home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



IV. Защищая власть Советов

Советская власть в Николаевске, несмотря на сопротивление уездной буржуазии, была установлена бескровно. Это стало возможным благодаря сильному большевистскому влиянию как среди рабочих, так и среди солдат Николаевского гарнизона, начальником которого был В. И. Чапаев, возглавлявший также и 138-й запасный пехотный полк. Николаевские большевики и шедшие за ними рабочие и крестьяне на собственном опыте убеждались, как важно иметь свою вооруженную силу. Однако, как и вся старая армия, 138-й полк по своему классовому составу не мог служить надежной защитой Советской власти в Николаевске и уезде. На армейской массе сказалось усиление классовой борьбы в стране. Интересы офицерства и кулацких элементов коренным образом расходились с интересами народа. К тому же основная масса солдат стремилась домой, к мирному труду, к земле, данной крестьянам Советской властью.

На дальнейшее требовалась иная, революционная вооруженная сила. И все же расформировать 138-й запасный полк сразу не удалось. Необходимость в нем диктовалась не только местными событиями. Свергнутая буржуазия подняла на борьбу с Советами донское и оренбургское казачество. Атаман Войска Донского царский генерал Каледин образовал на Дону контрреволюционное войсковое «правительство». Вскоре калединщина стала наиболее опасным очагом контрреволюции на Юге. «Вокруг Каледина, — писал В. И. Ленин, — группируются собравшиеся со всех концов России контрреволюционные элементы из помещиков и буржуазии»[175]. Захватив Ростов и Таганрог, Каледин начал готовиться к наступлению на Донбасс. 27 ноября власть в Оренбурге захватил атаман Дутов.

Совет Народных Комиссаров 8 декабря 1917 года опубликовал обращение «Ко всему населению» с призывом довести народное дело до конца и смести прочь преступных врагов народа[176]. Советское правительство мобилизовало силы для разгрома контрреволюционных мятежей. На Дон и на Южный Урал были направлены красногвардейские отряды из центра и ряда промышленных городов.

С установлением в Николаевске власти Советов Василий Иванович Чапаев с отрядом в 550 человек, состоявшим из наиболее надежной части солдат полка и красногвардейцев, незамедлительно отправился эшелоном по железной дороге на помощь Царицыну, против войск генерала Каледина. Вместе с отрядом выехали В. И. Ермощенко и другие большевики. Но участвовать в боях не пришлось: в связи с отпавшей угрозой Царицыну отряд вскоре возвратился в Николаевск. Совместными усилиями отрядов, прибывших из Самары, Иващенкова (ныне г. Чапаевск Куйбышевской области) и других городов, разгромлены были и банды Дутова. 18 января 1918 года в Оренбурге установилась Советская власть[177].

По возвращении из-под Царицына Василий Иванович продолжил прерванную выездом работу по расформированию полка и организации в уезде Красной гвардии.

Василий Иванович Чапаев. Очерк жизни, революционной и боевой деятельности

Чапаев — член исполкома Николаевского Совета, военный комиссар уезда (фото 1918 г.).


В Николаевске продолжало существовать уездное земство. Собрание большевиков совместно с большевистской фракцией уездного земского съезда приняло 7 января 1918 года решение о немедленном его роспуске. Земские деятели с этим не посчитались. 18 января Самарский губисполком опубликовал декрет о роспуске органов городского самоуправления, губернского, уездных и волостных земств[178]. Но и это решение не возымело действия. Наоборот, вечером 20 января уездная земская управа созвала «чрезвычайное» земское собрание, имевшее целью игнорировать декрет губисполкома и сорвать работу открывавшегося на следующий день IV уездного съезда Советов. Представители уездного совнаркома прибыли на собрание и объявили о его роспуске. Гласные отказались подчиниться. Поднялся невообразимый гвалт. Заседавшие повскакали с мест, двинулись к прибывшим, выкрикивали угрозы. Тогда в зал вошла вооруженная команда во главе с В. И. Чапаевым, и помещение было очищено[179].

21 января в Николаевске открылся IV объединенный съезд Советов. В. И. Ленин был избран его почетным председателем. Делегаты съезда приняли приветственное письмо Совету Народных Комиссаров Республики. Съезд объявил единственной властью в уезде Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, принял постановление о роспуске уездного и волостных земств, избрал руководящий орган уезда — совет народных комиссаров[180].

