home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Седьмой сектор Пограничного пояса, Система Нави Коммерческая станция Промышленной Компании Сатари «Терминал–Нави»

Седьмой сектор Пограничного пояса, Система Нави

Коммерческая станция Промышленной Компании Сатари «Терминал-Нави»

- Диспетчерская Нави Терминал, здесь транспортное судно Компании Вояжер, бортовой номер Y1809, нахожусь в обычном пространстве, прибыл на погрузку согласно заданию полетной программы.

Пиктограмма, показывающая статус связи горела устойчивым зеленым - на диспетчерском пункте сообщение Горса было получено, как и дублирующая передача голосом. Но никакой более реакции пока не наблюдалось - полная тишина. Время, будто замедлив свой бег, потянулось вязкой патокой, каждая секунда ощущалась кожей.

Пилот-стажер Коул удивился настолько, что лицо его вытянулось в удивленном выражении так, что даже уши зашевелились. Секунды между тем шли одна за другой, и ничего больше не происходило.

- Вояжер ноль девять, здесь Нави Терминал, - вдруг раздался в рубке транспорта сухой механический голос, - ваши координаты получены. Подтвердите запрос на видеосвязь.

- Нави Терминал, здесь Вояжер ноль девять, запрос подтверждаю, - произнес Горс, пожевав губами и сморщившись - он уже понял, что ничего хорошего с ним в ближайшее время не произойдет. Коротко мазнуло легкой печалью о том, что спокойный период жизни закончился, но это чувство быстро ушло, уступив место состоянию спокойной собранности.

В рубке транспорта мигнуло и перед пилотами появилось голографической изображения рабочего места диспетчера, с декоративной панелью на заднем плане, на которой был крупно изображен логотип Компании - выполненный в несколько красных штрихов схематический рисунок силуэта корабля на белом фоне.  Вот только кресло диспетчера сейчас пустовало. Лицо Коула вытянулось еще больше, хотя казалось, что дальше уже некуда. Но загудевший зуммер окончания последнего этапа процесса идентификации заставил пилота-стажера встряхнуться, и он постарался взять себя в руки.

Вдруг на голо-экране появилось движение, и в пустое кресло приземлился диспетчер - мужчина с явным излишком веса, вытирающий рот тыльной стороной ладони от остатков обжигающе-зеленого соуса.

- Вояжер ноль девять, идентификация завершена, отправляю координаты для стыковки с терминалом, прошу подтвердить.

- Терминал-Нави, координаты получили, к стыковке готов, - произнес Горс, быстро бегая пальцами по кнопкам активации посадочной программы. Вдруг он едва дернулся, но тут же легким движением сместил экраны в сторону и активировал систему закрытой связи, терминал которой неожиданно замигал. После перехода на закрытый канал никаких особых изменений не произошло, только голографическое изображение в рубке колыхнуло едва заметной рябью.

- Даю запрос на доступ к центральному компьютеру, - произнес толстый диспетчер, в промежутке между словами еще раз вытерев губы ладонью и более тщательно.

- Подтвердите запрос наличия уровня доступа, - Горс активировал сразу несколько интерактивных окон.

- Да пожалуйста, - пожал плечами диспетчер, поведя плечами и с кряхтеньем наклонившись к пульту, сделал несколько махинаций.

Краткий миг ничего не происходило, а после перед Горсом зажглось несколько зеленых пиктограмм.

- Уровень доступа подтвержден, доступ к центральному компьютеру подтвержден, - кивнул Горс, активируя запрос.

- Ждите, идет загрузка, - произнес диспетчер и потер краешек рта двумя пальцами. Горс кивнул и, проделав несколько манипуляций, переключился на другой канал связи.

- Здорово, старый, - неожиданно сменив тон, приветствовал Горса диспетчер.

- Здорово, толстый, - в тон ему ответил Горс, и от этого обмена репликами лицо внимательно слушающегося Коула снова вытянулось, да так что не только уши зашевелились, но и волосяной покров на голове.

- Ты все жрешь? - через мгновение поинтересовался Горс у диспетчера, и вовсе введя Коула в состояние ступора.

Толстый диспетчер хотел было что-то ответить, передумал, потом снова порывался что-то сказать, но опять замер и только после небольшой паузы посмотрел на свое пузо, потом на Горса.

- Ну да, - лицо толстяка расплылось в улыбке.

