home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



III. Путь в революцию

После Февральской революции 1917 года В. И. Чапаев прочно встал на политическую платформу партии большевиков. Деятельность Василия Ивановича продолжалась вдали от фронта, но в гуще солдатских масс гарнизонов Поволжья — в Аткарске, Вольске, Саратове и затем в Николаевске.

В гарнизонах Казанского военного округа весть о свержении царского самодержавия была встречена солдатскими массами восторженно. 2–4 марта на сторону революции перешли запасные полки Саратовского, Самарского и других крупных гарнизонов. Солдаты вместе с рабочими, студентами и другими слоями населения вышли на многотысячные демонстрации. Не дожидаясь законов об амнистии борцам против царизма, народ сам освобождал из тюрем политических заключенных. Солдаты отстраняли от должностей ненавистных генералов и офицеров, известных своей жестокостью, а также активных участников карательных экспедиций против крестьян. В марте 1917 года в гарнизонах Поволжья было отстранено от должностей и арестовано около ста генералов и полковников[139].

Началась борьба за демократизацию армии. В гарнизонах создавались Советы солдатских депутатов. По инициативе солдат избирались ротные, батальонные, полковые комитеты, ограничивавшие власть командования.

В Саратове в 90-м пехотном полку 14-й запасной пехотной бригады, куда прибыл для дальнейшего прохождения службы Василий Иванович Чапаев, насчитывалось около 9 тысяч солдат и офицеров и более 5 тысяч прикомандированных выздоравливающих (так называемых «эвакуированных») солдат[140]. В 91-м и 92-м запасных полках этой же бригады — соответственно 8 и 10 тысяч человек.

Воинские казармы были переполнены. В. И. Чапаев был фельдфебелем одной из двух рот, размещенных, по причине отсутствия мест в казармах, в театральном здании теперешней Саратовской филармонии, и жил при роте, в правом крыле здания, в угловой комнате второго этажа. Солдаты размещались на деревянных нарах, оборудованных на балконе[141].

Большевики Саратова с первого дня революции обратили особое внимание на работу среди солдат гарнизона. 3 (16) марта, несмотря на запрещение командования, они проникли в казармы и убеждали солдат примкнуть к Совету рабочих депутатов, послать туда своих представителей. Саратовский Совет рабочих и солдатских депутатов 30 марта уже имел 144 представителя от гарнизона[142]. Была организована военная секция Совета.

Большевики вели политическую работу среди солдат, распространяли свою газету «Социал-демократ». В конце апреля в гарнизоне была создана Саратовская военная организация РСДРП(б), работой которой руководил член Саратовского комитета большевиков В. П. Ан-тонов-Саратовский[143]. В своей деятельности военная организация целиком подчинялась партийному комитету, ставила задачу вести пропаганду социализма «везде, где только можно»[144]. Лозунги большевиков о войне и мире, об отношении к буржуазному Временному правительству находили отклик в сердцах солдат, привлекали их к ленинской партии. К июню 1917 года в Саратовской военной организации было уже 400 большевиков[145].

Саратовская военная организация РСДРП(б) находила поддержку со стороны солдат, прошедших фронтовую закалку. По поручению большевиков Чапаев, как заслуженный фронтовик, часто выступал на митингах и собраниях, которых в то время было предостаточно. Практически в период двоевластия он проводил в своей деятельности линию большевиков в военных вопросах. Когда Временное правительство в апреле 1917 года заявило о войне «до победного конца в полном согласии с союзниками»[146], Василий Иванович занял ясную антивоенную позицию.

Будучи наездом в Балакове, выступил там на митинге против войны[147]. Когда же правительство Керенского летом 1917 года организовало наступление на фронте, он возглавил оппозицию солдат своей роты против посылки их в действующую армию.