Первое его организационное заседание, на котором присутствовало 29 человек, состоялось 23 января. Председателем постоянного президиума совнаркома был избран В. И. Ермощенко, товарищами (заместителями) председателя — А. Г. Яковлев, Т. И. Бочкарев, секретарем — П. И. Далматов (все коммунисты), управляющим делами — левый эсер А. М. Барсков. Были созданы отделы (комиссариаты), из которых военный возглавили Бочкарев и Далматов, внутренних дел — Чапаев. Однако на второй же день военным комиссаром был назначен В. И. Чапаев, а комиссаром внутренних дел стал Т. И. Дмитриев[181].

Новому составу Николаевского совета народных комиссаров предстояло решать сложные задачи, и важнейшая из них — установление и укрепление Советской власти в уезде. Наиболее активная работа проводилась в этом направлении в селе Сулак, где уже в конце 1917 года возникла большевистская организация; 2 января 1918 года был избран сельский Совет, его председателем стал Михаил Липатов. В январе же организован Сулакский волостной Совет во главе с председателем С. К. Рязанцевым[182]. В последних числах января в Сулаке состоялся районный съезд Советов, избравший совет народных комиссаров района под председательством также С. К. Рязанцева. Военным комиссаром был избран И. В. Топорков. В состав Сулакского района вошло 20 сел и деревень обширного Николаевского уезда. В селе Перекопная Лука Совет создан 26 декабря, его первым председателем стал Илья Шикин. В начале января возник Совет в Малоперекопном под председательством Ф. К. Потапова. В Балакове 12 января общим собранием представителей города и волости был избран Совет во главе с председателем А. Г. Яковлевым. В Липовке волостной Совет возник 19 января, а несколько позже был избран и районный. В январе же были избраны Советы в Теликовке, Новозахаркине и других селах[183].

Центральный Комитет партии внимательно следил за приведением в жизнь декретов Советской власти. Одобряя действия Николаевского совета народных комиссаров, ЦК писал уездному комитету партии: «Приветствуем вас за то, что вы упраздняете земство и передаете все его функции Советам. Несомненно, и впредь вы должны вести ту же линию, но не прикрывать различные отрасли деятельности земства, а, напротив, расширять их и приближать к населению»[184].

Советизация деревни проходила в ожесточенной классовой борьбе. Потерпев поражение в Николаевске, местная буржуазия, думские и земские чиновники, контрреволюционное офицерство перенесли свои подрывные действия в села, где для этого имелась благоприятная обстановка, особенно в отдаленных районах уезда, граничивших с землями уральского казачества. В уезде были крупные помещичьи владения Ржанова, Мальцева, Зейферта, Балашова и других, многочисленные хозяйства сельской буржуазии — кулачества и довольно крепкого среднего крестьянства, находившегося под влиянием эсеров. В Балакове и других аналогичных пунктах господствовала торговая и промышленная буржуазия.

В итоге коренных изменений в деревне общедемократическая революция была доведена до конца. Помещичье землевладение было ликвидировано, трудящееся крестьянство получило землю, а бедняки — и некоторое количество скота и инвентаря из бывших помещичьих хозяйств.

Пролетарская революция в деревне углублялась. У кулачества изымалась превышающая установленную норму земля, часть скота и машин. Классовая борьба еще более обострилась. Кулачество, как многочисленный отряд сельской буржуазии, стало выступать против Советской власти.

Оперативно и успешно вели работу уездный комитет партии и Николаевский Совет. Они оказывали действенную политическую, организационную и хозяйственную помощь на местах, активизировали работу партийных ячеек, укрепляли Советы. В ходе аграрных преобразований росла численность партийных ячеек в уезде, повышалась их боевитость. 15 января состоялся уездный партийный съезд. К весне 1918 года количество партийных организаций уезда удвоилось и дошло до ста, в них состояло 2312 коммунистов[185].

Сельские коммунисты сплачивали бедноту в борьбе с кулачеством, направляли деятельность Советов. Но нередко случалось, что кулаки и их пособники пробирались в Советы и вели там подрывную работу. По этой причине в феврале 1918 года были распущены Порубежский, Рахмановский, Давыдовский, Любицкий, Клинцовский, Семеновский и некоторые другие волостные Советы. Новые составы Советов избирались после этого на собраниях бедноты[186].