- Рассказывай, Фич, не тяни, - попросил диспетчера Горс.

- Нечего рассказывать, - пожал плечами толстяк, - все под грифом, ты ж понимаешь.

- А то ты не знаешь, - ухмыльнулся Горс.

- А то сам не посмотришь, - вернул ему ухмылку толстяк.

- Слышно то что?

Фич выпятил губы, от чего его толстое лицо сжалось в гримасу, и покачал головой, а потом просто похлопал себя двумя пальцами по плечу.

- У... - расстроенно протянул Горс, - еще и с этими.

- С этими... - недовольно пробурчал диспетчер, который, несмотря на официальную информацию в личной карточке с погонами космофлота никогда не расставался. - Память у тебя старый - давно ли сам этим был? - спросил Фич с вызовом.

- Кто бы про память мне тут песни пел, - хмыкнул Горс.

- А что, у меня в отличие от тебя, все в поря...

- Двести кредитов, которые ты мне еще в прошлом году обещал завтра отдать, где?

- Ой, старый, забыл совсем, со смены вернусь, сразу на твой счет кину, - быстро произнес Фич, хотя в голосе его особой вины не чувствовалось.

- Верю-верю, - вновь усмехнулся Горс, отчего его перекошенное шрамом лицо приняло откровенно уродливое выражение и, посмотрев на всплывшее сообщение об окончании загрузки программы в центральный компьютер, снова перешел на «официальный» закрытый канал Компании.

- Подтвердите окончание загрузки, - вновь изменившимся, деловым тоном поинтересовался Фич.

- Окончание загрузки подтверждаю, - голос Горса также вновь приобрел сухой оттенок.

- Активируйте полученную программу и действуйте согласно указаниям.

- Принял, конец связи, - кивнул Горс и, отключившись, повернулся к терминалу управления, активируя полученную программу действий. Через несколько часов Вояжер был уже далеко от системы Нави, направляясь к самой границе Седьмого сектора Пограничных Миров, причем использовалась на Вояжере программа резервного управления - по всем документам и системам слежения и учета транспортный корабль  находился сейчас в ремонтном доке станции Терминал-Нави. В бортовом журнале последней была запись о том, что при выполнении стыковки с грузовым доком вследствие программного сбоя произошло столкновение Вояжера с обшивкой станции, в результате которого транспорт получил повреждения, на устранение которых необходимо ориентировочно два месяца. И дополнение, что работы пока не начались, так как на складе станции пока отсутствуют нужные компоненты и запасные части.

Через несколько дней потерявшийся для официальной глобальной навигационной системы Вояжер вывалился в пространство в конечной точке маршрута - неподалеку от необитаемой и еще не освоенной звездной системы. Несколько мгновений все было тихо - Горс просто ждал, а Коул с расширенными глазами осматривался по приборам, но вдруг прозвучал аварийный сигнал, а на экранах появилось сразу несколько сообщений, информирующих о том, что транспорт захвачен чужими системами наведения. Через некоторое время красный свет, озаривший кабину, стал приглушенным, но никуда не исчез, а сообщение о захвате Вояжера чужими оружейными системами с экрана не пропадало.

- Лэр Горс, что происходит? - от волнения голос Коула едва не дал петуха в конце фразы.

Горс спокойно посмотрел на пилота-стажера, а после вновь отвернулся к экранам и пожал плечами.

- Судя по сообщению бортового компьютера, наше корыто сейчас держит на прицеле парень с большой пушкой, - произнес он после некоторой паузы.

- Транспортный корабль Вояжер, здесь имперский корвет Ниллан, - произнес вдруг в рубке спокойный, даже с некоторой ленцой голос.

Экраны радаров Вояжера до сих пор были пусты, не показывая никаких признаков присутствия рядом других кораблей, но и неудивительно - у военных судов сенсоры по умолчанию были на порядок лучше, чем установленные на гражданских. Да и корветы принадлежали к подразделениям разведки, что и вовсе делало их практически незаметными для кораблей другого класса.

 После того, как «парень с большой пушкой» обозначил себя, в рубке повисла мучительная тишина. Коула била мелкая дрожь волнения, а вот Горс наоборот, принялся внимательно изучать ногти на левой руке.

- Транспортный корабль Вояжер, здесь имперский корвет Ниллан, - вновь раздался в рубке тот же голос, только уже в нем было ленивых ноток, а в интонации проскользнуло раздражение.

