home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 31

Круглосуточный кинотеатр, Джорджтаун


– Ну что, у тебя уже возникла какая-нибудь теория? – немного смущенно спросила Марта незадолго до начала первого фильма.

– В смысле? Какая теория?

– О том, кто ты. Ну… что ты такое, – Марта осеклась, решив, что ее слова задели Ахиллеса, и тут же поправилась: – Ты не думай, я не считаю тебя выродком каким-то, или животным, или чем-то в этом духе. Я просто имею в виду… ты не совсем нормальный, так ведь?

– А что такое норма?

– О господи, только не начинай! Уф, ну ладно. Что такое норма? Не знаю. Я не знаю, что можно считать нормальным, и все такое. Зато я твердо знаю, что нельзя считать нормальным. То, что произошло. – Марта ткнула в него пальцем. – Вот что ненормально. Надрать задницу целому взводу профессиональных убийц – это ненормально. Не упасть после разряда в – сколько там? – миллион вольт – ненормально. Проплыть три мили под водой, как рыба… Это ненормально. Баста.

Девушка говорила шепотом, но, похоже, ей хотелось кричать. Раздумывая над ее словами, Ахиллес нахмурился и уставился на свои руки.

– Мне кажется, должно быть какое-то простое объяснение всему этому, – сказал он. – Только я не могу его найти. И чем дольше я думаю об этом, тем страшнее мне становится. Вот ты говоришь, что я не выродок. Но…

Он помолчал, думая обо всем случившемся. Думая о своих – он даже в мыслях не решался произнести это слово – сверхспособностях.

– Но ведь так и есть. Я урод.

– Ахиллес, всего два дня назад я встречалась с одним типом, у которого на стене в рабочем кабинете висит бензопила. Вот он урод. А ты… Не знаю. – Девушка взяла его за руку и в тусклом свете кинозала осмотрела отметины на его ладони. – Может, ты из какого-то странного племени.

– Племени, в котором туземцы говорят на английском с американским акцентом?

– Ладно, – Марта рассмеялась. – Может, ты член какой-то секты. Например, секты, с минуты на минуту ожидающей конца света. – Девушка пыталась разрядить обстановку. – Слушай, это просто забавная татуировка, вот и все. Может, завтра сходим в тату-салон, узнаем, кто такие делает.

Она протянула руку к его шее и коснулась татуировки – шрама? отметины? – за ухом. Вчера это место побаливало, к нему больно было прикасаться. Теперь же оно было лишь чуть более чувствительным, чем остальные части тела. Нет, на самом деле намного более чувствительным, понял Ахиллес. Когда Марта провела по отметине кончиками пальцев, его тело пронзило острое наслаждение, от которого парень едва не охнул.

«Ага, еще один пункт в списке ненормального», – подумал он.

Начался фильм, и, когда Марта убрала руку, Ахиллес почувствовал одновременно облегчение и разочарование.

«Ночь живых мертвецов» началась с того, что брат и сестра пришли на кладбище, где на них сразу же напал зомби. Девушка сбежала, а парню не удалось спастись, и Ахиллес в темноте зала увидел, как блеснули слезы на глазах у Марты. Несомненно, сейчас она думала о Рене. Первый фильм сменился вторым, зомби побеждали. Похоже, им нисколько не мешали разлагающаяся плоть и неспособность двигаться иначе, кроме как характерной шаркающей походкой, не говоря уже о полном неумении пользоваться технологиями. Живые мертвецы побеждали за счет численного превосходства. Ну и потому, конечно, что они были очень, очень мерзкими.

Группа выживших как раз спряталась в пригородном торговом центре, когда Марта уютно засопела, уснув в соседнем кресле. Ее голова склонилась набок и легла Ахиллесу на грудь. Ему это нравилось, и он не хотел, чтобы она отстранилась. Что касается фильмов о зомби, то Ахиллеса не смущали все эти оторванные головы и пожираемые внутренности. Эти фильмы скорее напоминали комедии, чем ужастики.

Но сон все не шел, и парень тихо сидел в зале, слушая мерное дыхание Марты и смотря фильмы. Впрочем, «смотря» – не вполне удачное слово. Да, его взгляд был обращен на кровавое месиво на экране, но мысли витали далеко отсюда. Через некоторое время он осторожно убрал голову Марты со своей груди, встал и прошел к выходу. Разбудил задремавшего охранника и получил штамп на тыльную сторону ладони, позволявший потом войти в зал обратно. Уже стоя в дверном проеме, Ахиллес обвел взглядом зал. Половина зрителей спала, другая следила за сражением зомби и толпы байкеров. Зомби побеждали.

Он вышел на улицу, и его тут же обволокли ночная прохлада и тишина – насколько в этом городе вообще возможна была тишина. Повернувшись к кинотеатру спиной, он побрел вниз по улице мимо закрытых магазинов и модных баров. Работала лишь пара забегаловок, где можно было отведать жареной курицы, и несколько супермаркетов, готовых принять «сов» или, напротив, «жаворонков».