В письме ЦК РСДРП(б) Николаевскому комитету партии говорилось: «…Приветствуем вас с вашей энергичной, плодотворной и разнообразной деятельностью. Если бы все организации работали так, как вы, то партия наша была бы несравненно более прочна и организованна. Особенно приветствуем вас за вашу планомерную работу в деревне…»[187].

Острейшая борьба разгорелась на продовольственном фронте. В январе 1918 года рабочим в Самаре была установлена дневная норма хлеба в 300 граммов, а в апреле — 100 граммов[188]. Кулаки прятали хлеб, скупали его у крестьян на местах, чтобы те не продавали его государству, а потом взвинчивали рыночные цены так, что рабочие, служащие и все городское население не могли его покупать. Хлеб в руках кулаков был главным и сильнейшим оружием в борьбе против Советской власти. Стремление кулаков задушить пролетарскую революцию голодом активно поддерживали эсеры и меньшевики.

Проводники и организаторы мероприятий Советской власти встречали яростное сопротивление промышленной и торговой буржуазии, кулаков и правых эсеров, всей контрреволюции. Враги пошли на организацию вооруженных банд и мятежей. Среднее крестьянство колебалось.

В операциях по подавлению контрреволюционных выступлений исключительную решимость и умение проявил В. И. Чапаев. Для борьбы с контрреволюцией на селе при волостных и сельских Советах создавались красногвардейские отряды. Так, при Сулакском Совете еще в первые дни 1918 года был создан под командованием И. В. Топоркова отряд Красной гвардии в 19 человек, получивший вооружение от уездного военного комиссариата. В январе отряд состоял уже из 70 человек и находился на казарменном положении. Всего в волостном (а затем и в районном) и в сельских отрядах Сулака было до 200 человек. Теликовский отряд под командованием П. Ф. Баулина в январе тоже имел около 200 человек. В январе же Брыковская волостная организация большевиков и волостной Совет решили организовать отряд Красной гвардии и обратились в Николаевский совет народных комиссаров с просьбой отпустить в распоряжение волостного Совета 50 винтовок с необходимым количеством патронов[189].

В начале 1918 года были организованы красногвардейские отряды: Горяиновский под командованием Степанова, Хлебновский — И. К. Бубенца, Новозахаркинский — И. С. Кутякова, Малоперекопновский (Студенецкий) — Ф. К. Потапова, Семеновский — С. Н. Потехина, Порубежский кавалерийский — П. А. Сурова. Несколько позже были организованы балаковские отряды С. П. Захарова и С. Д. Шкарбанова, а также другие. В Сулаке был создал штаб Красной гвардии, начальником штаба избран Г. С. Шустов.

В самом Николаевске имелась созданная еще при ревкоме красногвардейская дружина в 100 человек, основной состав которой размещался по своим квартирам. Но, кроме нее, уже в январе Василий Иванович организовал на базе 138-го полка добровольческий отряд в 250 человек (из них 40 конников) с содержанием на казарменном положении.

В разное время отряды имели различную численность, но со временем все они росли и крепли и стали впоследствии основой для формирования нескольких полков 25-й Чапаевской дивизии. Вербовка добровольцев и организация отрядов Красной гвардии производились на основе устава Красной гвардии, утвержденного III уездным крестьянским съездом. Основные его положения сводились к следующему: Красная гвардия создается на строго добровольных началах; добровольно вступивший в Красную гвардию может, когда угодно, из нее выбыть; Красная гвардия ставит своей задачей вести борьбу с контрреволюцией; ни один красногвардеец не должен требовать себе вознаграждения; все командиры дружин и отрядов Красной гвардии выбираются личным составом соответствующей части. Каждому члену Красной гвардии вменяется в обязанность: аккуратно посещать занятия и собрания; беспрекословно исполнять приказания командиров; заботиться о сохранности оружия, содержать его в чистоте и готовности. Начальники Красной гвардии в боевой обстановке должны сосредоточивать в своих руках руководство дружиной или отрядом. Будучи строго ответственными за все отданные приказания, начальники в критические моменты, как передовые бойцы, должны личным примером ободрять свою дружину или отряд Красной гвардии[190].