- Лэр, - взволнованно сглотнул Коул, - может ответить?

- Что? - оторвавшись от рассматривания своих ногтей, абсолютно спокойным тоном поинтересовался Горс.

- Э... Горс... лэр, - голос пилота-стажера уже ощутимо дрожал, - мы захвачены системой наведения, лэр, и нас запрашивает имперский корвет, лэр!

- Запрашивает? - удивленно взметнул брови Горс, - разве?

- Транспортный корабль Вояжер, здесь имперский фрегат Ниллан, как слышите меня, ответьте.

- Вот, - бросил короткий взгляд на стажера Горс, переводя внимание от ногтей на пульт, - теперь запрашивает. Имперский фрегат Ниллан, здесь транспортное судно Вояжер ноль девять, слышу вас хорошо, - произнес Горс, активировав запрос голосовой связи.

В небольшую паузу после этого вполне уместился бы вопрос: «Так почему ты молчал?». Вероятно, оператор связи фрегата и задал этот вопрос, но мысленно.

- Вояжер, отправляю координаты, двигайтесь в указанную точку на первой космической скорости без лишних движений, после чего отключите все астронавигационное оборудование и будьте готовы к полному сканированию. Подтвердите получение координат.

- Ниллан, получение координат не подтверждаю. Прошу сообщить, на каком основании собираетесь проводить досмотр.

Пауза хоть и была короткой, но Горс усмехнулся, прекрасно представляя сейчас эмоции оператора связи на фрегате.

- Вояжер, вы в закрытом секторе, находящимся под контролем имперского космофлота. Принимайте координаты и следуйте в означенный квадрат, приготовившись к досмотру. Неповиновение будет расценено как попытка сопротивления и к вашему кораблю будет выслана штурмовая группа, а в случае попытки скрыться будут применены строгие меры, вплоть до открытия огня на поражение.

- Имперский корвет Ниллан, здесь транспортное судно тип Вояжер, принадлежащее Промышленной Компании Сатари. Говорит капитан Кален Горс, прибыл в этот сектор согласно указаниям полетной программы. В навигационной карточке данный сектор не числится закрытым, и я готов принять эскорт до его границ. Сейчас веду запись разговора, которая в случае активации оружейных систем с целью нанести вред моему кораблю, будет отправлена пакетной передачей в Промышленною Компанию Сатари. Также в связи с получением угроз отправки штурмовой группы, если в течение двух минут вы не идентифицируете себя, начну передавать сигнал «22-12».

Сигнал «22-12» согласно кодировке, принятой в галактическом сообществе, означал сигнал бедствия, где первые две цифры обозначали опасность жизни экипажа, а вторая пара расшифровывалась как нападение пиратов.

Сидящий на своем кресле Коул во время того, как Горс говорил, эмоций особо не скрывал - с покрасневшим от волнения лицом он хватал воздух ртом как рыба, пытаясь что-то сказать, а капитан грузовика между тем, закончив, вернулся к рассматриванию своих ногтей. Последовала долгая пауза - секунд десять, и Коулу за это время показалось, что перед глазами вся жизнь промелькнула. Вдруг аварийное свечение в рубке мигнуло - из красного превратившись в приглушенное оранжевое, и почти сразу же раздался вызов, но на связи сейчас был уже другой человек.

- Вояжер, здесь старший офицер связи корвета Ниллан, как слышите меня, ответьте.

- Ниллан, здесь командир транспортного судна Вояжер, слышу вас хорошо.

- Вояжер, согласно директиве оперативного командования Флота под номером DS-5023 данный сектор является закрытой территорией. Передаю координаты и, пользуясь властью офицера имперского флота, приказываю следовать в указанную точку пространства на первой космической скорости для проведения досмотра.

- Ниллан, координаты принял, ложусь на заданный курс, - произнес Горс, потянувшись к пульту управления, удовлетворенно выпятив нижнюю губу.