В Саратовском гарнизоне неповиновение охватило целые полки. 12 июня собрание представителей ротных и полковых комитетов 90-го и 91-го полков, несмотря на призывы соглашателей[148], вынесло решение не отправлять солдат на фронт[149]. Бывшие участники боевых действий, отказываясь воевать за интересы империалистов, предъявили военной секции Саратовского Совета рабочих и солдатских депутатов требование: на фронт посылать прежде всего людей, еще не нюхавших пороху, работавших в тыловых военных учреждениях. На этой почве произошел серьезный инцидент. 8 июля 90-й полк под видом учений был выведен из города, а тем временем юнкера Саратовской школы прапорщиков изъяли из полкового склада и вывезли к себе все боеприпасы (патроны, гранаты и др.). Узнав об этом, фронтовики, предвидя, что их скоро силой оружия заставят выехать в действующую армию, подняли полк, захватили школу прапорщиков и вернули боеприпасы. Конфликт был улажен с участием представителей штаба Казанского округа и Казанского военно-окружного комитета. К 14 июля военная секция Саратовского Совета выявила в тыловых учреждениях 1647 человек, еще не бывавших на войне, и решила заменить их фронтовиками[150]. Такая решительная борьба фронтовиков за свои права поднимала их авторитет в гарнизоне.

Василий Иванович скучал по детям. Очевидно, поэтому он летом 1917 года на месяц взял к себе из Балакова сына Александра. Жили в казарме. Младшего Чапаева солдаты баловали незатейливыми гостинцами из домашних посылок. Что же запомнилось мальчику из взаимоотношений отца с солдатами? Василий Иванович весь день проводил обычно с ними, обучая их военному делу. Но малолетнему сыну казалось, что отец на них резко покрикивал. Что тут происходило и к чему — Александр Чапаев оценил, когда уже сам стал взрослым и военным человеком.

Ему запомнилось еще и такое. В перерывах, во время «перекуров», солдаты обступали Василия Ивановича, оживленно разговаривали, шутили. Вечерами собирались в пустом партере театра, который являлся и местом построений солдат, и много говорили. Со сцены произносились горячие речи. Иногда солдаты пели под гармошку и плясали. Во всем этом принимал участие Чапаев.

Надо думать, что Василий Иванович пришелся солдатам по душе. Сам он был таким же, как они, из той же среды, понимал их нужды и запросы, имел с ними общие интересы и отдавал им всего себя.

Поэтому, когда к концу лета ротам предстояло убыть на фронт, солдаты обеих рот хотели, чтобы Чапаев был их командиром. Но Василий Иванович был направлен в г. Николаевск Самарской губернии (ныне г. Пугачев Саратовской области) в 138-й запасный пехотный полк.

Во время Февральской революции 138-й запасный полк встал на сторону восставшего народа. Большая часть солдат стояла за поддержку партии большевиков. Был создан Совет солдатских депутатов Николаевского гарнизона под председательством большевика Вениамина Иосифовича Ермощенко, члена партии с 1909 года. Накануне Февральской революции он служил солдатом в 11-й роте этого полка. О себе Вениамин Иосифович однажды сказал: «Я — рабочий шахтер, взят, как „неспокойный“, на службу. Это в виде наказания. Был свидетель в 1913 году расстрела рабочих шахтеров на юге в мае месяце»[151].

Созданным в Николаевском гарнизоне Советом солдатских депутатов командир 138-го полка полковник Соколов 21 марта 1917 года от должности был отстранен и арестован, вместо него командиром полка выдвинут подпоручик Степанов. Были избраны ротные и полковой комитеты. Солдаты активно участвовали в аресте полицейских и жандармов, в мобилизации их в армию. Под нажимом солдат военный комитет Николаевского гарнизона 24 апреля запросил исполнительное бюро Казанского военно-окружного комитета срочно возбудить перед командующим округом ходатайство об отправке из Николаевска на фронт 250 полицейских, взятых в войска. Ходатайство было удовлетворено[152].

Но реакция не бездействовала. Во время перевыборов полкового комитета реакционерам удалось с помощью эсеров и меньшевиков протащить в него своих представителей. Комитет попал под влияние реакционного офицерства полка. С целью компрометации и упразднения Совета солдатских депутатов Николаевского гарнизона полковой комитет 25 мая созвал общее собрание офицеров. Собрание решило возбудить ходатайство перед начальником 50-й запасной пехотной бригады, в которую входил полк, об откомандировании всех офицеров на фронт, так как «ввиду создавшегося в полку положения работа офицеров стала совершенно невозможной».