Вся организационная работа по созданию, вооружению, повышению боеспособности, а также руководство боевой деятельностью отрядов осуществлялись в уезде военным комиссаром В. И. Чапаевым.

Центральный Комитет партии, возглавлявший борьбу с контрреволюцией, в письме Николаевскому комитету РСДРП(б) 25 января 1918 года писал: «Совершенно правильно поступаете вы и относительно Красной гвардии и оружия, не давая ему распыляться и сохраняя его в распоряжении Советов; правы вы и проводя строгий контроль при приеме в Красную гвардию, чтобы постепенно очистить ее от тех элементов, которые не имеют ничего общего с партией, а скрываются под видом Красной гвардии от своих некрасивых поступков. Все сведения о Красной гвардии передаем в соответствующий отдел Комиссариата по военным делам»[191].

Красногвардейские отряды Николаевского уезда становились опорой Советской власти. Кулаки клеветали на большевиков, называли их «самозванцами», призывали убивать советских работников, оказывать противодействие «кучке Красной гвардии»[192].

В январе 1918 года вспыхнуло восстание против Советов в 140 километрах северо-восточнее Николаевска, в крупном селе Большая Глушица. Там кулаки расправились с местными активистами и объявили, что район Большой Глушицы Советской власти не подчиняется. По поручению Николаевского совнаркома В. И. Чапаев с частью отряда отправился туда. Восстание было подавлено. 26 января 1918 года Большеглушицкий волостной Совет сообщил, что четыре дня назад земская управа упразднена и все делопроизводство Совет принял на себя[193].

На заседании Николаевского совнаркома 24 января было заслушано внеочередное сообщение начальника военного отдела И. Н. Демидкина о беспорядках в Балакове, чинимых «Союзом фронтовиков». Обсудив сообщение, совнарком постановил: «Немедленно командировать в Балаково командира полка тов. Чапаева»[194]. Это было последнее поручение В. И. Чапаеву как командиру 138-го запасного пехотного полка. В дальнейшем полк в связи с полной демобилизацией его личного состава перестал существовать.

В тот же день Василий Иванович выехал в Балаково, где активизировались против Советов бывшие офицеры, организовавшие так называемый «Союз фронтовиков». Обстановка в городе сложилась тяжелая.

Если Февральская революция прошла для Балакова без осложнений, то Октябрь вызвал резкую реакцию сконцентрированной там торговой, сельской и отчасти промышленной буржуазии. Она не признавала созданного в Балакове Совета. Для его дискредитации в глазах населения враги широко использовали продовольственные и другие трудности. Заводы хозяева закрывали, заказов не поступало, рабочие остались без заработков. Приезжавших на базары крестьян контрреволюционеры подбивали на выступления против сдачи хлеба государству. Большую активность проявляло вернувшееся из старой армии реакционное офицерство.

В. И. Чапаев объявил о роспуске враждебного Советской власти «Союза фронтовиков», избравшего своим председателем заводчика Мамина, восстановил совместно с коммунистами и советскими работниками деятельность Совета в Балакове. Обстоятельно обговорил неотложные действия с младшим братом Григорием, незадолго до этого вернувшимся с фронта и избранным первым военным комиссаром Балакова. Вечером дома, у родителей, этот разговор между братьями продолжался до глубокой ночи.

Василий Иванович Чапаев. Очерк жизни, революционной и боевой деятельности

Григорий Иванович Чапаев — младший брат Василия Ивановича Чапаева.


За большеглушицким восстанием и балаковским выступлением белогвардейцев последовали мятежи в Марьевке, Хворостянке, Большой Луке и других селах. Восстанавливая и укрепляя Советскую власть, Василий Иванович арестовывал организаторов восстаний, накладывал на богатеев контрибуции деньгами, а чаще хлебом, который потом отправлялся эшелонами в Петроград и Москву[195]. Разъясняя населению сел и деревень контрреволюционную сущность выступлений, на которые их подбивают богатеи в своих корыстных целях, Чапаев призывал народ к укреплению власти Советов, вселял в людей уверенность в будущем.