Старший офицер связи фрегата оказался неглупым парнем - первым делом активировав имперский идентификатор - это можно было понять по тому, что красный сигнал в рубке сменился на оранжевый, а после быстро и грамотно все объяснил. Правда Горс не сомневался, что номер директивы офицер придумал сходу, но проверить этого никак нельзя - доступа к данным флота у простого коммерческого пилота нет. Тем более неглупым офицер оказался, потому что не стал следовать самым простым путем - аппаратура имперского фрегата, если он вышел на расстояние устойчивой голосовой связи без проблем позволяла заглушить все системы связи транспорта, и вести после разговор с позиции силы. Но такое казалось бы простое решение могло принести офицеру лишнюю головную боль в виде внеплановой проверки действий после того, как Горс передал в службу безопасности Компании, как следовало по инструкции, запись о действиях офицерах имперского флота в отношении транспорта Компании. Где, как известно, при необходимости очень скрупулезно относились к следованию галактических норм и правил перевозок.

- Лэр...  Горс, зачем? - когда Вояжер с черепашьей скоростью следовал в указанную точку, смог наконец-таки выдавить из себя Коул.

- Чтоб неповадно было, - пожал плечами Горс, - тот щенок обозначил, что мы захвачены оружейными системами, не включив имперский идентификатор, а после еще подождал пока мы тут обосремся от страха и лебезить перед ним начнем. Наверное, он удивился, - не удержался и усмехнулся Горс, представив, что сейчас выслушивает оператор, вынудивший вмешаться в разговор старшего офицера.

Лицо Коула в этот момент перекосило гримасой от объяснений Горса. Причем не сколько от их смысла,  сколько от того вида, как они были поданы: интер, официальный язык на котором общалось галактическое сообщество, был мягким языком - в нем практически не было ругательств, только обтекаемые определения. Несмотря на то, что в основном в галактике общались на интере, во многих крупных государствах были и свои языки, к примеру, кали и гартенийский, распространенные в Конфедерации, не говоря уже о множестве наречий более мелких галактических государств. Коул, закончивший академию коммерческих пилотов с допуском, позволявшим ему межсистемные полеты, знал основные языки государств на границе Империи - в течение учебного курса они были напрямую загружены ему в память через нейросети. Но не имея привычки пользоваться ненужными ему знаниями, в структуру языков он не вникал, а услышав сейчас незнакомые до этого слова прекрасно осознал их значения, именно поэтому и морщился - Горс, объясняя ему свое поведение, в сказанной на интере фразе вставил несколько словечек на кали, так что Коул понял весь негативный оттенок определений. В Империи так общаться было не принято - за подобные оскорбления личности вполне можно было попасть под серьезные административные санкции.

Все то время, пока достигший нужной точки Вояжер сканировался системами, так и не объявившегося в поле зрения корвета, Коул молчал, пытаясь продумать свою дальнейшую линию поведения с капитаном транспорта. Больше с ним в рейсы он желания отправляться не имел, и теперь думал, как бы потактичнее об этом заявить.

 После проведенного сканирования Вояжер получил новые координаты и разрешение двигаться на третьей космической скорости, устремившись в следующую точку маршрута, координаты которой были получены от предельно нейтрального в общении старшего офицера связи имперского корвета.

Через несколько часов Коул, с открытым ртом взирая на обзорные экраны, где появилась громада неизвестного корабля, уже забыл о своих мыслях. По мере приближения, махина крейсера начинала уже заслонять собой все вокруг.

- Его Величества крейсер Клио, флагман Одиннадцатого Флота, - заметив расширенные глаза пилота-стажера, произнес Горс.

- Э... лэр Горс, а откуда вы знаете? - Коул бросил взгляд на пустой навигационный экран - военные корабли имперского флота, когда не хотели этого, системами поиска не распознавались.

- Как можно не узнать эту старую калошу, - заставив Коула в очередной раз сморщиться, произнес Горс, рассматривая очертания знакомого силуэта.

Крейсер Клио был действительно старым, даже по меркам не военного, а коммерческого флота. Хотя триста семьдесят лет назад, после того как он покинул стапели верфи, это был один из самых технически совершенных крейсеров в обозримой галактике. Но годы шли, появлялись новые технологии, Клио постепенно модифицировался и перестраивался. Одна из масштабных и системных модификаций произошла тогда, когда с крейсера демонтировали большую часть пусковых установок ракет главного калибра, не став менять их на новые - двигатели крейсера уже не могли обеспечить ему достаточную маневренность для действия в ударных соединениях. Освободившееся место заняли ангары, где разместилось тактическое крыло из двух эскадрилий истребителей и трех звеньев межсистемных перехватчиков. Так Клио из ударного крейсера первой линии превратился в авианесущий корабль второй. После этого Клио нежелательно было действовать в одиночку - при встрече с противником схожего класса шансы на успех были невелики, а в Империи всегда пытались избежать ненужных потерь, вступая в схватку только на более выигрышных условиях. Естественно, при закреплении в постоянном составе эскадры требования к сроку автономности Клио были серьезно уменьшены, и освободившееся после очередной перестройки площади вместо складов топлива и боеприпасов заняли жилые отсеки, где могла разместиться почти дивизия пехоты или бригада космодесанта.