Совет солдатских депутатов Николаевского гарнизона, не возражая против отправки офицеров на фронт, на заседании 3 июня решил послать начальнику 50-й запасной пехотной бригады и Казанскому военно-окружному комитету категорический протест против заявления офицеров полка о каком-то исключительном положении, при котором офицерам работать невозможно. «Никакого исключительного положения в полку нет!» — говорилось в протесте, посланном за подписью Ермощенко[153].

В качестве одной из первых принятых командованием мер командиром полка назначался полковник Вернер. Но Николаевский Совет солдатских депутатов на заседании 9 июня, рассмотрев вопрос о назначении командира полка, постановил: «1. Отстаивать выборность командного состава, 2. Убедительно просить Казанский военно-окружной комитет и военного министра утвердить командиром 138-го запасного пехотного полка подпоручика Степанова, избранного Советом солдатских депутатов на эту должность 21 марта, вполне достойного занять этот пост и уже командующего полком 3 месяца»[154].

Полковник Вернер назначен не был, продолжал временно командовать подпоручик Степанов, но и на его утверждение согласия не было.

Чтобы ослабить большевистское влияние, командование при поддержке меньшевиков и эсеров отправляло большевистски настроенных солдат, унтер-офицеров и офицеров на фронт, где готовилось наступление. В пути следования ими вывешивались лозунги: «Долой войну!», «Вся власть Советам!».

Взамен отправленных на фронт в Николаевск присылались ограниченно годные фронтовики, преимущественно георгиевские кавалеры. Устраивались в полк тылового гарнизона за взятки и сынки привилегированных слоев населения — богачей, помещиков, кулаков, духовенства.

Прибыл из Саратова в полк В. И. Чапаев и был назначен фельдфебелем 4-й роты. С первых дней пребывания в полку он повел себя активно. Близко сошелся с руководителями николаевских большевиков. Вскоре солдаты избрали его председателем ротного комитета, а затем и членом комитета полка. Факт избрания Чапаева в солдатский комитет знаменателен. По свидетельству одного из авторов книги Я. А. Володихина, служившего в то время в 4-й роте, некоторые солдаты других подразделений приходили к ним в роту посмотреть, что это за фельдфебель прибыл, который в полковом комитете защищает их интересы.

Это было время, когда большевики повсеместно собирали силы, готовили рабочих, крестьян, солдат и матросов к штурму власти помещиков и капиталистов. В мае 1917 года в Николаевске была создана общегородская большевистская партийная организация, избран ее комитет[155]. Организация росла так быстро, что получила возможность послать своего делегата В. И. Ермощенко на VI съезд партии с правом совещательного голоса. Ко времени открытия съезда в Николаевской организации насчитывалось 250 человек[156].

Проходивший в Петрограде с 26 июля по 3 августа 1917 года VI съезд РСДРП(б) нацелил партию на вооруженное восстание, на социалистическую революцию. ЦК партии большевиков от имени съезда обратился с призывом к рабочему классу, солдатам и крестьянам России готовиться к новым битвам, копить силы[157]. Выполняя указания съезда партии большевиков, Николаевский комитет РСДРП(б) проводил большую работу в городе, уезде и гарнизоне, вовлекая в свои ряды новых борцов.

В первой половине сентября в Николаевск прибыл вновь назначенный командир полка подполковник Отмарштейн. Зная положение в полку и видя сочувствие значительной части солдат большевикам, он решил, с одобрения и при поддержке эсеро-меньшевистской части полкового комитета, лично выступить перед солдатами. На гарнизонном собрании 14 сентября, обрисовав обстановку, из которой были сделаны выводы о необходимости продолжения войны, подполковник Отмарштейн призвал к верной службе в интересах России. В заключение, как командир полка, выразил надежду, что все воины в этом стремлении будут едины, и предложил высказаться по затронутым вопросам, выразить свое единодушие. Наступила неловкая тишина. Но вот кто-то поднял руку и слегка окающим волжским говорком попросил слова. К президиуму вышел среднего роста, сухощавый и подтянутый, с усами, георгиевскими крестами фельдфебель. На вопрос председательствующего о его фамилии ответил: «Чапаев». Он выступил против продолжения империалистической войны, против поддержки Временного правительства, требовал не признавать командира полка — ставленника Временного правительства. Смелое выступление Чапаева произвело на солдат огромное впечатление[158].

Возможность такого открытого выступления была обусловлена тем, что в полку большевики имели сильное влияние.