Из бедноты военный комиссар организовывал красногвардейские отряды. Вооружал их отобранным у восставших оружием, воодушевляя на борьбу с кулаками и белогвардейцами. Возвратившись в Николаевск, Василий Иванович докладывал совнаркому о результатах похода, о положении в селах и проделанной работе, о состоянии красногвардейских отрядов. В Совете знакомился с известиями о положении в уезде и стране, получал указания, отдавал необходимые распоряжения в отряды.

После выхода декрета об организации Красной Армии, подписанного В. И. Лениным, из николаевских отряда и дружины Красной гвардии был сформирован 1-й Николаевский батальон Рабоче-Крестьянской Красной Армии. Его первым командиром был избран В. И. Чапаев. Батальон разместился в здании бурсы (духовного училища). Василий Иванович в письме от 15 февраля 1918 года просил Николаевский Совет освободить помещение от посторонних: «В бурсе помещается социалистическая Красная Армия, а также находится склад оружия и взрывчатых веществ, где недопустимо быть посторонним лицам и ученикам, которые тесно связаны с контрреволюцией»[196].

Василий Иванович и тогда, и потом — никогда — не доверял служителям культа и обслуживающим их лицам. Не однажды арестовывал «духовных отцов» и конфисковывал их имущество — за шпионаж, за передачу церковных ценностей белогвардейским отрядам, за антисоветские проповеди.

1-й Николаевский советский батальон принял от 138 запасного пехотного полка вооружение, имущество, средства и взял на себя всю тяжесть нараставшей борьбы. Так было положено начало формированию в Николаевском уезде частей регулярной Красной Армии.

В середине февраля вспыхнул мятеж в Березове, в 30 километрах западнее Николаевска. Военный комиссар Судакского района И. В. Топорков и 8 человек красногвардейцев, проводившие в Березове собрание бедноты, были арестованы. Красногвардейские отряды, которые прибыли из Сулака и Малоперекопного для ликвидации беспорядков, были разбиты мятежниками. Воспользовавшись событиями в Березове и поражением красногвардейских отрядов, кулаки поднялись в Малоперекопном, в 8 километрах от Сулака. Восставшие убили красногвардейца Николая Майорова, охранявшего сельский Совет, и арестовали весь состав Совета. Николаевский совнарком потребовал прекратить контрреволюционные действия и освободить арестованных[197]. Для подавления восстания и на помощь Топоркову, другим арестованным выступил из Николаевска Чапаев с отрядом. Мятежники требованиям уездного Совета не подчинились. Действия подоспевшего с отрядом Чапаева были, как всегда, стремительны. Восстания были подавлены, Топоркова и других арестованных, сильно избитых, удалось освободить.

Докладывая Совету, Чапаев сообщил, что в Березове была настоящая война с хорошо вооруженной дружиной, руководимой бывшими офицерами. По его докладу 17 февраля 1918 года Совет постановил: открыть запись добровольцев в 1-й Николаевский батальон РККА, организовать вербовку добровольцев и формирование частей РККА в уезде, управление ими возложить на коллегию при военном отделе совнаркома в составе И. Демидкина, В. Чапаева, П. Ульянова и П. Санталова; просить Саратовский Совет об отпуске 10 пулеметов системы «Кольт», для получения пулеметов командировать в Саратов П. Ульянова; ассигновать 3 тысячи рублей для покупки оружия в Иващенкове; для получения оружия и боеприпасов командировать Т. И. Бочкарева[198].

Формирование подразделений регулярной Красной Армии путем местной инициативы проходило в обстановке нараставшего вооруженного сопротивления сельской буржуазии, возглавляемой вернувшимися с фронта офицерами и правыми эсерами. Новое и основательно подготовленное восстание началось 27 февраля в Липовке, одновременно оно явилось сигналом для организованного выступления антисоветских элементов в других селах Липовского района. Под натиском кулацких дружин местный красногвардейский отряд отступил в Духовницкое. Липовский район оказался захваченным восставшими.