И тут его вновь охватило то странное чувство, уже знакомое ему по случаю на вокзале в Майами. Ахиллес ощутил на себе чей-то взгляд. Чувство становилось все сильнее, зудело на краю сознания, отчаянно требовало внимания. Остановившись, парень резко обернулся, словно пытаясь застать тайного соглядатая врасплох.

Никого. Однако же, когда Ахиллес повернулся обратно, то увидел какое-то движение впереди, точно кто-то показался на мгновение и тут же скрылся вновь.

Парень сглотнул. У него засосало под ложечкой. Вот это чувство было новым. Страх.

Он подпрыгнул от неожиданности, когда на противоположной стороне улицы показался какой-то пьяница. Мужчину стошнило, и звук эхом разнесся среди зданий. Мимо проехала машина с загулявшими студентами. Заметив пьяного, водитель притормозил, и студенты не преминули отпустить пару ироничных замечаний по поводу лужи с блевотиной. Автомобиль вновь набрал скорость.

Чувствуя, как участилось дыхание, Ахиллес подошел к переулку, в котором до этого заметил какое-то движение. Тут не было ни одного фонаря, и только слабо мерцала табличка с надписью «выход». Вскоре глаза юноши приспособились к полумраку, и он увидел, что переулок под завязку набит пакетами с мусором. Расхрабрившись, он шагнул вперед.

Позади на улице было тихо, пьяница то ли отключился, то ли просто ушел. Ахиллес не оглядывался на него. Он не мог отвести глаз от переулка. Мир вокруг точно рушился, таяли изрисованные граффити стены, распадались в пыль пакеты с мусором. Остался лишь темный проход, и в этом проходе кто-то звал его по имени. Вот только его называли не Ахиллесом. Нет, как-то иначе. Он не мог уловить это имя, как ни старался, оно оставалось вне досягаемости, и казалось, что голос доносится из какого-то старого сломанного прибора.

А потом темные кирпичные стены и двери аварийных выходов восстановились, пакеты с мусором вернулись на свои места, и переулок вновь стал просто переулком. Какой-то инстинкт заставил Ахиллеса поднять голову и взглянуть на крышу одного из домов. Два глаза сверкнули в темноте, и фигура скрылась из виду.

– Эй! – Ахиллес шагнул вперед. – Эй, почему вы… – Что-то подсказало ему, что он тратит время зря.

Последний раз окинув взглядом переулок, он повернулся и пошел по улице, постоянно озираясь, но так ничего и не увидел. Наконец он нашел то, зачем, собственно, вышел из кинотеатра. Интернет-кафе под названием «Онлайн-таверна».

Открыв дверь, он увидел, что в кафе почти никого нет. Только за одним из компьютеров сидел немолодой бородатый мужик. Ахиллес подошел к стойке, за которой на вращающемся кресле торчал лысый парень с пятидневной щетиной. Он с интересом смотрел телевизор – старые серии «Друзей». Чендлер как раз сказал Монике, что любит ее, и зрители за кадром послушно охнули. Не сводя глаз с экрана, администратор налил Ахиллесу кофе, которого тот не заказывал.

– Час? – спросил лысый.

– Да. – Ахиллес передал ему купюру, которую взял у Марты в рюкзаке.

Лысый не глядя протянул ему кофе, сдачу и карточку.

– Вон тот компьютер, – он ткнул пальцем в зал.

Поблагодарив администратора, Ахиллес направился к своему месту, перехватив ухмылку бородача, словно тот делил с Ахиллесом какую-то грязную тайну. Впрочем, скорее всего они искали в Интернете разную информацию. Вряд ли этот тип не мог дождаться утра, чтобы проверить данные по немецким подлодкам.

Именно этим и собирался заняться Ахиллес.

Он ввел в строку поиска «U-1309». Оказалось, что командующим офицером на подлодке был капитан Вильгельм фон Франц. U-1309 была субмариной типа VIIC/41 с пятью торпедными аппаратами, четырьмя на носу и одним на корме. Эта подлодка была улучшенной версией своих предшественников: чтобы избежать атаки, она могла опускаться на глубину ниже обычных подлодок. Максимальная глубина погружения составляла двести пятьдесят метров. Из оружия на подлодке были не только торпеды, но и палубное орудие. Экипаж судна мог составлять от сорока четырех до пятидесяти двух человек. Вся команда U-1309 погибла, когда ее потопил корвет королевского военно-морского флота Великобритании «Уайлдфлауер».

Вот и все. Ахиллес откинулся на спинку кресла, барабаня кончиками пальцев по столу.

– Эй…

Вздрогнув от неожиданности, он повернулся и увидел, что к нему подошла Марта.

– Я только табличку увидела и сразу поняла, что ты здесь. Ты чего сбежал?