Николаевский комитет РСДРП(б) письмом от 20 сентября 1917 года потребовал от всех парторганизаций взять на учет все революционные силы и подготовиться к вооруженному захвату власти[159].

В это напряженное время, когда Коммунистическая партия взяла курс на вооруженное восстание, готовилась к решающим боям, собирала силы на штурм капитала, 28 сентября 1917 года В. И. Чапаев вступил в ее ряды[160] и служил ей честно до конца своей жизни, как солдат революции.

Так логично завершилось последовательное, неуклонное движение Чапаева к партии большевиков, длившееся ряд лет. На этой стезе ему встречались агитаторы разных партий, но они не сбили Чапаева с революционного пути. Ни к каким мелкобуржуазным течениям он не примыкал, ни в каких партиях, кроме коммунистической, никогда не состоял. Здесь сказалась твердость его убеждений, как рабочего человека, испытавшего на себе все трудности, лишения и угнетение со стороны эксплуататорского режима.

Быстро рос авторитет большевиков. 13 ноября была создана Николаевская военная организация РСДРП(б)[161]. На выборах исполнительного комитета Совета солдатских депутатов Николаевского гарнизона 15 октября 1917 года большевики получили 13 мест из 16. Проходила большевизация солдатских комитетов.

В октябре 1917 года В. И. Чапаев был послан Николаевским комитетом РСДРП(б) в Заамурские полки[162] одного из армейских корпусов Юго-Западного фронта для агитации против продолжения империалистической войны, за выступление под знаменем большевистской партии на решительную схватку с буржуазией. С возложенной на него задачей он справился успешно, о чем потом лаконично, буквально двумя словами написал: «Кончилось победой»[163]. По возвращении он, по предложению большевиков, был делегирован гарнизонным собранием на II окружной съезд Советов солдатских депутатов в Казань.

Съезд, открывшийся 14 ноября, принял решение о демократизации и коллегиальном управлении войсками округа, о введении выборности комсостава вплоть до командира полка и др.[164]

Пульс биения сердца партии в Петрограде все время хорошо прослушивался и здесь, в Заволжье. С падением Временного правительства 28 октября в Николаевске был создан Революционный комитет, который поставил вопрос о передаче власти Советам[165].

Исполком уездного Совета крестьянских депутатов, состоявший преимущественно из эсеров, растерялся. 29 октября вынес решение о нейтралитете, а 31 октября, придя в себя, постановил решительно осудить действия большевистского ревкома и обратиться с апелляцией к крестьянству уезда[166]. Правые эсеры вышли из состава исполкома Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, чтобы начать открытую борьбу против Советской власти[167]. Они нашли поддержку со стороны единомышленников — офицеров и части полкового комитета Николаевского гарнизона.

Николаевский ревком, со своей стороны, постановил арестовать уездного комиссара Временного правительства помещика Медведева, отстранить от должности командира 138-го запасного пехотного полка подполковника Отмарштейна и назначить на должность командира полка В. И. Чапаева, отозвав его с окружного съезда Советов солдатских депутатов. Члену ревкома И. Н. Демидкину было поручено немедленно приступить к созданию при ревкоме Красной гвардии[168].

В течение трех дней добровольцами в Красную гвардию вступили 90 человек. Начальником красногвардейской дружины был назначен И. Н. Демидкин, военным руководителем ревком утвердил В. И. Чапаева.

В конце ноября на II уездном съезде Советов крестьянских депутатов разгорелась острая борьба по вопросу о власти. Делегаты-большевики одобряли переход власти к Советам и действия рабоче-крестьянского правительства. Делегаты-эсеры и кулаки не хотели признавать Советскую власть, требовали передачи власти Учредительному собранию. 28 ноября голосовалось две резолюции. Из 117 делегатов за резолюцию большевиков голосовали 57, а за резолюцию эсеров — 60 делегатов. Ввиду того, что голоса разделились примерно поровну, съезд решил прекратить работу, делегатам съезда разъехаться по местам, провести собрания по селам, волостные съезды, референдумы для определения, кто за Советскую власть, а кто за Учредительное собрание[169].