Получив об этом сообщение, Совет народных комиссаров Николаевского уезда 28 февраля принял решение организовать при Совете «Штаб охраны революции» для принятия в случае необходимости экстренных мер к подавлению контрреволюционных акций. Совет объявил Липовский район на военном положении и поручил созданному тут же штабу в составе Ермощенко, Дмитриева, Демидкина, Чапаева, Ульянова и Санталова немедленно принять необходимые меры. На подавление восстания был направлен с отрядом В. И. Чапаев, получивший большие полномочия. В приказе, изданном совнаркомом уезда, говорилось:

«Ввиду возникшего в Липовском районе Николаевского уезда явного контрреволюционного восстания, закончившегося убийством некоторых руководителей местных Советов, Совет народных комиссаров объявляет, что с 1 сего марта впредь до особого распоряжения Липовский район объявляется на военном положении. Для подавления контрреволюционного восстания мобилизуется вся Красная гвардия Липовского района.

Вся власть в этом районе принадлежит военному комиссару Чапаеву, командированному Советом для подавления восстания. Все вооруженные силы этого района подчиняются его распоряжениям, местные общественные и правительственные организации также обязаны беспрекословно подчиняться всем распоряжениям военного комиссара. Не подчиняющихся его требованиям, сопротивляющихся Советской власти немедленно арестовывать и под усиленным конвоем отправлять в Николаевск. Всех виновных в контрреволюционном восстании арестовывать и под усиленным конвоем доставлять в Николаевск, а сопротивляющихся и противодействующих — расстреливать…»[199]

В. И. Чапаев приступил к выполнению возложенной на него ответственной задачи немедленно. Прибыв на место, он объединил под своим руководством отряды Липовского района и решительными действиями подавил восстание, укрепил боеспособность местных красногвардейских отрядов. На мятежных кулаков и торговцев была наложена контрибуция, главным образом хлебом, так как продовольственные затруднения создали угрожающее положение.

Во время действий В. И. Чапаева в Липовском районе произошло восстание в Балакове[200]. Непосредственными организаторами его оказались бывшие офицеры. Восстание проводилось по заранее разработанному плану. Начальник штаба отряда Красной гвардии, находившийся в заговоре, распорядился вывести красногвардейцев из города под видом учений. Обезоруженный таким образом Совет утром 4 марта весь был арестован. К этому времени белогвардейцам предусмотрительно уже было выдано со склада обмундирование и оружие.

Изолировав Совет и обезопасив себя от красногвардейского отряда, мятежники развязали себе руки, обеспечили свободу дальнейших действий. Подготовившаяся к восстанию белогвардейщина хлынула к месту сбора, на Троицкую площадь. Накаляя атмосферу, разжигая страсти, восставшие призывали огромную толпу сбежавшихся обывателей и приехавших на базар крестьян к выступлению против комиссаров и Советов.

Тем временем рабочие заводов Мамина, Блинова, завода сельскохозяйственных машин и батраки, узнав об аресте членов Совета, направились к месту их заключения и потребовали немедленного освобождения, предупредив, что иначе перебьют охрану и разнесут здание. Охранявшие арестованных вынуждены были уступить. Рабочие сообщили освобожденным комиссарам о сборище на площади и убеждали туда не ходить, чтобы не попасть в руки озверевшей толпы. Григорий Чапаев с их доводами не согласился и, взяв с собой оставшихся в городе по различным причинам семерых красногвардейцев, отправился на площадь. Не мог он, коммунист и военный комиссар, допустить разгула контрреволюционных сил и отсиживаться в безопасном месте! На митинге он выступил с призывом не поддаваться на провокацию, не слушать богачей и белогвардейцев, подбивавших население к преступным выступлениям против Советов. Но договорить ему не дали. Разъяренная банда набросилась на пришедших, смяла и обезоружила красногвардейцев. Григория схватили за руки, а белогвардеец Мушонков выстрелил в него из винтовки в упор. Разрывная пуля вошла в основание шеи и, выйдя с противоположной стороны, вырвала верхнюю часть плеча. Григорий упал мертвым. Потом враги в бешеной злобе растерзали даже труп.

На городскую площадь Совет направил группу коммунистов и рабочих. Прибежавшие рабочие вступили в схватку с мятежниками. Поднялась стрельба, полетели ручные гранаты. Многотысячная толпа собравшихся хлынула врассыпную, дезорганизуя действия и увлекая за собой зачинщиков мятежа. Рабочие унесли тело Григория в здание Совета, где затем им пришлось обороняться от контрреволюционеров.