Девушка села в кресло рядом с ним, и Ахиллес показал ей найденные в Интернете данные.

– Попробуй ввести слово «бортжурнал», – предложила она.

Он вновь ввел в Гугл «U-1309», но теперь добавил к нему «бортжурнал». Ничего.

Вот только… не совсем так, верно? Потому что кое-какую информацию он получил. Собственно, целую страницу со ссылками. Но это были какие-то старые ссылки, которые давно не использовали, они словно вынырнули из пыльных, подернувшихся паутиной уголков Интернета. И по каждой из этих ссылок по какой-то причине нельзя было пройти.

Доступ заблокирован провайдером.

Клик.

Осторожно! Этот сайт содержит вредоносное ПО.

Клик.

Доступ запрещен провайдером.

Клик.

Этот сайт может нанести вред вашему компьютеру. Нажмите «Продолжить».

Клик.

Доступ запрещен провайдером.

Страница со ссылками была всего одна, да и самих ссылок было не больше десяти, и ни по одной из них нельзя было пройти. Словно он забросил в Интернет сети и те выловили с самого дна какой-то мусор.

– Да… – уныло протянула Марта. – Плохо дело.

– Есть еще идеи? – Вздохнув, Ахиллес пригладил ладонью волосы.

– Что за люди на нас охотятся? – спросила Марта. – Если они могут выследить нас, хладнокровно убить пограничников, летать на таких вертолетах… Ну, мне бы хотелось знать, с кем, черт подери, мы имеем дело.

– И что мне гуглить? «Какие-то психи с грудой оружия и черными джипами?» Потому что вряд ли у этих ребят есть своя страничка в Интернете… – И тут кое-что всплыло в его памяти. – Агентство 08, – пробормотал Ахиллес.

– Ты что-то вспомнил?

На мгновение он застыл, надеясь, что эти слова вызовут в нем новые воспоминания. Надеясь, что плотина прорвется. Но ничего не произошло. А потом Ахиллес с разочарованием осознал, где слышал эти слова. Это были позывные, доносившиеся из рации в джипе, который они потопили в Потомаке. Эти слова доносились вновь и вновь, когда они ехали по парку. Удивительно, что Ахиллес вообще их услышал, учитывая, какой там стоял шум.

– Попробуй, – подтолкнула его Марта. – Попробуй вбить «Агентство 08».

Он так и сделал. Ссылки на первой странице вели на сайты о теориях заговора. В каждой использовалось только слово Агентство, и оно было выделено жирным шрифтом.

– Смотри, сколько сайтов, – сказала Марта. – Кликай.

У Ахиллеса возникло чувство дежавю, которое только усилилось, когда он начал проходить по ссылкам.

Доступ запрещен провайдером.

Клик.

Осторожно! Этот сайт содержит вредоносное ПО.

Клик.

Доступ запрещен провайдером.

Клик.

Этот сайт может нанести вред вашему компьютеру. Нажмите «Продолжить».

Клик.

Доступ запрещен провайдером.

– Вот дерьмо, – сказала Марта.

Ахиллес с отвращением отбросил мышку. Помедлив, он сунул руку в карман и достал телефон. До этого он последовал совету Марты и вытащил оттуда аккумулятор, но теперь у них, похоже, закончились варианты.

– Эй, ты что делаешь? – забеспокоилась Марта. – Откуда ты знаешь, что там нет жучка, маяка или бомбы? Откуда ты знаешь, что он не пытался убить нас?

– Ну, он был достаточно близко к нам, чтобы убить или взять в плен, но не стал делать ни того, ни другого. Учитывая, что у нас нет других зацепок, я предлагаю воспользоваться этим вариантом. Давай просто выслушаем, что скажет человек, оставивший нам этот телефон. Это ни к чему нас не обязывает. Мы можем просто выбросить телефон в урну и уйти.

Мобильник был полностью заряжен, и сразу после включения на экране высветилось одно новое сообщение. Сходите к Амелии Эрхарт.

– А это еще кто? Какая-то твоя приятельница?

– Амелия Эрхарт была первой женщиной-пилотом, которая перелетела Атлантический океан, – ответил Ахиллес. – В 1937 году она пропала без вести.

– Что, еще один из фактов, которые ты просто знаешь, да? Значит, не приятельница, говоришь… Как же нам сходить к человеку, который пропал без вести?

– Ну, это просто. Нам просто нужно сходить в музей при Смитсоновском институте.

– Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, – она вздохнула.

– Марта, я понятия не имею, что делаю, – улыбнулся он.

Они вернулись в кино как раз к концу очередного фильма о живых мертвецах.

– Ну вот и отлично, – сказала Марта, когда они заняли свои места. – Как раз успели к началу «Дня мертвецов». Думаешь, предыдущий был кровавым? Веселье только начинается.


Глава 30 | Атлантида | Глава 32