ЦК партии большевиков постоянно интересовался событиями в г. Николаевске. В письме Николаевской военной организации РСДРП(б) от 6 декабря 1917 года запрашивалось: «Перешла ли власть в руки Советов? Как идет борьба с Дутовым? Как проводите в жизнь декреты?.. Как шла… работа по выборам в Учредительное собрание? Каково отношение к декрету о кадетах?» А в письме Николаевскому комитету РСДРП(б) ЦК партии хотел выяснить уже другие вопросы: «Как велико ваше влияние на уездный исполнительный комитет Совета и как велика ваша фракция в нем? Каково соотношение сил с соц. — революционерами? Есть ли в их среде правые и левые? Каково распределение сил между ними? Сколько меньшевиков?..» и т. д.[170] Такая связь с ЦК партии помогала ориентироваться в событиях, видеть основные задачи.

В. И. Чапаев, прибыв с Казанского окружного съезда, согласно решению ревкома вступил в командование полком. Однако прежний командир полка решение ревкома считал неправомочным. Саботировали также офицеры штаба полка и эсеры из полкового комитета. Василий Иванович действовал вопреки им и помимо них. Решение вопроса, кому быть командиром, ускорили события. В Николаевск прибыл член исполкома Саратовского Совета Блинов. Он сообщил об угрозе Царицыну со стороны войск генерала Каледина и о необходимости военной помощи. Николаевский ревком и Совет солдатских депутатов 13 декабря созвали общегарнизонное собрание, на котором было решено объявить полк на военном положении, привести его в боевую готовность и выступить на помощь Царицыну не позднее 17 декабря, отстранить от командования полком бывшего подполковника Отмарштейна, утвердить командиром В. И. Чапаева, вновь избранному командному составу немедленно приступить к работе[171]. Решением гарнизонного собрания сопротивление в полку было сломлено. С одобрения ревкома проводились удаление офицеров, реакционно настроенных элементов и демобилизация солдат старших возрастов.

Не желая мириться с действиями большевиков, стремясь не потерять своего влияния в массах, эсеры 16 декабря 1917 года созвали III уездный крестьянский съезд, решения которого предполагали противопоставить действиям ревкома и Совета солдатских депутатов. Но большевики в самом начале съезда захватили инициативу. Председателем президиума съезда был избран большевик Ермощенко.

Василий Иванович Чапаев. Очерк жизни, революционной и боевой деятельности

Вениамин Иосифович Ермощенко — донецкий шахтер, солдат 138-го запасного пехотного полка, руководитель организации большевиков и председатель исполкома Николаевского уездного Совета.


На первом же заседании съезд принял решение признать Советскую власть, одобрить советские декреты о земле и мире. Группа правых эсеров и кулаков ушла со съезда.

На вечернем заседании 17 декабря съезд заслушал доклады В. И. Чапаева и П. И. Далматова о создании Красной гвардии в уезде и об уставе Красной гвардии. Одобрив проводимую демобилизацию старших возрастов, съезд постановил: ввиду демобилизации солдат Николаевского гарнизона немедленно приступить к созданию Красной гвардии, утвердить устав Красной гвардии.

На следующий день (18 декабря) состоялось совместное заседание делегатов съезда и Совета рабочих и солдатских депутатов. В. И. Чапаев был в составе президиума. Заседание утвердило создание Николаевской уездной трудовой социалистической коммуны[172], избрало совет народных комиссаров этой коммуны в составе 15 человек во главе с В. И. Ермощенко. В состав совнаркома был избран и В. И. Чапаев[173]. Николаевский совнарком 20 декабря объявил, что высшей политической и законодательной властью в уезде является Совет рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, а его исполнительным органом — уездный совет народных комиссаров[174].

Таким образом, в Николаевске и Николаевском уезде с 16 по 20 декабря 1917 года произошли события, завершившие острую политическую борьбу всего предшествовавшего периода: III уездный крестьянский съезд, работу которого возглавили большевики, признал Советскую власть и одобрил ее декреты о мире и земле; был создан Совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов уезда; утверждено решение о создании новой вооруженной силы в лице Красной гвардии для защиты революции.

Во всем этом непосредственное и самое активное участие принимал В. И. Чапаев, который выступал на съезде и был избран в состав первого уездного органа Советской власти.


II. На фронте Первой мировой | Василий Иванович Чапаев. Очерк жизни, революционной и боевой деятельности | IV. Защищая власть Советов