Годы модификаций не оставили без изменений и внешний облик Клио - меняющиеся технологии поиска и обнаружения, а также новые системы противоракетной обороны заставляли периодически менять старые системы крейсера, что влекло за собой пристройку новых модулей, портящих когда-то строгие и четкие линии обводов корпуса. Еще и расширяя возможности по палубному базированию истребителей и перехватчиков, на пустотной верфи кораблю срезали часть днища и пристроили огромный, пузато-уродливый дополнительный модуль, в котором разместили еще два тактических крыла.

Вот так постепенно, через почти четыре сотни лет Клио из хищного, современного ударного крейсера превратился в большой, неуклюжих очертаний  корабль поддержки, на котором уже базировалось три тактических крыла, батальон космодесанта, три роты мобильной пехоты миротворческих сил, модули пустотных мастерских и отдельный ремонтный эскадрон. Плюс ко всему, на Клио до сих пор наличествовали оружейные системы, с помощью которых можно было растереть в порошок любого противника. Если тот, конечно, зависнет в пустоте, не предпринимая попыток сопротивления. В общем, получился идеальный штабной корабль. Именно поэтому Клио и стал флагманом Одиннадцатого Флота, а именование крейсера носил до сих пор только из уважения к памяти своего славного боевого пути.

Вышедший на связь диспетчер Клио скинул Вояжеру координаты для стыковки, и транспорт направился в указанном направлении, приближаясь к одному из длинных лучей стыковочных шлюзов. Клио и так умел - находясь в состоянии покоя, чтобы не грузить очередностью вылета-посадки ворота палуб базирования тактических крыльев, во все стороны выкидывались щупальца внешней стыковки - значительно ускорявшие процесс дозаправки баков и систем вооружений, да и дезактивация ангарам не требовалась после грязно-радиоактивного выхлопа палубной авиации.

Вот только вместо ряда однотипных хищных истребителей и перехватчиков у рукава шлюза, к которому направлялся Вояжер сейчас, места были заняты вереницей разномастных транспортов, красиво переливающихся жгутами молний - сбрасывалось статистическое напряжение. Невиданное разнообразие - виднелись небольшие грузовики  типа «Вояжер» или «Курьер», контейнеровозы, мелькали транспортные корабли космофлота, виднелось даже два пассажирских лайнера. А поодаль, у рукава другого шлюза, виднелось три мастодонта предназначенные для перевозки кораблей тактической авиации. Глядя на это столпотворение, Горс произнес несколько фраз на неизвестном языке, причем в его интонациях сквозила высшая степень удивления.

- Вот это ничего себе компания собралась, - добавил он чуть погодя на интере, в ответ на вопросительный взгляд Коула.

Действительно, транспорты помимо типовых различий, пестрели еще и разными опознавательными идентификационными знаками - виднелись эмблемы Сатари, Пятой Ресурсной и ТКН, а чуть дальше Коул заметил корабли Адели и МедТеха. Причем если первые три были имперскими государственными корпорациями, то Адели и МедТех являлись полностью частным капиталом, хотя и работали в основном по контрактам имперских тендеров, в большинстве флотских, армейских или департамента дальних миров. Адели специализировалась на установке связи, в том числе с нуля, работая больше по окраинным системам. В МедТехе же, как несложно догадаться, преобладало медицинское направление, в том числе и бионика, вот только сама корпорация сейчас переживала нелегкие времена. Со времени начала восстания умников, когда огромная часть мощностей и технологий оказалась во враждебных руках - основные институты МедТеха располагались в мирах Эдама, наряду с Дикими мирами больше всего пострадавшими от восстания.

- Так, куда-то мы все вместе двинем, судя по всему, - негромко себе под нос произнес Горс между тем. - Вот только куда? - добавил он чуть погодя.





Забайкальский край, Борзинский район Мобильная база подготовки E0077 | Стэн. Гвардеец Его величества | Седьмой сектор Пограничного пояса, Звездная система N7014, Крейсер Клио