в воду. Белые копья смерти.

Все тело Ахиллеса было напряжено, ноги мерно двигались. Марта судорожно вцепилась в него.

Но в сознании Ахиллеса воцарился покой. Юноша понял, что может уклоняться от пуль, и его тело ловко извивалось из стороны в сторону, огибая входящие в воду снаряды.

Он погрузился в озеро поглубже, плывя к другому берегу, и почти забылся. Он не обратил внимания на то, что не просто с невероятной ловкостью двигается в воде, но и может дышать здесь. И только когда хватка Марты стала сильнее, когда Ахиллес увидел ужас в ее глазах, он понял. Понял, что он дышит, а она нет.

И им не добраться до другого берега без воздуха.

Они погрузились еще глубже, и Ахиллес прижал Марту к себе, коснулся губами ее уст, вдохнул в ее легкие животворящий воздух.

Она отстранилась, странно посмотрела на него и подняла большой палец, показывая, что все в порядке, а потом опять вцепилась в его шею, спрятав голову у него на груди.

Через минуту они доплыли до противоположного берега и выбрались из воды, слыша разочарованные возгласы и последние выстрелы.

Взявшись за руки, Марта и Ахиллес побежали в ночную тьму.


Глава 18 | Атлантида | Глава 20