home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 47

Джорджтаун, парк


Ахиллес и Марта бродили от одной забегаловки к другой, пока не наступило утро. Они молчали, обдумывая последние события. Возникшая между ними близость пускай и не исчезла, но сейчас не ощущалась. Каждый оставался наедине со своими мыслями о смерти профессора Хупера.

Оба думали о том, могли ли предотвратить ее.

Они пришли туда, чтобы помочь Хуперу. Но при этом проигнорировали его предупреждение. И он умер.

– Нужно пойти в закуток, – сказал Ахиллес.

– Что? – Глаза Марты остекленели. – Ты о чем? Какой еще закуток?

– Профессор написал, что нам нужно пойти в закуток, а не к нему домой.

– А мы не обратили на это внимания, и теперь он мертв, – пробормотала девушка.

– Слушай, Марта, надо что-то делать. Закутком он называл свой кабинет в библиотеке.

– Да, верно, – она кивнула, пытаясь взять себя в руки. – Еще он сказал, что нам надо остерегаться какого-то пса. Что это значит?

– Давай для начала проникнем к нему в кабинет, а там разберемся, – Ахиллес пожал плечами.


Они сели на метро, предварительно позвонив в библиотеку. Марта сказала, что ей нужно послать Хуперу посылку, и ей сообщили номер его кабинета: Н-1527.

Ребята ехали молча, глядя на отражения друг друга в окне.

И только оказавшись в тени Капитолия, Марта заговорила.

– Кто это был? – спросила она.

Девушка имела в виду того парня, который спас их.

– Я не знаю.

– Вчера, когда говорил, что ты здесь не один, ты его имел в виду?

– Я не знаю, Марта, правда, не знаю.

– Потому что, понимаешь, я смотрю на тебя, а потом смотрю на него. Вижу тебя и вижу его. Он делает то же самое. Только у него какой-то странный меч. То есть я, конечно, рада, что он на нашей стороне, потому что вчера он явно спас нас, но… не знаю. Он не показался мне хорошим парнем. И почему-то мне не становится спокойнее от осознания того, что он где-то неподалеку. Понимаешь, о чем я?

Ахиллес рассеянно кивнул. Он думал о другом. Сейчас в его сознании вспыхнул образ серого тоннеля – поблескивающие стены тянулись вверх, да так высоко, что Ахиллес не видел, где они переходили в потолок. На стенах располагались панели с мигающими лампочками. Тоннель тянулся вперед насколько хватало взгляда. Неподалеку виднелось какое-то голубое свечение, а на его фоне – силуэты фигур в странной обтягивающей одежде. В руках у них были какие-то приборы, похожие на планшеты.

И в видении Ахиллеса эти фигуры что-то шептали, говорили с ним, произносили его имя, но так, что юноша не мог его расслышать. Ахиллес пошел навстречу свечению…

– Да, но что ты думаешь об этом? – Раздражение в голосе Марты вернуло его к реальности. – То твое чувство. Которое подсказало тебе, что тут есть и другие. Что оно подсказывает тебе сейчас? Что оно говорит об этом психе с мечом, Ахиллес? Психе, готовом надрать задницу всем и каждому?

– Да, – согласился он. – Ты правильно сказала – он как-то связан со всем происходящим, и он такой же, как и я. И я думаю, что он здесь, чтобы помочь нам.

– Нам? Ты имеешь в виду, он здесь, чтобы помочь тебе, верно?

Ахиллес еще не пришел в себя от потрясений вчерашнего дня.

– Марта, то, что происходит между нами… Я хочу сказать, сначала надо разобраться, что творится со мной. Все случившееся, все это безумие… все это сейчас важнее. Важнее, чем мы с тобой.

Подойдя ближе к библиотеке, они увидели Двор Нептуна. Это был фонтан, спроектированный Роландом Хинтоном Перри, – еще один из фактов, которые Ахиллес «просто знал». Фонтан представлял собой скульптурную композицию, изображавшую Нептуна и его сыновей, которые дули в раковины как в трубы. С двух сторон от юношей верхом на конях сидели обнаженные нимфы.

– Твои подружки? – спросила Марта через плечо.

В ее голосе слышалась неловкость, и Ахиллес подумал, что теряет ее.