О восстании в Балакове было сообщено в Николаевск, в Сулак и другие Советы. Первым пришел на помощь балаковским большевикам и рабочим самарский продотряд А. А. Николаева[201], находившийся в селе Сухой Отрог, в 40 километрах от Балакова, За ним прибыли Алексей Рязанцев из Сулака с отрядом и Василий Чапаев из Липовского района. Мятежники, побросав оружие, спасались бегством, Мушонкову удалось скрыться. На балаковскую буржуазию была наложена контрибуция деньгами в 1,5 миллиона рублей и хлебом[202].

С большими почестями 7 марта хоронили военного комиссара Григория Ивановича Чапаева.

Василий Иванович Чапаев. Очерк жизни, революционной и боевой деятельности

Похороны Г. И. Чапаева — первого военного комиссара г. Балакова, зверски убитого во время белогвардейско-эсеровского восстания 4 марта 1918 г. В первом ряду, в центре — отец погибшего; слева от него — В. И. Чапаев; левее его М. И. Чапаев; далее с перевязанной головой, — председатель союза металлистов г. Балакова поляк В. И. Сечко, раненный во время восстания; крайний справа — С. П. Захаров.


Похороны превратились во внушительную демонстрацию решимости рабочих и бедноты бороться за Советскую власть, отстаивать завоевания революции. За гробом следовали Сулакский, Самарский, Теликовский отряды Красной гвардии и часть Николаевского батальона. Похоронен был Григорий Иванович на месте гибели.

Смерть брата была тяжелой утратой для Василия Ивановича и семьи. Однако он с не меньшей энергией продолжал выполнение своего служебного долга. Тут же из Балакова направил часть Сулакского отряда под командованием Якова Карпова для подавления восстания в селе Никольско-Казаково. С таким же заданием в город Баронск (ныне г. Маркс) был направлен отряд, составленный из части 1-го Николаевского батальона, во главе с Павлом Санталовым[203]. На себя Василий Иванович взял выполнение еще более ответственной задачи. Контрреволюционный отряд юнкеров перешел из Вольска на левый берег Волги, вторгся на территорию Николаевского уезда, ликвидировал в селах Советы, отбирал у населения хлеб и скот[204]. Сводный отряд под командованием Чапаева настиг юнкеров и нанес им поражение. Рассеявшиеся мелкие группы контрреволюционного отряда бежали за Волгу. Положение в селах, где побывали юнкера, было восстановлено. В Николаевск Василий Иванович вернулся только 22 марта, пробыв, таким образом, в рейде по уезду со времени выезда в Липовский район более трех недель.

Николаевский батальон и отряды Красной гвардии вели борьбу с контрреволюцией не только в Николаевском уезде, но и за его пределами. Так, 22 марта 45 человек из состава батальона были направлены в Самару[205]. По просьбе Совета Хвалынского уезда от 27 марта прислать 200 человек на помощь для учета и изъятия хлеба у кулаков был послан Теликовский отряд под командованием П. Ф. Баулина[206]. По выполнении задания отряд переброшен в город Кузнецк, в следующий уезд, для подавления восстания.

С января до двадцатых чисел марта В. И. Чапаев с отрядом буквально вдоль и поперек изъездил всю обширную, примерно в 30 тысяч квадратных километров, территорию Николаевского уезда. Его быстрые и решительные действия парализовали кулачество и белогвардейщину, вдохновляли на борьбу с ними население, особенно его беднейшую часть и батраков. Трудящиеся убеждались в прочности Советской власти и ее вооруженной силы. Имя Чапаева — организатора отрядов Красной гвардии, верного защитника Советской власти и интересов трудящихся — стало популярным среди рабочих и трудового крестьянства Заволжья. Обездоленные и обиженные искали у него помощи и защиты. Василий Иванович как коммунист, представитель власти Николаевского Совета и военный руководитель, делал все возможное тут же, на месте. Его знали как прекрасного организатора, талантливого и неустрашимого командира, наносившего неотразимые и сокрушительные удары контрреволюции.

Подавление восстаний всюду проходило при самом активном участии бедноты и батраков. Так. в Любицкой волости на волостном собрании было решено: «Всем встать, как одному, на защиту революции. Для правильного и опытного ведения военного дела и руководства товарищами избрать начальника Красной гвардии. Красногвардейцев разбить на десятки, во главе каждого десятка поставить выборного десятника»[207].

Рабочая и крестьянская молодежь стремилась попасть к Чапаеву в отряд. Особое уважение и большую любовь Василий Иванович завоевал у своих боевых товарищей— бойцов и командиров красногвардейских отрядов. Они ценили в нем безграничную преданность делу пролетарской революции и трудовому народу, светлый ум и кипучую энергию, инициативу, решительность и смелость, неукротимую волю к победе, большой боевой опыт и близость к людям. Как командир, Чапаев был всегда собран, подтянут, точен. Требовательный к себе, он требовал от подчиненных точного, беспрекословного выполнения приказов. В то же время постоянно заботился о снабжении, своевременном и всестороннем обеспечении и отдыхе воинов. Все эти качества располагали к нему соприкасавшихся с ним людей, связывали крепкими бескорыстными узами боевой дружбы. Поражала знавших Чапаева его исключительная честность. В денежном и вообще материальном отношении он был необычайно чистоплотен и до крайности щепетилен. В то боевое время, в 1918 году, контрибуции порой проводились без надлежащей отчетности. Василий Иванович никогда ценностей при себе не держал, не разрешал даже хранить золото, серебро и другие ценности в денежных ящиках отрядов, требовал незамедлительной отправки в уездное казначейство[208]. Лжи, в чем бы она ни проявлялась — в служебном и общественном деле или личной жизни, он не терпел. Если кому удавалось обмануть его хотя бы раз, даже в мелочи, этот человек навсегда терял уважение и доверие Чапаева.

В конце 1917 года Василий Иванович взял к себе живших в селе Березово вдову и детей своего погибшего товарища Петра Федоровича Камишкерцева, воевавшего вместе с ним в империалистическую войну. У Пелагеи Ефимовны Камишкерцевой были две малолетние дочери, у Василия Ивановича — трое детей такого же возраста. Семья собралась в Николаевске и поселилась в небольшом деревянном флигеле при доме бывшего владельца крупной водяной мельницы на реке Большой Иргиз Волковойнова[209].

Василий Иванович Чапаев. Очерк жизни, революционной и боевой деятельности

В этом доме в г. Николаевске в 1918 г. жила семья В. И. Чапаева. Ныне здесь Пугачевский государственный дом-музей В. И. Чапаева.


Василий Иванович в семье бывал мало, наездами, появлялся на несколько дней, а иногда и часов. Приезжал обычно не один, а с группой товарищей, среди них позднее бывали и раненые. Такие оставались в доме, лечились как и чем могли, подчас больше домашними средствами, и снова уходили в бой. Так, лечились в доме Чапаева одновременно командиры Иван Семенович Кутяков и Иван Константинович Бубенец. Квартира в такие наезды частенько превращалась в штаб и лазарет.

В быту Василий Иванович был предельно скромен. Кристально чистый и честный человек, он целиком отдавал себя служению революции, партийному и военному делу, не заботясь о своем благополучии. Известный уже командир, водивший в 1918 году сформированные им полки, Чапаев испытывал большие материальные затруднения[210]. Даже не имел средств заплатить за простенькую квартиру. «Находясь все время в рядах Красной Армии и защищая революцию, жить мне стало трудно, — писал он как-то исполкому Николаевского Совета, — так как средств у меня нет»[211]. Через год после поселения в городе, поздней осенью 1918 года, Василий Иванович перевез свою семью в село Клинцовка.

Вся боевая деятельность Василия Ивановича Чапаева в Николаевске и Николаевском уезде начиналась и проходила под непосредственным руководством уездного комитета партии большевиков и Николаевского Совета при самом активном участии с его стороны в их работе. В огне классовой борьбы, работая в партийной организации и совнаркоме под руководством стойкого большевика В. И. Ермощенко, В. И. Чапаев закалялся политически, проходил большую школу партийного воспитания, превращался в бесстрашного и преданного солдата революции, в признанного военного руководителя. Последующие события обусловили выход его деятельности далеко за пределы этого уезда.


III. Путь в революцию | Василий Иванович Чапаев. Очерк жизни, революционной и боевой деятельности | V. В походах на Уральск