Они воспользовались задним входом в библиотеку – через эту дверь обычные читатели не заходили. На проходной сонный охранник без особого рвения заглянул в рюкзак Марты, едва удостоил взглядом их пропуска и махнул рукой, позволяя ребятам пройти. Еще раз предъявив пропуска библиотекарю у читального зала, они вошли в обширное помещение и с деловым видом уселись за компьютер.

Зал был украшен статуями, и одна из них привлекла внимание Марты.

– Солон, – прочитала она. – Афинский политик, поэт и законодатель. Описывается в диалогах Платона «Тимей» и «Критий». И что? Что это значит?

– Сложно объяснить, – ответил Ахиллес. – Но его имя что-то мне напоминает, и я уверен, что оно о многом сказало бы профессору Хуперу. Солон как-то связан с… Атлантидой, – произнеся это слово, он нахмурился.

– Ага, точно. – Марта явно отказывалась говорить на тему Атлантиды. Ей вообще не нравились вещи, которых она не понимала, поэтому ей хотелось разобраться со всем этим поскорее. – Давай уже найдем его кабинет, что ли.

– Видишь вон там заграждение? Красную веревку? – Ахиллес ткнул пальцем. – А за ней ширма.

– Да, вижу.

– За ширмой дверь, ведущая в помещение для сотрудников. – Он мотнул головой в сторону стойки, за которой сидели четыре библиотекаря. У всех на шее висели магнитные карты. Эти люди старательно перебарывали сонливость, изображая некую деятельность. – Один из них только что вышел оттуда.

– Нам нужен ключ-карта, чтобы открыть дверь. – Девушка посмотрела на библиотекарей за стойкой. – Ладно, пойду разберусь с этим.

Так она и сделала. Марты не было в зале минут пятнадцать, а потом она вернулась с ключом-картой, впервые за эти сутки улыбаясь.

– Как, черт подери, ты это сделала? – потрясенно спросил Ахиллес.

Марта с наслаждением рассказала ему историю о том, как подошла к стойке, чтобы кое-что спросить, а потом – ой, какая незадача! – опрокинула чашку кофе на девушку-библиотекаря. Конечно же, Марта настояла на том, чтобы помочь несчастной привести себя в порядок. Пока они были в уборной и Марта оттирала кофе с блузки служащей, она подменила магнитную карту на свой временный пропуск в библиотеку.

Тем не менее сотрудники все время пользовались этим выходом и проскользнуть туда незамеченными было нелегко даже с карточкой.

– Значит, проберемся в кабинет профессора ночью, когда библиотека будет закрыта.

– Ладно, и как мы это сделаем?

– Как в кино.

Ахиллес все просчитал. Между экскурсиями проходило около двух минут, поэтому они просто присоединились к одной из групп на входе в Зал Кулидж. Экскурсовод как раз рассказывал, что, невзирая на распространенное заблуждение, на самом деле этот зал назван вовсе не в честь президента США Калвина Кулиджа.

– Ты знаешь, в честь кого он назван на самом деле, верно? – шепнула Марта.

– Нет, – солгал Ахиллес. На самом деле он знал, что это зал имени Элизабет Спрэг Кулидж[17].

В названном в ее честь зале проходили тысячи концертов и публичных выступлений, теперь же ему предстояло стать укрытием для Марты и Ахиллеса.

Подождав, пока экскурсовод и группа отойдут, ребята шмыгнули к сцене. Вскоре они остались в зале одни. Подняв голову, Ахиллес увидел небольшую строительную люльку, которой пользовались для смены экспонатов. По бокам люлька была обшита досками.

Марта задумчиво перевела взгляд с Ахиллеса на люльку. Она висела слишком высоко, чтобы до нее можно было допрыгнуть.

– Ты, наверное, шутишь. Только не говори мне, что ты собираешься…

– Ну я же был лучшим на потоке по физкультуре, помнишь? – немного смущенно заявил парень.

Он прыгнул с места вверх и схватился одной рукой за поручни люльки. На секунду он просто завис там, глядя на Марту. Девушка покачала головой, прикрыв рот ладонью. Подтянувшись, Ахиллес запрыгнул в люльку, нашел там веревку и спустил Марте.

– Скорее!

Девушка обхватила веревку руками и ногами, и Ахиллес резким движением затащил ее наверх как раз в тот момент, когда дверь зала открылась.

Ребята притаились на дне люльки, ожидая, пока музей закроется и настанет ночь.


Глава 46 | Атлантида | Глава 48